Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » От переводчика » Кое-что о слугах и служанках


Кое-что о слугах и служанках

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Информация в этой теме, выложенная от ника Перо, была собрана игроками первых двух сезонов игры на форуме http://francexvii.borda.ru/.
Изначальное авторство постов можно посмотреть здесь

0

2

СЛУЖБА, СЛУЖЕНИЕ, УСЛУЖЕНИЕ….

(В заметке использованы детали, найденные в различных источниках, в том числе в мемуарах современников. )

   Пока оставалась незыблемой феодальная иерархия,  всем было достаточно ясно, кто кому служит, на каких основаниях и по какому праву. Но настало Новое время, и все запуталось. На смену потомственным служащим и слугам,  которые многими поколениями были связаны с той или иной господской семьей, все чаще стали приходить слуги наемные – случайные, ненадежные люди. В разных странах процесс протекал с разной интенсивностью, но  во Франции к началу 17го века он зашел уже очень далеко, породив много проблем,  не беспокоивших предыдущие поколения.
      Это произошло в силу ряда исторических причин. Феодальные армии сменились наемными; подвижность дворянства, вызванная необходимостью (войной, желанием сделать карьеру, государственной службой) резко увеличилась. Мало кто из дворян проводил теперь всю свою жизнь в том поместье, где родился. Горожанам и сельскому населению также приходилось теперь сниматься с места чаще, чем это бывало прежде. Климатические явления (малый ледниковый период, приводивший к ухудшению урожаев, недородам и т.п.)  также заставляли людей покидать родные края и искать счастья или хотя бы просто пропитания в других местах.
       В результате сложилась некая новая система отношений между разными сословиями и внутри сословий, которую мы и попытаемся коротко описать применительно к дворянству.
       Итак, кто кому служил?
       Королю, королеве и их ближайшим родственникам, а также детям, служили исключительно дворяне. Основные посты (например, главного конюшего, гардеробмейстера и т.п.) занимали наиболее знатные особы.  У титулованных дворян, обладавших крупными земельными владениями, на службе состояли тоже сплошь дворяне, но уже рангом пониже.  Только на самой нижней ступени должностной лестницы можно было найти слуг и служащих третьего сословия, т.е. горожан – именно они непосредственно ухаживали за лошадьми, убирали комнаты, следили за состоянием одежды и белья и т.п.  Эти слуги получали приличное и регулярное жалованье, им выдавалась рабочая и форменная одежда и т.п.
        Своеобразной разновидностью служения был институт пажей.  Он сложился в Средние века и в семнадцатом веке еще сохранял основные традиционные черты. Главное различие заключалось в том, что теперь детей отправляли не в семьи родственников, а в дома знатных господ. (Например, в доме герцога де Монморанси пажей не бывало меньше тридцати.) Родители-дворяне, живущие в провинции или не имеющие достаточно средств для воспитания своих сыновей, отдавали их с 7-8 лет на службу; пажей одевали, кормили, учили,  а кроме того, мальчикам предоставлялась возможность ознакомиться со светской жизнью,  завести связи. Взамен за эти блага мальчики должны были исполнять самые разные поручения господина, прислуживать за столом, следить за его лошадью во время поездок и т.п. При должной старательности пажеская служба становилась неплохим стартовым этапом для карьеры.  Иногда сыновья весьма высокопоставленных дворян из провинции становились пажами у короля или королевы. (С этого начал, например, свою деятельность небезызвестный герцог Франсуа де Ларошфуко.)
       У зажиточных горожан и самых малообеспеченных дворян (вроде д’Артаньяна) слуги всегда были из простого народа.  Считалось большой удачей устроиться на место даже к бедному дворянину, потому что много работать тут не приходилось (это вам не семейный дом, где нужно постоянно что-то убирать, подметать, чинить…), и даже если хозяин время от времени страдал от безденежья, все-таки у слуги имелся кров над головой и возможность регулярно питаться. Кроме того, слуги донашивали за господами одежду. Таким образом, стать слугой – значило худо-бедно решить основные проблемы выживания.  Потому можно было смириться  с маленьким жалованьем…
        Однако при таком тесном контакте с хозяином (который был зачастую моложе и неопытнее слуги) очень многое зависело от личных качеств обоих.  Мушкетеры Дюма вполне прилично уживались со своими слугами. Но бывало и намного хуже. Слуга мог регулярно обкрадывать и обманывать господина, мог шпионить за ним, если ему кто-то хорошо платил;  в этом отношении удивителен рассказ о лакее, который забавы ради забросил подальше мешок с парадной обувью хозяина, пришедшего с визитом в богатый дом, заставив его маяться в одних чулках и испытать немалую досаду и стыд. Характерно, что в рассказе не упоминается о том, чтобы господин потом прогнал этого негодника или хотя бы побил его.  Кстати, избиение слуги палкой – дело весьма обыденное по тем временам, вспомним, что Планше от его благородного господина тоже доставалось…
        Откуда же брались люди, которые шли в услужение?  Зачастую это были уроженцы провинций (крестьяне или жители маленьких городков), которых нужда заставила искать счастья в больших городах, -  крестьяне, потерявшие кров и имущество во время какой-нибудь войны,   разорившиеся ремесленники,  солдаты-пехотинцы, уволенные из армии по окончании очередной кампании.
         Разорение и обнищание не обходило стороной и дворян. Владельцы крошечных имений, зачастую состоявших из полутора десятков хижин и двух-трех стад овец, обремененные большими семьями, порой жили хуже, чем их крестьяне. (Вспомним характерное описание в «Капитане Фракассе» Т.Готье;  известный в 17м веке поэт Теофиль де Вио также родился и вырос в такой полунищей семье.)  Им оставалось либо приобретать образование и заниматься не вполне дворянскими профессиями (врач, чиновник, литератор), либо идти рядовыми в регулярную армию, либо наниматься на службу к знатным господам – секретарями, управляющими, телохранителями, охранниками…
         Женщинам в этих обстоятельствах приходилось еще хуже. Социальная структура и обычаи не оставляли для них ни одной «приличной» профессии.  Если находились сердобольные родственники, девушка-дворянка, оставшаяся без приданого или рано осиротевшая,  могла рассчитывать на замужество с каким-нибудь многодетным вдовцом или разбогатевшим буржуа, или на место компаньонки-приживалки, или уйти в монастырь.  Если же этого всего не получалось, оставалось одно: идти в услужение к кому придется, поскольку занятия любыми ремеслами (для женщин – шитье, вышивка, прядение и т.п.), а также торговлей считалось для дворян недопустимым и унизительным,  а служба – нет.
          Был еще один разряд людей, которым ничего не оставалось, как наняться к кому-нибудь: внебрачные дети, рожденные женщинами недворянского происхождения.  При распущенности нравов, характерной для французского общества того времени,  таких детей было много. Если такая неприятность случалась с дамой-дворянкой,  о ребенке обычно заботились, отправляли к надежной няньке в деревню, а затем, как правило, в монастырь. Если отец-дворянин признавал такого ребенка своим, его воспитывали в семье и представляли возможность сделать скромную карьеру. Всем остальным оставалось расти, как трава при дороге. В этих условиях стать лакеем или горничной в приличном доме было далеко не худшим выходом из положения.

