Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Подходящее поручение для благородной дамы. 9 марта 1629 года


Подходящее поручение для благородной дамы. 9 марта 1629 года

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

Из эпизода Игра в дамки. 9 марта 1629 года

0

2

Проводив с г-жу де Бутвиль до выхода и простившись с ней, Шере тем не менее озаботился не оставить ее без сопровождения. Стайка мальчишек, державшаяся около выходов Пале-Кардиналь во все погожие дни и большую часть непогожих, давно знали в лицо тех немногих, кто мог бы отдать им приказ проследить за тем или иным посетителем, и для того, чтобы дать такой приказ, хватало нескольких взглядов и кивка. Сорванец, неторопливой походочкой тронувшийся следом за г-жой де Бутвиль, носил кличку Солнышко за вечно сияющую на его замурзанной рожице радостную улыбку, относился к числу лучших и даже умел читать, пусть, увы, и не писать.

В очередной раз мысленно пообещав себе исправить этот его недостаток, Шере вернулся во дворец и, поколебавшись немного, направился все-таки в кабинет г-на капитана. Сомнений в том, что он поступает разумно, у него было более чем достаточно, и такой выбор не казался наименее рискованным, куда безопаснее было бы пойти к г-ну Бутийе, но г-жа де Бутвиль - а на полпути с ней к выходу он вспомнил, откуда знает эту фамилию - была не просто дворянкой, но и, кажется, куда более знатной, чем он предполагал.

Дежурный у двери окинул его настороженным взглядом, и Шере остановился, не подходя слишком близко.

- Прошу прощения, сударь, господин де Кавуа не у себя?

Дежурный постучал в дверь, дождался ответа и сказал:

- Господин капитан, к вам господин Шере. Если вы заняты…

То ли господин капитан занят не был, то ли его занятие было ему скучно - дверь отворилась, и вскоре Шере, дождавшись, пока она не закроется снова, покончил с положенными любезностями и устроился как обычно на самом краешке стула, не поднимая глаз, но неотступно наблюдая за собеседником сквозь опущенные ресницы.

- Прошу прощения, господин капитан, что я вас отвлекаю, но я подумал - может, без достаточных на то оснований, что это дело касается вас ближе… скорее чем господина Бутийе. Ко мне приходила сегодня молодая дама, госпожа де Бутвиль, которая ищет поручения его высокопреосвященства в обмен на… помощь. Я… вы знаете, я не занимаюсь этим обычно… Я обещал ей такое поручение, но позже.

Он поднял глаза все-таки, закусывая губу. Господин де Кавуа к рукоприкладству был обычно не склонен, но с дворянами никогда нельзя угадать заранее, что их выведет из себя. Молодая женщина, дворянка, с такой историей - конечно, вряд ли полагалось отказать немедленно, но черт его знает.

+2

3

Пикардиец выслушал очень внимательно. И подумал, что если бы при виде Шере не отложил перо, кончик которого грыз, размышляя над письмом, то несчастное перо было бы сгрызено уже до основания.
Несолидно.
Мадам де Бутвиль, в Париже! Под собственным именем!
Первый вопрос, который возник в голове гвардейца, звучал так: "Какого черта".
Второй: "Где ее муж".
Третий он озвучил, с легким удивлением приподняв бровь:

- Она сказала, конечно, какого рода помощь ей нужна?

Это давало ему еще немного времени, чтобы переварить эти потрясающие новости с привычно-вежливым выражением лица.

- Я бы не стал отказывать даме в беде, - заметил он после короткой паузы. - Но возможно, она сама желает не того, что пошло бы ей на пользу. Поправьте меня, если я ошибаюсь.

Он чуть не добавил: "С мадам де Бутвиль это иногда случается".
Пожалуй, скрывать знакомство не было никакого смысла.

+2

4

Шере незаметно перевел дух и подумал, что он никогда не взялся бы решать, что пошло бы на пользу г-же де Бутвиль, да и вообще кому-либо кроме Александра… и, может, Реми, тот бывал иногда до безумия неосторожен, особенно, если дело было в чертовой его науке. И однако он подался вперед, опуская, впрочем, глаза, и сказал:

- Мне кажется, господин капитан, вы правы и она желает не того, что просит. Она говорит, - он подчеркнул голосом это слово, - что ей нужен вступительный взнос в монастырь.

