Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года


Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

Эмили из эпизода Поручение нашлось. 9 марта 1629 года
Теодор – пока неизвестно

*

Guárdate del agua mansa – исп. В тихом омуте черти водятся

0

2

К Эжени Теодор зашел наутро после возвращения. Чему мадам Корде была явно не рада – верно, уже напридумывала себе невесть чего. Совместный приезд, что ли, и записку для кюре?

Теодор взбежал наверх, в спальню. Убедился, что мадам де Бутвиль не оставила после себя ни разгрома, ни чрезмерного порядка. Набросал несколько строк на чистом листке бумаги, свернул в узкую трубочку, сунул в ствол ее пистолета. И, улыбаясь, отправился к мэтру Патийо. С которого, возможно, надо было начать.

Аптекарь был знакомым – Теодор не раз покупал у него чернила, но по имени до сих пор не знал. И мэтр Патийо все еще казался удивленным, как будто никак не мог привыкнуть к тому, что знает одноглазого бретера по имени. Или к тому, что у него есть друзья – кто знает.

– Мадам Патийо могла бы… Если вы хотите, сударь… то мадам Патийо могла бы… для вашего друга… это. Готовить.

– Увы. Я уже договорился с Вольфом, – сказал бретер. Немец предупреждал, что аптекарша готовит «как для французских свиней». Проверять он не собирался. – Которая дверь?

Минуту спустя он уже стучался. Услышал мужской голос за миг до голоса мадам де Бутвиль и толкнул дверь.

– Бадремон. Какая неприятная неожиданность. Уверен, что вы со мной согласны. Доброе утро, дитя мое. – Он закрыл дверь и только тогда поправился: – Мадам.

+3

3

Эмили радостно обернулась. Она не ждала бретера так рано, и ждала других гостей, но не Бадремона же! Бадремону только что пришлось сказать, что денег пока нет, но он должен подождать, и мадам де Бутвиль приготовилась спорить и убеждать. Однако с господином де Ронэ и ей самой спорить было сложно, а Жюль-Сезар точно не сможет. И отправится ждать. Вот только господину де Ронэ не надо знать, как она собралась добыть деньги. А кто ему скажет?
- Вы уже вернулись?! - Эмили ненавидела, когда ее именовали «дитя мое», но сегодня готова была это простить. - Вы съездили удачно? Догнали Эжени?

+3

4

Жюль-Сезар залился краской и судорожно вцепился в эфес своей шпаги. Г-на де Ронэ он возненавидел с первого же взгляда, терпел только ради г-жи де Бутвиль и до сих пор не бросил ему вызов только потому, что понимал, с беспредельным отчаянием, что этот поединок он выиграет разве что Господним чудом. И все же, будь он один, сам по себе, он не сдержался бы - останавливала его только мысль о г-же де Бутвиль. Умри он, у нее останется только этот прожженный мерзавец, а он уже раз ее предал - она сама так сказала, и он не стал спорить. А еще он снял ей эту гнусную дыру, где она вынуждена была оставаться в мужском платье, и не навязывал ей до сих пор свое общество только потому, что его куда-то вызвали - по какому-то подлому делу, наверняка.

Еще вчера вечером, расспросив немца и отыскав г-жу де Бутвиль в этой мерзкой комнатенке, Жюль-Сезар попытался убедить, что выбранный ею путь приведет к позору и бесчестью - и не преуспел до такой степени, что даже вспоминать было неловко. Скажи она сейчас хоть слово, подтверди хоть взглядом, что г-н де Ронэ не ошибся - и он бы ушел… наверно. Но она словно не услышала, и Жюль-Сезар сумел сдержаться и только пробормотал себе под нос "Совершенно согласен" - так тихо, что вряд ли кто-либо его услышал.

Теодор посмотрел на мадам де Бутвиль – с чуть большей приязнью, чем выказал бы выбежавшей из угла крысе. Перевел взгляд на Бадремона. И сказал:

– Я уезжал по другому делу, мадам. Юноша, ваше общество стало лишним с того дня, как вы привезли мадам де Бутвиль в Париж. Я помню, чем вы пожертвовали для нее, но если вы вели себя как рыцарь, не ждите награды, а если ждете, то не от нее.

Жюль-Сезар заставил себя снять руку с эфеса, но промолчать теперь было выше его сил:

- С меня довольно привилегии оставаться ее защитником, сударь.

