Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Анна Австрийская встречается на охоте с герцогом де Монморанси. Месье помогает принцессе де Гонзага позировать для картины. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Испанские корсары идут на абордаж.

Была тебе любимая… 3 марта 1629 года: г-н де Клейрак поддается чарам г-жи де Шеврез
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Большая прогулка. 22 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон и г-н де Ронэ разыскивают убийцу г-жи де Клейрак.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Мой друг, в твоих руках моей надежды нити... 10 февраля 1629 года: Ее величество просит г-жу де Мондиссье передать ее письмо г-ну де Корнильону.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Мой друг, в твоих руках моей надежды нити... 10 февраля 1629 года


Мой друг, в твоих руках моей надежды нити... 10 февраля 1629 года

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

После эпизода Своевременное возвращение. 10 февраля 1629 года.

0

2

Когда мадам де Шеврез нежданно-негаданно появилась в королевских покоях, Луиза скромненько сидела в уголке, старательно вышивала лилию на покрове для алтаря в Валь-де-Грас и ждала, пока ее величество выйдет из кабинета. У нее были новости, ужасно любопытные новости, от сеньора Мирабеля, и ей не терпелось их ее величеству пересказать, когда вдруг стало совсем тихо, и она посмотрела и увидела герцогиню.

Луиза быстро снова посмотрела на свое вышивание, но она разозлилась, очень разозлилась, так что даже укололась, потому что едва смотрела, на самом деле, на свою работу. Ну вот зачем ее обратно пустили, зачем? Она же только мешать будет! И с ней не договоришься, это не месье де Кавуа, и не господин граф, и не господин кардинал, с которым Луиза, правда, была незнакома - только пару раз при дворе видела, пока он еще был в Париже. Но все равно, господин кардинал ей, Луизе, гадостей не делал, а мадам де Шеврез - только так! Как же она тогда ее напугала, «сеньора маркиза»! И зачем, зачем?

Дежурная придворная дама побежала сразу доложить королеве, хотя могла бы и подождать, но ведь нет же, сама герцогиня явилась, оказала честь! И остальные все, хотя терпеть ее не могли, заулыбались сразу - будто солнышко взошло! Нет, Луиза бы и сама заулыбалась, если бы не злилась так, да и смысла бы в этом не было - как будто ее светлость поверит в ее добрые чувства!

Ее величество, конечно, сразу захотела свою милую подругу увидеть, и, стоило той скрыться за дверьми кабинета, все сразу зашептались - и про то, что она и дня лишнего не задержалась перед возвращением, и что платье у нее не самое модное, и что жди теперь веселья - и то и дело, конечно, на Луизу поглядывали, но Луиза молчала, хотя вышивка у нее сейчас еще хуже получалась чем всегда. Ну что за невезение! И зачем только его величество ей вернуться позволил?

Она приготовилась уже, что еще целый час ее величество не увидит, но десяти минут не прошло, как они появились - вместе, и с улыбками такими милыми, но Луизе все-таки показалось, что ее величество чем-то огорчена - ну то есть либо мадам де Шеврез ей что-то неприятное сообщила, либо что-то не то попросила, и это было хорошо, Луиза бы больше встревожилась, если бы ее величество вся совершенно счастливая пришла.

+4

3

Оставив герцогиню (с которой теперь они могли по-прежнему беседовать о том и другом и делиться тайнами и спрашивать совета - ведь именно герцогиня де Шеврез некогда стала "учительницей жизни" для Анны, оказавшейся в чужой для неё стране, подругой, на которую могла опереться испанская инфанта, ставшая французской королевой), королева взглядом нашла Луизу и улыбнулась ей, как бы говоря " не беспокойтесь", "не волнуйтесь". Она не могла не заметить, какой грустной кажется обычно жизнерадостная и весёлая мадам де Мондиссье. Было нетрудно догадаться, что произвело подобное впечатление. Вернее, кто. Ох...не хотелось бы ей однажды встать перед выбором...