0

3

Из книги Марселен Дефурно  Повседневная жизнь в эпоху Жанны Д’Арк
Marcelin Defourneaux La vie quotidienne au temps de Jeanne D'Arc

Судя по тому, какое место автор «Парижского хозяина» уделяет проблемам прислуги и как подробно об этом рассказывает, дом был поставлен на широкую ногу, представляя собой нечастый случай даже для той эпохи, когда у каждой городской семьи было множество слуг; кроме того, мы находим здесь любопытные, а иногда и живописные детали, касающиеся положения прислуги в конце XIV в.

Слуг, по словам нашего автора, следует делить на три категории:
- люди, которых нанимают для тяжелых; работ (носильщики, грузчики, водоносы, а в деревне — косцы и пахари),
- ремесленники, работающие сдельно (пекари, портные, различные поставщики),
- слуги и служанки, составляющие собственно домашнюю прислугу.

У каждой из трех категорий есть свои недостатки: люди, принадлежащие к первой из них, обыкновенно бывают «неприятны, грубы, скоры на перебранку, наглы, заносчивы и готовы осыпать оскорблениями и попреками, если им не заплатить, как им хочется, как только работа будет выполнена». Не следует полагаться на их сговорчивость и заверения, и надо всегда заранее назначать плату за работу, потому что вначале они скажут вам: «Сударь, это пустяки; здесь делать нечего; вы ведь мне что-нибудь заплатите, а я буду доволен, сколько ни дадите», но, когда работа будет выполнена, они явятся с жалобами: «Сударь, работы оказалось больше, чем я думал; пришлось сделать и то, и это, и так далее», а если вы откажетесь заплатить им столько, сколько они хотят, они начнут «выкрикивать скверные и грубые слова...».

