Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года


Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

После эпизода Пасторальный роман: иллюстрация. Декабрь 1627 года

0

2

Гастон проснулся с рассветом и тут же подбежал к окну, оттолкнув кинувшегося навстречу камердинера. Небо было омерзительно пасмурным, и его высочество, испустив душераздирающий стон, рухнул обратно в кровать и натянул одеяло на голову. Разочарование было огромным, и он всей душой предался меланхолии - пока неожиданно не заснул, чтобы проснуться в полдень, когда яркий солнечный луч, проскользнув между шторами, неплотно задвинутыми (а может, и тихонько раздвинутыми) все тем же Ла Рошем, перебрался с подушки на его лицо.

Гастон приподнялся на локте, уныло поглядел на сверкающий в солнечных лучах серебряный кувшин и, вдруг вспомнив, отшвырнул одеяло. Прогулка!

- Марвиль! - заорал он, скатываясь с постели. - Монтрезор!

Появился на эти крики один только верный Ла Рош, сообщивший, что друзья его высочества приходили поутру, но затем удалились, попросив передать…

- Да знаю, знаю, - буркнул Гастон, стягивая сорочку. - Умываться, скорее!

Разумеется, туалет принцев занимает не одну минуту, даже когда они спешат и то и дело подгоняют лакеев, но к счастью, опаздывать особы королевской крови не умеют, и в особняке г-жи герцогини де Лонгвиль его высочество появился бы пунктуально, с последним, вторым ударом часов Самаритянки - если бы их было слышно в этом квартале. Г-н д’Эннемец, сопровождавший его высочество с еще несколькими дворянами, попытался привлечь его внимание к бою, донесшемуся с его пояса, за несколько кварталов до особняка, но получил за свои труды лишь мрачный взгляд.

- Мои часы спешат, - отрезал принц, однако швырять медяками в корчившего с крыши рожи уличного мальчишку перестал и проехал дальше, чтобы пять минут спустя склониться перед дамой своего сердца, извиняясь за опоздание.

+1

3

Мария проснулась чуть свет: она имела свойство даже во сне не забывать о важных вещах. На улице было угрюмо и пасмурно, но это, конечно, не могло задержать ее.
На зов девушки явились горничные, которые немедленно занялись ее наружностью и  туалетом. Личико принцессы радовало глаз своей белизной и нежным природным румянцем на щеках, так что горничной не пришлось прибегать к белилам. Вместо этого служанка занялась прической, и при помощи щипцов ловко соорудила изящные локоны.
Поскольку это была весна, время пробуждения природы, принцесса выбрала изумрудно-зеленое платье, лиф которого был расшит крохотными цветами, в основном тюльпанами и маргаритками, с глубоким декольте вроде тех, что всегда приводили в восторг Гастона, и роскошным воротником из кружева. Затем горничная вынула из шкафа великолепную шляпу того же цвета, что и платье, фасона, похожего на мужской. Шляпы только что начали входить в моду, и принцесса, как завзятая модница, не прошла мимо этой новинки. Она примерила шляпу и пришла к выводу, что шляпа придает ей кокетливый и задорный вид.
От волнения принцесса даже забыла позавтракать, о чем ей напомнила преданная Катрин. Сперва девушка отмахнулась, но, поскольку принц еще не прибыл, а выглядеть голодной при мужчине не очень прилично, Мария Луиза сочла  уместным приказать подать завтрак в ее комнаты и с аппетитом подкрепилась.
После чего она уселась у окна и стала ждать.
Катрин была отправлена к главному входу, чтобы, дождавшись приезда наследника престола, опрометью броситься к своей госпоже и предупредить ее.
Прошел час, затем второй. Погода на улице значительно улучшилась, а вот настроение принцессы - напротив.
Она нервно схватила томик латинской поэзии и начала его листать, но до Овидия ли ей было? Томик полетел на пол.
Оставалась надежда, что принц, заметив, насколько скверная во дворе погода, решил подождать, пока поднимется солнце, опасаясь за ее здоровье в такой сырости.
Солнце поднялось уже высоко и стало даже жарко. Мария со злости едва не растоптала свою шляпу, но, вспомнив о необходимости держать лицо, снова уселась читать. Она была уже почти уверена, что Его Высочество нынче не приедет, и на сей раз действительно увлеклась чтением.
Так ее и застал приезд принца.
Уже через пять минут она выслушивала извинения принца, который говорил, что опоздал, - но разве наследники престола опаздывают?
- Что вы, Ваше Высочество! - сказала она. - Я сразу же поняла, что вы решили дождаться, пока погода станет лучше, и ни капельки не беспокоилась - это было так мудро с вашей стороны!

