Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » На гребне чужой волны. Часть II. Июнь 1624г., Северное море


На гребне чужой волны. Часть II. Июнь 1624г., Северное море

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Отсюда: На гребне чужой волны. Часть I. Июнь 1624г., Северное море
И отсюда: Танцы на грани волны. Северное море, июнь 1624г.

Отредактировано Рамон де Варгас (2019-04-18 20:41:35)

0

2

Гарсиа лично проверил выставленных часовых. Не случайно среди них не оказалось ни одного человека из людей Бенито. Да они и не рвались, кучкуясь возле своего сержанта.
Надо было ставить паруса и уходить...
Да, но не прямо сейчас.
Сначала отойти от "Консуэло". Потихоньку, неторопясь, на том, что есть - а потом поставить все паруса и пусть догоняют.
Он словно держал в руке змею - не отпустишь, не убив. Но если ослабеют пальцы, умрешь сам.
Сдаться Варгасу?
Он думал об этом. Да не Варгасу, Анхелю - а он... Во-первых, не простит. Во-вторых...
Лейтенант очень хорошо знал, что делают с обвиненными в мятеже.
Людей Бенито без драки не разоружить. Но что, если пообещать сержанту лейтенантскую долю добычи от "Maan"? В Лондоне?
Гарсиа дошел до своей каюты, кивнул часовому и увидел возле двери знакомую тень. Мауро.

- Ты что здесь? - шепотом спросил он.

Без гитары, в колете буйволиной кожи и в стальном нагруднике, Мауро выглядел неожиданно обыденно - еще один солдат среди многих, и он, не то понимая это сам, не то осознавая перемену в обстоятельствах, спрятал куда-то и привычную лихость, и чуть высокомерный взгляд.

- Там моя гитара, - тихо ответил он. - И…

Губы его плотно сжались. «И мой капитан»? «Мой любовник»? «Анхель»?

- Зачем тебе сейчас гитара? - спросил Гарсиа, отлично понимая, что солдат говорит не о том. - А тем более "и". Ты слышал, всем нужно остыть. И ему тоже. Приходи утром.

- Зачем же остывать? - в ответном шепоте Мауро словно слышалось что-то от гитарного перезвона. - Ты же сам говорил - он любит втроем.

Гарсиа глубоко втянул воздух, будто рассчитывая ощутить что-то, кроме запаха влажного металла, кожи и пота. А может, этого и хотел.

- Он любит ломаться, - шепотом предупредил он. - Очень любит.

А почему нет. А кто может помешать - сейчас.
Часовой не войдет даже на крик, если не позовет он, Гарсиа, а он... Он звать не будет. 
И Анхель...
Цинично говоря, сколько ему оставалось.

- С кем ты? - вдруг спросил Гарсиа, шагнув вплотную к танцору. - С ним? Или со мной? Я про команду, Мауро... У нас будут деньги. У нас будет все. В Лондоне. И знаешь, там - можно. Там все можно, не как у нас...

+2

3

- Ооо, - чуть слышно прошептал Мауро, - я был в Мадриде, когда туда приезжал принц Уэльский со своим любовником, я их видел. Но черт… он не согласится.

- И если он не согласится?.. - жарко спросил Гарсиа, склоняясь еще ближе, к уху танцора. - Тогда ты?..

- Я к нему не привязан, - напомнил Мауро. - Но мы все-таки испанцы, католики. Лучше уж Франция. У Мендосы в Париже брат, кстати. Но черт… Там не танцуют. Зачем?

- Будут, - пообещал Гарсиа. - Ты научишь. Ты будешь лучший. Хочешь Францию? Давай Францию. А хочешь, возвращайся в Испанию. С твоей долей за этот корабль можно куда угодно.

Это тоже было обещание.

- Помоги мне.

- Ребята прикидывали… - Мауро взглянул на него неожиданно пристально. - Что ты хочешь? Чем помочь?

+1

4

Гарсиа облизнул губы.

