Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года


Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года

Сообщений 121 страница 136 из 136

1

...

0

121

- Как служитель закона я…

Что должен был сделать Сильвье в этой своей роли никто так и не узнал, потому что он поспешил на помощь поскользнувшейся супруге и осекся, обнаружив, что Роже его опередил.

- Мари спутала меня с Филиппом, - возразил тот, ловко подхватывая сестру под локоть. - У нее был поклонник в те дни, от которого никому не было покоя, и она до сих пор пытается о нем забыть. Ему было целых пять лет, и он не отставал от нее ни на шаг, и мы с Роменом подговорили его подарить ей лягушку, чтобы она ее поцеловала, раз уж ей нужен принц, и она поверила…

Он разжал руку, стратегически роняя сестру в мягкий, но глубокий сугроб.

- Кузнечик, ты меня поймешь!

Будь на улице побольше света, он сделал бы тот же вывод и о Сильвье, который, не говоря худого слова, бесцеремонно отпихнул его в сторону, что склониться к жене.

+2

122

- Конечно, маль... - Анриетта запнулась, едва не ляпнув, что мальчишки есть мальчишки. - Маленьких вечно обижают. Меня тоже никуда с собой не брали.
На самом деле единственную девочку в их семье, да еще и самую младшую, батюшкину любимицу, в из семье не обижали, наоборот, всячески баловали. Разве что Жан-Анри, за которым она ходила, как хвостик, не всегда этому радовался. Малявка, да еще и девчонка, что она может понимать? Но частенько снисходил до ее участия. Как тогда, например, когда Анриетта изображала заколдованную сову, забралась на старый дуб и восхитительно оттуда ухала, а потом боялась слезть, и пришлось звать Жана-Симона, но тот тоже не смог ее снять, хорошо, Жан-Клод приехал в отпуск. И на младшего напустился, а Анриетта защищала Жана-Анри. Она всегда его защищала и не ябедничала никогда... Смеяться девушке почему-то расхотелось.
- У нас тоже так было, - сказала она печально.

Отредактировано Анриетта (2019-05-19 18:24:44)

+3

123

Мари загребла обеими руками снега и бросила в лицо Роже из своего сугроба.
- Ах, и не говори, кузен!  - вздохнула она, с помощью супруга поднимаясь на ноги. - У всех так. Кто в детстве не мечтал быть единственным ребенком у своих родителей?!
Она повернулась к Жану-Анри и смущенно замолчала, заметив, как он стал печален. Что же там у них произошло, в Оверни?.. К своему стыду, Мари никогда не обращала внимания на переписку матушки с родственниками, и насилу вспомнила: у кузена умер отец! А братья?.. Ой-ой, как стыдно так брякнуть! Мадам де Сильве в поисках поддержки посмотрела на того, кого привыкла считать умнейшим - на мужа, и только потом, сообразив, кому должно быть больше известно о родственниках - на Роже.

+3

124

Роже, не успевший увернуться, беззлобно чертыхался, стряхивая снег, и вопрос во взгляде сестры едва заметил - как, впрочем, и грусть в голосе кузена. Сильвье оказался проницательнее и, снова подхватывая жену под руку, сказал:

- Родственники это ужасно, хуже только когда их больше нет.

Даже в тусклом, мечущемся свете фонаря в руке Пьера извиняющаяся гримаса на лице судейского бросалась в глаза, и Роже невольно перекрестился.

- Сохрани Боже! Черт, Мари! Я чего-то не знаю?

Отчего-то он посмотрел при этом еще и на Кузнечика, которого, впрочем, тут же слегка подтолкнул вперед - ночь была холодная, а горсть снега в физиономию не способствует желанию торчать на месте.

+2

125

- Я не мечтал! - Анриетта действительно не мечтала о таком никогда, а сейчас все на свете отдала бы, чтобы хоть один из братьев остался жив. Но Вентьевры, похоже, о ее горе ничего не знают... Надо было, наверное, сказать все же...
- У нас все умерли, - просто сообщила она. - Но это ничего, я привык. Холодно-то как, догоняйте!
Подпрыгивая, как козленок, она побежала вперед. Холодный ветер сейчас высушит выступившие слезы,  она не станет портить Роже веселый вечер.

+2

126

Мужчины растерянно переглянулись, а потом Роже побежал с дикими воплями и улюлюканьем догонять убегающего Кузнечика - просто потому что надо же было что-то делать?

- Поймаю! Съем!

Остальные ринулись следом, кроме Сильвье, который стратегически шлепнулся в сугроб, из которого только что вытащил жену, и посмотрел на нее снизу вверх с самым несчастным выражением на лице.

