Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Анна Австрийская встречается на охоте с герцогом де Монморанси. Месье помогает принцессе де Гонзага позировать для картины. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Испанские корсары идут на абордаж.

Была тебе любимая… 3 марта 1629 года: г-н де Клейрак поддается чарам г-жи де Шеврез
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Большая прогулка. 22 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон и г-н де Ронэ разыскивают убийцу г-жи де Клейрак.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Мой друг, в твоих руках моей надежды нити... 10 февраля 1629 года: Ее величество просит г-жу де Мондиссье передать ее письмо г-ну де Корнильону.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года


Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Из эпизодов:
Стакан согреет, пьем еще не самый крайний раз (Варгас),
Что сказать мне Вам?.. (де Тран)

0

2

Наверное, являться глубоким вечером к знакомому, который совсем недавно встал на ноги, и с которым они пили-то всего пару раз, было и не очень-то подобающе, но собственный провал - и какой, с грохотом, с треском! - хотелось залить. На самом деле, подошла бы любая подвернувшаяся компания в первом же трактире, куда занесут ноги, с долгими бессмысленными разговорами о женщинах и неизбежной дракой в конце. Обычно это помогало.

Но в этот раз де Тран, прихватив вина получше, шел к Варгасу. Не столько из желания именно ему пожаловаться на свои неудачи, сколько из простой и печальной данности: после изгнания из гвардии, и особенно - после того, как до бывших сослуживцев дошла история с именами во множестве странных и откровенно диких вариаций, как и бывает со слухами, у пикардийца практически не осталось прежних приятелей. А пить с кем-то еще из зала Мендосы... вот уж нет, хватало и того, что он там и так обретался чаще, чем сам бы того хотел.

К тому же, к бретеру у Габриэля имелось дело. Страдать бездеятельно бывший гвардеец считал возможным только над тем, чего нельзя изменить силами человека, и отказ женщины, в которую он был влюблен, к таким случаям никак не относился. И по дороге к дому испанца он успел придумать парочку способов вернуть себе расположение мадам де Мондиссье. Но для каждого из них ему нужен был человек, готовый на небольшое, тщательно спланированное безумство, и Варгас как никто подходил на эту роль.

+4

3

Дон Рамон, понятия не имея, что готовит ему судьба в лице нежданного гостя, как раз в этот вечер сидел дома и чистил оружие - от пистолетов до шпаг и кинжалов, основной и запасной набор.
По этому поводу на столе была расстелена не слишком чистая уже тряпка, стояла масленка и валялись лоскуты кожи, замши, войлока, валялся мешочек с пылью из толченого кирпича и обоженной глины, которая отлично счищала любые намеки на ржавчину, и отдельно лежала пистолетная снасть. Комната выглядела как небольшая оружейная мастерская, посреди которой за столом восседал испанец в черной рубахе с закатанными до локтя рукавами и аккуратно протирал любимую толедскую шпагу.

- Дон Габриэль!

Варгас встретил бывшего гвардейца радушным возгласом, но приподнялся чисто символически - его руки были вымазаны в оружейном масле.
Новый, с пылу с жару, лакей учтиво принял у гостя плащ и шляпу и спросил хозяина, не пора ли накрывать на стол. Дон Рамон предложил ему накрыть на подоконнике, потому что стол занят, осведомился, не оскорбляет ли это предложение чувства гостя по отношению к ужину, и, не дождавшись очевидного ответа, кивнул еще раз:

- Как видите, я понемногу оживаю. Как ваши дела? Идут на лад?

Отредактировано Рамон де Варгас (2019-02-08 02:28:00)

+3

4

- Идут ко дну, - с небрежной жизнерадостностью отозвался де Тран, не вдаваясь сходу в подробности своих сердечных неудач. Во-первых, не пристало дворянину с порога жаловаться на жизнь. А во-вторых, были и другие дела, которые стоило бы обсудить с испанцем.