- Мадам де Мондиссье! - королева знаком показала Луизе, что хочет говорить с ней наедине, и вновь вернулась в кабинет, уверенная, что Луиза последует за ней. Здесь было тише и спокойнее, ничто не мешало говорить вполне откровенно.
- Отчего вы, Луиза, так грустны? Право, даже непривычно видеть вас печальной.

Отредактировано Анна Австрийская (2019-02-09 14:45:09)

+4

4

Когда ее величество мадам де Шеврез оставила, а ее, наоборот, позвала, Луиза, конечно, не стала никак показывать, как она довольна, а только свое вышивание отложила и, опустив глаза, поспешила за королевой, но это было замечательно, просто чудесно, не могла ее величество лучше показать, что она новую подругу не меньше, чем старую, ценит, а то и больше, потому что с герцогиней они мало времени совсем в кабинете провели. Знать бы еще, о чем они говорили! Ну да, может, ее величество сама расскажет!

- Вы так добры ко мне, ваше величество, - растроганно прошептала Луиза. Ведь подумать только, сама королева беспокоится, что она грустна! А ведь ей самой ой как несладко! - Мне показалось, что мадам де Шеврез чем-то огорчила вас - конечно, невольно! И я встревожилась, и потом еще, другие дамы говорили, что она будет мутить воду… правда, они так и про меня говорят, когда я не слышу.

Про нее болтали много гадостей, это Луиза от пажей знала, хотя не спрашивала никогда, что именно, потому что только огорчаться! После истории с капитаном де Кавуа про нее тоже много разного напридумывали - конечно уж, что у нее с ним что-то было, и что он хотел ее похитить, а королева ему помешала, и что это у них было свидание, а про похищение шевалье де Корнильон придумал, потому что у него был на нее зуб, и что у нее было свидание с шевалье де Корнильоном, а господин капитан захотел, чтобы он с ним поделился… ужас что придумывали! Луиза в подушку плакала даже, когда узнала, а потом подумала как следует и на следующий день сама рассказала ее величеству и всей ее свите, какие про нее ходят сплетни - и сама еще напридумывала, таких нелепостей, что даже мадам д’Эссен смеялась, хотя это было почти уже неприлично.

+3

5

- Не обращайте внимания на то, что говорят, не слушайте их, Луиза. Сейчас говорят - потом забудут, будьте выше слухов. А что касается герцогини, она не огорчила меня ничем. Я позвала вас, потому что хочу доверить вам одно деликатное поручение.

То, что рассказывали после достопамятных приключений про Луизу, дона Иларио и капитана де Кавуа, было нелепо, нелогично и Анна не представляла, как такое могло прийти в голову, как можно было это придумать! Но когда мадам де Мондиссье сама рассказала об этом...у неё действительно талант рассказчицы, потому что те, кто распускал сплетни, сами же теперь смеялись над ними - а значит, и над собой.
Умница Луиза, нашла прекрасный выход! Разумеется, больше никаких невероятных домыслов, рассказов и слухов не было. О приключениях поговорили ещё какое-то время, а потом и вовсе забыли. Приезд герцогини де Шеврез возбудит...уже возбудил новую волну предположений, досужих сплетен. Анна знала - шум, вызванный неожиданным поворотом событий, затихнет, и всё вернётся в прежнее русло, подобно буре, что длится некоторое время, но не может быть вечной и в конце концов затихает, и лишь лёгкая рябь тревожит покойные волны.

+2

6

Ой, ну вот к гадалке не ходи, это поручение это из-за герцогини! Наверняка что-нибудь опасное или с таким прицелом, чтобы ее, Луизу, подставить, наверняка!

Вслух Луиза это, конечно, не сказала, но про себя решила, что она себя обвести вокруг пальца герцогине не даст - пусть сама свои поручения выполняет! Только как ее величеству откажешь? Она же наверняка даже не подозревает, что эта ее подружка какую-нибудь гадость подстроила!

