Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года


Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

После эпизода Поручение нашлось. 9 марта 1629 года

0

2

Роже де Лианкур, к тайному стыду своему известный как младший сын маркизы де Гершвиль много лучше, чем первый дворянин королевской опочивальни, чем легкомысленный великосветский шалопай и даже чем супруг отважной Жанны де Шомберг, если и не был, вопреки тому, что сообщил г-н де Кавуа г-ну Шере, другом покойного графа де Бутвиля, во всяком случае считался таковым - да и, пожалуй, сам себя таковым считал. Узнав невзначай от одного из сплетников в своем окружении, что отбывший с его величеством на войну граф де Люз мало того, что появился в Париже, но и живет черт-те где и под чужим именем, он не мог не возгореться любопытством и, прихватив с собой одного только Шетена, незаменимого в силу того, что он и сообщил ему эту поразительную новость, и знал точный адрес, отправился в Латинский квартал.

Шетен пытался отказаться от этой чести, но Лианкур умел убеждать:

- Право, друг мой! Как же еще вы узнаете, чем закончилось дело?

- Честь все равно потребует от меня молчания, - возразил Шетен, но звучал при этом столь неубедительно, что долго уговаривать его не пришлось, и незадолго до полудня двое придворных спешились у аптекарской лавки, бросив уличному мальчишке поводья своих лошадей.

- Как, вы сказали, его нынче зовут? Фамилия его жены, вы сказали?

- Кюинь. Поэтому-то мой лакей и догадался. Согласитесь, сударь, ужаснуться впору от того, сколько знает о нас наша прислуга и сколько способна она, при желании или по глупости, поведать тому, кто не пожалеет времени и сил…

- Да бросьте, кто до такого опустится?

Лианкур перешагнул через порог, высокомерно кивнув выбежавшему навстречу мэтру Патийо.

- Мы к вашему жильцу, любезный. Как его?

Аптекарь замялся, и Шетен пришел к нему на помощь:

- К господину де Кюиню.

Мэтр Патийо, явно проникнувшись мерцанием золотого и серебряного шитья на бархатном плаще Лианкура, сиянием драгоценных камней на пряжке его шляпы и матовой белизной кружева, с почтительным поклоном проводил обоих гостей ютившегося в худшей его комнатушке юнца дверь на второй этаж и самолично постучал бы в дощатую дверь, если бы Шетен не поймал его за запястье.

- Ступайте, милейший, мы разберемся.

Дождавшись, пока шаги аптекаря смолкнут внизу, он постучал, и Лианкур, даже не дожидаясь ответа, толкнул дверь и вошел.

- Де Люз, что?..

Восклицание обратилось в вопрос, когда он встретился глазами с совершенно незнакомым ему юнцом, который никак не мог быть графом де Люз.

+2

3

Эмили обернулась. Она ждала гостя, но не гостей, и уж тем более не настолько бесцеремонных. Она едва не отскочила к окну — прежний опыт внезапных вторжений давал о себе знать, - и молодая женщина мысленно обругала себя последними словами: дверь надо запирать, уж не ей забывать об этом. Однако ей удалось сохранить видимость спокойствия и даже смерить гостей ироничным взглядом.
- И вам добрый день, господа. Могу ли я узнать, кто вы... - «и какого дьявола ввалились без спроса?» - пронеслось в кудрявой голове мадам де Бутвиль, но спросила она вежливо: - и чем
могу служить?

Двое незваных гостей переглянулись с одинаковой растерянностью. Но первым опомнился старший:

- Я Лианкур, первый дворянин спальни его величества. Это господин де Шетен. Мы извиняемся за вторжение, но… нам дали понять, что здесь проживает граф де Люз, брат моего давнего друга. А вы?..

Лианкур... вот он какой... Эмили с интересом посмотрела на гостя. Она могла еще отказаться... Сказать, что они ошиблись... Молодая женщина куснула нижнюю губу и на миг зажмурилась, как перед прыжком в воду. Потом вздохнула и выговорила:
- Вы друзья господина де Бутвиля? Можете в том поклясться?

+2

4

Лианкур воззрился на юнца в непритворном изумлении. Того, что тот узнает имя, он никак не ожидал, но того, что узнав, тот задаст столь таинственный вопрос, он ожидал еще меньше. Возможно, просьба дать клятву пробудила бы в нем худшие стороны его характера и он потребовал бы уточнений, но Шетен лишил его такой возможности, без затей ответив:

- Друзья давние и близкие, по крайней мере, один из нас.

