Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Анна Австрийская встречается на охоте с герцогом де Монморанси. Месье помогает принцессе де Гонзага позировать для картины. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Испанские корсары идут на абордаж.

Была тебе любимая… 3 марта 1629 года: г-н де Клейрак поддается чарам г-жи де Шеврез
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Большая прогулка. 22 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон и г-н де Ронэ разыскивают убийцу г-жи де Клейрак.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Мой друг, в твоих руках моей надежды нити... 10 февраля 1629 года: Ее величество просит г-жу де Мондиссье передать ее письмо г-ну де Корнильону.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Так долг отдам, что не возьмете. Октябрь 1627 года


Так долг отдам, что не возьмете. Октябрь 1627 года

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Где-то под Ларошелью.

Когда надо выпить, цель оправдывает средства - особенно если их нет.

+1

2

Как назывался этот трактир в глухой деревушке и назывался ли вообще - Роже не имел ни малейшего представления. Очень может быть, что он и трактиром-то не был, пока не появились под Ларошелью войска его величества - во всяком случае, путнику остановиться там было негде, а обеденный зал сохранял еще следы того, что здесь жили - темный прямоугольник у стены, где раньше, верно, стоял сундук, крюк в потолке с цепью, на которой, похоже, висела люлька… Где нынче ночевали хозяева - угадать было нетрудно: либо на чердаке, либо в сарае во дворе, хотя в сарае должно было быть уже холодновато.

Роже не был, однако, настолько добрым христианином, чтобы задумываться о не самых ближних своих дольше пары минут, тем более что у него были другие причины задумываться. Целых три, и одна из них привязывала сейчас рядом с ним к покосившейся изгороди свою лошадь.

С местом в кардинальской гвардии Роже неслыханно повезло - мало ли на свете точно таких же молодцов, повоевавших пару лет, но не ставших ни сержантами, ни лейтенантами и не потерявших важные части тела? Да, г-н д’Эстиссак к нему благоволил, но вряд ли настолько, чтобы всерьез стараться ради него, да и было в полку множество солдат, а кое-кому покровительствовали очень влиятельные люди.

Но Роже повезло, и он не доискивался почему: г-н полковник замолвил словцо и г-н де Кавуа просто не нашел причин для отказа? Пусть так! Пусть старые полки гордятся своей древностью и презирают гвардию выскочки-первого министра, у Роже было другое мнение! Как, впрочем, было бы у любого, кому повезло бы как ему.

Другое дело, что до получения соблазнительно высокого жалования оставались еще две недели. Это удручало неимоверно, тем паче что после двух вечеринок, которые Роже закатил на той неделе - одну для старых однополчан, другую для новых - денег у него не то, что не осталось, их не осталось так, что Роже начал всерьез подумывать о грабеже на ночных дорогах. Черт, он не только лошадь своего лакея заложил, да еще с седлом, но даже вторую смену одежды! Были еще пистолеты, конечно, но это было уже слишком рискованно - на таком если попадешься, вылетишь из роты быстрее чем пуля из ствола!

Товарищи посоветовали, быть может, взять в долг - но это те, у кого зимой было снега не выпросить, а у остальных Роже уже взял. И у них, и у их товарищей, и у трактирщиков там, где устраивал вечеринки… ну, как взял? Просто заплатил не все, что они потребовали, обычное дело. Обещал вернуть потом, конечно, если не убьют раньше, и придется, конечно, иначе пить будет негде, но сейчас у него и на еду-то не хватало, приходилось кое-как перебиваться.

Это была вторая причина не задумываться о тяготах семьи трактирщика, и она же была и третьей - потому что именно тут Роже устраивал попойку для новых сослуживцев, а значит, должен был столько, что у хозяина, верно, уголь стерся, которым он пометки делал. Но всегда ж можно было положиться на товарища?

- Дю Брон, - сказал он, дойдя до этого места в своих мыслях, - а к вам мамаша Перро как относится?

