Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Не ждали? 8 марта 1629 года.


Не ждали? 8 марта 1629 года.

Сообщений 41 страница 55 из 55

1

После эпизода: Мы не ищем легких путей. 8 февраля 1629 года, вечер.

0

41

Теодор молча сжал пальцы. Думая, что ни в какой монастырь он ее не отпустит. И что надо навестить Лампурда. Помириться. И взять пару уроков. И у Варгаса. И у Портоса. Чтобы быть уверенным.

– Насчет монастыря, – сказал он. – Вы замужем. Без разрешения мужа вас ни в одну обитель не примут. Как вас звали в тот раз? Мадам де Лаварден?

Имя прозвучало очень естественно. Но, разумеется, это было не оно.

+3

42

- Мадам де Лавальян, -  рассеянно поправила Эмили. - Я же объясняла: мадам д'Ангулем меня терпеть не может, она наверняка все сделает, чтобы Луи-Франсуа от меня избавился.
И тут только ее осенило. Побег, трудности... все это было не нужно! Нужно было просто сказать мужу... Не про то, что она умрет, конечно. Нужно было сказать, что она хочет подумать о своей жизни, отдохнуть в сени монастыря... что-нибудь в этом роде. Попросить хорошенько... Он бы сам ее к герцогине Ангулемской отправил.
- Я дура, - обреченно констатировала мадам де Бутвиль.

Безусловно, – засмеялся бретер. – Впрочем, я тоже дурак, не огорчайтесь. Но что сподвигло вас на такой вывод?

- Ничего смешного, - буркнула Эмили. - Я только что поняла...
И она поведала бретеру о своих соображениях.
- Только для тупых, вроде меня, поздно доходит.

+2

43

– Вы думаете, ваш муж отправит вас в монастырь по одной вашей просьбе? – не поверил бретер. – Тогда он еще больший болван, чем я думал. Дьявольщина, как вы думаете, мадам, от брака мозги размягчаются? Или он это у вас всегда такой был?

- Сами вы болван! Не по одной просьбе, но если хорошенько попросить. И не насовсем, а так, помолиться... А герцогиня бы помогла...

– Я не болван, я дурак, – поправил Теодор. – Это означает, что я тоже делаю кучу ошибок, только они все время разные. Какого дьявола, мадам! И что, по-вашему, я должен думать о муже, который готов отпустить невесть куда свою бездетную жену? Что он готов носить рога? Или что эта возможность даже не приходит ему в голову? И так болван, и этак – потому что…

Он поперхнулся на полуслове и пристально взглянул на мадам де Бутвиль.

– Почему он вообще потащил вас с собой?

+2

44

- Вы просто помешались на рогах! - огрызнулась мадам де Бутвиль. - Так боитесь их обрести, или ваши нынешние слишком тяжелые? Мой муж знает, что я его не предам. А потащил... И не потащил вовсе, а взял с собой, потому что нам тяжело в разлуке. Ну и... потому что а куда меня деть-то?.. Я все время попадаю в разные истории, а тут хоть на глазах...
Эмили хмыкнула.
- Луи после Дижона думал отправить меня в имение, но он сказал, что стоит только мне немного отъехать, как вы как из-под земли появитесь.

+1

45

– А получилось, что вы побежали за мной, – не сдержался Теодор. Бутвиль своей жене доверял. В чем был, похоже, прав. А сам он – нет. И заткнуться было пора – давно пора. – Оставьте. Мои извинения, мадам. Но я бы не отпустил. И особенно – если бы взял с собой, потому что в разлуке тяжело.

Это тоже было ново. И он не задумывался об этом раньше – что в разлуке может быть тяжело. Хотя было, давным-давно, когда он оказался в тюрьме, ему грозил эшафот, а думал он лишь о том, что она будет тревожиться и что решит. Решила – уехать. Или решил ее муж, а она не оставила ни слова на прощание.

Теодор смотрел не видя на хрупкую еще девическую фигурку мадам де Бутвиль. И вспоминал другую женщину – такой же ореол золотых волос. Такое же небо в глазах. Совсем другую женщину – ничего общего.

+2

46

- Тогда я правильно сделала, что сбежала... - вздохнула Эмили. - А теперь не знаю, тяжело ему в разлуке или нет. Было бы обидно, если бы нет.
Ее все еще мутило, и голова кружилась, и ужасно хотелось лечь.
- Знаете, я, кажется, очень устала... Не вообще, а сейчас... Как вы думаете, можно сейчас пойти... в те комнаты, что сдаются?