Лианкур выше вскинул голову, не зная, соглашаться ли с этим утверждением или его опровергать: он был близок с покойным Бутвилем, да, но ведь, строго говоря, его не спрашивали о Бутвиле-нынешнем, да и Шетен мог говорить о себе, что-то же он имел в виду, когда намекал на свою личную заинтересованность…

- А вы сами? - спросил он, решив, что вовсе не обязан прояснять положение дел ради невесть кого.

+3

5

Эмили опустилась на табурет, не предложив гостям сесть — да и некуда было, не на кровать же.
-Вы не хотите обещать, я понимаю... И все же, если вы друзья Бутвиля, я рискну вам довериться. Если ж нет... хуже все равно уже не будет... - она подняла на мужчин заблестевшие от слез глаза. - Но если все же друзья, мне вас сам Бог послал, потому что я не знаю, что мне делать. Потому что... потому что я его жена...

+3

6

Шетен присвистнул и принялся извиняться. Лианкур, который, как человек более светский, смог сохранить на лице то же учтиво-непроницаемое выражение, был, однако ничуть не менее ошарашен. Жена Бутвиля?!

Разумеется, когда она это сказала, с первого взгляда стало очевидно, что перед ними женщина - тонкие черты лица, нежная кожа, одухотворенные глаза… даже коротко подстриженные волосы выдавали ее. Они догадались бы, конечно, у них просто не было времени. Но жена Бутвиля? Так вот почему то имя!

- Сударыня, умоляю, - запоздало заметив слезы в глазах этой совсем еще юной женщины, Лианкур поспешил вступить в беседу, - если я могу вам помочь… если мы можем.

Он бросил быстрый взгляд на своего спутника и тут же принял решение. Шетен был, конечно, сплетником, но если выгнать его сейчас, он обидится. Лучше взять его в конфиденты, тогда его молчание можно купить.

+2

7

- Ох, я не знаю!  - Эмили поднесла ладони к порозовевшим щекам. Ей и вправду было стыдно и непривычно врать так откровенно. - Простите, господа, я даже не могу предложить вам присесть...
Она окинула красноречивым взглядом комнату.
- И... я такая глупая! Я даже не знаю, как сказать... - она закрыла лица руками и пробормотала, впрочем, довольно внятно: - Я... убежала...

+2

8

- Убежали? - восхитился Шетен. - Откуда? От…

- Можете быть уверены, сударыня, - поспешно перебил Лианкур, - что вы имеете дело с друзьями и что мы не позволим себе ни малейшей нескромности. Не так ли, сударь?

Шетен, явно застигнутый врасплох, немедленно заверил г-жу де Бутвиль, что он будет нем как могила, однако Лианкур, лучше знавший своего спутника, этим не удовлетворился:

- Теперь вы можете быть спокойны, сударыня, вы знаете, кому вы сказали и что, а господин де Шетен знает, с чем себя сравнивать. Вы сказали?..

Шетен взглянул на дверь как человек, подумывающий о побеге, но любопытство, похоже, пересилило, и он остался на месте.

+1

9

Спустя почти два года брака мадам де Бутвиль поняла, как действуют на собеседника наивное личико, обрамлённое светлыми локонами, беспомощный взгляд и длинные ресницы, и даже худо-бедно научилась этим пользоваться. Правда, действовало это не на всех, но почему не попробовать?

Эмили невинно хлопнула ресницами.

- Благодарю вас, господин де Лианкур. Я верю, что вы сохраните в тайне мою беспечность... Видите ли, у меня дурной характер, я очень вспыльчива... Я рассердилась и убежала, я хотела в монастырь... хочу... но это, оказывается, нельзя просто так... А деньги кончились...                                                                                         

Про себя она молилась, чтобы не заявился внезапно Ронэ. Возможно, его этот спектакль позабавит, но он точно все испортит!

+2

10

- В монастырь?! - вскричал глубоко возмущенный Шетен. - Такую красавицу?.. О, простите, сударыня.

Виноватым он при этом отнюдь не выглядел, и Лианкур, пусть и испытывавший в это время весьма схожие чувства, обратил на него укоризненный взгляд.

- Мне тоже кажется, - осторожно сказал он, глядя на г-жу де Бутвиль так, словно та могла прямо сейчас выпрыгнуть в окно и побежать в монастырь, - что это… не самое подходящее решение.

Ларошгийон, не раз называвший брата сухарем, да еще и черствым, сейчас бы, пожалуй, повторил это описание, но Лианкур, который и в самом деле отличался некоторой холодностью, отнюдь не считал это недостатком, и сейчас поздравил себя с тем, что ни при каких обстоятельствах не повел бы себя так несдержанно. Впрочем, что взять с женщины, да еще такой юной?

