Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



Восток - дело тонкое. 1616 год, Тунис, Бизерта: Юный Франсуа де Ротонди знакомится с Франсиско де Варгасом, который знакомится с нравами Туниса.
Письмо счастья. 12 февраля 1629 года.: Г-жа де Мондиссье просит г-на де Трана помочь ей передать письмо королевы г-ну де Корнильону.
Много драконов, одна принцесса. 9 марта 1629 года.: Г-н де Ронэ и Портос готовятся похитить принцессу.
Я вновь у ног твоих. Май 1629 года, Париж.: Арамис возвращается к герцогине де Шеврез.

Денежки любят счет. Февраль 1629 г.: Луиза д’Арбиньи прибывает в поместье Вентьевров.
О пользе зрелых размышлений. 11 февраля 1629 года: Г-н де Валеран рассказывает Марии Медичи о попытке королевы спасти г-на де Корнильона.
Слезы ангелов. Северное море, июнь 1624 г.: После захвата голландского корабля капитан Рохас и лейтенант де Варгас разбираются с добычей.
Гуляя с ночи до утра, мы много натворим добра. 3 февраля 1628 года.: Роже де Вентьевр и Ги де Лаварден гуляют под Ларошелью.

Пасторальный роман: иллюстрация. Декабрь 1627 года: Принцесса де Гонзага позирует для портрета, Месье ей помогает (как умеет).
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Невеста без места. 12 февраля 1629 года.: Г-н де Вентьевр и "г-н д'Арбиньи" узнают о скором прибытии "Анриетты".

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Пример бродяг и зерцало мошенников. Май 1629 года..: Г-н де Лаварден узнает, что его съели индейцы, а также другие любопытные подробности своей биографии.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Так долг отдам, что не возьмете. Октябрь 1627 года


Так долг отдам, что не возьмете. Октябрь 1627 года

Сообщений 1 страница 20 из 36

1

Где-то под Ларошелью.

Когда надо выпить, цель оправдывает средства - особенно если их нет.

+1

2

Как назывался этот трактир в глухой деревушке и назывался ли вообще - Роже не имел ни малейшего представления. Очень может быть, что он и трактиром-то не был, пока не появились под Ларошелью войска его величества - во всяком случае, путнику остановиться там было негде, а обеденный зал сохранял еще следы того, что здесь жили - темный прямоугольник у стены, где раньше, верно, стоял сундук, крюк в потолке с цепью, на которой, похоже, висела люлька… Где нынче ночевали хозяева - угадать было нетрудно: либо на чердаке, либо в сарае во дворе, хотя в сарае должно было быть уже холодновато.

Роже не был, однако, настолько добрым христианином, чтобы задумываться о не самых ближних своих дольше пары минут, тем более что у него были другие причины задумываться. Целых три, и одна из них привязывала сейчас рядом с ним к покосившейся изгороди свою лошадь.

С местом в кардинальской гвардии Роже неслыханно повезло - мало ли на свете точно таких же молодцов, повоевавших пару лет, но не ставших ни сержантами, ни лейтенантами и не потерявших важные части тела? Да, г-н д’Эстиссак к нему благоволил, но вряд ли настолько, чтобы всерьез стараться ради него, да и было в полку множество солдат, а кое-кому покровительствовали очень влиятельные люди.

Но Роже повезло, и он не доискивался почему: г-н полковник замолвил словцо и г-н де Кавуа просто не нашел причин для отказа? Пусть так! Пусть старые полки гордятся своей древностью и презирают гвардию выскочки-первого министра, у Роже было другое мнение! Как, впрочем, было бы у любого, кому повезло бы как ему.

Другое дело, что до получения соблазнительно высокого жалования оставались еще две недели. Это удручало неимоверно, тем паче что после двух вечеринок, которые Роже закатил на той неделе - одну для старых однополчан, другую для новых - денег у него не то, что не осталось, их не осталось так, что Роже начал всерьез подумывать о грабеже на ночных дорогах. Черт, он не только лошадь своего лакея заложил, да еще с седлом, но даже вторую смену одежды! Были еще пистолеты, конечно, но это было уже слишком рискованно - на таком если попадешься, вылетишь из роты быстрее чем пуля из ствола!