- Нет, – бретер взял с блюда еще одну свиную ножку. – Пока Вольф не вернется с ответом, нет. Или уже с хозяйкой. Раз уж мы его попросили. Но… я могу отвести вас к мадам де Вейро. У меня… у меня есть ключ. Как у телохранителя.

При одном взгляде на свиную ножку Эмили еще больше замутило.
- Эжени... - она сглотнула, - она ведь не будет против?.. Мне кажется, я с лавки упаду...
Телохранитель он, как же! Нынче это так называется. Хотя телохранитель лучше, чем убийца...

+2

47

Теодор с сомнением глянул на мадам де Бутвиль. И встал.

– Подождите минуту.

Он подошел к Бадремону – предупредить о перемене в планах. Потом к Мадлен, любовнице Вольфа, толстой как боров и спокойной как кусок сала. С Мадлен он расплатился, оставив задаток за комнаты для Бадремона и мадам де Бутвиль. И напоследок обменялся несколькими словами с мирно потягивавшим в углу свое анжуйское старикашкой – посредником и скупщиком краденого.

А потом вернулся и взял с блюда оставшуюся ножку.

– Идемте, мадам. Идти вы еще можете? Или вас надо нести?

Он и сам мог бы, такая она была тоненькая. И, запоздало заметив, как исхудало это полудетское еще лицо, бретер мысленно выругался снова.

+2

48

- Не надо нести!..
Это было бы ужасно, если бы он ее еще и нес. Довольно уже, что ее при нем тошнило, и она вечно пользовалась его платком. Но вот ведь странность: Теодор де Ронэ всегда являлся в трудную минуту. Ангел-хранитель?.. Как ни было Эмили худо, она не смогла не усмехнуться. Каждый имеет такого ангела, которого заслуживает!

Обратная дорога до дома подруги запомнилась мадам де Бутвиль плохо: ее мутило, голова ее кружилась, ноги никак не хотели слушаться, к тому же она пару раз порывалась снова похвастаться съеденным, но было уже нечем. Последние несколько туазов Эмили буквально висела на бретере, и была бы счастлива, оказавшись наконец у знакомого порога, если бы не хотела уже умереть, чтобы не мучиться.

+2

49

Одной рукой обнимая мадам де Бутвиль за талию, другой Теодор вытащил ключ. Глупо вышло – приходить к любовнице, когда ее точно нет дома. Чтобы полежать в ее кровати, перебрать ее стихи. Он хотел проводить, но она не позволила. Да и он не настаивал: это могло ее скомпрометировать.

Замок щелкнул, дверь отворилась.

– Здесь порог, – предупредил бретер. – А здесь…

А там оказалась чинная старушка – мадам Корде. Которая таращилась на них обоих так, словно увидела выходцев с того света.

– Добрый вечер, мадам. Вы помните еще мадам де Бутвиль?

Губы почтенной дамы оскорбленно задрожали.

– Бедная, бедная мадам де Вейро!

– Да нет же, – растерялся Теодор. Но не жила же она здесь под другим именем? – Мадам де Бутвиль. Если позволите…

– Сердца у вас нет, вот что! – в грудь бретера уперся острый сухощавый кулачок. – Бедная, бедная дама! Как обрюхатить, так пожалуйста, а как…

– Что?!

Выцветшие глаза старушки метали молнии.

– А вы будто не знали! В обитель кордельерок в Ножан поехала – зачем?

– Понятия не имею.

– А про статую чудотворную будто и не слышали!

– От которой беременеют?

– От которой скидывают! Мужчины! – она обернулась к мадам де Бутвиль – явно рассчитывая на ее поддержку. – Не верьте мужчинам, деточка!

Отредактировано Теодор де Ронэ (2019-03-08 18:51:47)

+2

50

Эмили, опешив, посмотрела на старушку, на бретера... И отпрянула от него. И едва не упала, хорошо, стенка оказалась рядом.
- Эжени... - Конечно, она знала, что они с Ронэ любовники, и если это ей не очень нравилось, то с дурным этим чувством она старательно боролась. Но ребенок... - Вы, как вы могли?! Вы должны немедленно ехать за ней, сию минуту!

+2

51

Бретер покачал головой.

