Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Анна Австрийская встречается на охоте с герцогом де Монморанси. Месье помогает принцессе де Гонзага позировать для картины. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Испанские корсары идут на абордаж.

Была тебе любимая… 3 марта 1629 года: г-н де Клейрак поддается чарам г-жи де Шеврез
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Большая прогулка. 22 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон и г-н де Ронэ разыскивают убийцу г-жи де Клейрак.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Мой друг, в твоих руках моей надежды нити... 10 февраля 1629 года: Ее величество просит г-жу де Мондиссье передать ее письмо г-ну де Корнильону.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Охота на подранка или "Сушите весла, минеер!" Северное море, июнь 1624


Охота на подранка или "Сушите весла, минеер!" Северное море, июнь 1624

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

В рамках неприличия. Дюнкерк, июнь 1624г.

Отредактировано Рамон де Варгас (2019-02-12 23:27:53)

0

2

В море играла рыба. Серебристые спины косяка то и дело показывались из воды, поблескивая на солнце и вынуждая Варгаса щуриться. Он стоял с кружкой горячего вина, опершись о фальшборт, и думал о том, как прекрасна бывает природа по утрам, когда ты не простужен, горло не болит, и твой голос не напоминает шипение рассерженной и к тому же сильно курящей змеи. Ночью у него был жар, но к утру прошел, и лейтенант очень рассчитывал, что вот-вот пойдет на поправку, но и позавчера он тоже на это рассчитывал. А минувшей ночью, вскоре после полуночи, Кампильон попытался выставить его с вахты, и всё-таки выставил, почти перед рассветом, когда Варгас понял, что толку от него нет – он спал с открытыми глазами, зябко кутаясь в куртку. Уйдя в каюту, он проспал почти четыре часа и проснулся разбитым, зато с холодным лбом и отвратительным настроением.
Франсиско очень хотел быть в форме. Они шли по следу голландца, и не простого, и он очень, очень хотел прийти, наконец, в себя, но пока дело шло ни шатко, ни валко. И сны, в которых так или иначе участвовал его капитан, не приносили облегчения.

- Вам бы морской воды погреть, - сказал Бенито, остановившись рядом. – И это... Полоскать. Бабка моя так делала.

- Она тоже корсаром была? – прохрипел Варгас.

- Почтенная была старушка. Солью от всех болезней лечила. Растворит в воде и давай. Хоть на рану, хоть в глотку. А то с вином ещё.

Варгас представил, его передёрнуло.

- Ведьма небось.

- Да ну, сеньор гранд, скажете тоже. Разве чуточку, зубы там заговорить, скотину от сглаза... А так нет, очень добрая была покойница.

+3

3

Рохас смотрел со шканцев и думал, что Франсиско наверняка возмутится, если на него наденут шарф. Даже если это будет приказ капитана, потому что кто же носит шарф в июне? И ржать все будут, конечно - даже пытаться не стоило.

“Grote maan” должна была выйти из Роттердама в субботу, сообщил Сандерс, но задержалась из-за пробоины в шлюпке, пропустила отлив и вышла только утром в воскресенье, удачи в охоте. Рохас спорить был готов, что где-то в Антверпене и в Амстердаме переменили руки какие-то бумаги, чтобы через месяц-другой, а то и больше принести добрым людям какую-то прибыль. Рохас мало что в этом понимал, но до сих пор Сандерс не ошибался, дон Андрес ему доверял, а о том, как они подловили “Rode leeuw”, в Дюнкерке знали пока очень немногие. Шанс был.

- Паруса! - заорал мачтовый, словно отвечая на его чаяния.

+3

4

Варгас чихнул и всмотрелся в горизонт. Слева по курсу и впрямь что-то виднелось, и он переспросил сержанта:

- Белые, а?

- Белые, - чуть помедлив, согласился Бенито. – Как есть. Но мало ли, может ближе что ещё найдется.

- Не наш. И то хлеб... Готовьтесь на всякий случай.

Хлопнув сержанта по плечу, слегка оживившийся Варгас побрел на мостик, то и дело прикладываясь к кружке. У “Maan” один из парусов был цветным, но паруса иногда меняются, да и Бенито был прав... Хотя что он там видел, на самом-то деле.