- Тебя. Его. Корабль. Этот. Ты со мной?

Еще не минута истины - или она? Лейтенант боялся все испортить, испортить будущую игру в каюте, когда Мауро, сам того не зная, мог помочь ему - но оказаться вдруг против них двоих... В каюте...

- Корабль? - повторил Мауро. - Весь? Только нам? Груди… святой Оладьи!.. Да!

Пауза была исчезающе короткой - но солдату и необязательно помнить такие мелочи.

Гарсиа хриплым шепотом рассмеялся.
Оладьи, да. Святой.

- Ты не пожалеешь, - сказал он. - Клянусь. Грудями. Пойдем, там есть вино. Если никто его не выпил...

Напиваться сам он совершенно не хотел, ночь не располагала. Но напоить этих двоих - почему нет? Да, и как следует.

+2

5

Рохас сидел на капитанской кровати с видом настолько невинным, что впору было заподозрить что-то неладное, и настойчивость, с которой охранявший его часовой смотрел в пол, лишь подтверждала любые подозрения. На самом деле, до появления Гарсиа они всего-навсего играли в морру на пуговицы, и Торрего уже проиграл своему капитану все пуговицы со своей куртки, завязки от штанов и перевязь и, когда дверь отворилась, подскочил на стуле и сунул обе руки под себя.

- Вы без гитары? - как ни в чем не бывало спросил Рохас.

Появления Гарсиа он ждал, Мауро - нет, и, глядя с улыбкой на танцора, тщетно пытался прочесть по его лицу, что предвещает этот визит. Предположить он мог, ответ напрашивался даже, но не сейчас же! Хотя - почему не сейчас? Услышать, что кричал Бенито, он успел до того, как оказался в каюте, вряд ли с тех пор что-то изменилось, а значит, до утра время было. Для чего угодно, и в том числе…

- Я думал, она здесь, - сказал Мауро - без особого, впрочем, беспокойства, что совершенно точно означало - не думал.

+2

6

Гарсиа смотрел на эту картину и думал, что зря здесь оставили человека с "Консуэло".
С кровоподтеком на лице Анхель стал почему-то еще привлекательней, а может, эта красота порченой выглядела доступнее.

- Нам нужно побеседовать, - сказал лейтенант. - С глазу на глаз.

Торрего торопливо поднялся.

- Я здесь побуду?..

- Нет, я позову, - Гарсиа не собирался его звать, здесь должен был остаться его человек. - Дон Анхель, там за кроватью бутылки. Если не затруднит...

+2

7

- Ничуть.

Рохас перевернулся на живот, чтобы дотянуться, и сел снова, уже с бутылками в руках, когда дверь затворилась. Эта самая кровать… весь этот простор, но тогда на ней ничего не было, только доски - и Курро.

Что-то, наверно, мелькнуло в его глазах, потому что Мауро внезапно сел рядом, прямо на пол, и забросил руку ему за спину, на кровать, не обнимая и не трогая, но уже обозначая намерение.

- Дорогой мой, - сказал Рохас - не ему, Гарсиа, - ты понимаешь, что это мятеж?

Но на самом деле, и ему тоже - потому что даже в пропитавшем каюту слабом аромате розового масла, смешанном с другими запахами Гарсиа, он чувствовал и запах Мауро, запах струн и дерева, почти звон, качавшийся в венах.

Торрего вышел чуть раньше, и уже не видел жеста Мауро и не слышал этих слов, поэтому Гарсиа тоже был откровенен, но по-своему:

- Ты первый начал. Начали. Стрелять.

Лейтенант подошел ближе.

- Это было жестко. Любишь так? Я помню, тебе нравилось...

След от прошедшего вскользь кулака на лице Анхеля притягивал взгляд.

