Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года


Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Хотя и сладостен азарт
по сразу двум идти дорогам,
нельзя одной колодой карт
играть и с дьяволом и с Богом.
(И. Губерман)

0

2

Самая лучшая игра – это та, что ведется не ради выигрыша и даже не ради проигрыша (и такой, бывает, случается) а ради, так сказать, любви к искусству. То же самое можно сказать и об интригах. И в игре, и в интригах Мари знала толк и, сидя за карточным столом с месье де Валераном, вспоминала уроки своего мужа (разумеется, первого). Герцог де Люинь, мир его душе, говорил: «Если у тебя плохие карты, моя прелесть, улыбайся, если хорошие – хмурься».

Следуя совету покойного мужа последние три круга мадам де Шеврез едва заметно хмурилась, пару раз вслух сетовала на свою рассеянность, которую ей, впрочем, охотно прощали. Выигрывала мадам де Шеврез или проигрывала, а о долге радушной хозяйки она не забывала, и узкий круг гостей был обласкан и каждому предоставлена возможность развлекаться в силу своих желаний и в меру своей испорченности. Кто-то беседовал, кто-то с интересом стоял вокруг карточного стола, наблюдая за тем, как у герцогини и у месье де Валерана завязалась игра на двоих.
Та самая игра, которая нужна была Мари как предлог, так что она вполне готова была дать своему гостю выиграть, но карты сами шли в руки, и грешно было отказываться от удачи. Поэтому, когда пришло время выложить карты на стол, по небольшой группе сочувствующих пробежал удовлетворенный ропот  и все глаза обратились к месье де Валерану…

На столе лежала горстка золотых монет, но, разумеется, не ради нее мадам де Шеврез вовлекла в игру своего гостя, и не ради удовольствия улыбаться ему поверх карт, обмениваясь комплиментами и легкими колкостями, без которых вечер похож на разбавленное водой вино.
- Неужели мне повезло больше, чем вам, месье де Валеран? Право же, мне жаль… признаюсь, я хотела попросить у вас совета, а теперь мне будет неловко!
- В таком случае месье де Валеран счастливчик, - галантно отозвался кто-то из гостей. – хотел бы я быть полезным вам, мадам.
- О, давать советы дело неблагодарное, - рассмеялась Мари. – Как часто вы следуете добрым советам, господа?
- Уж не реже раза в год!
- О том и речь!

Герцогиня пригубила вино, ласково улыбнулась месье де Валерану, давая тому возможность получить удовольствие от всеобщего внимания – заинтересованного и, может быть, чуточку завистливого. Только что вернувшаяся ко двору герцогиня де Шеврез была чем-то вроде феникса, восставшего из пепла и вновь пылающего огнем, и погреться у этого огня хотели многие. Кто из любопытства, кто из самолюбия.
- Но все же, если вы мне не откажете, то я обязуюсь последовать вашему совету!
- Как Омфала следовала советам Геркулеса, мадам?
Шутка пришлась по нраву всем.

Отредактировано Мари де Шеврез (2019-05-17 20:23:38)

+2

3

Приглашения от г-жи герцогини де Шеврез Валеран получал не настолько редко, чтобы нынешнее стало для него громом среди ясного неба, но и не столь часто, чтобы, получив его, он что-то заподозрил. Как многие - слишком многие - он не остался равнодушным к ее чарам, как многие, не скрывал своего восхищения и как многие, не сдавался, даже не добившись успеха. Не ухаживать за герцогиней было невозможно, надеяться на ее снисхождение - опрометчиво, но и она, тоже как многие признанные красавицы, обладала счастливым даром создавать себе друзей, даже отвергая влюбленных. Ее общество было само по себе наградой, ее непрестанно меняющийся круг - источником как удовольствия, так и влияния, и ее приглашения - немногим доступной привилегией. И Валеран, не рассчитывая ни на что, привычно осыпал ее комплиментами при каждом редком визите и при каждой случайной встрече, черпая удовольствие уже в ловко построенной фразе и в лукавой улыбке, которой она отвечала на то, что оценивала выше, играл за ее столами, поднимал тосты в ее честь и обменивался с ее гостями как сплетнями, так и колкостями - один из многих, но однако, среди немногих избранных.