Что касается слуг и служанок, их следовало нанимать на работу с особыми предосторожностями. В Париже в то время существовали конторы по найму, которые держали «поручительницы», порядок работы в этих конторах и тарифы был установлен королем Иоанном Добрым: восемнадцать денье в день за устройство на работу горничной, два су за кормилицу, с запретом, под страхом позорного столба, устраивать или рекомендовать на место одну и ту же служанку больше одного раза в году. Но сведения, предоставляемые такими «агентствами», требовали проверки, благоразумнее было самому провести расследование насчет новой служанки или горничной. «Не берите в дом ни одной из них, не узнав прежде, где она жила, и не послав своих людей расспросить о ее поведении, не слишком ли много она болтает и не слишком ли много пьет; сколько времени она там прожила, какие услуги оказывала и что умеет, есть ли у нее в городе комната или знакомства, из каких она краев и из каких людей, сколько прожила на прежнем месте и почему оттуда уехала». Для большей надежности в день, когда нанимали новую служанку, домашний «эконом» должен был записать «ее имя и имя ее отца и ее матери и прочих ее родных, место ее проживания и место ее рождения, равно как и ее поручителей, и таким образом она больше будет бояться совершить ошибку, поскольку будет помнить о том, что вы записываете все эти вещи на случай, если она сбежит от вас, не получив расчета, или причинит вам какой-либо ущерб, если вы на нее пожалуетесь или обратитесь к правосудию в ее краях». Другая существенная мера предосторожности, касавшаяся молодых горничных, состояла в том, чтобы «укладывать их спать в гардеробной либо в комнате, где нет ни слуховых, ни низко расположенных и выходящих на улицу окон».

Приняв все эти меры предосторожности, следовало озаботиться тем, чтобы хорошо обращаться со слугами, и в частности проследить за составлением их меню. «В надлежащие часы усаживайте их за стол и пусть насыщаются подолгу только одним сортом мяса... и пусть пьют только один напиток, насыщающий и не ударяющий в голову, вино или какой-либо другой, но не несколько разных; и убедите их есть побольше и пить вволю».
В «Парижском хозяине» не указано, каким было обычное жалованье прислуги, но максимальный тариф, установленный в 1351 г., позволяет, по крайней мере, сравнить заработок слуг с заработком других работников: горничные должны были получать тридцать су в год (и пару башмаков), хороший возчик (кучер) имел право на семь ливров в год (сто сорок су), тогда как жнец получал два с половиной су в день, или около сорока ливров в год, с учетом многочисленных праздников

0

4

Цитаты из Арьес Ф. Ребенок и семейная жизнь при Старом порядке. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1999:

"Общество состояло еще из системы "зависимостей"... Между хозяином и слугой всегда сохранялись какие-то особые отношения, заключавшиеся не только в выполнении сторонами условий контракта или сводившиеся к экспулатации человека человеком: между ними существовала экзистенциальная связь..." Это еще феодальные отношения, когда слуга не наемник, а домочадец, за которого сеньор чувствует ответственность. Борделон: "Между хозяевами и прислугой существуют взаимные обязательства. В обмен на службу и почтительное отношение дайте им сострадание и награду".

Арьес продолжает: "Слуге не платили - его вознаграждали. Не столько из справедливости, сколько из жалости к более незащищенному существу. Такое же чувство испытывали и к детям". Неслучайно, слово "мальчик" могло обозначать, как ребенка, так и слугу. На сеньоре, как бы странно это ни звучало, лежит забота о прислуге, совсем как у Сервантеса: "У тебя нет забот. Заботы о тебе ты переложил на мои плечи, такова участь всех, кто волею судьбы стал слугой. Тревога поселяется не в сердце слуги, а в сердце хозяина, который должен во время голода и неурожая думать о том, кто служил ему в сытое время".

Итак, хозяин обязан защищать слугу, но и поколотить его, в случае чего, имеет полное право. "Есть три вещи, которые всегда должны быть у слуг: хлеб, работа и наказания. Хлеб, потому что это их право. Работа, потому что таково их положение. И наказания, и выволочки, потому что это в наших интересах..." (моралисты XVIIв.)

Взамен господин мог рассчитывать на искреннюю преданность. В комедии Пьера Лариве "Школяры" слуга так говорит о хозяине: "Меня вскормили вместе с ним, и я люблю его больше, чем кого-либо из живущих".

Отсюда

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » От переводчика » Кое-что о слугах и служанках