- Не “Луна”, да? – мрачно просипел Франсиско, остановившись рядом с Рохасом.

Большую часть команд он сейчас отдавал жестами или использовал ближайшего матроса как глашатая лейтенантского самодурства, но хорошей драки ждал как манны небесной – то есть как всегда. Рычать он отлично мог, что последовательно испытали на себе сегодня Кампильон (“Да вы ж и не спали почти!..”), Санчес (“Жиру топленого в вино добавьте, как рукой...”) и Перес, которому сам бог велел, и который предлагал не добавить жир в вино, но растереть им самого лейтенанта и замотать в теплый шерстяной платок. Варгас представил себя в таком виде и позорно сбежал, язвительно поинтересовавшись перед этим, не вяжет ли Перес платки из крысиных хвостиков, потому что где ещё взять такое на борту.

- “Яхера” нет.

+3

5

- Смахивает на флейт, - сказал Рохас, мужественно делая вид, что здоровье его лейтенанта ничуть его не беспокоит, и протянул ему зрительную трубку Лопеса. Отчего на «Консуэло» все притворялись, будто никому больше она не нужна, он так и не вызнал, а самого штурмана спрашивать было неловко. Традиция, верно, такая же, как падре Бонифасио. - Но мачт у них явная нехватка.

Он обменялся кивками с Кампильоном, и боцманская дудка запела, сзывая всех наверх - «Консуэло» нацелилась на добычу.

Варгас пристроил пустую кружку на перила ограждения и взял трубу. Полюбовался силуэтом корабля и мысленно согласился с Анхелем. Похоже, флейт. Голландец.

- Пушек десять. Может, двадцать, если корсар или жирный торговец.

При слове “жир” его слегка передёрнуло.

- Странно это, с мачтой. Кто-то их потрепал и ушел?

Или как раз не ушел. И тогда пушек действительно двадцать. А то и больше, бывают кудесники.

- Или не ушел, - кивнул Рохас. - И это не торговец.

Нельзя провести несколько лет в Северном море и не научиться ощущать такие вещи - хотя, казалось бы, разве не может богатый торговец плыть на флейте, а голландский vrijbueter оказаться, волею судьбы или нехватки денег, на пинассе или даже на урке?

Он забрал у Варгаса зрительную трубку и принялся изучать море вокруг флейта. После боя на воде остаются следы - обломки мачт, деревянные клетки с дохлой птицей, доски… Трупы держатся недолго.

Отредактировано Рохас (2019-02-05 12:21:56)

+3

6

- Отлично, - резюмировал Варгас и откашлялся в кулак. – Я пойду одеваться.

Боевой колет он оставил в каюте, и времени было более чем достаточно.
Корсар или военный корабль – не суть важно. Главное, чтобы счёт шел в пользу Испании, а у противника на невидимой доске боевых счетов образовался вдруг “минус один”.

- Если он из боя, у него, может, и пороха мало.

Брать на абордаж или топить, Варгас большой разницы не видел. За захваченный корабль приз больше, другое его не интересовало.
Перед выходом он отправил отцу письмо из Дюнкерка. С просьбой, что было само по себе необычно. Всего только разузнать, продается ли “Консуэло”, и если да, на каких условиях. И почему.
Можно было предсказать, что дон Фадрике предложит сыну купить его любимый галеон, чтобы наследник мог со всей командой заняться, хотя бы, перевозкой дипломатической почты, и в постскриптуме Варгас заранее отказался, ещё раз уточнив, что просит только о сведениях – со всем сыновним почтением и любовью. Во второе верилось легко, о первом дон Фадрике сокрушался чаще, чем радовался.

+2

7

- Вы пойдете одеваться, сеньор гранд? - осведомился Рохас со всей доступной ему иронией. - А почему это, извольте полюбопытствовать? Мне кажется, ваша очередь драться была в прошлый раз.

Лопес покосился на своего капитана с тем особенным смущенным выражением, которое обычно возникало на лице дона Андреса перед тем, как он вздыхал - и соглашался. «Шуточки ваши, дон Анхель» - Рохас до сих пор не сумел поверить по-настоящему, что никогда больше этого не услышит. Капитан понял бы, что он не шутит. И он действительно не шутил - потому что отпускать Франсиско в бой в таком состоянии он не собирался. И причин тому было - море. Северное море даже.