- Я всегда рада помочь вашему величеству, - заверила она королеву, и даже не спросила, отчего это она мадам де Шеврез не попросила. - Вы знаете, я предана вам всем сердцем.

Может, лучше было сказать «до гроба», но Луиза побоялась сглазить. И так уже эта преданность ей дорого обходилась, из-за всех этих слухов. Счастье еще, что месье де Мондиссье в слухи не верил и даже сам ее предупреждал, что про нее будут невесть что болтать! Пришлось, правда, ему немного больше рассказать, чем Луиза хотела бы, но оно того стоило, в конце концов!

+2

7

- Знаю, Луиза. Внезапный визит герцогини несколько отложил..наш разговор, но ничуть не помешал ему... – Пауза несколько затянулась - королева не решалась, сомнения начали одолевать её, страх овладел ею - если найдут? узнают? если... Ещё ведь не поздно... Нет, поздно. Надо. А план герцогини...тоже хорошо, но лучше, если идея будет исходить как бы от неё - она просто не скажет, кто подсказал ей. Анна протянула руку к письму - и обернулась к Луизе:

- Послушайте... Я не знаю, кто ещё обладал бы столь неистощимой фантазией и был бы столь же изобретателен и находчив, как вы. Вы обяжете меня, мадам. Но прежде я должна кое-что вам объяснить. Вы знаете, что шевалье де Корнильона заключили в Бастилию - за то, в чём не виноват. Про врача - вернее, астролога - всё было правдой. Но нельзя было ни пригласить его в Лувр, ни прийти к нему открыто... Я хотела узнать, почему у меня нет детей и будут ли они... – Печальная усмешка на миг появилась на губах королевы - "видимо, мне так и не суждено это узнать". – Это, - продолжала Анна, взяв письмо, - необходимо передать дону Иларио.

Отредактировано Анна Австрийская (2019-02-10 23:51:58)

+2

8

Вот если бы королева ей гадюку протянула, Луиза бы меньше испугалась - разве что если бы гадюка была живая, и то… Письмо для дона Иларио, который сидит в Бастилии - и обязательно надо передать? Да тут астрологом быть не надо, и так все понятно: не политика это, а она полнейшей дурой была, когда ее величество с господином графом знакомила. Сколько всего Луиза сейчас про свою подругу поняла - книги не хватит, чтобы описать: и про то, какие ей мужчины нравятся, и почему именно такие, и почему она те стихи глупые так хранила, и почему у них с его величеством раньше все хорошо было, а теперь ничего не выходит, да и не выйдет никогда, наверно… Бедная, бедная ее величество!

- В Бастилию, ваше величество? - на всякий случай спросила Луиза, торопливо пряча драгоценное письмо за корсаж. Как же, как же она неосторожна, бедная, бедная ее величество! Разве так можно? Ну вот как она должна это передавать, спрашивается? Да кому вообще можно такое доверить? Ну уж нет, пусть лучше не дойдет, а она его сохранит гораздо бережнее!

+1

9

- Да...и в этом главная трудность... Если бы я могла доверить его ещё кому-нибудь..но меня могут неправильно понять. Да, я знаю, мой долг - быть верной королю, но и письмо не содержит ничего, что этот долг нарушило бы. И я не могу не помочь отважному юноше. Его нужно передать. - И в этих словах послышалась сталь, властность, непривычная в обычно спокойном, мягком голосе королевы.

Если бы королева узнала, о чём думает её подруга, она, скорей всего, даже рассердилась бы: как могли вы предположить подобное! Она могла бы - только не захотела - покорить этого самоуверенного графа! Если бы хотела... Но это была бы уже измена.
Неужели Луиза так до сих пор не поняла - она не может любить никого, кроме короля. В происхождении дофина не должно быть никаких сомнений (о, Анна всё ещё уповала на Божью милость, которая не позволит пресечься  династии). А таковые непременно бы возникли, заподозри королеву хоть кто-нибудь!
Может быть, сказать ей, что это письмо её брату, королю Испании? Но тогда может узнать маркиз... Нет, маркизу лучше не знать.