+2

11

Эмили тяжело вздохнула.
- Признаюсь, это было очень, очень глупо... Но что же теперь делать?!
На самом деле, что бы не говорила мадам де Бутвиль, идея постричься в монахини и там тихо умереть, освободив тем самым мужа, давно уже не казалась ей блестящей. Во-первых, умереть она могла не сразу. А во-вторых, умирать она боялась. В рай же она точно не попадет, а в ад... кто же хочет в ад? Конечно, Эмили в монастыре собиралась честно и от всей души молиться, но... Господа же не обманешь... И она в самом деле не знала, что делать после того, как выполнит поручение и пристроит Бадремона. Не скажешь же теперь, что передумала! Луи за ней не приехал, значит, с ней согласился, значит, надо выполнять обещанное.

+2

12

Лианкур наградил г-жу де Бутвиль одобрительным взглядом, включившим на сей раз и ее внешность - привыкнув немного к мысли, что перед ним дама, он начал находить ее откровенно очаровательной. Главное, она оказалась благоразумна и склонна прислушиваться к советам старшим!

- Для начала, сударыня, - произнес он, - вам следует сменить платье… я не имею в виду, сию минуту!

Шетен, уже приоткрывший рот, кивнул с заметно разочарованным видом - и тут же оживился вновь:

- И, быть может, не здесь? Ваш хозяин, сударыня, он… он что-то подозревает?

- О, несомненно! - отмахнулся Лианкур. - Какая незадача, сударыня, что вы еще и назвались своим настоящим именем!

- Если бы этого не случилось, - вступился Шетен, - мы не имели бы сейчас чести и удовольствия, быть может, оказаться полезными…

Лианкур поджал губы. Признать, что от неразумных поступков в конечном итоге бывает польза, было выше его сил.

+2

13

Эмили не могла припомнить, чтобы называлась своим именем, и Ронэ, конечно, мэтру Патийо его не называл. Очевидно, это как-то устроил Шере, чтобы заманить сюда Лианкура. И получилось ведь!
- Да, конечно, у меня и платье есть, - кротко согласилась она. - Так, понимаете... так было безопаснее... Но хозяин, мне кажется, не подозревает ничего... Я ему ничего не говорила.
Она окинула собеседников испуганным взглядом, как будто эта мысль только что посетила глупенькую головку:
- Но как вы узнали?!
Надо было как-нибудь побыстрее надоумить Лианкура ее отсюда увезти... Помимо Ронэ мог явиться еще и Бадремон, и, хотя это было несколько менее неприятно, но совершенно не нужно.

+2

14

Безопасность г-жи де Бутвиль Лианкура особо не занимала, однако его чувство приличия было оскоблено. Нет, путешествовать в мужском костюме было, даже для дамы самого высокого круга, без сомнения, допустимо, но вот то, что г-жа де Бутвиль, прибыв в Париж, остановилась в этой дрянной комнатушке, где она подвергалась… и все еще в мужском платье… которое, конечно, ее до какой-то степени защищало, но все равно - в этой дыре даже присесть было некуда, а на полу стоял соломенный короб! И на потолке, в углу, висела паутина!

- О вас уже говорят, - замогильным голосом сообщил Лианкур, и так, кстати, оно и было - Шетен же узнал! - Решительно, вам необходимо…

Он замялся. Г-жа де Лианкур была дамой чрезвычайно строгих правил, и г-жа де Бутвиль ей бы не понравилась. Конечно, г-жа де Лианкур осталась в поместье, но ведь Габриэль наверняка ей напишет…

Какая-нибудь гостиница, - предложил Шетен.

Лианкур приподнял брови жестом бесконечного недоумения и, может даже, укоризны.

- Чтобы переодеться, конечно, - смутился Шетен. - А то госпожа де Ларошфуко может неверно понять…

Отредактировано Провидение (2019-06-04 01:20:08)

+1

15

- А кто говорит? - живо поинтересовалась мадам де Бутвиль, едва удержавшись от того, чтобы хихикнуть — уж больно мрачный был голос у господина де Лианкура, и тут же постаралась принять испуганный вид. - Понимаете, мне бы не хотелось... А причем тут госпожа де Ларошфуко?..
Она снова пожалела о том, что так мало интересовалась генеалогией и геральдикой Выглядит сейчас, наверное, как полная дура... Хотя это и на руку. И даже то, что в мужском платье она выглядит еще моложе, тоже на руку: мужчины, как правило, снисходительны к молоденьким глупышкам. Эмили виновато улыбнулась.
- Простите, я отвратительно провинциальна... Конечно, вы лучше знаете, как поступить. Но что вы хотите?..