+3

8

- Корсар должен наводить страх, - просипел Варгас. – Мне кажется, я как раз готов наводить. Команда со вчерашнего дня пытается превратить меня в утку, фаршированную лечебными рецептами бабушек, знакомых знахарок, старых опытных сержантов и берберских пиратов, и еще обмазать маслом сверху. Голландцы будут ко мне добрее.

От такой тирады в горле, казалось, заскрипел песок, и Франсиско снова откашлялся.

- Но я оденусь и вам советую. У них могла остаться картечь.

+3

9

- Пока что вы успешно наводите страх на своих, - усмехнулся Рохас. - Если вы сможете промолчать до начала боя, я позволю вам остаться на палубе. Лопе!

Юнга вылетел из капитанской каюты с колетом в руках и шлемом подмышкой, и Рохас, убедившись, что его лейтенант предпочел не уточнять, в каком качестве ему разрешат остаться, нахлобучил шлем и взял колет.

- Висенте и Бенито ко мне. А, мастер Санчес!

Лопе бросился навстречу к уже торопившимся на шканцы сержантам, а мастер-канонир, проводив Варгаса взглядом, откашлялся.

- Ему бы жиру сейчас топленого в вино, сеньор капитан…

- А также шерстяные носки на ноги, - кивнул Рохас, - грелку в кровать, повязку с толченым чесноком на грудь и небольшое кровопускание. Боюсь, обеспечить я могу только последнее. Угостим наших новых друзей картечью, сеньор Санчес? У вас еще есть та смесь прошлого года, с привкусом желчи?

- Нет, сеньор капитан, - серьезно отозвался португалец. - Но смею вас заверить -  новый поставщик, с “Rode leeuw”, ничуть не хуже.

- Пехоту с палубы, - Рохас проверил взглядом уже натянутую над головой сетку. - Сеньор Бенито, вы командуете при абордаже. У меня пряжка на башмаке расстегнется - такая незадача.

Сержант невольно покосился сперва на босые ноги своего капитана, а потом - в сторону лейтенантской каюты.

- Да, сеньор капитан.

- Флаг! - заорал марсовой. - Флаг - белый! Они спускают шлюпку!

Рохас почти выдернул зрительную трубу из рук штурмана.

+3

10

Варгас задержался в каюте, но совсем ненадолго. И выскочил полностью готовым к бою. Палуба - палубой, но мало ли - море всегда полно сюрпризов. Кроме того, вряд ли Рохасу придет в голову следить за своим неугомонным лейтенантом, а если капитан поведет солдат на абордаж - тем более.
Хотя не следовало бы ему этого делать.
Надо будет при случае поговорить с Анхелем. Про капитанский статус и о том, для чего вообще нужны лейтенанты.
Итог разговора Варгас мог разыграть сам с собой, как по нотам, но попробовать все равно стоило.
"Белый флаг?.."
Это озадачивало. Голландец увидел галеон и решил сдаться?
Сдаться?.. В тех условиях, в которых им приходилось воевать?.. Когда пленные завидовали мертвым?..
Он встал рядом с Санчесом, но трубу у капитана просить не стал. Тот, конечно, запретил ему разговаривать, но не жестикулировать. А мысль о голландце, который, со сбитой мачтой, явно кого-то успешно угробил до них, раз плавал тут так непринужденно, была такой, что он и промолчать не мог, что бы ему за это не грозило.
Он опустил ладонь на плечо мастера-канонира, привлекая внимание - и бессовестно пользуясь тем, что Анхель приник к трубе. И беззвучно сказал, четко артикулируя и помогая себе свободной рукой - хотя что он там мог изобразить?.. Но если кто и понял бы, то канонир:

- Бран-дер.

- Кхе, - тут же отозвался мастер, больше уже и не глядя на лейтенанта. Варгас шагнул от него подальше, старательно всматриваясь в чужой корабль, будто мог увидеть там нечто новое.

- А ну как брандер спустят? Сеньор капитан?

Варгас закусил губу. Он предложил бы сейчас... И понял уже, что должен предложить, черт с ней, с угрозой Анхеля. Пусть только попробует.
Он знал, что должен будет подчиниться, и подчинился бы, но - это сейчас.