Товарищи посоветовали, быть может, взять в долг - но это те, у кого зимой было снега не выпросить, а у остальных Роже уже взял. И у них, и у их товарищей, и у трактирщиков там, где устраивал вечеринки… ну, как взял? Просто заплатил не все, что они потребовали, обычное дело. Обещал вернуть потом, конечно, если не убьют раньше, и придется, конечно, иначе пить будет негде, но сейчас у него и на еду-то не хватало, приходилось кое-как перебиваться.

Это была вторая причина не задумываться о тяготах семьи трактирщика, и она же была и третьей - потому что именно тут Роже устраивал попойку для новых сослуживцев, а значит, должен был столько, что у хозяина, верно, уголь стерся, которым он пометки делал. Но всегда ж можно было положиться на товарища?

- Дю Брон, - сказал он, дойдя до этого места в своих мыслях, - а к вам мамаша Перро как относится?

Вино у мамаши Перро было намного хуже, а сама она была вздорной бабой, но там Роже должен не был. Ну, как не был? Мамаша Перро считала, что это из-за него у нее дверь вынесли и на крышу забросили, но он же эту дверь пальцем не тронул! Только советовал!

+6

3

- О, эта почтенная женщина будет просто счастлива меня видеть, - усмехнулся Габриэль. - В прошлый раз, помнится, она грозилась взять вилы, если я появлюсь на пороге ее гостеприимного дома.

В том знаменательном выносе дверей де Тран участия не принимал, простреленная на дороге у Каменного моста рука до конца еще не зажила и слушалась плохо. По этой же причине он почти пропустил веселую драку, разгоревшуюся из-за картежного жульничества. И все бы ничего, но обозленные рейтары побили у мамаши Перро половину горшков и сломали лавку. А пикардийца черти дернули буквально на следующий день снова предложить сыграть гостям мамаши. Что поделать, в долг она гвардейцу уже не наливала, сидеть с пустой кружкой было до крайности уныло, а занять у товарищей... Может, и вышло бы, не будь де Тран и так должен половине роты.

А все из-за чертовых гугенотов и того одноглазого, о котором ему было велено забыть. Забудешь тут, как же. Мало того, что эти паскудники Вредину убили, и гвардеец сам едва не застрелился, пока отыскал в этих краях лошадь, не похожую на облезлый скелет и не стоящую целое состояние, так одноглазый еще и пистолеты его с собой уволок. Де Тран на его месте, разумеется, поступил бы точно так же, но понимание не означало прощения, и доброты гвардейцу не добавляло. Привычного оружия было жаль. Денег, ушедших на новое - тоже.

- А вы что же, хотите к ней наведаться? - поинтересовался пикардиец у приятеля. Для него самого не было особой разницы, где пить. Точнее, где попытаться выпить, потому как с мамашей Перро и так все было ясно, а здешнему трактирщику Габриэль тоже был здорово должен.

+3

4

- Да не особо, - честно признался Роже. При прочих равных папаша Перро был, ясное дело, предпочтительнее, но вот признаться, что платить ему нечем, никак не получалось, хоть убей. Конечно, дю Брон тоже считался новичком в роте, но по сравнению с Роже он был старожилом - его даже ранили уже в деле, и Роже не хотел оказаться перед ним дураком. - Просто спросил - такая вредная баба, хотел знать, она со всеми так?

Была еще «Красная голубятня», там и кормили отлично, но там Роже прощался со своим полком, нашумели знатно, и появляться там без туго набитой мошни было равносильно самоубийству. В Периньи был тоже трактир, но там хозяин в долг не наливал вообще, и у него было трое здоровяков-сыновей, так что с ним никто не спорил, потому что спор перешел бы в бойню, а они же, как шутил сам Роже перед тем, как сменил полк, нынче армия г-на кардинала и ведут себя по-христиански.

Он проверил еще раз узел на поводе - морской узел, это его уже здесь научили, чтобы нельзя было легко развязать. Конечно, перерезать повод тоже можно, но это куда больше в глаза бросается.

- Пошли?

+3

5

- Со всеми, - успокоил его де Тран. - Ну, или почти со всеми. Вот шевалье де Руа из гвардии его величества она ценит, уважает и всегда встречает с радушием. Он всем рассказывает, что это, мол, благодаря его доброму нраву, но в его роте говорят, что он старушке однажды цветов в чужом саду надергал, вот она и растаяла. А мне так думается, мамаша Перро просто счастлива, что шевалье оставляет ей почти все свое жалованье.

Габриэлю эту историю среди множества других баек и местных сплетен пересказал один из сослуживцев, в обществе которого ему довелось немного скоротать время в плену у неумолимого Барнье. Пригодилась, надо же... Впрочем, не заваляйся у него готовой сплетни, придумал бы свою, про мушкетеров грех не придумать.