Вино у мамаши Перро было намного хуже, а сама она была вздорной бабой, но там Роже должен не был. Ну, как не был? Мамаша Перро считала, что это из-за него у нее дверь вынесли и на крышу забросили, но он же эту дверь пальцем не тронул! Только советовал!

+5

3

- О, эта почтенная женщина будет просто счастлива меня видеть, - усмехнулся Габриэль. - В прошлый раз, помнится, она грозилась взять вилы, если я появлюсь на пороге ее гостеприимного дома.

В том знаменательном выносе дверей де Тран участия не принимал, простреленная на дороге у Каменного моста рука до конца еще не зажила и слушалась плохо. По этой же причине он почти пропустил веселую драку, разгоревшуюся из-за картежного жульничества. И все бы ничего, но обозленные рейтары побили у мамаши Перро половину горшков и сломали лавку. А пикардийца черти дернули буквально на следующий день снова предложить сыграть гостям мамаши. Что поделать, в долг она гвардейцу уже не наливала, сидеть с пустой кружкой было до крайности уныло, а занять у товарищей... Может, и вышло бы, не будь де Тран и так должен половине роты.

А все из-за чертовых гугенотов и того одноглазого, о котором ему было велено забыть. Забудешь тут, как же. Мало того, что эти паскудники Вредину убили, и гвардеец сам едва не застрелился, пока отыскал в этих краях лошадь, не похожую на облезлый скелет и не стоящую целое состояние, так одноглазый еще и пистолеты его с собой уволок. Де Тран на его месте, разумеется, поступил бы точно так же, но понимание не означало прощения, и доброты гвардейцу не добавляло. Привычного оружия было жаль. Денег, ушедших на новое - тоже.

- А вы что же, хотите к ней наведаться? - поинтересовался пикардиец у приятеля. Для него самого не было особой разницы, где пить. Точнее, где попытаться выпить, потому как с мамашей Перро и так все было ясно, а здешнему трактирщику Габриэль тоже был здорово должен.

+3

4

- Да не особо, - честно признался Роже. При прочих равных папаша Перро был, ясное дело, предпочтительнее, но вот признаться, что платить ему нечем, никак не получалось, хоть убей. Конечно, дю Брон тоже считался новичком в роте, но по сравнению с Роже он был старожилом - его даже ранили уже в деле, и Роже не хотел оказаться перед ним дураком. - Просто спросил - такая вредная баба, хотел знать, она со всеми так?

Была еще «Красная голубятня», там и кормили отлично, но там Роже прощался со своим полком, нашумели знатно, и появляться там без туго набитой мошни было равносильно самоубийству. В Периньи был тоже трактир, но там хозяин в долг не наливал вообще, и у него было трое здоровяков-сыновей, так что с ним никто не спорил, потому что спор перешел бы в бойню, а они же, как шутил сам Роже перед тем, как сменил полк, нынче армия г-на кардинала и ведут себя по-христиански.

Он проверил еще раз узел на поводе - морской узел, это его уже здесь научили, чтобы нельзя было легко развязать. Конечно, перерезать повод тоже можно, но это куда больше в глаза бросается.

- Пошли?

+3

5

- Со всеми, - успокоил его де Тран. - Ну, или почти со всеми. Вот шевалье де Руа из гвардии его величества она ценит, уважает и всегда встречает с радушием. Он всем рассказывает, что это, мол, благодаря его доброму нраву, но в его роте говорят, что он старушке однажды цветов в чужом саду надергал, вот она и растаяла. А мне так думается, мамаша Перро просто счастлива, что шевалье оставляет ей почти все свое жалованье.

Габриэлю эту историю среди множества других баек и местных сплетен пересказал один из сослуживцев, в обществе которого ему довелось немного скоротать время в плену у неумолимого Барнье. Пригодилась, надо же... Впрочем, не заваляйся у него готовой сплетни, придумал бы свою, про мушкетеров грех не придумать.

Проверив, на месте ли старая, потрепанная колода - вдруг да пригодится? - пикардиец согласно кивнул товарищу.