+1

4

Восхищение, пробужденное в сердце принца новым нарядом ее высочества, при этом простом выводе поднялось до доселе недосягаемых высот. Ну, конечно, не мог же он взять ее на прогулку при такой сомнительной погоде! А если бы пошел дождь? Да еще с градом?

- Вы не только прекрасны, как сама Афродита, ваше высочество, - заверил он ее с полнейшей искренностью, - но и умны как Мин-… как Афина!

Вот за каким чертом, спрашивается, римляне эти всех богов переименовали? Не для того же, чтоб ему в них путаться! И ведь не дай же Бог… или боги, ха, чтоб им всем… не дай Бог обмолвиться и нечаянно Одиссея в любимцы Минервы записать, а Энея в сыновья к Афродите!

- Но умоляю вас, - бодро продолжил он, - поспешим же ныне к объятиям наяд… - Или дриад? Нет, точно наяд, но как-то оно странно вышло… - И постараемся при том не попасть в них, а то они очень мокрые и ваша шляпа наверняка пострадает. А, кстати! Такая красивая шляпа и так вам идет!

Делать дамам комплименты про их одежду Гастон то и дело забывал, но теорию знал - главное не принять старую шляпу за новую, а в остальном - если дама это надела, она хочет услышать, что она выбрала идеально.

Отредактировано Месье (2019-05-04 00:58:10)

+1

5

-Ваше высочество, вы хотите заставить меня покраснеть, - возразила принцесса, страшно довольная произведенным впечатлением. А то, что принц оценил ее шляпу, было особенно мило, - не так-то часто встречаются кавалеры, которые разбираются в дамской моде! Это была одна из черт, которые ей особенно нравились. За время, прошедшее с момента их знакомства, Мария Луиза успела убедиться, что принц не лишен недостатков, - но зато его достоинства многократно их перевешивали. С ним никогда не было скучно.
-Я всего лишь скромная смертная принцесса и не смею равняться с божествами, даже, если подле меня сам Аполлон.
Что до объятий наяд, я не слишком их опасаюсь, ведь благодаря вашему искусству, лодка никогда не опрокинется.

+1

6

Гастон ответил учтивым поклоном и в ответ заверил свою возлюбленную, что тот, кто покорен красотой Артемиды, не претендует на лавры Аполлона. Оборот этот вызвал восхищенный шепот в его свите, нашедшей, что его высочество сегодня необыкновенно остроумен. Другой, может, и обиделся бы, задавшись вопросом о своем уме во все остальные дни, но поскольку Гастон слышал это мнение, хоть и с некоторыми вариациями, практически ежедневно, ни малейшие сомнения не омрачили его удовольствия от комплимента, и он с уверенностью, порожденной чистой совестью и прекрасной погодой, предложил ее высочеству отправиться в путь сию же минуту. Если кто-то и задался в этот миг вопросом, как повлияет на их планы его опоздание, то это был не принц, и получасом позже, когда голубая гладь Сены против Арсенала открылась их взорам, уверенность его высочества получила немедленное и ожидаемое подтверждение: у пристани покачивалась в терпеливом ожидании очаровательная барка, столь щедро украшенная флагами и укрытая коврами, что впору было предположить, что она предназначалась для самой королевы.

Двое молодых людей, Марвиль и Брион, дожидавшихся своего покровителя еще с полудня, поспешили навстречу с таким почтительным видом, что трудно было поверить, что они не поносили его только что последними словами.

- Как тучи расходятся с появлением солнца, - произнес Марвиль куртуазно, хоть и неточно, после всех положенных приветствий, - так и мы отступим в тень, дабы не преграждать путь вашим высочествам.