Проверив, на месте ли старая, потрепанная колода - вдруг да пригодится? - пикардиец согласно кивнул товарищу.

- Пошли.

+3

6

Первым, что они увидели, перешагнув через порог, были опрокинутые козлы и залитая вином и усыпанная черепками широкая доска, служившая столешницей. Справа от входа стояли, ощетинясь шпагами, трое швейцарцев. Слева воздевал руки к небу хозяин и держали пистолеты два очевидных провинциала, одетых, к тому же, как гугеноты. Позади столпились прочие, представляя собой картину, достойную кисти лучшего живописца, столь разнообразны были выражения их лиц - от откровенного любопытства, до пресыщенности, раздражения и страха.

Если бы Роже шел вторым, он отступил бы, но позади шел дю Брон, и он шагнул вместо этого вперед, о чем тут же пожалел - один из пистолетов красноречиво дернулся в их сторону.

- Добрый вечер! - радостно сказал он. - Патруль гвардии его преосвященства к вашим услугам! Исповедь в любое время суток, отпевание только после сигнала к тушению огней, особые скидки, если вы готовы подпевать. Кто знает «Крошка, крошка, выгляни в окно»? Ах да! Венчаем, крестим, упокаиваем. Пропуск в рай только по предъявлении увольнительной.

+6

7

Де Тран, слушая проникновенную речь спутника, криво усмехнулся. Ох, не колода карт им здесь пригодится, определенно... К самому веселью успели.

Гвардеец вышел из-за спины де Вентьевра и не без намека опустил ладонь на рукоять пистолета.

- Упокой - налево, исповедь - направо, - глянул он на гугенотов с той самой любовью к ближнему, что сподвигает поспособствовать скорейшей встрече оных ближних с отцом небесным. Это, конечно, были не те самые гугеноты, но кто мог бы обвинить доброго католика в нелюбви к этому племени в целом?..

В драку, правду говоря, лезть не особенно хотелось. Но полагать, что одного вида их плащей и уверенной наглости хватит, чтобы разогнать всех по углам, было бы... слишком самонадеянно, пожалуй. Хотя, если им сейчас удастся закончить все миром и тем самым спасти трактир от еще большего разгрома, можно будет выбить из хозяина кувшинчик-другой в качестве благодарности.

+3

8

- Сие замечательно есть! - оживился один из трех стоявших справа швейцарцев, и ткнул своей шпагой в сторону гугенотов. - Огнем и мечом!

Младший из гугенотов, которому, казалось, и пятнадцати-то еще не было, крепче стиснул свой пистолет, и его рука, предсказуемо, начала дрожать.

- Нечестивые паписты, - начал другой -не то старший брат, не то отец.

- Гнусные еретики, - не остался в долгу швейцарец. - Молитесь!

- Вообще-то с вас еще исповедь, - поспешно сказал Роже, - раз уж вы справа. И с огнем может выйти незадача, потому что я с утра не перезаряжал.

- Какая испофедь, сутарь? - мрачно осведомился второй швейцарец, то ли хуже понимавший беглую французскую речь, то ли просто не видевший пока повода высказываться.

- Обыкновенная. Что случилось-то? И помните, - он пронзил троих швейцарцев суровым взглядом, - месье дю Брон лучший солдат чем я, и у него пистолеты из Женевы, с гипокампом.

- С чем? - заинтересовался старший кальвинист.

- С подогревом, - объяснил Роже. - Чтобы порох не отсыревал.

Католики, гугеноты и зеваки во все глаза уставились на счастливого обладателя редчайшей технической новинки.

Отредактировано Роже де Вентьевр (2019-02-15 22:44:38)

+3

9

Де Тран принял вид суровый и серьезный - что ему оставалось-то?.. Но и вытаскивать предмет всеобщего внезапного интереса не спешил, тем более что пистолеты у него были самые обычные.

- Вот что, господа, - веско произнес гвардеец, пользуясь тем, что благодаря товарищу всеобщее внимание сосредоточилось на нем. - Опустите-ка оружие, пока и впрямь до огня не дошло, и объясните, будьте добры, по какому поводу затевается драка. А то ведь, если повод достойный, то и мы бы поучаствовали.