- Пошли.

+3

6

Первым, что они увидели, перешагнув через порог, были опрокинутые козлы и залитая вином и усыпанная черепками широкая доска, служившая столешницей. Справа от входа стояли, ощетинясь шпагами, трое швейцарцев. Слева воздевал руки к небу хозяин и держали пистолеты два очевидных провинциала, одетых, к тому же, как гугеноты. Позади столпились прочие, представляя собой картину, достойную кисти лучшего живописца, столь разнообразны были выражения их лиц - от откровенного любопытства, до пресыщенности, раздражения и страха.

Если бы Роже шел вторым, он отступил бы, но позади шел дю Брон, и он шагнул вместо этого вперед, о чем тут же пожалел - один из пистолетов красноречиво дернулся в их сторону.

- Добрый вечер! - радостно сказал он. - Патруль гвардии его преосвященства к вашим услугам! Исповедь в любое время суток, отпевание только после сигнала к тушению огней, особые скидки, если вы готовы подпевать. Кто знает «Крошка, крошка, выгляни в окно»? Ах да! Венчаем, крестим, упокаиваем. Пропуск в рай только по предъявлении увольнительной.

+6

7

Де Тран, слушая проникновенную речь спутника, криво усмехнулся. Ох, не колода карт им здесь пригодится, определенно... К самому веселью успели.

Гвардеец вышел из-за спины де Вентьевра и не без намека опустил ладонь на рукоять пистолета.

- Упокой - налево, исповедь - направо, - глянул он на гугенотов с той самой любовью к ближнему, что сподвигает поспособствовать скорейшей встрече оных ближних с отцом небесным. Это, конечно, были не те самые гугеноты, но кто мог бы обвинить доброго католика в нелюбви к этому племени в целом?..

В драку, правду говоря, лезть не особенно хотелось. Но полагать, что одного вида их плащей и уверенной наглости хватит, чтобы разогнать всех по углам, было бы... слишком самонадеянно, пожалуй. Хотя, если им сейчас удастся закончить все миром и тем самым спасти трактир от еще большего разгрома, можно будет выбить из хозяина кувшинчик-другой в качестве благодарности.

+3

8

- Сие замечательно есть! - оживился один из трех стоявших справа швейцарцев, и ткнул своей шпагой в сторону гугенотов. - Огнем и мечом!

Младший из гугенотов, которому, казалось, и пятнадцати-то еще не было, крепче стиснул свой пистолет, и его рука, предсказуемо, начала дрожать.

- Нечестивые паписты, - начал другой -не то старший брат, не то отец.

- Гнусные еретики, - не остался в долгу швейцарец. - Молитесь!

- Вообще-то с вас еще исповедь, - поспешно сказал Роже, - раз уж вы справа. И с огнем может выйти незадача, потому что я с утра не перезаряжал.

- Какая испофедь, сутарь? - мрачно осведомился второй швейцарец, то ли хуже понимавший беглую французскую речь, то ли просто не видевший пока повода высказываться.

- Обыкновенная. Что случилось-то? И помните, - он пронзил троих швейцарцев суровым взглядом, - месье дю Брон лучший солдат чем я, и у него пистолеты из Женевы, с гипокампом.

- С чем? - заинтересовался старший кальвинист.

- С подогревом, - объяснил Роже. - Чтобы порох не отсыревал.

Католики, гугеноты и зеваки во все глаза уставились на счастливого обладателя редчайшей технической новинки.

Отредактировано Роже де Вентьевр (2019-02-15 22:44:38)

+3

9

Де Тран принял вид суровый и серьезный - что ему оставалось-то?.. Но и вытаскивать предмет всеобщего внезапного интереса не спешил, тем более что пистолеты у него были самые обычные.

- Вот что, господа, - веско произнес гвардеец, пользуясь тем, что благодаря товарищу всеобщее внимание сосредоточилось на нем. - Опустите-ка оружие, пока и впрямь до огня не дошло, и объясните, будьте добры, по какому поводу затевается драка. А то ведь, если повод достойный, то и мы бы поучаствовали.