Он все-таки наведался в лавку к Жану-Мари. И даже успел выполнить поручение, которое ему там передали. Собственно, на этот скромный заработок он и купил вина. Оставить несколько монет старику "на будущее" он тоже не забыл. Не то чтобы де Трану понравилось избавлять трусоватого дворянина от проблемы в виде законного мужа его любовницы, но выбирать не приходилось.

Дело это, в свою очередь, не могло не натолкнуть на мысль организовать месье де Мондиссье тихое и аккуратное ограбление в темной подворотне со смертельным исходом, но, поразмыслив об этом как следует, де Тран идею отбросил. Хрупкой женщине из Савойи при дворе Ее Величества нужна была защита. И г-н Мондиссье мог эту защиту обеспечивать, пикардиец навел кое-какие справки. Не станет его - и молодой вдове все равно придется искать себе покровителя. А из одного бывшего гвардейца с репутацией "паршивее бывает, но редко" покровитель... как из пирата монахиня.

- Побывал у вашего старика, - поделился Габриэль, не без интереса наблюдая за работой Варгаса. - Вы ничего интересного не пропустили.

+3

5

- И славно, - отозвался испанец. И не стал спрашивать, все ли в порядке. Бывший гвардеец отнюдь не выглядел ни возмущенным, ни расстроенным, хотя что-то наводило на мысли, что дон Габриэль пришел сюда не просто поделиться впечатлениями.
Спрашивать же о заказе могло оказаться... неудобно.
Нет, захочет - расскажет сам.

Стараниями слуги на подоконнике появилась жирная пулярка, запеченная с травами до хрустящей корочки, свежий хлеб, нарезанный ломями сыр и кружки. Судя по всему, дела у Варгаса пошли на лад, хотя едва ли он в эти дни брался за какие-нибудь заказы.

- Ваш испанский, дон Габриэль. Очень чистый. Как будто родной. Как так вышло? - вдруг спросил Рамон. Что-то светилось в его глазах, какая-то неожиданная мысль, которую он не торопился озвучивать.

+2

6

- В некотором роде он мне родной и есть, - усмехнулся де Тран. - Я наполовину испанец, по матери, и на обоих языках говорю с детства.

Он никогда не обращал на это особого внимания, считая чем-то неотъемлемым и естественным. Отец не слишком любил, когда донья Исабель говорила с детьми на испанском и рассказывала им о своей родине, но по-настоящему обращал внимание только на воспитание двух старших сыновей. Остальные росли под влиянием матери, и, по словам батюшки, впитали ее упрямство и своенравность. И много чего еще.

А ведь она, быть может, могла бы узнать тот герб... Габриэль вспомнил, сколько месяцев не писал матери, прикинул, как долго будет ждать ответа и что в нем прочтет, особенно если господа мушкетеры таки отправили весточку о безвременной кончине "шевалье де Трана", и решил, что проще поспрашивать своих парижских знакомых.

+2

7

- Кастильский выговор, - улыбнулся Варгас. У него был такой же. И он не мог не подумать, как это можно использовать.

- Разливайте вино, дон Габриэль, я сейчас вымою руки и присоединюсь.

Рамон в последний раз провел мягким кусочком замши по любимому клинку, аккуратно отложил его на край стола и кликнул слугу, чтобы подал теплой воды. Все уже было, видимо, наготове, потому что лакей не замедлил явиться с умывальными приборами и полотенцем.
Звали его Гильом, был он родом из Окситании, и кое-как понимал испанский, но французский его, за исключением нескольких общеупотребительных фраз, был поистине чудовищен, в чем шевалье де Тран мог тут же убедиться, когда лакей, склонившись в поклоне, спросил, не подать ли воды и гостю.

- Подать, конечно, - вмешался Рамон, убедившись, что вода в умывальном тазу после его рук окрасилась в глубокую чернь, смахивающую на бульон из-за плавающих сверху капель масла.  - И мне заодно. Смени воду, болван. Дон Габриэль, не случалось ли и вам... А, что это я, конечно, случалось, вы же служили в Пале Кардиналь. Гардеробмейстер Его Высокопреосвященства, господин де Клейрак. Что он за человек?

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года