+3

5

Мадам де Бутвиль обиделась и разозлилась. Как он смеет так смотреть на нее! Она ничего дурного не сделала. То есть, с точки зрения бретера, наверняка сделала, но откуда ему знать? А она еще обрадовалась, совершенно искренне обрадовалась! В пику Ронэ Эмили чуть было не сказала, что общество Бадремона для нее никогда не бывает лишним, но, во-первых, это была неправда, а во-вторых, она не хотела ссоры между этими двумя, справедливо полагая, что для младшего это ничем хорошим не кончится. И потому произнесла почти ласково:
- Вы всегда им останетесь, Жюль-Сезар. Но сейчас мне бы хотелось поговорить с господином де Ронэ. Уверяю вас, в его обществе мне ничего не грозит.
И она с вызовом глянула на бретера.

+2

6

Жюль-Сезар не мог не ощутить себя задетым, а еще - испытать неприятное и не вполне понятное раздражение. Он всего лишь пытался помочь, а г-жа де Бутвиль обращалась с ним как с ребенком! А на этого головореза полагалась как на отца или на брата, хотя она ему никто, и в тот вечер он сам в этом признался. Обязан ее покойному дяде - если бы Жюль-Сезар услышал это от г-на де Бутвиля, он бы еще поверил - г-н де Бутвиль был, бесспорно, настоящий рыцарь и вельможа. А этот… Рыцарь не выбрал бы такое место, это уж точно!

- Я надеюсь, - сквозь зубы сказал он, - что вы не ошибаетесь.

Это было на самом деле обидно, и ведь он пришел первым, и это было нечестно, и само это предположение, про то, что он мог ждать или не ждать награды - он и не ждал!

+3

7

Теодор чуть не ответил, что ничего страшнее взбучки мадам де Бутвиль не ждет. Но такую правду Бадремон вообще не принял бы всерьез. А что за удовольствие дразнить человека, который не обижается? И, говоря честно, пора было заиметь совесть.

– Я не насильник, сударь, – бретер распахнул перед мальчишкой дверь. И даже обозначил что-то вроде поклона. – И мадам де Бутвиль меня слишком хорошо и давно знает, чтобы я мог ее соблазнить. Не уходите слишком далеко, прошу вас. У меня будет к вам деловое предложение.

Это было почти правдой, но он не думал, что Бадремон это предложение примет. И это было еще одной причиной, по которой юнец его злил. Он никогда таким не был – или все же был?

– Какого дьявола, мадам?.. – несмотря на закрытую дверь, Теодор понизил голос до шепота. И подошел почти вплотную. – Вы компрометируете мадам де Вейро?

+3

8

- Я?! - опешила Эмили, глядя снизу на бретера. - Интересно даже, как это я могу скомпрометировать вашу жену?

– Мою жену? – изумленно переспросил бретер. И если изумление это звучало не вполне естественно, то причин к тому было более чем достаточно. – Я не женат, мадам.

- Почему? - спросила мадам де Бутвиль и сделала шаг назад. Когда он вот так нависал над ней, она чувствовала себя неловко. - У вас было довольно времени. Или в священниках нехватка?
Она отогнала от себя маленькую и противную радость. Это нечестно. У нее есть муж, которого она любит. Или был. При этой мысли вдруг защипало в носу и глаза затуманились. Не хватало еще невпопад разреветься! Если Теодор и Эжени не обвенчались, подруга просто в ужасном положении!

+1

9

Теодор огляделся. И подумал, что надо было прихватить вина. И сладостей – все женщины любят сладости. И что хозяин мог бы найти хотя бы второй табурет.

– Во-первых, – сказал он, – это совершенно не ваше дело. Во-вторых…

Он удержался в самый последний момент. Это была очаровательная история, не хуже, чем байка о фее, но в нее могла поверить не только Эмили. А доказать, что не женат, не может и папа римский. И потому печальная повесть о том, как некая юная дева, влюбившись в коварного соблазнителя, подарила ему руку и сердце с тем, чтобы на следующее утро признаться, что никакого приданого у нее нет, так и осталась не рассказанной.

– Во-вторых, женясь на богатой вдове с маленьким сыном, брак надо заключать так, чтобы и сам король не сумел его отменить. С оглашениями, свидетелями из высшей знати и по меньшей мере архиепископом в роли священника. Поэтому я хочу дождаться возвращения его высокопреосвященства. В-третьих, не мешало бы спросить и невесту, как вы думаете? А, и в-четвертых – это не ваше дело. Что любопытного вы нашли у мэтра Крамуази?

Уже поднявшись в седло, чтобы выехать навстречу Портосу и его высочеству, он вспомнил. И приказал Паспарту зайти к издателю и предупредить его о месье де Кюине. Мадам де Бутвиль любила читать, а ее надо было чем-то занять. Пока на письмо, которое он написал той же ночью, не придет какой-нибудь ответ. Придет или приедет – и он предпочел бы второе.