На последних словах маска серьезности на лице Габриэля дала трещину и сквозь нее проглянула недобрая, хищная ухмылка. Адресованная в первую очередь гугенотам, но и швейцарцам немного тоже, чтобы не вдохновились на кровопролитие во имя веры раньше времени.

+3

10

- А кто мне заплатит? - возмутился хозяин, которому вмешательство гвардейцев столь очевидно не понравилось, что он даже попытался поучаствовать в частной беседе дворян. - Эти, несомненно, благородные господа…

- Смотри, чтобы это не оказалась пуля, милейший, - перебил Роже, обнаружив в происходящем доселе скрытые возможности. - Мой друг очень плохо стреляет… если не выпьет, конечно! А иначе он может куда угодно попасть - у него, верите ли, пули даже за угол залетали.

Судя по оторопелым рожам гугенотов, они поверили - но на то они и гугеноты, и не в такую чушь верят. Один приятель в Париже рассказывал Роже, будто пастор ему говорил, что про него уже все решено - спасется он или нет, а что он делать будет - неважно, потому что против судьбы не попрешь. Ну так может, и этим на роду написано, что их пуля из-за угла достанет!

- Они мне не заплатили, - гнул свое хозяин. - Хоть я им и единоверец…

- А гнусный обманщик! - вскричал юноша. - Господь, читающий в сердцах…

- Не-не-не, - поспешно перебил Роже, - Господа не надо приплетать, а мы с дю Броном и на бумаге-то не очень читаем. То есть это я не очень. Так что давайте исповедоваться устно, оно так и привычнее… для нас, то есть.

Старший из швейцарцев устремил проникновенный взгляд де Трана, которого явно посчитал главным в мнимом патруле.

- Господин… дю Брон?.. На пару слов бы?

Он подмигнул, целых три раза.

+1

11

- А вот и первый желающий исповедаться, - обрадовался де Тран. - Я целиком к вашим услугам, сударь. Пройдемте наружу, пожалуй, чтобы, как подобает, соблюсти тайну исповеди.

Может, наедине швейцарец объяснит наконец, в чем тут дело, кто кому не заплатил и кого следует прищучить во имя покоя в стенах трактира и безграничной благодарности его владельца. Впрочем, от этого благодарности поди дождись, вон как зыркает, будто гвардейцы не спасают его берлогу от разгрома, а последнего заработка лишают.

- Друг мой, я в вас верю, - прежде чем удалиться в обществе старшего швейцарца, Габриэль покровительственно похлопал Вентьевра по плечу.

Может, и не следовало оставлять его одного на всю эту кодлу, но далеко отходить пикардиец не собирался, да и сам новичок - парень не промах, справится. Главное чтобы гугеноты с перепугу палить не начали куда ни попадя.

+2

12

- Да, как в святое причастие, - пробормотал Роже, надеясь, что дю Брон оставит дверь трактира открытой и можно будет что-то услышать. - У вас рука не устала, сударь?

Младший гугенот вспыхнул и поднял и пистолет, и подбородок, но его отец или брат вдруг опустил оружие, хотя швейцарцев осталось еще целых двое.

- Я верю, что вы благородный человек, - начал он.

- Мы свой род от крестовых походов считаем, - охотно согласился Роже, хотя не был уверен, участвовали ли в них его предки и если да, то в каком качестве. По словам батюшки, половина их дворянских грамот была поддельными, хотя тоже очень старыми.

- Эти негодяи хотят нас ограбить, - без экивоков сказал кальвинист.

Как ни странно, примерно то же самое объяснял в это же время швейцарец дю Брону:

- Эти двое еретиков, друг мой… они набиты пистолями. И крайне подозрительны - оба. Наш хозяин сам кальвинист, а они с ним поссорились.

+1

13

К сожалению или к счастью, но первая мысль, пришедшая в голову гвардейцу при этих словах собеседника к перспективе быстрого и необременительного личного обогащения не относилась. Двое гугенотов при деньгах, подозрительные во всех смыслах, с трактирщиком-единоверцем чего-то не поделили, и, судя по тому, что там кричали обе стороны, эти гости тоже теперь здесь должны.

- А откуда вам, сударь, известно, что они при хороших деньгах? - с прищуром полюбопытствовал де Тран. - Они ведь даже хозяину не заплатили...

Дело понемногу переставало пахнуть веселой дракой и начинало... чем-то еще. Как бы не пришлось в итоге вместо спокойного распития вина ловить гугенотов и тащиться с ними в ставку, чтобы в итоге выяснить, что никакие они не шпионы и ничего никому не везли, а просто от природы скупы до крайности.