- Точно ведь. Поэтому ваша матушка и поехала…

- Съем!.. - Роже поскользнулся, отчаянно замахал руками и, как-то удержавшись на ногах, побежал еще быстрее. Маленький кузен из Оверни, оказывается, умел очень быстро бегать, и, догнав его наконец, Роже не просто схватил его за руку, а еще и перехватил поудобнее и забросил на плечо. - Попался!.. В берлогу!..

Он слегка задыхался, не только от бега, но и от смеха, и к подбежавшим друзьям развернулся с преувеличенно кровожадным выражением на лице.

- Моя!.. Добыча!.. Съем!

- Ого! А вот и медведь! - Ла Шеньер вскинул воображаемую рогатину.

Отредактировано Роже де Вентьевр (2019-05-21 23:19:08)

+3

127

Мари глубоко вздохнула, села в сугроб рядом с мужем и опустила голову ему на плечо.
- Право, я ужасный человек, как Вы меня терпите? - печально спросила она и сразу, без паузы, продолжила: - А давайте поиграем в героических изгнанников? Наш дворец захватила злая ведьма, нам нельзя туда вернуться. И мы с Вами, любовь моя, вроде как принц и принцесса, а вроде как и бродяжки... А вокруг - бесконечная волшебная зима, в которой скрываются всякие тайны.
Снова вздохнув, она откинулась на спину, в нетронутый сугроб, и развела руки в стороны. Немного снега упало ей на нос, и Мари, скосив глаза к переносице, поморщилась, чтобы стряхнуть его.
- С нами были оставшиеся в живых верные рыцари, но они умчались за... за... заколдованным оленем? Таким, который на самом деле не олень, а человек, превращенный в зверя чарами злой колдуньи?

+3

128

Анриетта взвизгнула от неожиданности и протестующе задрыгала ногами: не очень, впрочем, сильно — свалиться с Роже было страшновато. К тому же последний раз ее носили на руках очень давно. И это было... приятно, хоть и не слишком удобно.
- Нет, не ешь меня! - возопила она, смеясь. - Я невкусный! Ядовитый! Отравишься! Спасите, люди добрые!
Где-то наверху хлопнула ставня, и сварливый голос возмутился:
- Ночь на дворе, а они вопят! Совсем школяры распустились!
- А стражи нет! - ответил противный бабий голос тоже откуда-то сверху, только с другой стороны улицы. - Когда нужно, ее никогда нет

+2

129

- Пьянствовать они помчались, - проворчал Сильвье и, некуртуазно схватив жену за плечо, рывком усадил ее. - Рыцари святого Грааля… Простудитесь!

Так же бесцеремонно он вздернул мадам де Сильвье на ноги и поцеловал в нос.

- Ну вот! Уже холодный! И мокрый! Как у… А вы знали, мадам, что святой Грааль - это чаша? Так что наши рыцари, - болтая, он стратегически отступал, - если они ее, конечно, найдут… то непременно… - он сгреб горсть снега с горшка с каким-то засохшим растением, - выпьют.

+1

130

- Стража это мы! - заорал в ответ Роже, не выпуская добычу. - Так защитим, что больше… Кузнечик!

Он отшатнулся, уворачиваясь от воображаемой рогатины, и едва удержал кузена на плече.

- Что больше… никакая защита… не потребуется!

- Заходите слева, сударь! - скомандовал Ла Шеньер. - Спасем Кузнечика!

- Я не медведь! - обрадовался Роже. - Я лягушка! Лягушки же едят кузнечиков? Я лягушка!

- Съедим лягушку! - поддержал Пассерво-Шатоплен, даже не пытаясь, впрочем, приближаться к двум военным.

- Еще чего! Меня надо целовать! Я тогда превращусь в прекрасного принца! Ты будешь мой золотой мяч, Кузнечик!

И он действительно слегка подбросил кузена в воздух.

- Слева заходите!

- Берегись! - Роже опять поскользнулся, но свою ношу не уронил. - Шляпа! Там живая шляпа!

+1

131

Очередной испуганный писк Кузнечика слился с бабьей руганью:
- Пошли отсюда, окаянные! Стража они! Как помоями вот плесну!
- Поставь меня! - брыкнулась Анриетта. - Лягушки кузнечиками давятся! Я не мяч! Ай! Уронишь же!
Она снова брыкнулась, смеясь.
- Это принцесса-шляпа?! Да еще и голодная?.. Не ешь лягушку! Это неправильная лягушка, она очень худая... и длинная! И не целуй всякую гадость!
А сама девушка вдруг подумала, что ей очень хочется поцеловать Роже в теплую щеку.

+2

132

- Вот кто меня понимает! Кузнечик! - угроза сверху возымела свое воздействие - Роже отступил, и его развеселившиеся товарищи тотчас же последовали за ним, незаметно для себя оказавшись на линии огня. - Не буду есть, целуй!