+1

10

- Заговариваете мне зубы? - фыркнула мадам де Бутвиль и уселась на кровать. - Сядьте. Таз с кувшином можно снять.
Как раз там сидел Шере во время своего визита. И об этом визите господину де Ронэ категорически не нужно было знать. Как и о будущем визите герцога де Лианкура...
- Меньше, чем его высокопреосвященство, вам, конечно, не годится. А свидетелем будет его величество, так? А если вы до сих пор не удосужились спросить невесту, то вы, уж простите, даже не болван, я даже не знаю, как вас назвать. Должны же вы понимать, что для Эжени важно время! Дети, конечно, иногда рождаются раньше, но смотря на сколько...

+1

11

– Мадам, – в голосе бретера зазвенела сталь, – я еще раз повторяю вам – это не ваше дело.

Он и сам бы не мог объяснить, почему не готов сказать правду. Он не ждал ведь, что Эжени бросится ему на шею, услышав предложение руки и сердца… или все же ждал? Он не должен был делать предложение так. Он вообще не должен был его делать, было в этом что-то гнусное. Если бы эта выдумка мадам Корде была правдой, все было бы правильно и он не чувствовал бы себя сейчас мерзавцем и торгашом.

– Эжени еще не вернулась, – сказал он, усаживаясь на кровать рядом с мадам де Бутвиль. И испытал вдруг ничем не объяснимый приступ сомнения. Что если она уедет, уже уехала, вернулась в свое поместье?.. – Что вы намереваетесь делать с этим вашим рыцарем?

+1

12

- Конечно, не мое! - снова фыркнула Эмили. - Я всего лишь волнуюсь о моих друзьях. А когда вы станете волноваться, я тоже скажу вам «не ваше дело».
Когда б еще это подействовало! Однако мадам де Бутвиль по личному опыту знала, как непросто убедить господина де Ронэ в том, что его то или иное дело не касается. А это ведь могло в скором времени пригодится:
к примеру, если вот прямо сейчас заявится Лианкур... Эмили не ждала, что Теодор вернется так рано, иначе постаралась бы придумать что-нибудь другое.
- Ничего пока не намереваюсь. - Никакой более-менее удобоваримой истории она сочинить не догадалась, врала всегда плохо, а рассказывать бретеру, что ей не дали денег, было нельзя. -  В банке ждут письма от поверенного в Англии, что я сама распоряжаюсь наследством.
Оставалось только надеяться что Ронэ в подобных делах тоже ничего не смыслит.
- Но не смейте его трогать!
Она хмыкнула и добавила:
- Бадремона, не наследство.

+1

13

Теодор глянул искоса на мадам де Бутвиль. И удивился, в который раз уже, какая она хорошенькая и почему он всегда об этом забывает. Прикинул, отвлечет ли ее попытка покуситься на ее добродетель. И с сожалением заключил, что результат будет прямо противоположным.

А если она еще расскажет Эжени…

Этого он, неожиданно, очень не хотел. Как больше не хотел, так же неожиданно, делиться женщинами – даже с их мужьями. А она, если услышит…

Она пошлет его к черту, конечно. Но перед этим… и после…

Он выбросил из головы эти мысли. Они были хуже даже чем политика. И не стал протягивать руку.

– Слышал бы он вас. Мадам, он же уже не ребенок. Если вы не предполагаете для него будущего рядом с вами, ему нужно будущее вдали от вас. Но если хотите, я могу помочь ему обойтись без будущего.

+2

14

- Нет уж, спасибо! Я же сказала только что: не трогайте! Я сама разберусь. Хотя вы меня никогда не слушаете... 
Эмили скинула домашние туфли, втянула ноги на кровать и уселась поудобнее, поджав их под себя. Это было, конечно, неприлично, но она поймала себя на мысли, что  совсем не стесняется бретера. Но разве она не плакала на его плече и не спала в его постели? Теодор... он был такой свой... Вот только как бы его убедить...
- Угостить мне вас нечем, извините. И отвлекаете вы меня замечательно, но я же упрямая, вы знаете. Эжени не вернулась, я поняла... Значит, вы не стали ее догонять? А если тот святой ей помог? - Эмили не сводила глаз с лица Ронэ.- Вы же всегда мне внушаете, как правильно... Как же вы можете?!