+3

11

Рохас опустил трубу, посмотрел на Франсиско и прикусил губу, чтобы не выдать себя ухмылкой. Брандер. Он снова прикинул расстояние и покачал головой.

- Боюсь, что нам все-таки понадобятся ядра, мастер Санчес. На всякий случай. Как только они окажутся на расстоянии выстрела, прикажем им остановиться - как вы думаете, сеньор Кампильон до них докричится?

Несколько смешков было ему ответом, и он протянул трубу Франсиско.

- Только молча, - поддавшись совершенно неуместному порыву, он прижал на миг палец к его губам.

+3

12

Варгас улыбнулся. Потому что уже понял, что этот приказ нарушит.
Он бы ответил иначе, если бы мог, и совсем не улыбкой, из этого прикосновения сам собой складывался поцелуй, но он не мог, никак не мог - и не здесь, и не сейчас, и Анхель... Если он...
И смотреть было почти бесполезно - что он там увидит?.. Все важное скрыто за бортами.
Если шлюпка не прислушается к требованиям Кампильона, ее могут не накрыть с первого залпа. Просто не попасть, несмотря на все мастерство канониров. А второго залпа не будет, потому что не будет времени на перезарядку. Расстояние совсем невелико, брандер окажется в борту раньше, чем артиллерия будет готова.
Варгас поднес трубку к глазу. И стал еще мрачнее, чем был.
Шлюпка была почти пуста.
Это полностью отвечало его мыслям. От и до.

- Если будет угодно, капитан... Прикажите спустить шлюпку, - прохрипел он, опуская трубу. - Я встречу их посередине пути с парой стрелков. Я не докричусь, Мадрилено - да.

Ему нужен был меткий стрелок. К черту пушки, когда можно сделать иначе.

- И уведите корабль подальше. Потом заберете нас.

Он не стал объяснять, почему этого не может сделать сам Анхель - перехватить шлюпку. Это было так очевидно.

+3

13

Рохас несколько мгновений смотрел на него, а потом подошел к ограждению.

- Мадрилено! Виллем! Пит! Ко мне! Шлюпку к спуску!

Франсиско был прав, конечно - даже мастер Санчес мог промахнуться: шлюпка - не корабль. И стрелять в гребцов с борта будет непросто, и брандер все равно может принести потом к кораблю, и голландцам совсем, совсем нечего терять… Но отпускать туда Франсиско он не собирался, потому что это было бесполезно и глупо. Что он и объяснил, закончив:

- На черта мне там человек, который будет только мешать?

Несколько минут спустя испанская шлюпка заскользила навстречу голландской, а галеон, придя к ветру, начал неторопливо разворачиваться правым бортом к обоим.

- Может, - сказал Рохас, глядя на флейт, - у них там такая добыча, что они хотят себя выкупить. Я видел такое - какие-то французы, каперы. Предлагали забрать добычу и оставить им корабль. Капитан приказал идти на абордаж.

- И что? - спросил Санчес.

- Я здесь, как видите. Ничего они не взорвали.

В голландской шлюпке сушили весла, и теперь хорошо видно было, что гребцов только двое. Испанская шлюпка подбиралась все ближе, с обеих сторон начали кричать, но ветер уносил слова, пока наконец голоса не смолкли и обе шлюпки не направились бок о бок обратно к галеону.

- Не брандер, - подытожил Рохас. - Так. Дон Франсиско, хотите к себе в каюту? В койку, с грелкой и - что там предлагали? - горчичной повязкой?

+3

14

Варгас торопливо мотнул головой, не рискуя больше открывать рот.
Со стороны могло показаться, что он обиделся, потому что за все это время не проронил больше ни слова, даже в ответ на "только мешать", но на самом деле он внезапно осознал, что молчать действительно легче. Горло болело меньше.

- В церкви святого Элуа, - сказал Рохас, глядя, как возятся с трапом матросы, - есть статуя святого Франциска, обязательно навестите, как только сможете. Она стоит в уголке, не сразу даже видно, и очень внимательно слушает. Все молитвы - и никогда не говорит ни слова. Берите пример. Башня святой Варвары!

Он ринулся вперед как отпущенная пружина, и высокий темноволосый бородач, первым вскарабкавшийся по трапу, бросился ему на шею.

- Сеньор лейтенант!