Она не любила быть строгой. Но могла. И могла приказать - так, что мадам де Мондиссье не оставалось бы больше ничего, кроме как в точности выполнить поручение.
Имея от природы мягкий и спокойный (то есть не раздражительный) характер, она могла на первый взгляд показаться безвольной, слабой - но лишь тому, кто плохо знал её. Если возникала необходимость, она могла проявить решительность, настойчивость и твёрдость; а учитывая, что хоть и воспитанная в строгих традициях Испании, она не привыкла к отказам... - всё вместе это могло дать неожиданный результат. Неожиданный потому, что никто от неё не может ожидать ни подобной твёрдости, ни сильного характера.

Отредактировано Анна Австрийская (2019-02-11 15:16:01)

+2

10

Конечно, ее величество неправильно поймут - что бы она могла такого написать сидевшему в Бастилии молодому человеку, который обвинял капитана де Кавуа в похищении ее подруги, чтобы ее поняли правильно?! Она же королева, милая, добрая, светлая и чистая, и никто вокруг нее не поймет правильно. Конечно, она всего лишь хотела вдохнуть в бедного шевалье какую-то надежду, а может даже, сказать ему, что она на него не гневается за то, что все так неудачно прошло, но ведь письмо королевы так легко неправильно понять! А если оно еще попадет не в те руки, то оно же ее величество ужасно скомпрометирует, а из рук в руки не передашь, сама Луиза в камеру к шевалье де Корнильону не попадет, даже если будет очень стараться - нет, если будет очень стараться, то, может, и попадет, но она же не будет очень стараться, слишком опасно, а иначе вдруг какой-нибудь стражник решит посмотреть? Или если сам шевалье его не сможет уничтожить сразу, а потом его отберут?

Луиза сказала бы все это честно ее величеству, но тут ее величество заговорила вдруг так повелительно, что она просто перепугалась.

Вот спорить можно, что мадам де Шеврез уже отказалась - она бы куда лучше с этим справилась, у нее было гораздо больше друзей, верных людей и денег… ну, деньги у Луизы сейчас стало больше, потому что когда она призналась месье де Мондиссье, что у Нельской башни она оказалась, потому что выполняла приказ королевы, месье де Мондиссье возмутился и сказал, что она должна была взять портшез, и тогда она объяснила, что у нее не было денег, и месье де Мондиссье тогда поцеловал ей руку и… в общем, теперь у нее было гораздо больше денег и больше свободы, и это было просто замечательно, но вот что ей надо будет еще это поручение выполнять, от которого мадам де Шеврез уже отказалась, а ведь она же наверняка сообразила, кому ее величество это перепоручит, и Луиза на ее месте обязательно поискала бы способа себя, то есть ее подставить!

- У меня есть один добрый знакомый, - сказала Луиза поспешно, пока королева на нее не рассердилась, видно было же, что она очень-очень хочет послать это письмо, хоть и понимает, что не надо. - Он сам военный, и у него есть знакомцы во всех полках, и в Бастилии наверняка тоже. Я обязательно договорюсь с ним, ваше величество.

И вот что она месье де Корнильона юношей назвала - да разве ж он юноша? Но это тоже подходило к тому, что Луиза про ее величество поняла, и как же жаль, что она так его величеству предана!

+4

11

- И как же зовут вашего знакомого, Луиза? - Ей бы хотелось знать больше про того человека, которому Луиза собирается поручить письмо. - Надёжный ли он человек? Он вас не выдаст? - "Вас" вместо "нас", но Луиза должна понять, поймёт, Анна знала. Она не хотела предполагать, догадываться...пусть Луиза скажет ей сама, так будет лучше. Она много успевала, "эта шустрая мадам де Мондиссье", как её называли при дворе.

