Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



Восток - дело тонкое. 1616 год, Тунис, Бизерта: Юный Франсуа де Ротонди знакомится с Франсиско де Варгасом, который знакомится с нравами Туниса.
Письмо счастья. 12 февраля 1629 года.: Г-жа де Мондиссье просит г-на де Трана помочь ей передать письмо королевы г-ну де Корнильону.
Много драконов, одна принцесса. 9 марта 1629 года.: Г-н де Ронэ и Портос готовятся похитить принцессу.
Я вновь у ног твоих. Май 1629 года, Париж.: Арамис возвращается к герцогине де Шеврез.

Денежки любят счет. Февраль 1629 г.: Луиза д’Арбиньи прибывает в поместье Вентьевров.
О пользе зрелых размышлений. 11 февраля 1629 года: Г-н де Валеран рассказывает Марии Медичи о попытке королевы спасти г-на де Корнильона.
Слезы ангелов. Северное море, июнь 1624 г.: После захвата голландского корабля капитан Рохас и лейтенант де Варгас разбираются с добычей.
Гуляя с ночи до утра, мы много натворим добра. 3 февраля 1628 года.: Роже де Вентьевр и Ги де Лаварден гуляют под Ларошелью.

Пасторальный роман: иллюстрация. Декабрь 1627 года: Принцесса де Гонзага позирует для портрета, Месье ей помогает (как умеет).
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Невеста без места. 12 февраля 1629 года.: Г-н де Вентьевр и "г-н д'Арбиньи" узнают о скором прибытии "Анриетты".

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Пример бродяг и зерцало мошенников. Май 1629 года..: Г-н де Лаварден узнает, что его съели индейцы, а также другие любопытные подробности своей биографии.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Игра в дамки. 9 марта 1629 года


Игра в дамки. 9 марта 1629 года

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

После эпизода Не ждали? 8 марта 1629 года.

0

2

До этого утра у мадам де Бутвиль никогда не бывало похмелья. Не потому, что она была такая стойкая к алкоголю, а потому что никогда раньше так не напивалась. Она не помнила даже, как наконец добралась до постели и как раздевалась. Надеялась только, что ей помогал не Ронэ. О нем она как раз помнила хорошо. И об Эжени. А еще она помнила, как ее тошнило при нем, и это было ужасно стыдно. Потому уйти из дома она постаралась до его прихода бретера, ни капли не сомневаясь, что он непременно явится. К ломбардцам надо было идти в любом случае — ей нужны были деньги.  Платье у Эмили было, простое и скромное, и мадам Корде даже вынула его из седельной сумки и привела в порядок... Но даме без сопровождения... Впрочем, молодая женщина придумала, как ей казалось, остроумный выход из положения: она написала доверенность от себя самой на имя Франсуа де Кюиня, подателя этого письма.
Разговор с клерком не занял много времени, но принес графине страшное разочарование. Деньги действительно были, правда, ей так и не удалось выяснить, сколько. И они действительно принадлежали графине де Люз, но никак не могли быть выданы ни господину де Кюиню, ни самой графине, потому что не дама была несовершеннолетней и замужней, а доверенности от господина графа не было. Клерк заверил Эмили, что он тотчас напишет господину графу, что с их почтой письмо дойдет куда быстрее, чем обычным путем, и, возможно, уже через пару недель ее светлость сможет получить сумму, которую его светлость сочтет возможной.
Это был удар. Выйдя из банка, мадам де Бутвиль добралась до ближайшей церкви и некоторое время сидела там на скамье. Мысли ее были далеки от праведных. Она не знала, что делать. Можно было идти к герцогине, как она и собиралась. Наверное, та постаралась бы куда-нибудь ее определить и бесплатно. Но был еще Бадремон, пострадавший из-за нее совершенно несправедливо. И чтобы он мог вступить в какой-нибудь полк, ему нужны были деньги на обмундирование. И на уплату долга. И Эмили отдала ему Пирожка.
Заработать графиня де Люз, конечно же, ничего и нигде не могла. Но...  Один раз она уже оказала услугу его высокопреосвященству. Правда, кардинала в Париже, вроде, не было, но она же знала, к кому обратиться... Муж от этого ее решения пришел бы в ужас и, наверное, страшно разгневался, но... Она же умерла?.. И мадам де Бутвиль отправилась в Пале-Кардиналь. Господин Шере, так звали человека, которого ей следовало позвать. И она прекрасно его помнила...