На последних словах маска серьезности на лице Габриэля дала трещину и сквозь нее проглянула недобрая, хищная ухмылка. Адресованная в первую очередь гугенотам, но и швейцарцам немного тоже, чтобы не вдохновились на кровопролитие во имя веры раньше времени.

+3

10

- А кто мне заплатит? - возмутился хозяин, которому вмешательство гвардейцев столь очевидно не понравилось, что он даже попытался поучаствовать в частной беседе дворян. - Эти, несомненно, благородные господа…

- Смотри, чтобы это не оказалась пуля, милейший, - перебил Роже, обнаружив в происходящем доселе скрытые возможности. - Мой друг очень плохо стреляет… если не выпьет, конечно! А иначе он может куда угодно попасть - у него, верите ли, пули даже за угол залетали.

Судя по оторопелым рожам гугенотов, они поверили - но на то они и гугеноты, и не в такую чушь верят. Один приятель в Париже рассказывал Роже, будто пастор ему говорил, что про него уже все решено - спасется он или нет, а что он делать будет - неважно, потому что против судьбы не попрешь. Ну так может, и этим на роду написано, что их пуля из-за угла достанет!

- Они мне не заплатили, - гнул свое хозяин. - Хоть я им и единоверец…

- А гнусный обманщик! - вскричал юноша. - Господь, читающий в сердцах…

- Не-не-не, - поспешно перебил Роже, - Господа не надо приплетать, а мы с дю Броном и на бумаге-то не очень читаем. То есть это я не очень. Так что давайте исповедоваться устно, оно так и привычнее… для нас, то есть.

Старший из швейцарцев устремил проникновенный взгляд де Трана, которого явно посчитал главным в мнимом патруле.

- Господин… дю Брон?.. На пару слов бы?

Он подмигнул, целых три раза.

+1

11

- А вот и первый желающий исповедаться, - обрадовался де Тран. - Я целиком к вашим услугам, сударь. Пройдемте наружу, пожалуй, чтобы, как подобает, соблюсти тайну исповеди.

Может, наедине швейцарец объяснит наконец, в чем тут дело, кто кому не заплатил и кого следует прищучить во имя покоя в стенах трактира и безграничной благодарности его владельца. Впрочем, от этого благодарности поди дождись, вон как зыркает, будто гвардейцы не спасают его берлогу от разгрома, а последнего заработка лишают.

- Друг мой, я в вас верю, - прежде чем удалиться в обществе старшего швейцарца, Габриэль покровительственно похлопал Вентьевра по плечу.

Может, и не следовало оставлять его одного на всю эту кодлу, но далеко отходить пикардиец не собирался, да и сам новичок - парень не промах, справится. Главное чтобы гугеноты с перепугу палить не начали куда ни попадя.

+2

12

- Да, как в святое причастие, - пробормотал Роже, надеясь, что дю Брон оставит дверь трактира открытой и можно будет что-то услышать. - У вас рука не устала, сударь?

Младший гугенот вспыхнул и поднял и пистолет, и подбородок, но его отец или брат вдруг опустил оружие, хотя швейцарцев осталось еще целых двое.

- Я верю, что вы благородный человек, - начал он.

- Мы свой род от крестовых походов считаем, - охотно согласился Роже, хотя не был уверен, участвовали ли в них его предки и если да, то в каком качестве. По словам батюшки, половина их дворянских грамот была поддельными, хотя тоже очень старыми.

- Эти негодяи хотят нас ограбить, - без экивоков сказал кальвинист.

Как ни странно, примерно то же самое объяснял в это же время швейцарец дю Брону:

- Эти двое еретиков, друг мой… они набиты пистолями. И крайне подозрительны - оба. Наш хозяин сам кальвинист, а они с ним поссорились.

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Так долг отдам, что не возьмете. Октябрь 1627 года