И даже в этот момент Анна всё ещё сомневалась. В письме не было того, что в записке тогда - уничтожьте после прочтения, она не стала этого писать, но шевалье должен понимать, что, если и хранить его может быть небезопасно – несмотря на то, что невозможно ни определить по печати, ни узнать имён – она нарочно старалась избегать их упоминания – кто-то, хорошо знакомый со двором, может узнать руку, – то значит, тем более опасно показывать его кому бы то ни было. Нет, Анна не думала, что шевалье покажет кому-либо...но была не в силах понять, отчего эта странная тревога, эти опасения, когда бояться как будто нечего...

+2

12

Обычно ее величество не спрашивала, кто ей помог и как, но Луиза была только рада возможности услужить своим друзьям, особенно сейчас, потому что это ей позволяло немножко сменить тему, а то уж очень ее величество разгневалась.

- Это шевалье де Тран, ваше величество, - ответила она. - Помните, когда мы с вами в театр ходили? Тот мушкетер, который нас обратно провожал? Так это не он, его убили и его вообще так не звали, а это его друг, которого на самом деле так зовут. Он удивительно благородный и отважный человек, ваше величество, я на собственном опыте в этом убедилась, и… и вот.

Щеки у нее, кажется, горели, но ведь это же была чистая правда, хотя она бы не хотела вдаваться в подробности, и вдруг ее величество сможет в этот раз как-то помочь? А то его же прогнали из роты, и он никак не может найти новое место, и это же ужасно несправедливо!

+3

13

- Как же не помнить... Друг, которого на самом деле так звали? Они поменялись именами? - спросила королева больше в шутку, смеясь и не подозревая, насколько оказалась близко к истине.
Но что с мадам де Мондиссье? Луиза покраснела, на хорошеньком её личике вспыхнул румянец, и она вдруг немного замялась в конце... Вот как, значит? Этот шевалье де Тран - не тот, что был с ними в театре, а другой, которого так звали на самом деле - нравится Луизе? Интересно, как звали того "шевалье де Трана"? Что-то вы, Луиза, недоговариваете...

- И что же приключилось с вами, что вы имели возможность убедиться в его отваге и благородстве на собственном опыте? О, да вы вся пылаете... - усмехнулась королева, но по-доброму. - Прежде, помнится, вы о нём ничего не рассказывали, а теперь я хочу знать, кто он, раз уж, по вашим собственным словам, этот месье каким-то образом помог вам.

"Что ещё вы знаете и что скрываете? Загадочная Луиза... Не тот, а его друг, которого на самом деле зовут шевалье де Тран... А ведь вы знаете... Как я теперь понимаю мадам Кристину! Наверняка она не хотела отпускать вас. С вами, мадам, не заскучаешь... Жаль, в Испании у меня не было такой подруги - вы бы и в Эскуриале заставили всех играть по новым правилам, а заодно научили бы их улыбаться".
Пышная одежда, жесткие каркасы, прямая осанка, гордая походка, серьёзные и напыщенные у всех лица, холодность и чопорность в обращении, точность в исполнении мельчайших деталей этикета – они были похожи на те куклы, которыми в детстве играла маленькая инфанта - красивые, нарядные, но холодные. И – весёлая, живая, свободная, как птичка, Луиза, легко пренебрегающая многими правилами этикета, с которой то и время что-либо приключается... Кто победил бы в этом состязании? Если бы в её окружении был бы хоть кто-нибудь такой, Анна могла бы стать совсем другой. Хорошо это или плохо, ведомо лишь Создателю. Которого она просила сейчас о том, чтобы тот, о ком рассказывала Луиза, оказался действительно таким, как она описала его.

+2

14

Луиза смутилась ужасно, потому что ее величество так легко про ее румянец говорила, а она так страшно боялась всегда признаться, что она на самом деле не такая верная жена, какой ее все считают, хотя и вовсе не такая распущенная, как болтают всякие драные кошки, которые просто завидуют, что за ней многие ухаживают, хотя она совсем собой нехороша. Но ее величество смеялась, и это было совсем чудесно, еще и потому, что оказывается, на самом деле, она хоть и предана его величеству, но это пройдет, когда она полюбит - вот только понять бы еще, кого ее величество полюбить сможет - и тогда можно будет такого как надо найти, и у ее величества тоже появится ребеночек, а лучше - несколько, и тогда она займет подобающее ей положение, а то что это за королева, которая кардиналов боится?