- Маскорро! - ахнул Санчес. - Откуда, черт? Он же…

Недоговорив, он поспешил за капитаном, Бенито бросился следом.

- Он предлагает, - Маскорро держался за руку Рохаса и едва кивнул товарищам, - под честное слово. Нас всех - в обмен на своих. Двадцать человек. Дон Андрес - где дон Андрес?

- Погиб, еще в апреле. Но подождите, кто предлагает, для начала? Как?

Маскорро машинально перекрестился и, не слушая, шагнул навстречу Варгасу.

- Сеньор капитан?

Лопес возвел очи горе, а Бенито и Санчес даже застонали.

Варгас не без внутреннего злорадства вспомнил статую святого Франциска. И молча кивнул на Анхеля, и даже указал на него рукой, предоставив гостю роскошную возможность путаться дальше. Что это значило - "он капитан" или "разбирайтесь с ним"?
Ситуация была серьезной - и новой. В этой войне исчезающе редко брали пленных, откуда у этого?..
Под честное слово, да.
А моряки, бывает, переходят в чужие команды. И этот их Маскорро мог сейчас говорить неправду.
Так что ответ на вопрос "кто и как" интересовал Варгаса пока больше всего - ну, еще и то, кто отправится на корабль к голландцу.
Не сам Анхель, не станет же он так рисковать, это будет совсем уже глупо. А если станет, статуе опять придется проявлять необыкновенную живость. Нет, бывает ведь даже со святыми - "молитвы услышаны", делов-то, у святых отцов вон то и дело что-то случается, что иначе как действием высших сил и не объяснить. Чем "Консуэло" хуже.

+3

15

Маскорро легко было понять - Рохаса он знал лейтенантом, а из двух офицеров капитаном вернее был тот, кто был чище и лучше одет. И Рохас поправил бы его ошибку, но в этот момент через борт перебрался второй гребец - которого знал Санчес:

- Саланова?

Тот кивнул и, не теряя времени, обратился сразу к обоим офицерам, глядя куда-то между ними:

- Простите, сеньор капитан, но раз уж мы тут в роли посланников… Тот капитан, дон Хело…

- Хиллебранд, - поправил Маскорро.

- Они разнесли нас в щепки, - Саланова только головой дернул, обозначая, что услышал. - Взяли на абордаж - когда мы сдались. Тоже под честное слово. Его. Капитан решил - дважды не утонешь. Даже если он отопрется, трюмы-то у нас пустые были. Но - сами видите. Я это к тому, что… Он сказал, что сдаваться не будет, но отпустит нас, если ему позволят уйти.

- Под мое честное слово? - спросил Рохас.

Маскорро посмотрел на него с внезапным подозрением, а потом ухмыльнулся и многозначительно подмигнул. Саланова, не заметив, развернулся к Рохасу всем телом.

- Он предлагает… познакомиться. Он прибудет сюда, под ваше слово.

- Что вы ставите, сеньоры, - сказал Рохас, - что у него нет пороха?

Санчес хмыкнул, Лопес и Бенито засмеялись, а Саланова заметно побледнел.

- Сеньор капитан…

- Мне нужны добровольцы, - сказал Рохас, едва глянув на Варгаса, который хотя продолжал хранить стоическое молчание, смотрел почти умоляюще, - сплавать туда-обратно, привезти к нам этого… тезку. Не вы, дон Франсиско.

- Я бы мог, - сказал Мауро, который как раз протягивал руку уже взобравшемуся по трапу Мадрилено, и тот прокашлялся. - Я бы тоже… сплавал, сеньор капитан, если позволите. Корешок у меня на «Сан-Кугате», вроде живой.

- Мы бы тоже… - нерешительно сказал Маскорро, и Рохас покачал головой:

- Вы устали. И были в плену. Наши ребята быстрее обернутся. Лопе!

Мальчишка возник как из-под земли - и с тремя дымящимися кружками, одну из которых он протянул Варгасу.

+3

16

Франсиско взялся за кружку, надеясь, что там не окажется волшебного зелья мастера Санчеса. На "Консуэло" можно было ожидать всего, он уже успел убедиться.
Но решение Анхеля ему не понравилось. Тем более не понравилось, что туда собирался Мауро. И кто с ним?.. Мадрилено?.. Виллем?..