+2

16

- Прислуга, - укоризненно ответил Лианкур, разрываясь между необходимостью заверить г-жу де Бутвиль, что ее чести пока еще никакой опасности не угрожает, и желанием припугнуть ее как следует - такое легкомысленное любопытство ему очень не нравилось. - Пока еще - только прислуга.

К вящему удовлетворению Лианкура, его тактика возымела нужный эффект: г-жа де Бутвиль не только встревожилась, но и стушевалась. И потому следующие его слова прозвучали уже много мягче:

- Я хотел предложить вам свое гостеприимство, сударыня - хотя бы до прибытия вашего супруга. Госпожа де Ларошфуко - моя сестра, они с мужем также живут в отеле Лианкур… но решаю, конечно, я.

Шетен бросил на своего покровителя исполненный живого любопытства взгляд, но в этот раз промолчал.

+2

17

- Я так вам признательна, - опуская взгляд, пролепетала мадам де Бутвиль, думая о том, что эта госпожа де Ларошфуко и ее муж могут все усложнить — или наоборот?.. А еще надо черкнуть хоть какую-то записку Ронэ и Бадремону, а то ведь станут искать... - Вы не представляете себе... здесь... здесь блохи!
Господин де Лианкур вполне резонно мог бы ответить «а где их нет?», да и поймала Эмили всего парочку, но нельзя же было выходить из образа изнеженной легкомысленной глупышки. И вообще молодая женщина совершенно искренне мечтала о ванне. Давенпорт в многочисленных путешествиях приобрел привычки, казавшиеся многим соседям странными, он не терпел грязи и неопрятности, и в его доме никто не считал мытье грехом. По крайней мере, никто не посмел бы в этом признаться.  Бутвиль же вообще очень тщательно следил за собой. Эмили привыкла к чистоте, и невозможность помыться очень ее удручала. Хотя кто его знает, что за привычки у Лианкура...

+2

18

Лианкур ответил молодой женщине глубоко сочувственным взглядом, в котором читалась, впрочем, еще и легкая снисходительность, однако слегка отодвинулся - меньше чем хотел бы, но больше чем позволяла вежливость. Шетен оказался практичнее и отступил к двери, распахивая ее - как если бы предугадывал еще не высказанное желание своего покровителя.

- Решительно, - согласился Лианкур, разрываясь между жалостью и опаской, - вы оказываете этому проходимцу-аптекарю слишком большую честь, оставаясь здесь еще хотя бы лишнюю минуту.

- И снадобья у него наверняка сомнительные, - добавил Шетен.

Лианкур озадаченно кивнул и вдруг подумал, что Габриэль может решить, что он предложил  гостеприимство г-же де Бутвиль, потому что она его любовница, что было бы… Лианкур слегка приосанился. С точки зрения света он был скучноват, знал об этом и сейчас мысленно показал язык паре знакомых сплетников.

+3

19

Если бы Эмили знала, о чем думает господин де Лианкур, она бы искренне посмеялась: вот уж кто точно был не в ее вкусе, и вообще он был почти старый. И уж точно несравним с ее мужем. Но и не зная мыслей гостей, она не могла удержаться от смешка, так потешно они, кажется, испугались блох.
- Да не бойтесь, - не удержавшись, хмыкнула она, - они днем не нападают.
Потом вспомнила о своей цели и, скромно потупившись, встала.
- Вы совершенно правы, сударь, я готова уехать прямо сейчас. Только на минутку загляну к хозяину... я заказывала у него... мыло... Но господин де Шетен прав, очевидно, оно плохое.
Надо было хоть как-то известить Ронэ и Бадремона, куда она делась.

+3

20

Мужчины переглянулись с одинаково растерянными физиономиями - желание г-жи де Бутвиль непременно запастись мылом перед отъездом ошарашило обоих, и если Шетен еще с легкостью объяснил его себе, вспомнив, что супруга Бутвиля была из бедного и, кажется, весьма незнатного рода, а стало быть, должна была дрожать над каждым лиаром, то Лианкур, не посвященный в парижские сплетни - не то что в позапрошлогодние, но даже в самые последние - остался в полном недоумении.

- Возможно, - предположил он, - вы могли бы также поручить вашей горничной…

Тут он осекся, осознав внезапно, что у дамы, проживающей в таких условиях и в таком платье, горничной попросту не было. Но кто же тогда соберет ей вещи?

+3


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года