- Он меня спас, ваше величество, - серьезно сказала она, - и еще он всегда был мне верным другом и рыцарем, но ему очень, страшно не повезло, и поэтому у него сейчас нет ничего кроме его клинка и его отваги. Так что милость вашего величества для него была бы последним шансом, и поэтому он не предаст.

Это была, конечно, чистая правда, выбирать бедному шевалье де Трану было не из чего, и Луиза твердо решила ему помочь, да и ее величеству ужасно нужны были верные люди.

+2

15

"Вы уверены в нём? Я очень не хотела бы ошибиться". Помочь шевалье де Трану она могла, приняв его в число придворных - расплывчатых объяснений Луизы было недостаточно, чтобы она могла принять его в свою свиту, однако со временем всё возможно, но для начала его следовало узнать лучше. Испытать его... Если он выполнит поручение...

- Испытаем его, мадам. Пусть передаст письмо дону Иларио, но...не зная, кем оно написано. Пообещайте ему помощь, но пока не называйте меня. Скажите, что можете ему помочь, а после я увижусь с ним. И дам более точный ответ. Я надеюсь на вас, дорогая Луиза.

Луиза ещё ни разу не подводила королеву, и Анна надеялась на неё сейчас. Но если вдруг что-то пойдёт не так... Если что-то не получится... Надо было найти другой способ. Не может быть, чтобы его не было. Должен быть. Она иногда была упрямой - если очень чего-то хотела. От иных привычек трудно отвыкнуть. Но, конечно, лучше, если у Луизы и того шевалье..шевалье де Трана всё получится...

Отредактировано Анна Австрийская (2019-02-14 20:55:04)

+2

16

Луиза подумала, что если она попросит шевалье де Трана передать шевалье де Корнильону послание королевы как ее собственное письмо, то шевалье де Тран может неправильно понять и обидеться. Конечно, этого ее величество никак не могла знать точно, она решила, судя по ее обещаниям, что шевалье поможет им ради своих интересов, и это было совсем хорошо, потому что тогда она скорее его вознаградит… но вот только если у него не получится, а у него не получится, потому что Луиза его даже не попросит… или попросить?

Нет, будь Луиза дамой стародавних времен, она бы могла, конечно, дать своему храброму рыцарю непосильное задание, чтобы его испытать, и отправить его на смерть, но Луиза не хотела испытывать шевалье де Трана, она и так знала, какой он замечательный, а оттого, что он не справится, никому лучше не будет. Другое дело, что она очень хотела, чтобы ее величество для него что-нибудь сделала, а тогда ему надо было справиться - или хотя бы потерпеть неудачу так, чтобы это была не его вина, а он бы наоборот вышел героем. Но об этом можно подумать и потом, а сейчас у нее было более важное дело.

- Я все сохраню в тайне, ваше величество, - пообещала она, - но главное будет - найти человека, который может передать письмо в камеру. Но, ваше величество, мне удалось узнать одну важную вещь - про шевалье де Корнильона.

На самом деле, ей проболтался в постели дон Антонио, но ее величеству такие подробности было знать совсем ни к чему.

+2

17

Что - и, главное, от кого - удалось узнать Луизе?..
Что было неизвестно ей? Она знала всю историю от самого же шевалье, и причин подвергать сомнению его слова у королевы не было никаких. Сейчас она подумала, что, зная правду, не поверит вымыслу, каким бы убедительным он ни был.
Не узнала ли она случайно его настоящее имя? Слова были сказаны с видом столь серьёзным и загадочным, что не могли не возбудить любопытства; так сообщается обычно чрезвычайно важный секрет. А может быть, она ошиблась и таинственность ей показалась? Послушаем же, что вы узнали, мадам...