Рохас посмотрел на бутылки и отдал одну из них Мауро - зная, что перехватить их как следует ему не оставят времени. А потом прибежит часовой… и это если Мауро не вцепится ему в глотку. Он видел это однажды, это были его друзья… а танцор был… кем угодно, но не другом, и Гарсиа был богат, и “Maan” был такой сказочной добычей…

Рохас улыбнулся и покачал головой, выбрасывая из нее сомнения, подавляя все то, что приносили с собой эти воспоминания - хотя бы на минуту.

- Ты ошибся, - сказал он, - мне не понравилось. Пари держу, они покричали нам сперва, но мы все так орали…

И это было очень удачно, потому что никто не должен был кричать. Должен был быть этот выстрел, и крик про капитана - Эчеверрия мог, он был честен, и Лучо, потому что скучал по брату, и еще двое других, которых он указал Лопе, но это должно было случиться позже, когда «Консуэло» догнала бы их - тогда, как она сразу была совсем рядом.

+2

8

- Тебе нравилось, - Гарсиа улыбался, взгляд его едва заметно туманился. - Ты был такой... Как после танца. После этой твоей сарабанды.

Сегодня Рохас и был после танца, но лейтенант говорил не об этом. Не совсем об этом.

- Хочешь, я отпущу тебя в Лондоне? - соврал он, почти веря самому себе. - Или оставлю в шлюпке. Где-нибудь в море. "Консуэло" тебя подберет, они будут идти за нами.

Это была уже чистая ложь, не этого Гарсиа хотел. И нельзя было Рохаса отпускать.

+2

9

Рохас посмотрел на Мауро и увидел на обращенном к нему запрокинутом лице мечтательную улыбку - почти такую же, как на губах Гарсиа, и это было совсем не то, чего он хотел, только не Мауро!.. Primo, я же предупреждал, я же забрал у тебя то кольцо, я же сказал, чье оно было!.. Primo, мы так плясали, мы будем еще плясать, но только если ты не наделаешь глупостей!..

- Ты еще можешь со мной договориться, - сказал он, зная, что его голос звучит ровно, но слишком ровно, и это было не то, чего он добивался, но все останутся живы и не будет этой ночи, на этой кровати, и прав был Курро, надо было дать ему… - Это будет ошибка, и мы придем в Лондон вместе, я могу даже остаться здесь, если ты мне не веришь.

Это было ложью, конечно, потому что будет плеск весел, свист и прыжок в воду - можно будет даже не раздеваться, если совсем не будет времени…

+2

10

- Останься, - тут же предложил Гарсиа. Это отлично совпадало с его планами, никак не могло им помешать, и он хотел этого. Прямо сейчас хотел.

- И попробуем договориться.. - он звучал хрипло, слышал это и это тоже входило в его планы, как и неторопливое движение языка по губам. - К утру мы непременно договоримся, дорогой мой...

+2

11

- Договоримся.

Рохас чувствовал теперь руку Мауро, ее тепло сквозь ткань и даже нестерпимый жар его взгляда - не глядя, глядя только на Гарсиа и улыбаясь в ответ. Это было то, чего он ожидал, и с этим он мог иметь дело, или не заговорил бы о танцах и не приехал бы сюда, один.

- Все как прежде, - сказал он с обычной своей мягкостью и опустил свободную руку на руку Мауро, ощутив, как удар изнутри, пробежавшую между ними искру. - Никто не лезет ни к кому в кошелек, а ты - ко мне в задницу.

- А я? - тут же спросил Мауро, и Рохас замешкался с ответом, потому что знал и его, и каким он не должен быть.

- И ты нет.

+2

12

Гарсиа рассмеялся.

- Так не договариваются! Твои люди напали на нас, надо бы извиниться, - он еще улыбался, но глазами уже раздевал Анхеля - грубо, как ему нравилось. Сегодня нравилось. - Помнишь, как тогда... Как ты стонал, Лильо. Как ты просил!

Он бросил на Мауро взгляд заговорщика.

- Он кончил так, что я сам орал. Как он... - Гарсиа выразительно сжал кулак. Несколько раз. - Ты должен попробовать так. Никогда не забуду. До утра успеем, мм? Хотя бы по разу. Извиняться нужно как следует...