- Может, все-таки я, - шепотом предложил он. - И я соглашусь на рецепт берберской бабушки. Но мы не можем послать за капитаном корабля - солдат. Хотя бы второй лейтенант... Которого нет. Иначе - это... не оскорбление, но унижение, пожалуй. Вы хотите указать ему его место, дон Анхель?

Варгас очень надеялся, что этот шелест звучит достаточно твердо и не отражает ни его сомнений, ни отношения к Мауро.

+3

17

Рохас помолчал, не глядя ни на Франсиско, ни на Мауро. Мауро клялся, что они не ссорились и сеньора лейтенанта ему ни любить, ни ненавидеть не за что, но чувство у него все равно было нехорошее.

- Может, вы и правы, - решился он. - Отправляйтесь.

На месте этого Хиллебранда Рохас предложил бы лейтенанту подняться на борт и дождаться его возвращения, но если он был прав насчет пороха, то экипаж “‘t Hoen” будет с Франсиско пылинки сдувать… и он наверняка разберется, что там делается на самом деле. А все остальное… это война.

На войну, впрочем, этот летний день не походил ничуть - море было спокойным, на небе не было ни облачка, и Пит, как-то незаметно оказавшийся не просто на шлюпке, а и на банке рядом с Виллемом, исподтишка поцеловал образок, который носил под рубашкой.

- Не дрейфь, - сказал Мадрилено, плюхаясь позади него и берясь за весло, - дон Анхель не рискует, ты же знаешь.

Мауро расхохотался и сел рядом, без единого слова позволяя лейтенанту занять  подобающее ему место на корме.

- Толедано говорит, ты на «Доброй надежде» ходил? - спросил Мадрилено. - Не знаешь там такого Нуньеса? Его еще Стрижом кличут?

После одного общего знакомого нашелся еще один, а потом Мауро спросил про какого-то капитана Лемоса, и Мадрилено вмиг помрачнел.

- Это без меня было, - отрезал он. - У меня горячка была. А ты откуда знаешь?

- Рассказывал кто-то. А что?..

Мадрилено пнул его в лодыжку и одними глазами указал на лейтенанта.

- Почти там, - сказал по-испански Пит. - Левая, табань!

Минуту спустя он ухватился за сброшенный с корабля трап и натянул его.

- Будете поднимать?.. О!

Человеку, соскользнувшему по трапу в шлюпку, было на первый взгляд за сорок, и длинные его волосы, завязанные в тощий хвост так, чтобы кое-как прикрывать лысину, были скорее пегими чем седыми. Борода его, однако, была еще черной, а подвернутые рукава полотняной рубашки открывали внушительные мышцы.

- Хиллебранд Херритзоон, - назвался он, садясь рядом с Варгасом и протягивая ему руку, на которой не было и следа морщин. - Обычно меня называют капитан Кваст. С кем имею честь?

По-испански он говорил очень чисто, хотя и с несомненным акцентом.

+3

18

- Франсиско де Варгас, - представился тот, уже по привычке, шепотом. Сообразительность Лопе облегчила его страдания, но напрягать горло совершенно не хотелось.
История про капитана Лемоса занимала его до крайности, но это надо было ловить Мадрилено в укромном углу... Или Анхеля... И выяснять, что это за капитан такой, о котором ему нельзя знать.

- Лейтенант с "Консуэло". Обычно меня называют "сеньор гранд", - по губам корсара скользнула усмешка. - Но лучше не надо. Вы не выбросили пленных за борт? Нарушаете распоряжения командования, сеньор капитан?

- «Сеньор гранд»? - повторил Кваст. - Это потому что вы в родстве с этим… - он пощелкал пальцами, - доном Фадрике? Не буду, сеньор лейтенант. Меня раньше называли Единорогом, так что я вас хорошо понимаю. Что до вашего вопроса… - он оскалился. - Я все же христианин. А так даже берберы не поступают.

Ухмылка, почти потерявшаяся в его черной бороде, позволяла заподозрить, что он знает, и почему они не поступают так, и как они поступают.

Варгас едва заметно нахмурился. Последнее, чего он хотел - это чтобы его команда начала выяснять, с кем он там в родстве и какое место на самом деле занимает его отец при короле. И Мауро был здесь, черт!.. Вот у кого язык, похоже, был без костей. Мадрилено никогда не досаждал Варгасу вопросами, как и Виллем, и Пит, но за глаза обсуждали наверняка. Можно было ждать новый виток сплетен.