- Я слушаю вас, Луиза, продолжайте. Что же стало вам известно о шевалье де Корнильоне?

+2

18

Вот, так Луиза и думала - ее величеству было, кажется, очень любопытно, но она старалась этого не показать, чтобы никто ничего дурного не подумал, хотя ей-то как раз она смело могла довериться. Но тут, на самом деле, Луиза ее прекрасно понимала, ей бы тоже было неловко, если бы она столько думала - ну, о шевалье дю Роше, например, ей даже из-за шевалье де Трана было неловко.

- Один мой знакомый, - сказала она, - он его знает, видел в фехтовальном зале, кажется - он сказал, что он очень, ужасно похож на покойного господина графа де Бутвиля. Ужасно похож! А у графа де Бутвиля, это я уже потом выяснила, был младший брат, который пропал много дет назад. И он по возрасту подходит, это мне мадам де Буа-Траси сказала - ну, то есть не это, а я просто у нее спросила, про семью Монморанси, всех, чтобы она ничего не заподозрила, и этот Никола де Бутвиль, ему сейчас как раз около двадцати должно быть. Так я и подумала, ваше величество - даже если это не он, может, было бы все равно хорошо дать про него знать господину герцогу? Что может, это он? Тогда бы это была такая услуга от вашего величества господину герцогу. Только не выдавайте меня, что это вам от меня известно.

Это было не все, конечно, потому что Луиза на всякий случай и тоже по секрету рассказала еще одному человеку, но про это она ее величеству говорить бы в любом случае не стала.

+1

19

- Вас, Луиза, конечно, я не выдам. Я бы могла сказать, что не уверена, что стоит о каждом, кто похож на пропавшего юношу, сообщать герцогу, однако...если, как вы говорите, шевалье действительно так похож на покойного Франсуа де Бутвиля...мы дадим знать герцогу де Монморанси. Если ему уже не известно об этом - что возможно... 

Интересно, что сказала бы Луиза, когда узнала бы, что не нужно писать герцогу, чтобы узнать, правда ли, что шевалье де Корнильон - пропавший несколько лет назад Никола де Бутвиль? Если бы узнала, что королева сама может подтвердить? А герцога де Монморанси она всё-таки известит - он может помочь шевалье. Инкогнито рано или поздно раскрылось бы. А ей... Ей совсем не обязательно рассказывать сейчас, что она знает, а когда придёт ответ от герцога, тайной это уже, скорей всего, не будет.
"Чтобы мадам де Буа-Траси ничего не заподозрила" - заподозрит обязательно, а заодно может поделиться подозрениями со своей кузиной, герцогиней де Шеврез. Наверняка заподозрила. И может даже попытаться узнать, зачем мадам де Мондиссье понадобилось узнавать о Монморанси. И теперь так и будет - постоянно, всё время, между двумя самыми близкими королеве при дворе людьми...

Отредактировано Анна Австрийская (2019-02-16 23:00:31)

+1

20

Луиза растерялась немножко, потому что она думала, что ее величество больше обрадуется - это же действительно был такой хороший план, чтобы шевалье де Корнильону помочь - но потом она поняла, что ее величеству просто неприятно было вводить господина герцога в заблуждение, даже ради того, чтобы кому-то помочь, она же считала, что он на самом деле не из Монморанси. Другое дело, что она все равно собиралась написать, даже хотя ей было неприятно, и за это Луиза ей только больше восхищалась.

- Я только боюсь, ваше величество, - призналась она, - как бы господин герцог не узнал, что на самом деле случилось - вдруг шевалье де Корнильон ему все расскажет?

Про то, что господин герцог был безумно влюблен в ее величество, ей, конечно, тоже рассказывали, но что там было на самом деле - вряд ли кто-то кроме него самого знает, хотя Луиза очень хотела бы знать, что ее величество думает.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Мой друг, в твоих руках моей надежды нити... 10 февраля 1629 года