Г-жа де Бутвиль говорила также, что хотела бы получить этот взнос из тех денег, что составляли ее приданое, но Шере предположил, что такие тонкости вряд ли важны сейчас г-ну капитану, как бы внимательно - или ошеломленно - тот его ни слушал.

- На самом деле, - продолжил он, опираясь локтями на стол, чтобы наклониться еще чуть ближе, - она убежала от своего мужа и очень хочет, чтобы он нашел ее снова. Она очень огорчена, что он этого не сделал - отсюда монастырь, я думаю. Там есть еще молодой человек, который помог ей добраться до Парижа, но он, я думаю, был нужен только для того, чтобы ее муж погнался за ней быстрее.

+3

5

Потрясающие новости. Настолько потрясающие, что обычно сдержанный пикардиец несколько мгновений пытался справиться с лицом, на котором отчетливо проступило глубокое изумление. А потом откашлялся.

- Кхм... Никакой монастырь не выдержит мадам де Бутвиль, - с легкой иронией заметил он. - Она не сказала вам, что послужило причиной побега?

Кавуа мысленно считал, сколько дней могла занять у нее дорога до Парижа, но, не зная исходной точки... Нет, если Шере говорит "не сделал", этому выводу можно было верить - Бутвиль не спешил искать жену. Почему?
Придумать для мадам поручение, которое позволило бы ей встретиться с мужем, было, пожалуй, несложно. Но в роли доброго ангела семейства Бутвилей Кавуа чувствовал себя непривычно и даже неуместно.
С чего бы?..
Но если монсеньор считал возможным давать поручения этой молодой женщине, оставить ее без помощи нельзя.

+3

6

Шере позволил себе улыбнуться. После той беседы, после смерти миледи они не разговаривали, и в кабинет г-на капитана он снова пришел не без сомнений - и в этом тоже. Но все казалось таким же, как прежде, как если бы того разговора не было вовсе, и это только еще раз подтверждало, насколько он был важен.

Может, стоило все же спросить?..

- Я не спрашивал, господин капитан, - сказал он. - И вряд ли узнал бы причину, а не повод.

В любом другом месте он уточнил бы - если бы вообще выразился так - но здесь было не нужно.

- Но она сказала, что убежала, чтобы ему не мешать, и не нуждается в защите от него. Я… мне это кажется очень странным, господин капитан.

Г-н де Кавуа знал ее, конечно - его шутка это ясно показала - но, похоже, ничего похожего не ожидал, и ответ покажет, скорее всего, не только насколько хорошо он ее знал, но и то, насколько он доверял собеседнику.

+2

7

- От него - нет, - сказал капитан и задумался на некоторое время. Спохватившись, наполнил вином кубки, хоть и знал, что в случае с Домиником это почти бесполезно, но точно не зря.

- Граф де Люз из тех людей, кто может причинить вред своей жене только бездействием, - пояснил Кавуа. - В отличие от его родни. Они уже пытались запереть ее в монастыре силой, так какого черта теперь...

Ясно пока было одно - племяннице Давенпорта точно потребуются деньги. Бутвиль то ли явится, то ли нет, и когда его ждать, совершенно неизвестно, а юной женщине нужно где-то жить (интересно, где). И одежда, не станет же она все время ходить в мужском. И еда, в конце концов. Горничная.
Впрочем, под Ларошелью у нее, кажется, и горничной не было...

- Может быть, вам известно, совершенно случайно, где она остановилась?

+2

8

- Она дала мне адрес, чтобы я мог ее найти, с поручением, - отозвался Шере. - В Латинском квартале, кажется. Я поручил одному из наших хвостиков проследить за ней, на всякий случай.