+2

3

Когда Шере сообщили, что его желает видеть какой-то дворянин, первый, о ком он подумал, был Александр - но это не мог быть Александр, Александра в Пале-Кардиналь знали. Вторым был Руфус, и на пути в одну из малых приемных, куда проводили посетителя, Шере самым дурацким образом вспоминал и все не мог имя курьера, за которого выдавал себя англичанин. Еще два имени пришли ему на ум, когда он отворял дверь, но юноша, повернувшийся к нему навстречу, не был ни одним из них.

- Доброе утро, сударь, - обычным своим шепотом сказал он. - Вы хотели видеть меня?

Что-то все-таки показалось ему знакомым в этом юноше, и поэтому называться Шере не спешил и не смотрел слишком пристально, хотя что-то, что-то… Нет, он его знал, совершенно точно знал, но откуда?

+2

4

- Доброе утро!
Казалось, он вовсе не изменился. Такой же толстоватый, рыжий, рыхлый...Тогда, два года назад, господин Шере показался Эмили похожим на бледного ночного мотылька. И он спас ей жизнь...
- Я Франсуа де Кюинь, помните? Когда-то вы оказали мне услугу. И... мне говорили, что я могу обратиться к вам.

+2

5

- О, -  пробормотал Шере, глядя на нее во все глаза. Имя бы он не вспомнил, но голос, слишком нежный для юноши… Нет, он не сразу это понял, просто вдруг в его памяти всплыла ухмыляющаяся рожа Охотника, хрупкий силуэт в руках трех мерзавцев, жар крови, прилившей к щекам, и невыносимая духота тех безумных дней. Франсуа де Кюинь - девушка, которой он чуть не заплатил Охотнику и чуть не погубил свою душу. Или все же погубил?

Глупо. Ад его ждал с того самого дня, когда он сошелся с Мадо. И если в этом он бы мог еще раскаиваться, то в том, что случилось с миледи… с Анной - никогда. Хотя, не стань он ее любовником, он не стал бы и ее убийцей.

Усилием воли Шере отбросил эти мысли, они ничего не меняли.

- Вы оказываете мне честь, помня обо мне, сударь. Я буду счастлив оказать вам любую услугу, какая только будет в моих силах.

Это правдой, конечно, не было. Но такую ложь никто правдой и не считал, и это можно было оттого говорить и ему.

+2

6

- Мне сказали, что я могу обратиться к вам, - повторила Эмили, не зная, как продолжить. Всю дорогу до Пале-Кардиналь она думала. Обратиться к мадам де Комбале? Не в таком виде, да и инкогнито ее будет раскрыто. И кардинала не было в Париже. Кто еще мог предложить ей службу? Разве что отец Жозеф... Смутит ли монаха ее облик? Кажется, этого монаха мало что может смутить. Со своей совестью мадам де Бутвиль успела договриться. Разумеется, она не станет просить денег — графиня де Люз не продается. Она попросит содействия для устройства в монастырь. И протекции для Бадремона. А если имя его высокопреосвященства как-то повлияет на ломбардцев... Это было бы прекрасно! - Мне... мне надо поговорить с отцом Жозефом...

+2

7

Шере ответил молодой женщине пристальным взглядом. Сообщить ей, что отца Жозефа в Париже нет, он мог в любую минуту - но что он тогда узнает? Ничего - кроме того, что знал и без того.

- Возможно, - очень тихо предположил он, - вам сказали обратиться ко мне под вашим настоящим именем… сударыня?

Он знал, что это было не так - он никогда не водил дела с людьми монсеньора, и самое большее, что от него когда-либо требовалось, это послужить ширмой для тех, кому на самом деле надо было видеть совсем не его. Но прежде чем пойти к г-ну Бутийе, он хотел хотя бы знать, о ком с ним говорить.

+1

8

Конечно! Будь Эмили одна, она, пожалуй, стукнула бы себя по лбу. Кто мог догадаться, что она придет сюда, как Франсуа де Кюинь? Когда она вообще не должна была приходить, а должна была прислать горничную. Которая осталась в Шалоне. Хорошо бы, Луи-Франсуа ее не выгнал...
- Да, разумеется, - смущенно проговорила молодая женщина. - Я — мадам де Бутвиль. Просто мне подумалось, что мальчика вы быстрее вспомните.