– Сию минуту не выйдет, – сообщил он, – не бросать же вас на пороге. Мадам, во имя всего святого! Ну где вы слышали о святых, которые бы изгоняли плод? Это же костер для любого врача. Конечно, святым костер не опасен…

Шутка не получилась – старушка даже ногой топнула.

– А я вам говорю, что статуя святого Раймона в тамошней обители – помогает! И не говорите мне про костер, бывает, что родить и похуже костра было бы!..

– Она бы мне сказала…

Сомнение в голосе бретера отдавало горечью.

+2

52

- Значит, не сказала, - отрезала Эмили. - Мадам Корде, можно я где-нибудь сяду?.. Я чертовски пьяна...
Деревянный резной ларь, в котором хозяйка хранила обувь и еще какие-то необходимые предметы, оказался в двух шагах, и, преодолев это расстояние, мадам де Бутвиль с облегчением села. Бедная Эжени, как же она теперь?! Наверное, ужасно расстроена и обижена...
- Со мной ничего не случится, я уже не на пороге. А вам следует немедленно ехать и просить руки Эжени, и уговорить ее. Дьявол, Ронэ, у вас есть возможность дать ребенку свое имя!

+2

53

– Нет, – сказал бретер. Только одно это слово – потому что не хотел, да и не мог говорить об этом. Ни с мадам де Бутвиль, ни при мадам Корде.

Ребенок, она ждала ребенка. И… не хотела? Легко понять, он бы и сам не стал с собой связываться. Или…

Или это был не его ребенок, и это было куда вероятнее. По датам – не мог быть. Если он думал о тех датах… А иначе – разве не было бы уже… заметно?

– Мадам, – сказал он мадам Корде, – комната, где жила мадам де Бутвиль… она ведь не занята?

– Занята, – мстительно сказала та. И может даже, не солгала – дом вместе с ней вела дочь, то ли вдовая, то ли старая дева. Которая никогда не попадалась на глаза. И, верно, жила в той комнате, которую отдали тогда мадам де Бутвиль.

– Тогда черт с ней. Я провожу вас наверх, мадам. И уйду. А вы поможете.

Первые две фразы были адресованы мадам де Бутвиль. Прочие – мадам Корде. Которая ответила презрительным взглядом.

+2

54

Эмили успела привалиться спиной к стене. Ее еще мутило, но уже немного, и голова кружилась куда меньше, зато ноги словно налились свинцом, и веки, казалось, тоже, и сами собой опускались. Мысли текли медленно и лениво, но она не могла не думать об Эжени. Как же бедняжке плохо, должно быть! И Теодор, неужели он и ее предал... Он предатель, а она сама простила так быстро... Но ребенок...
- Ребенку нужно имя, - упрямо повторила мадам де Бутвиль, изо всех сил борясь с наваливающимся сном.

– Мадам, – бретер подхватил мадам де Бутвиль под руку. – Видите эту лестницу? Представьте себе, что она – не ваше дело. И лезьте.

Даму более модных очертаний он вряд ли сумел бы сдвинуть с места. Но мадам де Бутвиль всегда была маленькой. А сейчас и вовсе превратилась в тень самой себя.

Вставать Эмили не хотелось, но и сопротивляться бретеру она была не в силах. Пришлось даже открыть глаза.
- Я вам это припомню. Что вам представить и куда полезть.

+2

55

– Ваша месть будет страшна, – согласился бретер. И продолжил, лишь закрыв за ней дверь: – Рассудите же здраво, мадам. Меня не пустят в женский монастырь, особенно вечером. И я не верю в святых, которые изгоняют плод. И подозреваю, что все это выдумки мадам Корде, которой очень хочется нас с мадам де Вейро поженить. И я женился бы хоть завтра, тем паче если… Но это уже неважно. Вам надо лечь, я пришлю к вам мадам Корде.

Он никогда не задумывался раньше о такой возможности. Но женщина, ждущая внебрачного ребенка, не будет настаивать на брачном контракте.

Но Эжени не могла ждать его ребенка. Или могла?

Он так хотел ей верить.

Но ведь был еще Варгас.

И поэтому, спустившись за хозяйкой дома и отправив ее наверх, он не ушел, как сперва собирался. У него было к ней немало вопросов. А у нее не было ни одной причины ему не лгать. Но надо было хотя бы попробовать.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Не ждали? 8 марта 1629 года.