Чем дальше, тем загадочнее становилась вся эта история, и, не спеша повторить для г-на капитана адрес, который дала ему г-жа де Бутвиль, Шере в то же время прикидывая, когда может вернуться Солнышко, если она не солгала. Значит, г-н де Кавуа и мужа ее тоже знал… а еще этот брак родне этого самого мужа совсем не нравился. Если они знали, что она выполняет поручения монсеньора…

- Если позволите, господин капитан… - он смотрел на наполненный бокал, но не спешил его брать. - Госпожа де Бутвиль упоминала, что ей могут помочь попасть в монастырь, но прежде она должна вознаградить за помощь своего спутника, в этом они ей не союзники - ведь да? И она не знает, в какую обитель пойти.

Он не хотел повторять свой вывод - тем более что г-н капитан с ним и не спорил, и не хотел подчеркивать очевидное: что сам он почти ничего не знал. Но бокал, и паузы, и уже сказанное г-ном капитаном - все это собиралось в сотрудничество, как бы дико это ни казалось, и если Шере почти привык уже слышать «мы» от г-на Бутийе, то г-н де Кавуа всякий раз ошарашивал его заново.

+2

9

- Ее случайная смерть их устроит тоже, - едва заметно улыбнулся гвардеец, хотя тема была совсем не смешной. - Особенно в таких обстоятельствах. Сбежала из дома, одна, неизвестно с кем, и совсем не удивительно, что дело кончилось так трагически.

Он вздохнул.

- Я могу ей помочь попасть в монастырь. Даже в отсутствие монсеньора. Один из настоятелей парижских приходов мой родственник и не откажет в содействии, и даже подскажет подходящую обитель, но ведь это на самом деле никому не нужно. Вот что... Я бы, пожалуй, хотел, чтобы за ней присматривали. У меня сейчас нет поручений, которые подходили бы для женщины, но что-то ей поручить необходимо - хотя бы для того, чтобы она приняла от нас деньги, которые так ей нужны. Как считаете? Вы поладили с ней? В последний раз, когда я пытался спасти ей жизнь, ее пришлось увозить поперек седла.

Возможно, не стоило рассказывать такие вещи о благородной даме простолюдину, но Кавуа считал, что Шере стоит очень, очень хорошо понимать, с кем ему предстоит иметь дело. И даже не стал предлагать пригласить мадам де Люз к себе для личного разговора.
Дуэль с Бутвилем наверняка не добавила капитану ни капли обаяния в глазах юной красавицы.

+2

10

Шере погладил пальцем край бокала, на этот раз не пытаясь скрыть изумление - «поперек седла»? Благородную даму? На часть его вопросов это отвечало - г-жа де Бутвиль была г-ну капитану крайне небезразлична, но взамен у него возникло столько новых, что если бы Шере собирался их задавать, он бы долго еще гадал, с которого начать.

- Мне кажется, ей не нужны деньги, господин капитан, - осторожно сказал он, не отбрасывая еще окончательно привычку держаться в стороне, но снова проверяя на всякий случай зыбкую почву под ногами. - Если у нее появятся деньги, она… Я не знаю, сколько и чего нужно для экипировки, и этому ее спутнику потребуется еще рекомендация в новый полк, но… Прошу прощения.

Он замер на миг, собирая вместе то, что он знал о шевалье де «Ба».

- Если ей верить, то он не пожелает ничего от нее принять, но примет, потому что она на этом настоит. Он дезертировал из своего полка, чтобы сопровождать ее в Париж, и она хочет позаботиться об экипировке для него и новом назначении, но и против возвращения его в старый полк тоже ничего не имеет. И я подумал, что, если она сможет его устроить, у нее не останется причин не уйти в монастырь, а значит… его тоже надо найти.

У него язык чесался спросить, что она вообще за женщина, но он мог, на самом деле, уже прикидывать: она ездила с опасными поручениями, сама назвала себя шпионкой, сбежала от мужа, чтобы заставить его последовать за ней - отважная дама, и решительная… Но муж за ней не поехал, а его родня готова избавиться от нее любыми средствами, а это означало, что этот неизвестный молодой человек мог быть как рыцарем, так и мошенником - и, в отличие от г-жи де Бутвиль, Шере не спешил сбросить со счетов этот карточный долг.

+2

11

- И он влюблен, вероятно, - проговорил Кавуа. - Или ловко водит ее за нос.