+1

9

- А, - только и сказал Шере. Про г-жу де Бутвиль ему никто не упоминал, только про ее горничную, но этого было достаточно. Не для того, конечно, чтобы знать, что с ней делать, но для того, чтобы убедиться, что она появилась здесь по делу. - А.

Фамилия г-жи де Бутвиль показалась Шере смутно знакомой и сама по себе, как и в предыдущий раз, когда он ее слышал, и он мысленно снова пообещал себе поискать ее в архивах - или просто спросить, иногда это было проще. С тех пор как ему начали доверять по-настоящему - или хотя бы делать вид, что доверяют - он обнаружил, что помимо разобранных по темам писем, отчетов и докладов, в сундуках хранилось великое множество других бумаг, которые такой простой сортировке не поддавались, потому что сообщалось в них о множестве событий или людей сразу. Их раскладывали по имени отправителя, и отыскать в них что-то мог только кто-то, кто их уже читал и помнил где искать. Обычно это был его высокопреосвященство, который, требуя какой-либо документ, зачастую сразу же добавлял, кто его написал и даже когда; г-ну Бутийе, г-ну Шарпантье и отцу Жозефу тоже хватало, но кому-либо еще найти что-то в этой куче бумаг можно было только зная, кто обычно о чем писал, и даже тогда…

- Видите ли, сударыня… дело в том, что его преподобия нет сейчас в Париже. Я могу сообщить о вас господину Шарпантье или господину Бутийе, если вам так будет угодно. Или… вы предпочли бы иметь дело со мной?

Вопрос не был праздным: далеко не все люди его высокопреосвященства знали друг о друге или хотели, чтобы о них узнали. Если ее сведения были срочными и она предпочла бы остаться в тени…

+2

10

Отца Жозефа тоже не было... И не надо было думать, что ему сказать... И, наверное, это вообще была плохая идея — прийти сюда. Мадам де Бутвиль знала имена Шарпантье и Бутийе, но одно дело — довериться его высокопреосвященству, который был с ней так добр, или пожилому монаху... (Тут, правда, Эмили одолевали сомнения: рассказывать святому отцу, что она хочет умереть — в этом он вряд ли стал бы ей помогать, а врать... Что ж, врать не пришлось...) Совсем другое дело — рассказать о своих затруднениях посторонним . Чем меньше людей будут знать, что графиня де Люз обращалась к Ришелье, тем лучше.
- Нет, пожалуйста, этим господам ничего говорить не стоит. А... - она с сомнением глянула на Шере. Может он ей помочь? Но чем? - С вами... Я, право, не знаю...
Наверное, Эмили бы ушла, не раздумывая. Оставалась же герцогиня д'Ангулем. Но она обещала помочь Бадремону. Такой беспомощной она не чувствовала себя очень давно...
- Простите, я... - все это время она позволяла себе плакать только ночами, когда никто не видит, но сейчас слезы неудержимо подступили к глазам, готовые пролиться. - Я надеялась... отец Жозеф хотя бы... я могу...

+2

11

- Сударыня…

Только тут Шере осознал, что, наверное, должен был предложить ей сесть, хотя он и был простолюдином, а она - знатной дамой. И конечно, предложить вина и какие-нибудь бисквиты… и свои услуги? А потом? Все это было крайне странно, потому что имя г-жи де Бутвиль он слышал только потому, что юная горничная, с которой его познакомили, служила именно у нее - но г-н де Кюинь… или м-ль де Кюинь… Кто бы она ни была, она явно была в отчаянии, и, легонько прикасаясь к ее рукаву, Шере мог только надеяться, что его фамильярность ее не заденет - но он не слишком знал, как вести себя с дворянками, если они не были ни г-жой де Комбале, ни г-жой де Кавуа, ни… на миг его дыхание сорвалось. Или если они не были миледи.

- Сударыня, - повторил он самым смущенным голосом, на какой был способен, - как я уже сказал, если я могу как-то вам помочь… Я, конечно, не очень похож на отца Жозефа, но если вы сядете вот здесь, закроете глаза и очень постараетесь, то может, я могу сойти за него? Давайте я пока схожу за каким-нибудь печеньем - с печеньем приятные вещи представлять себе намного проще.