Гастон, от которого не ускользнуло это словесное объединение его с королевой его сердца, благосклонно кивнул, но вовремя спохватился:

- А грести кто будет?

Двое дюжих лодочников, до сих пор скромно державшихся в стороне, поспешно выбили свои трубки и в свою очередь поклонились, благоразумно держа языки за зубами. Облаченные, дабы не оскорблять благородные взоры, в новехонькие холщовые куртки и такие же штаны, они выглядели бы почти прилично, если бы от обоих не несло табаком и чесноком.

- Мы братья Понтье будем, ваше высочество, - проговорил старший, глядя куда-то между принцем и принцессой. - Прокатим куда… это… в лучшем виде, как… это… того… условлено.

Гастон, чуть запоздало, но уверенно не уступив никому честь помочь своей даме спешиться, не упустил возможность сперва нежно пожать, а потом и поцеловать ее надушенные ручки.

+1

7

Увидев прелестную барку, принцесса от радости всплеснула руками - принц предусмотрел все!
Она улыбкой и наклоном головы поблагодарила двух молодых людей, карауливших барку, и последовала за принцем, очень мило смутившись, когда он поцеловал ей руки. 
- Восхитительно, мой милый Селадон! - произнесла она, подходя к барке, потому что так близко к природе романтические пасторальные имена звучали куда уместнее. - Что ж, будем надеяться, что братья Понтье сдержат свое обещание и  нас не утопят! Как ни прелестны наяды, но я предпочитаю любоваться на них издали.
И она, чувствуя глубокое удовлетворение от своих пасторальных мыслей, благосклонным взглядом окинула теперь и братьев Понтье. Если вдуматься, то лодочники, с их простым, но живописным языком, тоже были пасторальны!

+2

8

Братья Понтье выразительно переглянулись, без единого слова выразив на своих рябых физиономиях то глубокое и справедливое возмущение, которое надлежит выказывать парижскому лодочнику при любом сомнении в пригодности - его ли самого, его ли суденышка. Однако если некоторым их собратьям и доводилось в пылу спора заявлять, что они и через Ламанш ходили, и даже до Новой Франции доплывали, то братьев на столь сомнительные утверждения не тянуло, и старший из них, щегольнув ученостью, ограничился куда более скромным обещанием:

- Не извольте сомлеть, ваша ученость, доставим не хуже Хирона!

Гастон, приоткрыв уже рот, чтобы поправить эту вопиющую нелепость, внезапно осознал, что подобный демарш будет ошибкой и стратегической, и тактической, и оттого ограничился снисходительным взглядом, не присоединяясь к смешкам своей свиты, и первым ступил в лодку. К счастью для его достоинства, младший кентавр тут же поддержал его под локоть, позволяя ему, в свою очередь, подать руку принцессе.

- На нос извольте, ваша милость, - заговорщицким тоном предложил лодочник, - тамочки поуютственнее будет.

Отредактировано Месье (2019-05-14 11:00:01)

+1

9

Мария несколько удивилась, услышав замечание лодочника, и тут же вообразила себе кентавра Хирона, который управляет лодкой. Причем в ее воображении у Хирона ничего не получалось, так как ему мешала конская часть тела.
Тем не менее, она с легкой улыбкой последовала за принцем, который тоже улыбался, услышав забавное заявление господина Понтье.
Зато горничная принцессы Мадлен, которую ее высочество решила взять с собою на случай, если ей понадобятся услуги, ужасно перепугалась. Она все еще сидела верхом и озиралась в надежде, что кто-нибудь из собравшихся господ окажет ей ту же услугу, что ее госпоже, то есть поможет спешиться. Но вдруг до слуха ее долетели роковые слова.
Нужно заметить, что принцесса очень любила в свободное время в педагогических целях пересказывать своим горничным кое-что из прочитанного, в том числе многое из античной мифологии. Однако, к сожалению, Мадлен не отличалась особо хорошей памятью и глубоким умом, поэтому Хирон в ее сознании тут же вызвал ассоциацию с мрачным перевозчиком в подземное царство Хароном.
-А?! Что?! - возопила она. - Это что же, на тот свет, что ли? Меня и мою госпожу?!! И его высочество?!
-Госпожа! - закричала девушка с отчаянием, и на ее хорошеньком личике отобразился подлинный ужас. - Ваше высочество!  Спасайтесь! Бегите!  Я поскачу и позову стражу на помощь!!!