Дезертировал из полка. Бросил службу, лишился, похоже, средств к существованию - чтобы сопровождать. Они прежде были знакомы?

- Вот на этого молодого человека я бы хотел посмотреть поближе.

В Париже бывает неспокойно. Может ведь так статься, что шевалье потребуются забота и уход, но отнюдь не место в полку - хотя бы на пару недель.
Или...
Кавуа щурился, чуть иронично, чуть жестко, на миг объединив в себе и того человека, что требовал когда-то от пациента доктора Барнье продолжения страшной сказки, и того, кто тащил Доминика с собой на штурм Нельской Башни.

+2

12

- Я не знаю ни его имени, ни иных подробностей, - признался Шере. Он думал о том же - влюблен ли? - и все больше склонялся к тому, что влюблен. Пробуждать ревность мужа - не лучший способ использовать женщину в своих целях… хотя был же еще этот долг… и он мог не знать, в каких целях его используют - кто же рассказывает всю правду? - Но он будет где-то рядом… Господин капитан, я думал, может… Господин Бутийе как-то обмолвился, что возвращение господина де Лианкура в Париж стало для него неожиданностью, так может?..

Господин Бутийе сказал, на самом деле, гораздо больше - и о том, что г-н де Лианкур приехал второпях, и о том, как исключительно не вовремя убили миледи, и о том, как это сложно, найти ловкую женщину второго сословия, которая принимала бы поручения не только от дворян - но все это вряд ли занимало г-на де Кавуа.

- Она сказала, что умеет добывать сведения, и хотела вообще-то говорить с его преподобием отцом Жозефом, то есть говорить о нас она не станет… надеюсь.

Слишком хорошо Шере знал разницу между намерением и исполнением, чтобы не внести эту поправку.

Отредактировано Dominique (2019-05-10 23:01:37)

+2

13

Кавуа мысленно понадеялся на то же.

- Ну, ей пригодится верная рука поблизости, - задумчиво проговорил он. - Всегда пригождалась. Она очень умна, но, по возрасту, бывает неосмотрительна.

Капитан сильно смягчил описание, потому что мадам де Люз бывала прямо таки чудовищно неосторожна. Но если под Ларошелью ее то и дело спасали... Кстати.

- У нее есть друзья в Париже. Господин Атос, например. Королевский мушкетер. И месье де Ронэ, он бретер. К этим людям она тоже может обратиться за помощью. В первом случае этот ее шевалье имеет все шансы оказаться в каком-нибудь полку, рекомендация Атоса дорогого стоит. Во втором он имеет все шансы умереть.

Шере говорил про Лианкура. Да, но... Но сможет ли она?

- Давайте попробуем, - решился Кавуа. - Герцог де Лианкур. Это хорошая мысль, герцог был в хороших отношениях с покойным Бутвилем, и... Ей точно потребуются платья.

+2

14

Шере задумался - не о платьях г-жи де Бутвиль, пусть ему и было что сказать на эту тему, и не о ее уме и неосторожности, и даже не о дружбе между покойным Бутвилем и г-ном де Лианкуром. Это все было ясно, и все выводы лежали на поверхности, в отличие от одной простой фразы: «королевский мушкетер». Как если бы имя г-на Атоса прозвучало сегодня впервые. Проще всего было принять эту игру - спросив, например, можно ли как-то предотвратить их встречу. Можно было наоборот - предложить попросить г-на Атоса этому ее другу не помогать. А можно было…

- Ей было неловко просить о поручении, - сказал Шере, берясь за бокал и глядя, казалось, только на бордовую поверхность вина. - Я думаю, если бы она могла к ним пойти, она бы сперва сделала это. Если позволите, господин капитан… мне кажется, господин де Лианкур будет ей больше доверять, если он сам найдет ее, а не она его. Если он узнает, что она в Париже… только не она, если ему скажут - по ошибке, конечно - что это ее муж в Париже? Он приедет к ней?