Не будучи, таким образом, жертвой неразделенной любви, Валеран оттого и не относился к числу тех, кто был бы счастлив даже проигрышу, если проигрыш был предмету пагубной страсти, и, учтиво передвигая кучку монет через блестящую полированную столешницу, не сразу нашелся с добрыми словами. Он не пришел сюда проигрывать, черт возьми, тем паче хозяйке дома! Он надеялся выиграть -здесь не было ловкачей картежного дела, рыцарей туза и оруженосцев меченой колоды, а он играл неплохо, и если бы только ему выпали приличные карты…

Не оценить всеобщее внимание и всеобщую зависть, впрочем, Валеран не мог, и хотя естественное раздражение, пробужденное в нем проигрышем, не улеглось вполне, улыбка, возникшая на его губах, была совершенно искренней, и в ответе его не было ни грана пережитых им чувств.

- Если ваша светлость позволит мне побыть вашим Геркулесом, я буду счастлив, даже если вы обойдетесь с моими советами на манер Омфалы.

+2

4

- Вы очень любезны…
Мари поднялась из-за стола – прелюдия закончена, начинается настоящая игра и осознание этого приятно будоражило, добавляя блеска глазам Ее светлости.
После вчерашней встречи с королевой Анной герцогиня де Шеврез поняла, что ей придется восстанавливать утраченные позиции при дворе – но к этому она была готова, ибо нельзя войти дважды в одну и ту же воду. Вопрос был в том, какую дорогу выбрать. Поразмыслив, Ее светлость выбрала.
Свою.
- Господа, я украду ненадолго месье де Валерана.
Снова послышались шутки, притворно-возмущенный шепот дам, шелест шелков, шорох вееров.  Пусть. Париж любит сплетни, обожает сплетни и любит тех, кто способен их ему дать.

Они отошли к одной из ниш, на виду у всех, но все же в достаточном уединении , то что нужно для беседы, если, конечно, речь пойдет не о любви. Хотя, разве не о любви? Любовь бывает разной, например - любовь к ближнему своему.
- Как я уже сказала, мне нужен ваш совет… И вопрос достаточно деликатный. В моем окружении есть человек… священник… который оказал мне некоторые услуги. И я хотела бы оказать ему услугу в ответ, устроить его ко двору. Ну, скажем, чьим-нибудь духовником. Но так, чтобы никто не знал, кто оказывает ему протекцию… Как полагаете, месье да Валеран, такое возможно?

Что подумал бы любой – не только Рене-Тома де Валеран, услышав о том, что герцогиня оказывает протекцию священнику, Мари прекрасно себе представляла, но это ее ничуть не задевала. Думать не запрещено. Франция – прекрасная страна, тут можно думать о чем угодно, но умные люди оставляют свои мысли при себе.

Играя подвеской, свисающей с ручки веера, Ее светлость ждала ответа, умело придав красивому лицу выражение озабоченности и некоторой нерешительности.
- Понимаете, друг мой, - вздохнула она, словно признаваясь в страшной тайне. - Я не могу дать этому достойному человеку место у себя. Пострадает его добродетель и моя репутация легкомысленной особы, а ею очень дорожу, чтобы вы знали!

+3

5

Кожей чувствуя обращенные на уединившуюся парочку взгляды, Валеран тем не менее весьма успешно делал вид, что его не занимает ничто и никто кроме его очаровательной собеседницы, ибо многое может просить такая женщина как ее светлость, но не пренебрежение. Какую бы роль она ни играла, она неизменно должна была быть в центре сцены - но Валеран, будучи достаточно честолюбив и красив, чтобы желать того же, был, однако, недостаточно амбизиозен, чтобы непременно сиять в одиночестве - особенно если отраженный свет этой звезды придавал ему особый, неповторимый блеск. Иными словами, Валеран ничего не имел против участия в играх блистательной герцогини - хотя бы до тех пор, пока ему не отводилась в них роль проигравшего.