+2

10

Бессвязные вопли горничной настолько ошарашили и лодочников, и дворян, что в первые мгновения никто не нашелся, что сказать - только таращились, так что привлеченные суматохой солдаты Арсенала и случайные прохожие, которые не замедлили бы иначе вызваться помочь хорошенькой девушке, тоже уставились на нее, не спеша вмешаться.

- Блаженненькая никак? - сочувственно проговорил старший Понтье, пялясь на бедняжку с ярко выраженной смесью сочувствия и отвращения. - Это ж какое ж с вашей стороны, мадам, великое великодушие, ежели можно этак выразиться! А вот же давеча перевозили мы тоже вот молоденькую совсем дамочку с девицей, горничной тоже, так они ж вот так же вот вспомоществование обсуждали, и тоже книжки, стало быть, читать собирались.

- Так то сиротинушкам, - внес свою лепту младший Понтье, - и небось не всякую муть безбожную.

- Ну, почему же безбожную? - возразил его высочество, напрочь забывая, кому он оказывает честь своим возражением. - Даже наоборот, богов в этой му-… то есть в этой мифологии более чем достаточно.

- Куда ни плюнь, - поддержал г-н де Марвиль, выказывая в свою очередь какое-никакое знакомство если не с классической литературой, то с ее пересказами.

Братья Понтье благочестиво перекрестились и выжидающе поглядели на свиту его высочества, очевидно гадая, кто еще присоединится к их грузу.

+2

11

-Да что с вами, Мадлен? - с раздражением произнесла принцесса, которой отнюдь не понравилось ни внимание черни, ни болтовня лодочников. - С чего это я вдруг должна бежать? С ума вы, что ли, сошли?
- Мадемуазель! - задыхаясь, воскликнула горничная. - Госпожа, вы разве не слышали, что сказал вон тот детина? Он себе под нос пробурчал, тихонько, чтобы никто не слышал, - что перевезет вас и его высочество на тот свет не хуже Харона !Того старика Харона, про которого вы рассказывали, ваше высочество, что он души в ад перевозит!  Это грабители, госпожа! В лодке они нападут на нас,  ограбят и выбросят в реку! Наверняка у этих душегубов уже не одно злодейство на счету! Бегите, госпожа!
На сей раз слова горничной прозвучали столь весомо, что некоторые прохожие из собравшейся толпы глухо заворчали, выражая сочувствие ее словам, а кое-кто из солдат начал подозрительно зыркать в сторону братьев Понтье. Дело в том, что по Парижу уже давненько ползли слухи о лодочниках, которые приглашают горожан на прогулку, а потом грабят и убивают.
Даже принцесса несколько растерялась, услышав это. Ее наряд и несколько драгоценных безделушек действительно стоили дорого, а наследника престола могли желать убить по политическим мотивам.  К несчастью, вопли горничной временно стерли из памяти ее высочества ее собственные размышления по поводу кентавров, поэтому она только беспомощно посмотрела на принца.
Прогулка грозила сорваться.

+1

12

Воистину беспредельно могущество любви, если его высочество, совладав кое-как с желанием немедленно свернуть шею гусыне, поставившей под угрозу всю его роскошную задумку, смог не только выдавить из себя улыбку, но и возвысить голос, убеждая не только свою умную и ученую принцессу, но и невежественную и глупую толпу:

- В жизни не слыхал большей нелепости! Да уж, конечно, лодочники, которых для нас нашли мои люди, окажутся столь безмозглы и ненадежны, что нападут на нас даже несмотря на то, что нас видели с ними не только все эти добрые люди, - он обрисовал поистине королевским жестом мрачную и ничуть не благожелательно настроенную толпу, - но и вся моя свита, а также награда, ждущая их… - На этом месте у Гастона возникло смутное ощущение, что французский язык повинуется ему не так беспрекословно, как ее высочеству, - намного превосходит плоды, то есть возможные и крайне горькие плоды преступления, которого, разумеется, не случится.