+2

13

- Мы договоримся, primo, - Мауро придвинулся еще ближе, обнимая, и вынул у него из руки бутылку - от которой все равно не было бы никакой пользы, хотя, может, надо было просто выпить до дна. Но здесь - и так?! - Я же знаю, как ты любишь…

- Нет, primo, - Рохас знал, что и его голос звучит сейчас иначе - но не знал, как. - Нет, мы договариваемся сейчас. Вы не трогаете мою задницу, я не вешаю вас на рее. Даже отдаю вам вашу долю, хотя это уже неслыханная щедрость с моей стороны. Primo, не делай этого, это очень плохо кончится.

Он знал, что угрожать не стоило, а просить было нельзя, но сам слышал, что его голос был слишком ровным, потому что иначе он стал бы умолять. Нельзя было отпускать Мауро, который понял бы все про Курро - не завтра, так послезавтра, и теперь он потеряет обоих, если не саму жизнь, и еще до рассвета, потому что, рассуждая здраво, у Гарсиа больше людей - если считать Бенито, да и станет ли Бенито мстить, когда все уже решено?

- Это очень хорошо кончится, - Мауро мягко потянул его назад, и Рохас сбросил его руку и встал и шагнул в сторону - как в танце, но не как в танце, не шагнул, а отпрыгнул, хотя места не было вообще, и не было ничего под рукой, даже ножа, даже осколка тарелки, а они оба были готовы к бою, и засов не был задвинут, и мог войти кто угодно, но для того, что они задумали, это было и неважно…

Курро, прости, я ошибся.

+2

14

Гарсиа смотрел на все это и думал, что все складывается хорошо. Это было чуть больше, чем он ждал, но то, на что мог рассчитывать . Он не был до конца уверен в Мауро, даже сейчас. Но танцор ввязывался все дальше, и это было хорошо. Как нужно.

- Ты хочешь поиграть? - улыбнулся лейтенант. И потянул палаш из ножен. Медленно, сохраняя дух пусть опасной, но все-таки игры. Для Мауро, не для них обоих - они-то отлично знали, что происходит. И голос Рохаса, и его лицо, обманчиво спокойное, и что-то в его фигуре, и в том, как он ушел из объятия, все говорило об этом, и сейчас Аранго хотел его еще сильнее.

- Лильо, - протянул он, пробуя это имя на вкус, как едва ощутимый запах... Страха?.. повисший в каюте. Гарсиа не знал наверняка, но это возбуждало. - Утром. Утром я тебя отпущу. А захочешь, останешься. У нас хорошо. Разденься. Мы тебе покажем, как у нас хорошо.

Палаш был направлен на Анхеля, но Гарсиа улыбался - сладко, обманчиво мягко, весело.

- Раздевайся, - он слегка надавил, пока только голосом. - Помочь? Рубашку жалко. Но потом придумаем что-нибудь.

Мауро мог что-то понять, это было все еще опасно, и лучше бы ему до последнего верить, что для Рохаса будет это "потом".

+2

15

Сердце стучало как кастаньеты, сухим треском мертвых костей, и, даже зная, что должен кричать, кричать Рохас не мог. Не мог, зная, что услышит - услышит сам, и услышат другие, если они есть рядом, эти другие - Торрего, Бенито… Что это не будет крик о помощи, это будет вопль перепуганного мальчишки. Он не мог кричать так, даже когда был тем самым перепуганным мальчишкой, он был слишком красивым мальчиком.

«Смерть это точка, Анхелито».

Он не знал, готов ли был Гарсиа его убить - вот так, в своей каюте, безоружного, но капитана. Это могло быть уже слишком, когда придется объясняться с теми, у кого было и оружие, и причины его применить, потому что в конце концов, вряд ли они хотели быть мятежниками. Это будет их слово, его и Мауро - что это был несчастный случай? Нет, Бенито предпочтет стать лейтенантом при Варгасе, но понимает ли это Гарсиа? Не мог не понимать… но стук кастаньет становился все громче, а Рохас всегда верил гитаре, кастаньетам, танцу - Мауро…

«Это не ответ».