- Ваша репутация, сударыня, - заверил он, - священна даже для самых безумных ваших поклонников, а мой разум, даже будучи похищен вами, остается в полном вашем распоряжении.

Что именно все это должно было означать, оставалось загадкой и для Валерана, но тон был, на его взгляд, правильный, и он продолжил в том же тоне, хотя чуть более осмысленно:

- И в некотором - моем. Возможно, госпоже де Лианкур понадобится духовник и в Париже? Или… - он весьма успешно сделал вид, что эта мысль не пришла ему в голову тут же, едва г-жа де Шеврез произнесла слово "духовник", - ваш протеже метит выше… много выше?

Разумеется, ее величество сама выбирает, у кого окормляться, и на эту почетную обязанность каждодневно претендует множество весьма образованных людей, и однако… однако… Выбор герцогини вряд ли был обусловлен ученостью, да и для ее величества новое лицо в ее окружении, если оно окажется привлекательно… У Валерана были свои причины обдумать эту мысль тщательнее, но - не сейчас.

+2

6

По правде сказать, куда выше метила мадам де Шеврез. Впрочем, и в своих интригах герцогиня привыкла опираться на людей честолюбивых. Но в таких вещах не признаются, разумеется. Прямолинейность не свойственна тем, кто принадлежит двору сердцем и разумом, так же, как снегу не свойственен аромат весенних цветов.

- Вы подали мне блестящую мысль! В самом деле, месье да Валеран, посудите сами… человек, о котором я говорила вам, уже не молод, но далеко не стар, у него блестящий ум, он образован, крепок в вере, но не фанатик. Счастливое сочетание счастливых качеств!
Выразительным взглядом мадам де Шеврез дала понять, , что, по ее мнению, месье де Валеран так же может похвалиться большей частью вышеперечисленных достоинств.
- Он вполне может стать духовником… да даже духовником Ее величества королевы-матери, отчего нет. Уверяю вас, у него есть для этого все необходимое. Ах, вернее, нет, я ошибаюсь, у него нет самого важного, -  ослепительно улыбнулась она. – Нет покровителя, который порекомендует его королеве, покровителя, которому я буду очень признательна!

Танцующий веер заставил льнуть к шее непослушную золотистую прядь. Мари понизила голос, доверительно придвинувшись чуть ближе к своему собеседнику:
- У моей дорогой подруги, королевы Анны, отныне есть отеческая поддержка и утешение в лице Его высокопреосвященства, я буду рада, если наша добрая королева-мать обретет ее в лице своего нового духовника. Может быть, он не сможет оказать Ее величеству таких важных услуг, но его забота о ней будет бескорыстна, а верность безусловна. Это ли не ценно в наше время?

Отредактировано Мари де Шеврез (2019-05-24 13:49:24)

+2

7

Валеран представил себе на миг, какое лицо сделается у ее величества, если он, ее бывший паж, отнюдь не известный своим благочестием, будет рекомендовать ей духовника. Нет, этот путь им не подходил, но ведь есть же и другие… а г-жа де Шеврез, не славясь добродетелью, обладала множеством других достоинств, и…

Тут некоторая несообразность в словах герцогини сделалась вдруг очевидной, и Валеран, вместо того, чтобы, как подобает преданному поклоннику, заверить ее светлость в том, что он приложит все усилия, выпалил:

- Он стал?.. Его высокопреосвященство?.. Кем? Ее духовником?.. - На этом месте выучка придворного взяла верх над растерянностью, и Валеран издал негромкий кудахтающий смешок - слегка деланный, но не настолько, чтобы это бросалось в глаза. - О, сударыня! Не покусился же он на ваше место?!