Платья… Женщине нужны платья, это понятно, и чем давать ей деньги, в сто раз надежнее условиться с портнихой, а среди тех, кто оказывал монсеньору услуги, была и портниха, и она не будет болтать. И г-же де Бутвиль можно будет сказать, что это временная мера, пока не удастся разобраться с ее приданым, и спорить она не будет - слишком она настаивала, что хочет свои деньги, а не плату. Но кто сказал, что эти деньги вообще должны добраться до нее или до портнихи? Когда гораздо умнее будет дать г-ну де Лианкуру деликатно позаботиться о родственнице своего друга?

Отредактировано Dominique (2019-05-10 23:02:21)

+2

15

- Приедет, - усмехнулся Кавуа. - Я так думаю. Но...

Он подумал немного. Понял, что люди меняются с течением времени, а женщины особенно. Но вряд ли мадам де Бутвиль изменилась настолько, чтобы обрести вдруг несказанную осторожность.

- Где и с кем она живет?

"Где и с кем застанет ее Лианкур".

- Ничего не знаю о том, приходилось ли ей встречаться с герцогом прежде, и достаточно ли он ее знает, чтобы не сделать поспешных выводов, и...  Если это неудачное место, которое компрометирует ее, предложите ей другое. В конце концов, Лианкур был дружен с братом ее мужа, а не с ней.

Гвардеец не стал уточнять разницу между местом "компрометирующим" и "неподобающим для юной графини". Бедственное положение мадам де Бутвиль как раз играло на пользу делу.

+2

16

- Я погляжу, - отозвался Шере, решив не думать пока, что делать, если она дала ему неверный адрес. - Но… я боюсь, я не знаю людей, которые могли бы сказать господину де Лианкуру о ней… людей нужного круга. Мне кажется, тут бы лучше подошел дворянин… хотя…

Он поднес все-таки к губам бокал - и потому что неправильно было бы ни глотка не пригубить, и потому что у г-на капитана вино было сладкое, как он любил и не признавался, и потому что ему нужна была сейчас пауза - не затем, чтобы найти решение, но чтобы посмотреть, предложит ли его г-н капитан.

Он мог бы придумать способ, и у господина Бутийе могли быть нужные люди, он был все же много влиятельнее Шере и знал бы, конечно, кого попросить о такой услуге, но Шере был бы последним дураком, если бы не попытался использовать козырь, который сдала ему судьба. До сих пор его ролью было подбирать людей для чужой игры, и узнать, чьей была эта игра, он мог только одним способом.

Отредактировано Dominique (2019-05-10 23:02:54)

+2

17

Все, что мог ответить на это Кавуа, укладывалось в несколько слов.

- Не вижу в этом большой трудности, - поразмыслив, ответил он.

Удачно пустить слух, что Бутвиль в Париже, причем так, чтобы он гарантированно дошел до герцога, могли многие. И, наконец, можно было предложить Рошфору заняться этим. В дворянах недостатка не было. Может, люди из кружка покойного Бутвиля-старшего? Шевалье де Тран? Нет, он появился там сравнительно недавно и покойника не знал. Ронэ?..
А в Париже ли он? И захочет ли, учитывая, о ком идет речь...

- Разве что пустить слух через слуг, что Бутвиль прибыл тайно...

Он представил, кто еще может захотеть с ним встретиться, и мысленно посочувствовал молодой графине.

+2

18

Шере ответил не сразу, оценив и ответную паузу, и сам ответ. Да, он мог сделать это через своих знакомых, хотя до скольких хозяев доберется потом такой слух - предсказать не смог бы никто. Хуже было другое, и г-н капитан это, несомненно, понимал, и именно поэтому Шере не видел причины об этом говорить: у слухов нет адреса. Слух, пущенный среди слуг, который сообщит г-ну де Лианкуру еще и где искать мнимого г-на де Бутвиля, это было сложно, гораздо сложнее, чем если бы кто-то проронил при г-не де Лианкуре, что слышал от лавочницы или кто там она могла быть, эта г-жа Корде, будто у нее сам г-н де Бутвиль живет.