+2

12

Эмили попыталась улыбнуться, представив себе, как она закрывает глаза, и... Улыбка получилась совсем грустной.
- Нет, спасибо, я не голодна... И вряд ли смогу представить приятные вещи...
Губы ее задрожали.
- И я... простите, это я просто устала... Я просто не знаю, что теперь делать... То есть знаю, но от меня зависит один человек, я обещала помочь, а сама даже себе помочь не могу... Его высокопреосвященство давал мне поручение... Я думала, что могу сделать еще что-нибудь в том же духе...

- Вы хотите получить поручение в обмен на помощь одному человеку? - уточнил Шере. - А что это человек, и в чем ему нужно помочь?

- Это один очень молодой человек, и он попал в беду, а из-за меня, пожалуй, и в большую. Ему нужны деньги, и они у меня есть, только я их взять не могу.

Шере ответил откровенно недоумевающим взглядом.

Эмили посмотрела на него, вздохнула и пояснила:
- Потому что они в банке. А я несовершеннолетняя, и вообще нужна доверенность от мужа. А муж в армии с королем. И я думала, его высокопреосвященство мог бы мне помочь... а я бы тоже в чем-нибудь помогла... Ужасно, да? Только вы не думайте, это мое приданое, и я не собиралась много брать!

+2

13

Шере подумал, что монсеньору было бы проще заплатить г-же де Бутвиль за ее услуги, сколько бы те ни стоили, чем вынудить итальянских банкиров расстаться с деньгами без нужных бумаг. В бытность свою ростовщиком он попытался как-то продать пару сомнительных векселей одному миланскому банкиру, потерпел сокрушительную неудачу и со злости решил подделать его собственные. Задача оказалась ему не по зубам: как выяснилось, в банке на векселя ставили номера и как-то их сверяли, и разобраться, какой фокус они проворачивали с цифрами, чтобы удостоверить номер, он так и не сумел. Тогда не сумел - теперь он почти не сомневался, что разобрался бы, хотя бы с помощью Россиньоля.

Но доверенность от мужа… это было бы проще, это он мог сделать хоть сейчас - хотя и не собирался.

- Я всегда думал, что это несправедливо, что женщина не может распоряжаться своим приданым, - сказал он - совершенно честно. - Надеюсь, этому молодому не требуется все ваше приданое?

Простолюдина он спросил бы прямо: «И сколько вам нужно?» Простолюдинку… пожалуй, немного иначе - «О каких примерно суммах мы говорим?» Но г-жа де Бутвиль была дворянкой, и он понятия не имел, как они торгуются. Торговаться он, конечно, тоже не собирался, но хотя бы понять, что от нее можно требовать взамен, надо было попробовать.

+2

14

- Нет, конечно, нет! - вспыхнула Эмили. - Я плохо объясняю... Ему вообще ничего не требуется, то есть требуется, но он не возьмет... то есть возьмет, потому что я буду настаивать.
Наверняка Шере подумает, что она собирается помогать любовнику. Все так подумают, люди всегда отчего-то думают самое плохое! И вдруг Луи-Франсуа поверит?!
- Когда мы женились, у меня вовсе никакого приданого не было. А потом сначала имение и титул, а потом вот это все еще... Я оказалась довольно богата, и муж не имел бы ничего против того, чтобы помочь господину де Ба... то есть тому юноше... я точно знаю, но граф далеко, а деньги эти пришли недавно, он просто не успел распорядиться...

+2

15

Шере всем видом выразил смущение и неловкость. Верить? Не верить? Миледи он верил - и никогда до конца, но все, что говорила г-жа де Бутвиль было легко проверить - чего она сама могла и не знать. Но она была много младше миледи, и оправдывалась так трогательно, словно ее и в самом деле беспокоило мнение простолюдина, который, хоть и был секретарем монсеньора, все же оставался в первую очередь простолюдином, и, наконец, она ему просто нравилась, и он ее едва не погубил тем летом.

- Если вы позволите мне посоветовать, - сказал он нерешительно, - то не стоит настаивать, особенно если это деньги, лучше не оставить выбора. Ему ведь не просто так деньги нужны, а для чего-то? Давайте решим лучше это что-то, и это может оказаться гораздо проще.