Строго говоря, место подруги королевы, даже окажись оно десять раз вакантно, кардинал бы занять никак не мог, но конфиденты, наперсники и фавориты пола, на самом деле, не имеют или точнее, не им определяются. Ни для кого не было тайной, что в отсутствие герцогини ее роль узурпировала савойская выскочка - но неужели те, кто судил и рядил, которая из женщин будет влиять на королеву, настолько ошиблись?!

- Это невозможно!

+2

8

- Месье де Валеран! Тише, прошу вас, - негодующе зашептала мадам де Шеврез. – Во-первых, это не моя тайна, во-вторых, я случайно проговорилась!
Милый Рене, наблюдай он за этой сценой, получил бы, несомненно, огромное удовольствие. Ему-то было прекрасно известно – таких случайностей не бывает. Но ее гость не знал герцогиню настолько хорошо, а она была убедительна изображая смущение и легкую злость на себя за то, что невзначай, по неосторожности, открыла ему важную тайну.

- Наверное, это вино… Нет, конечно не духовником, но поверьте, у королевы Анны с Его преосвященством и без того тесные дружеские отношения… ну вот к примеру… - Мари чуть нахмурилась.  – Ах, ну вот – королева обратилась к Его высокопреосвященству с очень деликатной просьбой, освободить одного узника, в котором Ее величество принимала сердечное участие. Согласитесь, месье де Валеран, с такими просьбами к врагам не обращаются.

Мари пожала плечами, предоставив гостю возможность домыслить начало и финал этой истории, а так же детали – в этом на месье Валерана можно было положиться.
- Все возможно при дворе, вам ли это не знать, мой дорогой друг, - глубокомысленно произнесла она.
Цапли на веере снова исполнили свой сложный танец. Цапля, говорят, когда-то была символом постоянства, если так, Мари считала, что ей этот символ весьма к лицу. Все же в чем-то она очень постоянна. Например, в намерении занять свое место при дворе и королеве, не одно из первых, а первое. Но, коли хочешь посадить розу - избавься от всех прочих цветов, ибо соперничества она не терпит.

+2

9

Глаза Валерана полнились самыми разными чувствами, и, приходится признать, беззаветной любовью ни одно из них не было. Придворная выучка, однако, снова сыграла свою роль, и на его лице, хранившем все то же подобающее выражение почтительного восторга и глубокого внимания, не выплеснулись ни возмущение, ни лихорадочные расчеты, ни даже некоторое недоумение. Узника? Какого еще узника? Королева просит кардинала за какого-то узника?

Разумеется, скандальная история с фавориткой ее величества, не то похищенной гвардейцами кардинала, не то ими спасенной, не прошла мимо внимания двора королевы-матери, но, как это часто бывает в таких случаях, всеобщее внимание, сосредоточившись на женщине, обошло мужчину - потому, вернее всего, что он не был известен при дворе и его репутация никого настолько не занимала, чтобы обсуждать в кулуарах его вину или невиновность. Оттого-то Валерану и в голову не пришло, что королева могла обеспокоиться судьбой официального виновника происшедшего, и сейчас он ломал себе голову, гадая, о ком говорит герцогиня.

- Я вижу, - вздохнул он - притворно, хотя огорчение его было самым настоящим, - что я недостаточно знаю об окружении ее величества. Позор мне, я слишком мало времени провожу в свете.

На том языке, на котором эти двое говорили лучше всего, это означало: скажите больше или я начну наводить справки.

+2

10

- Невозможно знать все, месье де Валеран, - «утешила» собеседника Мари де Шеврез.  – Но для этого нам и нужны друзья. Они могут быть нашими глазами и ушами, коли уж мы лишены возможность быть в двух местах одновременно. Отчего бы, помогая другим, не помочь себе? В конце концов, разве не сказано – возлюби ближнего, но как самого себя?
На том языке, на котором эти две говорили лучше всего, это означало: исполните мою просьбу, и сможете узнавать все новости первым.