Братья Понтье переглянулись.

- Это что, - осторожно проговорил старший, обращаясь, похоже, к наядам, столь упорно он таращился при этом на речную гладь, - эта деваха, она нас за кого-то приняла?

Младший Понтье оказался красноречивее и вылил на голову горничной добрый ушат словесных помоев, от которых покраснело бы само небо, если бы час был более поздним.

+1

13

Красноречие и здравомыслие его высочества произвели на принцессу столь благоприятное впечатление, что она не могла удержаться, чтобы не выразить ему свой восторг жестами. К тому же речь принца полностью ее успокоила, так что она смогла поразмыслить над произошедшим более ясно.
В это время младший из лодочников поносил горничную такими словами, что если не небо, то принцесса точно бы покраснела, не пропусти она все это мимо ушей.
И тут разум ее высочества вдруг выхватил единственный бриллиант из всей этой словесной шелухи - ей послышалось, что лодочник повторил слово "Харон", и внезапно все стало ясно.
Не удержавшись, Мария громко рассмеялась.
- О, теперь я все понимаю! - воскликнула она. - Да умолкни же ты, дуреха! Ваше высочество, - добавила она, повернувшись к Гастону. - Никак, мою глупую, но преданную Мадлен подвело изысканное красноречие наших перевозчиков!
Ведь, вспомните, когда мы готовились сесть в лодку, один из них, -кажется,  вон тот, - сказал, что доставит нас не хуже Хирона!
А дурехе Мадлен показалось - "Не хуже Харона", то есть, перевозчика на тот свет!

+1

14

Гастон, никак не ожидавший, что с классической мифологией окажутся знакомы не только лодочники, но и горничные, прервал диатрибы недо-Харона сильным пинком в голень, едва не усадившим его самого на застеленную ковром банку, и обратил на ее высочество взгляд, преисполненный искреннего восхищения.

- Мне кажется, - признался он, - что мы с вами переместились уже в блаженную Аркадию, где не только пастухи, но и простые… даже простонародье сравнивает перевозчика с Хароном и трепещет перед гневом Афродиты. О, это, несомненно, ваше благотворное влияние!

Афродиту он ввернул, разумеется, только ради красного словца, но, почти сразу сообразив, что тем самым рискует лишь больше запутать и без того смущенные излишней ученостью мозги, предпринял мужественную попытку исправить свое упущение:

- Не в том смысле, что вы их подучили, конечно, - поспешно пояснил он, - вы бы и не смогли, конечно, но в том, что вы словно фея преображаете мир вокруг себя в волшебную страну.

Ничуть не пасторальные солдаты Арсенала и простое… простонародье славного города Парижа, наблюдавшее за этой сценой с неугасимым любопытством, и тут не отступили от вечных законов демократии, живо принявшись обсуждать, перед чьим гневом кто трепещет или наоборот, а старший Понтье, добавив в Сену свою каплю влаги, осведомился, не пора ли отчаливать.

+1

15

-Благодарю вас, ваше высочество! - сказала принцесса, нимало не заботясь о том, насколько хорошо понимает толпа цветистые комплименты принца. - Ваше красноречие, стократно затмевающее Цицерона, и ваше расположение ко мне заставляют вас преувеличивать мои достоинства.
- Едем, разумеется!-добавила она, грациозно протягивая принцу руку, чтобы он проводил ее на нос лодки. 
Но прежде, на миг вернувшись на грубую землю, она обернулась и бросила горничной:
- Слышите, Мадлен? Господин лодочник говорил вовсе не о Хароне, а о Хироне, кентавре, это совершенно не опасно. Прекратите глупо вести себя и следуйте за мной. И не забудьте мои вещи! 
Сконфуженная горничная потупилась, и, подхватив небольшую сумочку, где содержались расчески, шпильки, запасная булавка для шляпы, платочки, зеркальце, пудра и другие необходимые путешествующей даме вещи, подобрала юбки и боязливо полезла на посудину братьев Понтье.