Что там было на самом деле - его не особо занимало, но если он не мог прямо спросить, сколько ей нужно, оставалось выяснять как-то иначе. Другое дело, что он скорее всего был прав - брать деньги у женщины станет либо негодяй, либо любовник, либо слуга, и ни на одну из этих ролей не подходил некий попавший в беду молодой человек - если, конечно, г-жа де Бутвиль не обманывалась на его счет, что тоже было более чем возможно.

+2

16

- Мы можем решить это что-то? - печально усмехнулась мадам де Бутвиль. - Мне кажется, я и сущих пустяков решить не могу, а тут и не знаю, как подступиться. Но если вы сможете помочь мне хотя бы советом...
Эмили привычно прикусила нижнюю губу. Все ее решения на поверку оборачивались глупостью, и из теперешней ситуации достойного выхода она не видела.
- Это карточный долг, во-первых. Довольно большой. Но тот, кому молодой человек должен, сейчас далеко, и, возможно, там не все чисто. Еще он потерял из-за меня место в полку, и я бы хотела найти ему место. Нужны рекомендации... и экипировка.

+2

17

Шере кивнул. Выбранный им тон, похоже, оказался верным - г-жа де Бутвиль не возмутилась и начала что-то рассказывать. Недостаточно, чтобы все понять, но какие-то выводы сделать было уже можно. Карточный долг - человеку, который «сейчас» далеко, потерянное «из-за нее» место в полку, нужда в экипировке… Потрепанный мужской наряд. И муж, который якобы был бы рад помочь, но, вот беда, уезжая в действующую армию, не оставил жене доверенность.

Разумеется, это было не его дело, но мозаика не складывалась, под каким углом ни взгляни: если бы таинственного г-на де «Ба» просто выгнали из полка, у него бы осталась экипировка; по карточным долгам друзей жены не будет платить ни один муж; временно уехавший кредитор… И женщина, которая ходит в мужском платье и выполняет поручения кардинала.

- Может, будет лучше вернуть молодого человека в его же полк? - предположил он и в очередной раз покосился на кожаную банкетку. - Тогда рекомендации не понадобятся… А почему вы думаете, что там не все чисто?

+3

18

Эмили тоже посмотрела на банкетку  и решила, что довольно глупо торчать у всех на виду. А Шере... ну может, и вправду что посоветует. По крайней мере, с ним можно поговорить. Конечно, с Ронэ тоже можно... Но с ним она отчасти предполагала, что услышит.
- Давайте и вправду присядем, если у вас есть время. - Она опустилась на банкетку. - Боюсь, обратно в полк вернуть его будет сложно... Он же уехал, никому ничего не сказав и не объяснив, дезертировал, значит. А что не чисто... когда он нам рассказывал про происшедшее, нам так показалось. Мой муж собирался в этом разобраться. Но я уехала...
Она ведь до сих пор не думала, что подвела Бадремона еще и этим: Луи-Франсуа мог совсем не заниматься больше делом молодого человека, особенно если узнал, что его жена с этим молодым человеком уехала. Да она сама же  о том мужу писала!

+2

19

Шере кивнул, осторожно присаживаясь рядом с г-жой де Бутвиль. Она уехала - и с ней этот молодой человек - без разрешения, а муж остался… в армии. И что она вообще делала в армии, и как только ее муж?..

Можно было и не гадать, но ему было любопытно - и еще он должен был понять, что от нее требовать… или просить?

- Его можно вернуть в полк, если он уехал по поручению вышестоящего лица, - сказал Шере. - Не вас, конечно, но вы же уехали не случайно? Можно ли как-то это использовать? А подтверждение того, что он выполнял чье-то поручение, мы найдем.

Он быстро поднес палец к губам в тот же момент, когда в дверь поскреблись, и появившаяся на пороге молоденькая горничная с подносом робко спросила:

- Если позволите?

Шере кивнул, и она тут же придвинула к банкетке столик, на который поставила вазочку с печеньем, бокалы и хрустальный графин.

+2

20

- Вряд ли мой отъезд можно использовать... - Эмили покусала нижнюю губу и решилась. Ну что с того, что Шере узнает? Хуже, чем есть, уже не будет. Дальше, чем в монастырь, она не попадет, а туда и сама собиралась. - Я... мой муж не знает, куда я уехала.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Игра в дамки. 9 марта 1629 года