- Фу, лягушка! - засмеялся Ла Шеньер. - Кузнечик, ты любишь лягушек?

- Он из Оверни, там и улиток едят, - возразил Пассерво-Шатоплен. - А в шляпы, кстати, лягушек сажают.

- А я ел, - откликнулся Роже. Легкий флер волшебной сказки, принесший с собой воспоминания детства - трещащий в очаге огонь, вой ветра за ставней хибарки и негромкий голос матушки - развеялся, оставив позади память о его собственных войнах. - Помните, Ла Шеньер?

- Да ну, - не поверил молодой адвокат.

- Он ел, - подтвердил Ла Шеньер. - Он первый, потом мы. Это ж под Монтобаном было, мы и на лошадей тогда поглядывали.

- Благо своих не было. А улитки были. Жирные такие…

- Фу, перестаньте!

+2

133

- Терпеть не могу! -ответила Анриетта, что было, в общем-то, не совсем правдой: к лягушкам она относилась спокойно, никакого брезгливого страха перед ними не испытывала, но и интереса тоже. - Наша лягушка ни в одну шляпу не поместится!
Она никогда не видела, чтобы лягушек сажали в шляпы, и есть они их дома не ели, не дошло до этого, слава Господу, а улитки... ну и что? Крестьяне их собирали — хоть какая-то польза от этой дряни, когда расплодятся, да и господа тоже, бывало, ели... Ничего, вкусно.
- А что улитки-то? Нормальное мясо. Вы устриц едите же? А улиток сырыми не надо есть.

+2

134

Устриц, как выяснилось, ел только Пассерво-Шатоплен, у которого в Бретани, на самом берегу моря, жила старшая из шести сестер, вышедшая замуж за "какого-то судейского", который и поспособствовал его нынешней карьере, за что и был своим зятем крайне нелюбим. Однако дальнейшему обсуждению гастрономии и родственных связей помешал Роже, спохватившись внезапно, что среди тех, кто догнал его и Кузнечика не наблюдалось ни его собственной сестры, ни ее мужа.

- Что! Вы их так и бросили?!

- Бросили, между прочим, как раз вы, - возразил Ла Шеньер.

- Это он начал, - к тому времени Роже уже сгрузил с плеча юного кузена, и ничто не мешало ему оттого обвиняюще вытянуть руку, на манер римской статуи. - Это он бежать кинулся.

+2

135

- Я, что ли? - сначала не поняла Анриетта.  - Я побежал, потому что замерз.
Она пыталась вспомнить, можно ли мальчишкам вспоминать, что они замерзли. По всему выходило, что жаловаться нельзя на «боевые» раны, а если холодно или голоден — то почему нет? Жан- Анри иногда ныл даже.
- Ты сам вопил на всю улицу, вот Мари, верно, неловко стало, что ее брат до чертиков перепился и всем соседям сообщает, что он — лягушка! - девушка не удержалась, и, все еще во власти какого-то лихорадочного веселья, показала Роже язык.

+2

136

Расхохотались все, даже сама "лягушка" - та вообще хохотала, пожалуй, громче всех.

- О, ну да, мы же в приличном квартале, - Роже обхватил кузена за плечи и повел обратно. - Так, господа, кто помнит - где мы их оставили?

Помнили, как выяснилось, все, но отчего-то все по-разному, и вся компания еще добрых полчаса обходила окрестные улицы с воплями: "Сестрица! Выйди!", пока Роже не надоело и он не остановился у лампады, которую чья-то добродетельная рука затеплила под украшавшим угол улицы образом Пречистой Девы.

- И тут их тоже нет, - возвестил он. - Господа, они либо замерзли в эту студеную и мрачную ночь, либо давно уже лежат в постели, наверняка в обнимку, и оттого не отвечают на наши воззвания. Я отказываюсь плакать раньше похорон, так что пойдемте-ка мы все…

Тут его перебил Ла Шеньер с конкретным предложением, на которое, впрочем, и Роже, и Пассерво-Шатоплен ответили решительным отказом.

- Мы пойдем домой, - объявил Роже. - Там еще осталось вино, Мартен и де Тран. А также, скорее всего, целая куча моих однополчан, которые запросто способны, за неимением меня, отравить жизнь бедняге де Трану. Домой, господа!

Он первым затянул песню, и старшие его спутники немедленно присоединились, и если Ла Шеньер помнил лишь припев, а Пассерво-Шатоплен и того не знал, то кому когда это мешало наслаждаться пением, если пение - свое?

Домой, домой, где не зовет труба!
Где потолок, а не палатки полог!
Где сон, как волос, и красив, и долог
И где не дура ни одна губа!

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года