+1

16

Сопровождающие его высочество молодые люди с откровенной тоской в глазах пронаблюдали за тем, как их покровитель занимает место рядом с принцессой - всем им было категорически запрещено ступать на лодку, так что впору было бы заподозрить у Гастона дурные намерения, и то, что о намерениях его высочества все они были в той или иной степени осведомлены, не умаляло их глубочайшего неделания даже на миг выпускать его из виду. Право, лучшим свидетельством их преданности можно было считать то, что каждый из них предпочел бы уступить общество его высочества своим товарищам нежели отпускать его так, вовсе без сопровождения.

Самый опрометчивый, Марвиль, высказал общие чувства, воскликнув:

- Ваше высочество, если даже простым смертным дозволено следовать за вами, то мы…

- Вы, стало быть, полубог, Марвиль? - деланно изумился Гастон. Виновный втянул голову в плечи, однако принц, не снисходя более до придворного, махнул рукой, подавая лодочникам знак к отправлению и обернулся к принцессе. - Клянусь, эта непрестанная опека так меня донимает, что я почти горю желанием и горничную эту вашу выбросить за борт, чтобы она нам не докучала.

+1

17

Принцесса осознала опасность, угрожающую ее репутации, если она отправится на прогулку с его высочеством  наедине, без какого -либо общества ( ибо наличие братьев Понтье, разумеется, не могло считаться за "общество"), поэтому энергично запростестовала:
- Она не будет нам мешать, Ваше Высочество. Все-таки она мне нужна,  -прибавила принцесса извиняющимся тоном. - Без горничной представительницам нашего слабого пола сложно обойтись. Но мы запретим ей разговаривать.. Слышите, Мадлен? С этой минуты вы должны онеметь и окаменеть, как Ниоба. Нет, лучше - отправляйтесь -ка на корму и не показывайтесь, пока я вас не позову.
-Знаете, - добавила она, ласково глядя на принца, - если бы вы, Ваше Высочество,  все же позволили кому-то из ваших спутников отправиться на лодке вместе с вами, он мог бы сидеть на корме и присматривать за этой растяпой, чтобы она не испортила нам прогулки еще какими-нибудь глупостями, вроде этого Харона.
И тут принцесса, припомнив забавное недоразумение, не выдержала и негромко  рассмеялась.

+1

18

Гастон расхохотался на всю Сену и поднес к губам нежную ручку ее высочества.

- Моя прекрасная Астрея, - с жаром отозвался он, - но ведь я как раз затем и не хочу, чтобы нас не сопровождали эти Силены и фавны! Они будут болтать всякую ерунду… а я хочу нести всякую ерунду сам, а вы иногда будете мне говорить, что это ерунда, а они наоборот будут восхищаться моей мудростью и ученостью, в то время как я отлично знаю, что я нисколько не учен и слишком молод, чтобы быть мудрым. Правда, это очень мудро с моей стороны?

Лодочники, сумевшие без единого слова отвести лодку от пристани и направить ее вниз по течению, обменялись загадочным взглядом, истолковать который не смог бы и сам Хирон, а потом старший кашлянул в кулак и обратился к сидевшей на корме горничной:

- А вы, стало быть, тоже ученая будете, милая барышня?

+1

19

Поскольку лодка уже отчалила, принцессе ничего не оставалось, кроме как смириться. К тому же в глубине души она сама обрадовалась, что они почти наедине - не считать же лодочников и служанку за общество?
-Ах, ваше высочество! - произнесла она нежно. - Я вижу, что вы одному себе присвоили право говорить ерунду. И это, конечно же, поистине мудро с вашей стороны! Но ведь и девушкам иногда хочется быть глупенькими...

В это самое время горничная Мадлен, сидевшая на корме с несколько нахохленным видом, услышав вопрос лодочника, приободрилась.
Она горделиво выпрямилась и сказала:
- А то как же! В услужение к ее высочеству, знаете ли, кого попало не набирают. Только самое изысканное общество у нас. Да я регулярно езжу в гости к маркизе де Рамбуйе,и в других салонах бываю, а там только и разговору, что о богах и богинях.

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года