- В Испании весь двор так или иначе состоит в родстве, - небрежно улыбнулся Франсиско, отметив про себя неожиданные познания сеньора капитана относительно родственных связей. - Я ходил у берегов Северной Африки. И наших пленных тоже видел. Надеюсь, что у вас на борту, все же, иные порядки...

Он шутил, это было видно, к тому же сорванный шепот не добавлял ему серьезности, но вместе с тем что-то висело в воздухе. Может, тень хорошо вооруженного галеона.

- А вам не занимать отваги, сеньор капитан. Вы не оставили меня гостем на борту, спустились в одиночестве...

+2

19

При упоминании о родственниках лейтенанта все испанцы немедленно на него посмотрели, даже не скрывая любопытства. Кваст, однако, хмыкнул, отбрасывая тему одним взмахом руки.

- При дворе-то да, - неопределенно заметил он и, явно куда больше заинтересовавшись Африкой оживился и со смехом покачал головой.

- Мы люди простые и богобоязненные, а в трюмах хватает места, - ответил он. - Я не хочу ходить вокруг да около, сеньор лейтенант - либо дон Андрес примет мое предложение, либо нет, а если не примет, то решимость моего лейтенанта не меньше моей. Поэтому я здесь.

- Вы знакомы с доном Андресом? - светски переспросил Варгас, не торопясь огорчать гостя известием о смерти бывшего капитана "Консуэло". Кто знает, какие подробности могут всплыть.

- Только понаслышке, - отозвался Кваст и внимательно посмотрел на каменные лица моряков. - Но мне кажется, любой христианин, католик он или протестант, должен избегать бесполезного кровопролития.

Мауро прошептал «Amen!» и перекрестился с показным благочестием, которое не обмануло бы и младенца, Мадрилено многозначительно покивал, и если оба фламандца не выразили схожих чувств, то, несомненно, только потому, что они не так хорошо понимали быструю испанскую речь.

Отредактировано Рохас (2019-02-10 13:40:04)

+2

20

Варгас, который придерживался похожих взглядов, если не выполнял чужой приказ "убейте все, что шевелится", строго глянул на матросов. И объяснил:

- Дон Андрес погиб. У "Консуэло" новый капитан.

Франсиско не страдал благочестием ни в коей мере, но в бессмысленной резне ничего для себя не находил, каждый раз упираясь в вопрос "зачем" и не находя на него ответа. Если ответ был, он убивал - теперь. Когда-то было иначе.

- Такие взгляды - большая редкость на этой войне. Рад знакомству, сеньор капитан. Как бы там ни повернулось дело.

Франсиско не сомневался, что Анхель захочет вернуть пленных. И не сомневался, что выдвинет встречные требования.

- С кем это вы дрались до нас? Какой морской кракен откусил вам мачту?

- У «Сан-Кугата» были острые зубы, - ответил Кваст с непроницаемым лицом, лучше любых восклицаний выдававшим, что новость о смерти дона Андреса не оставила его равнодушным. - И кто же теперь командует на «Консуэло»?

- Дон Анхель Рохас, - сказал Мадрилено.

- Не слышал, - с явным сожалением отозвался голландец и добавил со столь же явной неохотой: - Дон Андрес разделял те же взгляды.

- Дон Анхель не рискует понапрасну, - сказал Варгас, который ничего пока не мог обещать. И мрачно уставился на Мауро, памятуя его смешочки. Такая выходка сейчас могла подпортить дело.

- Он очень благоразумен.

В это он и сам верил. Почти. Похищение цыганки, которое они провернули с Коллартом, и все, чем оно закончилось, говорило о чем угодно, только не о благоразумии - и Франсиско до сих пор вспоминал эту выходку с удовольствием.
Борт "Консуэло" понемногу приближался.

- А что случилось с "Сан-Кугатом"? Вы ушли или?.. - Варгас кивнул за борт. - Я не расспрашивал ваших гонцов. Не успел.

Отредактировано Рамон де Варгас (2019-02-13 09:18:29)

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Охота на подранка или "Сушите весла, минеер!" Северное море, июнь 1624