- А… зачем так, господин капитан? - тихо спросил он, выбирая как всегда самый безобидный путь. «Так» - это могло быть все что угодно. Зачем через слуг - или зачем вы предлагаете мне заведомо сложный путь - или зачем вы меня еще раз проверяете - или зачем вообще пускать слух, мог же он сам передумать и найти другое решение?

Отредактировано Dominique (2019-05-10 23:04:12)

+2

19

Кавуа думал о шевалье де Корнильоне и, неожиданно, о недавнем возвращении в Париж прекраснейшей из всех герцогинь, но объяснять это Шере было бы долго, а, главное, незачем, поэтому он только рукой махнул:

- Нет, вы правы. Дворянин найдется. Когда вы условились с ней встретиться? Сколько у нас времени?

- Мы не говорили о времени, но я полагаю, сегодня же, - Шере отпил еще глоток и поставил бокал обратно на стол. - Если позволите, я бы предложил… Если наш человек сможет сказать лично господину герцогу, что господин де Бутвиль… или некто, кто выдает себя за него - может так будет даже лучше? - что он в Париже, по такому-то адресу, захочет ли в этом случае господин герцог… лично заняться этим случаем? Или пошлет какого-нибудь… хвостика?

- И то, и другое может оказаться нам на руку, - сказал Кавуа. - Хвостик увидит мадам в бедственном положении, Лианкур наверняка захочет подробностей. Главное, чтобы госпожа графиня понимала, в чем заключается ее... Бедственное положение. И миссия. Если она начнет рассказывать ему про монастырь и побег от мужа...

Он покачал головой. Предсказать результат было трудно. Мадам де Бутвиль, насколько помнил гвардеец, была отнюдь не из тех женщин, кто добивается своего соблазнением.

- А в чем, - чуть слышно спросил Шере, - оно заключается? Она… она не сможет это решить сама?

- Как вы наверняка успели заметить, искренность числится среди ее добродетелей, - хмыкнул Кавуа. - Сможет, конечно. Если задумается об этом.

В этом они были похожи с Ронэ, заметил он про себя не без внутренней иронии.

+2

20

Шере, лишь минуту назад гадавший, пожелает ли г-н капитан взять на себя роль, которую обычно играл в его планах Шере, и останется ли он сам тем, кто решает, что поручить г-же де Бутвиль, вдруг почувствовал себя в роли юнца, оживившего пестик в истории, которую ему как-то рассказал Лампурд. Вода перелилась враз через край, а топор, к которому он мог бы по глупости протянуть руку, внезапно сам ему подмигнул.

Но г-н де Кавуа сказал, что можно… и мог так сказать по тысяче причин.

- Господин капитан, - сказал Шере, снова поднимая взгляд на собеседника, - как вы считаете?.. Мне кажется, она не расскажет ничего, что сможет счесть дурным для своего мужа. Но может… Она захотела бы, как вы думаете, рассказать, что ее убедила оставить мужа какая-то подруга, которая привезла ее сюда?

У знати, он знал, многое было не как у людей и жены изменяли так, что об этом все знали, и никто этих жен не бил смертным боем и не запирал в монастырь, но понять, когда это можно, а когда нельзя, он был не в состоянии. Г-же де Бутвиль, с его точки зрения, лучше было не рисковать.

Кавуа кивнул, соглашаясь. И объяснил - на всякий случай:

- Она не будет говорить со мной. Я дрался с ее мужем. Я... В ссоре с ее мужем. Если это можно так назвать.

Шере замер, всецело сосредотачиваясь на этом новом откровении. В ссоре с ее мужем, да - но вместе с тем… в голосе г-на капитана не звучало никакой особой жажды спасти попавшую в беду даму, но он хотел, чтобы за ней присматривали, и не хотел пристраивать в монастырь вопреки ее высказанному желанию, и это «в последний раз, когда я пытался спасти ей жизнь»…

Шере подумал, что никогда не поймет, почему, но ему это и не нужно. Причин не доверять не было, пока им было нечего делить, и он только что спросил совета и получил его, и если он не знает, как считается туз в этой игре, то с этой минуты и играть в нее он будет не один.

- А про то, что случилось с подругой, она сможет придумать?

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Подходящее поручение для благородной дамы. 9 марта 1629 года