+1

14

Швейцарец широко распахнул воспаленные глаза, а затем подмигнул.

- В морковку глядите, - ухмыльнулся он, - но это дело верное, лошадки у них дай бог каждому, и кольца, ежели на ладони смотреть. Хозяин-то наш, он не упустит тоже свое, потребовал с них за переночевать по парижским расценкам, а они не пальцем сотворенные, торговаться принялись, но он-то не движется! А куда они денутся? Слово за слово, мы за него заступились, потому как дельце. А они раз - и за пистоли.

Цифра, которую в это же время назвал Роже старший из гугенотов, возмущаясь грабительскими ценами, не произвела особого впечатления на парижанина, что он немедленно и сообщил:

- Так чего ж вы хотите, золотой мой, когда здесь жить негде?

- Бесчестно! - кипятился кальвинист. - С братьями по вере!

- То есть нас, католиков, можно грабить безнаказанно, да?

- Нет-нет-нет, - запротестовал тот. - Вы ж сами сказали: здесь жить негде. И это правильно, но братьям по вере надобно помогать!

- Я честный человек! - взвился хозяин. - Одна цена… а вот господам гвардейцам - скидка!

Учитывая, что гвардейцам вряд ли понадобилось бы снимать комнату, особо он, делая эту скидку, не рисковал.

Отредактировано Роже де Вентьевр (2019-02-28 15:03:11)

+1

15

- Нервные какие-то, - проворчал де Тран.

Мысли его крутились вокруг того, что гугенотов следовало бы потрясти просто для порядка. Но идея простого и незатейливого грабежа, пусть даже эти двое и последние еретики, ему не нравилась. Гвардейцы они или разбойники с большой дороги, в конце концов.

- Вот что, сударь, - решил он наконец. - Думается мне, эти двое вовсе не так просты. И наш с господином де Вентьевром служебный долг - как следует разобраться, что за черти на самом деле их сюда принесли, и с какой целью. А там видно будет, что с ними делать.

С этими словами Габриэль с видом загадочным и решительным шагнул обратно в трактир. Как раз чтобы услышать про скидку господам гвардейцам.

- Ваша щедрость не знает границ, - с нескрываемой иронией ухмыльнулся пикардиец и обратился к товарищу. - Шевалье, я уверен, нам с вами следует исповедать этих господ, пусть даже они не одной с нами веры.

+1

16

Роже с нескрываемым любопытством глянул на товарища. Что дю Брон решил и другую сторону выслушать означало, скорее всего, что с гугенотов можно было поиметь больше, чем со швейцарцев - вывод, который его более чем устраивал: Господь, смилостивившись, послал им, похоже, живые деньги. Может, получится устроить их на ночлег в ставке? Как подозрительных личностей?

- Прошу вас, господа, - подтвердил он, указывая на дверь дулом пистолета. Как бы он языком ни молол, привычка перезаряжать оружие перед каждой поездкой была вбита в него крепко. Хотя стрелять, конечно, не хотелось: во-первых, он не уточнил еще у однополчан, как г-н капитан относится к лишним мертвецам, во-вторых, у гугенотов было два пистолета, а в-третьих, он хотел немного выпить, а не драться.

- За ужин они должны, - наябедничал хозяин. - Каплунов парочку смолотили…

- Ты требуешь за них, как будто они золотые!

- Золото не мелется, - резонно заметил Роже. - И зуб сломать можно. Проявите добрую волю, господа, а мы потом поторгуемся за ваш счет.

Понять это обещание было, пожалуй, более затруднительно чем исполнить, но старший гугенот - то ли сбитый с толку, то ли решив последовать увещеванию, подкрепленному таким веским аргументом, извлек откуда-то наиприятнейшим образом звякнувший кошелек.

- Два экю за страдающих половым бессилием петухов, умерших от старости, - буркнул он.

- Ну, - резонно возразил Роже, - если бы они умерли от дурной болезни, было бы много хуже! Два экю, гм.

Путем несложных математических рассуждений он удостоверился, что скидка, обещанная хозяином, должна была составлять пятьдесят процентов, и здорово повеселел - на экю можно было недурно повеселиться.

Старший из гугенотов швырнул две серебряных монеты под ноги трактирщику и подтолкнул младшего к выходу.

- Ну? - мрачно сказал он, когда они оказались на улице. - Я уже говорил вашему товарищу: нас хотят ограбить.