Он медленно потянул рубашку из штанов, снова находя Мауро взглядом, и тот, словно отвечая этому взгляду, также поднялся на ноги.

- Не надо, - как он ненавидел себя за эти слова! - я не играю в такие игры. Вы не отмоетесь.

Но будет шанс.

+2

16

- Зачем? - шепотом спросил Гарсиа, следя за руками Рохаса. - Зачем нам отмываться, Лильо... Никто же ничего не узнает.

Даже случись невероятное и останься Анхель в живых, он точно не побежит жаловаться, что его отымели в каюте.

- Играешь. Смотри, ты уже играешь.

Он прикоснулся кончиком палаша к подолу рубашки, поддел его, осторожно повел лезвие вверх.

- Как тогда, помнишь?.. Все как тогда. Мауро?.. Хочешь его погладить? Смотри, какой он...

+2

17

- От крови, - сказал Рохас - еле слышно, так пересохло во рту. Смерть это точка, все остальное это запятые - и он знал, что уступит, и знал, что от того, что он не уступает, все будет только хуже, это было то, что нравилось Гарсиа - и он не мог иначе. - Мауро…

Гарсиа словно не услышал, а Мауро мягко скользнул к ним, сбрасывая кожаный колет и улыбаясь - как улыбался через весь круг, и гигантская тень от висевшей над столом позади Рохаса лампы поглотила его, мешая разглядеть выражение лица.

- Тебя, - сказал он, - какой ты бываешь!..

Он опустил руки на плечи Гарсиа, приникая к нему всем телом - как в фанданго, и Рохас отпрянул, и сзади оказался стол - и он знал уже все, что будет сказано - вплоть до улыбок, но это мог быть шанс - из-за того, куда мягко переместилась левая рука Мауро… если бы это был не Гарсиа… или?..

- Зачем тебе палаш? - ладонь Мауро заскользила вниз по плечу Гарсиа, к локтю, к запястью. - Возьми нож. Хочешь нож?

+2

18

Гарсиа чуть запрокинул голову - самую малость, только прижимаясь в ответ. Ему нравилось все, что сейчас происходило, понравилось и это. Может, еще и потому, что это было опасно, но колет...Он ведь снял колет.

- Я не хочу его порезать, - чуть капризно мурлыкнул лейтенант. - Он будет дергаться. Ножом легче поранить.

А это время еще не пришло. Но может быть. Может быть.
Места в каюте было очень немного. Для палаша тесно.

+2

19

- Наоборот, - прошептал танцор - в самое ухо, - ножом удобнее.

Пальцы Мауро мягко обхватили запястье лейтенанта, отводя палаш в сторону. И Рохас прыгнул вперед, вбрасывая кулак в бледную, неказистую рожу, вскидывая в то же время ладонь, чтобы перехватить руку Гарсиа, ударил снова - под ребра, и снова, и снова - коленом - и подхватив за куртку, чтобы не упал, и снова в эту рожу - и не было удара ножом, но чья-то рука встряхнула его за плечо, и Мауро отпрянул, когда он обернулся, и поднес к губам палец.

- Часовой, - сказал он одними губами.

Рохас разжал руку, позволяя Гарсиа соскользнуть на пол, и поднял выпавший из его руки палаш. Окровавленный рот приоткрылся, и Рохас вогнал в него клинок - так, что вздрогнула пробитая перегородка.

- Ну знаешь, primo, - сказал Мауро. - Мог бы и предупредить.

Рохас несколько мгновений смотрел на него, а потом его начало трясти.

- Я предупредил, - сказал он, тоже смеясь и тоже шепотом, - я сказал, что беру вас на абордаж.

Он отшвырнул палаш и рывком притянул к себе танцора.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » На гребне чужой волны. Часть II. Июнь 1624г., Северное море