Но огорчение месье де Валерана было ей понятно, такого рода сведения при дворе дороже золота, но и золото тускнеет со временем, иными словами, пройдет семь дней, десять дней, и эти сведения станут бесполезны.
- Надеюсь, вы не злоупотребите этой тайной, друг мой... Я узнала об этом вчера, на приеме у королевы. Не хотелось бы, чтобы Ее величество считала, будто я предала ее доверие. Она сущий ангел – наша королева, - опустила герцогиня лукавый взгляд, возможно, чтобы месье де Валеран не заметил в ее глазах отсутствие верноподданнических чувств.
Сказано было предельно ясно – распоряжайтесь этой информацией, но не вмешивайте меня.

При самом благоприятном стечении обстоятельств, бывший паж королевы-матери пойдет прямо к ней с этой новостью, всем известна слабость королевы Марии к кардиналу. Но даже если решит действовать не своими руками – не страшно, история быстро дойдет до нужных ушей. Право же, обидно отдавать кардинала – королеве, а королеву Анну – кардиналу, с этими двумя Мари предпочитала дружить и враждовать по-отдельности.

+2

11

- Сущий ангел, - машинально отозвался Валеран. - И тем счастливее она должна быть, наслаждаясь вашей дружбой.

В преданности герцогини де Шеврез интересам Анны Австрийской сомневаться не приходилось - во всей Франции одна только королева и жаждала видеть свою наперсницу вновь при дворе. Человек более циничный или менее завороженный ее светлостью не удовлетворился бы простейшим ответом и, верно, напомнил бы самому себе, что ни одна фаворитка, сколь бы искренне она ни была привязана к своей повелительнице, не терпит соперниц - и тем паче, соперниц - но обо всем этом Валеран задумался много позже, а сейчас он только оценил по достоинству предложенный ему размен. Его помощь и покровительство при дворе королевы-матери некому ее ставленнику в обмен на сведения о дворе Анны Австрийской?

Если бы это предложение было сделано всерьез, принял бы его только безумец, но оба они понимали, что ни один не отдаст свою ставку вперед.

- Я не имел в виду ничего дурного, - поспешно поправился Валеран, осознав, что сказал, - только… только… только что ваше покровительство некому священнику становится тем более понятно… и я, конечно, прощупаю почву.

Здесь он чувствовал себя на твердой земле. О, в другом разговоре он бы охотно подтвердил, что в чарах г-жи де Шеврез было нечто дьявольское, но согласитесь - не в лицо же ей самой?

+1

12

Приманка, которую герцогиня подкинула месье де Валерану, была достаточно вкусной, чтобы можно было надеяться на благоприятный исход этого осторожного «я прощупаю почву». А если нет – ну значит будем искать другие пути. Мадам де Шеврез редко останавливалась на середине пути. Цель перед ней стояла ясная, вернуть прежнее влияние, пользуюсь древним, как грех, принципом: «разделяй и властвуй».

- Надеюсь на вас, мой дорогой друг, - ангельски улыбнулась Мари. –  Целиком и полностью надеюсь на вас... Вернемся к гостям?
Любопытно, как скоро месье де Валеран решится начать действовать? То, что он от нее услышал, подобно углю, будет прожигать душу, вызывая желание хоть с кем-нибудь поделиться этой тайной. Таково уж свойство всех тайн. Они как птицы в клетках – пытаются обрести свободу.

«И все же... и все же был бы любопытно взглянуть на этого юношу, вызвавшего такую бурю в покоях королевы Анны и в ее душе», - в который раз подумала мадам де Шеврез, от души развлекаясь любопытными взглядами гостей, гадающими кто или что было предметом беседы хозяйки дома и месье де Валерана.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года