+2

15

– Если тот святой ей помог, – засмеялся бретер, – то зачем ей я? Мадам, вы меня пугаете. Святой не может помочь в таком деле. Не более чем небо может упасть на землю.

Он снова глянул на мадам де Бутвиль, мысленно чертыхнулся, встал и подошел к окну. Прямо напротив двое замурзанных ребятишек играли с облезлой собакой, и Теодор свистнул, привлекая их внимание. Девчонка выглядела постарше. И он обратился к ней:

– Где булочная, знаешь?

Кивнули оба. С одинаковой жадностью и надеждой во взгляде.

– Сбегай, скажи, что нам нужно сладких булок. Разных. И живо.

Мальчишка ринулся прочь. Девчонка бросилась следом. И бретер снова закрыл окно.

+2

16

- Я тоже думала, что святой не может помочь, - серьезно согласилась Эмили. - Потому что грех же. А Эжени вы все равно нужны. Она же вас любит. Это просто.
Сама она, к своему стыду, представляла себе в этот момент вовсе не Эжени, а сладкую булку. Теплую, пахнущую ванилью. С изюмом. Посыпанную сахаром. Или миндальное пирожное... Или марципан. Марципановые яблочки, как тогда... И на день рождения Луи принес ей такие яблочки, он не забыл... Она шмыгнула носом и тогда только поняла, что плачет.

Бретер так и не стал закрывать окно. И на мадам де Бутвиль не смотрел, смотрел вниз.

– Видите ли, мадам… Любовь слепа – куда больше Фемиды. Вы вот своего графа тоже же любите, а толку? Но он-то и знатен, и влиятелен, и не беден…

Мадам де Бутвиль решительно утерлась рукавом.
- Я ж не за то его люблю. Но вы правы, никакого толку.

– Скажите, мадам. Честно: когда он узнал, что вы сбежали – он обрадовался? Вы сами как думаете?

Эмили тяжело вздохнула.
- Думаю, что нет. Наверное, он волновался. Но не догнал же?.. Наверное, поволновался-погрустил, а потом привык и решил, что к лучшему...

+2

17

Бретер обернулся наконец. И в усмешке его не было ничего приятного.

– То есть вы поставили любимого человека перед выбором: либо гнаться за вами и дезертировать, либо выполнять свой долг перед королем? Хороша любовь! Вы сбежали, зная, что он будет волноваться, и не оставив ему достойного выхода из положения. А теперь вы советуете мне жениться, потому что меня любят? Право! Я женюсь на деньгах, но не для того, чтобы сделать женщину счастливой. И если она любит как вы, то сохрани меня Господь от такого брака.

Он прикусил язык. И подумал, не без иронии, что, сделав предложение, начинает понимать и мужей. И что приятного в этом понимании мало.

+2

18

Мадам де Бутвиль подпрыгнула, как ужаленная.
- Вы!.. - она задохнулась, не находя слов от обиды. - Вы... дурак!

– Ну, еще бы. И вы хотели бы выдать лучшую подругу за дурака?

- Раз он ей так нравится!
Эмили соскочила кровати, в три шага оказалась рядом со своими сапогами, стоявшими у двери, и, стоя на одной ноге и натягивая сапог на другую, язвительно продолжала:
- Конечно, от меня все беды! Вот я его и избавила от этого брака!
Это было ужасно, ужасно несправедливо и обидно! Разве она не любит Луи-Франсуа?!

+2

19

В два шага Теодор оказался рядом с молодой женщиной. И от души пнул второй сапог, отправляя его в дальний угол.

– Ничуть, мадам. Вы в лучшем случае оставили его соломенным вдовцом в муках неизвестности. А в худшем – выставили его болваном перед сослуживцами. Если бы вы хотели избавить его от бед, вы бы попросили у него разрешения уехать в… где у вас там поместье? Но не вините себя чрезмерно, мадам – он заслужил все, что получил. Потому что любят слепо, это судьба, но женятся… Ваш бедный граф явно женился если не отвернувшись, то закрыв глаза.

        Кого к Гимену приведет Эрот,
        Тот был рожден глупцом и им помрет.

+2

20

Эмили проводила взглядом свой сапог и сквозь зубы сообщила бретёру, что он ведет своё происхождение от собаки. В тех выражениях, которые даме знать не положено. А потом зло глянула ему в лицо.
- Он ошибся, когда женился, ему все об этом говорят: и родственники, и друзья, и я тоже. Я зря согласилась, но он не хотел просто так. Мне что, повеситься теперь? Я ухожу.
Она проковыляла за сапогом, плюхнулась на кровать и принялась его натягивать, напрочь забыв о Лианкуре.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года