+1

17

- Если вы про цены, то не могу не согласиться: грабительские, - дружелюбно и даже с намеком на сочувствие отозвался гвардеец. - А если вы имеете в виду тех троих господ, то на их счет можете не беспокоиться, они вас грабить не будут.

"Потому что грабить вас будем мы" - прямо таки просилось на язык, но де Тран здраво рассудил, что этой шутки собеседники не оценят и вправду решат, что гвардейцы намерены прямо здесь выпотрошить их кошельки, а то и их самих заодно. Нет, намерены, конечно, но не прямо сейчас, и без лишнего кровопролития. Может, и вовсе удастся убедить их... скажем, сделать добровольное пожертвование на святое дело.

- Расскажите, кто вы и что привело вас в эти края, - манеру спрашивать мягко и проникновенно Габриэль без зазрения совести скопировал у настоящего исповедника. С добротой и всепрощением во взгляде так же просто не вышло, и на гугенотов он смотрел хищно и оценивающе. Да и присутствие Вентьевра с оружием наготове тоже не добавляло обстановке доверительности, но зато прекрасно вдохновляло на искренность. Во всяком случае, хотелось на это надеяться. В отличие от господа всемогущего, читать в сердцах пикардиец не умел, хотя иногда очень хотелось.

+1

18

- Я не понимаю, почему… - возмущенно начал младший кальвинист, но старший перебил его:

- Позвольте нам представиться для начала, господа. Я - барон де Фурневиль, из окрестностей Онфлера, а это мой младший сын, Эркюль.

Юноша неловко поклонился.

Роже назвался и назвал товарища - хотя барон и знал уже имена их обоих, отец ужасно настаивал всегда, что надо быть вежливым и соблюдать приличия.

- Я приехал, чтобы определить сына на военную службу, - продолжил барон. - В Нормандский полк, там лейтенантом мой родственник.

На улице дул пронизывающий ветер, и Роже невольно порадовался, что не успел снять перчатки, а вот двум гугенотам, у которых и плащей тоже не было, явно было холодно.

Отредактировано Роже де Вентьевр (2019-03-01 13:20:08)

+1

19

Вон оно как, значит. Нормандский полк... Габриэль знал пару человек оттуда, но не слишком близко, так, случалось поболтать за кружкой. И лейтенантом ни один из не был, да и трепались они тогда больше о женщинах, чем о командирах. Даже и не проверить, правду говорят или врут как тот трактирщик про своих петухов.

Но посылать сына воевать с единоверцами... Кальвинисты - они странные, конечно, да и, если уж быть честным, кто из берущихся за оружие хоть раз да не нарушал пятой заповеди? И тем не менее, добровольно убивать братьев по церкви? Или мальчишка этот в первом  же бою решит, что нечего за католиков кровь лить и переметнется?

Нет, как есть подозрительные эти двое, и ночевать им в ставке. На всякий случай.

- Интересные у вас взгляды на братьев по вере, господа, - улыбнулся гвардеец. - Так как же велит вам господь поступать с ближними? Помогать или убивать? Не говорите только, что не знаете, с кем мы здесь воюем.

+2

20

Роже подумал, что дю Брон все-таки большой умница - отличная была идея, слов нет. Добавить ничего умного он не мог, но тоже принял вид суровый и почти что непреклонный - почти, потому что иначе кому взятку предлагать?

Барон де Фурневиль, однако, оказался не так-то прост.

- Человек, господин дю Брон, - сказал он, - это не только его религия, а сын мой, как и я сам, я смею надеяться, не был воспитан так, чтобы ставить вопросы веры превыше всех иных.

Он сделал многозначительную паузу, и Эркюль де Фурневиль поспешно заверил батюшку, что тот не ошибается.

- Род Фурневилей испокон веков служил королю, - продолжил барон, - и ежели господин де Бассомпьер находит возможным для себя командовать армией, то не шевалье де Фурневилю отказываться от своего долга.

- И карьеры, - не выдержал Роже, вполне оценивший родича-лейтенанта. - Было бы жаль, если бы путь, обещающий стать столь славным, будет пересечен из-за желания сберечь пару экю.

- Хм, - сказал гугенот. - Да. Жаль. Но я не вполне понимаю вас, господа…

Он вопросительно взглянул на дю Брона.

Отредактировано Роже де Вентьевр (2019-03-19 23:46:33)

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Так долг отдам, что не возьмете. Октябрь 1627 года