Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года


Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года

Сообщений 81 страница 100 из 136

1

...

0

81

- А на что она похожа? - тотчас поинтересовалась Анриетта. - То есть не французская свечка, римская, конечно. Я полезу, господин Ла Шеньер.
Наверх она полезла довольно резво, и, поднявшись на верхнюю ступеньку, присела и протянула руки.
- Давайте, я буду держать. Кстати, кузен Сильвье, давайте сюда вашу свечку. Я ее тут где-нибудь поставлю, и лучше видно будет.

+3

82

Вопрос Кузнечика поверг в ступор равно военных и судейских, но последние все же опомнились первыми.

- Мы можем поглядеть, - предложил Сильвье, протягивая руку к ящику.

- Только подальше от свечи, - откликнулся Пассерво-Шатоплен.

Ла Шеньер не сказал ни слова, но подступил к стремянке и, поднявшись на одну ступеньку, протянул вверх загадочный ящик. Однако, прежде чем Кузнечик успел за него взяться, появившийся рядом Роже шлепнулся на пол и выхватил ящик из рук приятеля.

На чердаке было много светлее благодаря нескольким распахнутым окнам, одно из которых выходило на что-то вроде небольшого балкона, лишенного, впрочем, перил и состоявшего из пары широких и длинных дубовых досок, положенных на торчавшие наружу концы балок. На этом шатком насесте уже возился Берензан, и Роже, передав ему ящик, крикнул:

- Господа, вы не забыли вино? А то я - да!

+4

83

«Вам только вина не хватает!» - мысленно всплеснула руками мадемуазель д'Арбиньи, вовремя вспомнившая, что она — Жан-Анри и потому сумевшая удержаться от того, чтобы сказать это вслух. Хотя Берензан держался на импровизированном балкончике вполне уверенно, смотреть на него было жутковато, и Анриетта совсем не хотела, чтобы Роже тоже туда лез. Хотя, казалось бы, какая ей разница? Любого, кто сверзится, жалко... Но «Жан-Анри» про свои страхи ничего не мог сказать, мальчишки же вечно боятся показаться трусами. И Анриетта только несмело предложила:
- Может, внизу выпьем? Здесь не очень удобно, и Мартен по дороге разольет...

+4

84

- Мартен! - оживился застрявший на полпути вверх по лестнице Ла Шеньер. - Да ты ж у нас гений, Кузнечик!

- Я же говорил, что он у нас умница, - с гордостью воскликнул Роже, который и в самом деле минуту назад сообщил всем, кто был готов слушать, что новый кузен - просто лапочка.

- Мартен! - во всю глотку заорал Ла Шеньер. - Тащи сюда вино!

- Если вы окажите нам великую любезность, сударь, подняться или спуститься… - протянул Сильвье снизу.

- Не, оставайтесь, где вы есть, - поспешно встрял Берензан. - Судейские внизу, военные вверху.

- И вино у нас, как и прочие радости земные, - поддержал Шляпа.

- До тех пор, пока вы останетесь снизу…

- Не дотянетесь, - загадочно откликнулся Сильвье.

Роже положил конец спору, бесцеремонно дернув Ла Шеньера за ворот и втянув его на чердак, пока из ящика, незаметно перешедшего на попечение Берензана и де Трана, появилосе нечто вроде очень небольшой кулеврины.

- В дом не целить! - предупредил Роже. - Кузнечик, ты за старшего. Ищи фитиль.

+2

85

На свое счастье, Анриетта никогда не видела кулеврины, иначе, пожалуй, инкогнито ее очень быстро бы раскрылось — вряд ли она сумела бы удержаться от испуганного возгласа. Впрочем, то, что держали в руках господа военные, весьма напоминали игрушечную пушечку Жана-Анри, и девушка все же насторожилась. Был же где-то здесь порох? Что такое фитиль, она знала... у свечи например, или у батюшкиного мушкета. Очевидно, здесь это был хвостик, торчащий с одной стороны.
- Вот он! - радостно сообщила Анриетта и смело предложила: - Поджигайте, я подержу.
Она бы с радостью отдала свечу кому другому, но ведь «Жан-Анри» не трус!

+2

86

Выдвини это предложение кто-либо из его друзей, Роже не подумал бы спорить, но из уст Кузнечика оно прозвучало полнейшим безумием, и его голос слился с голосами друзей:

- Хочешь умереть девственником, Кузнечик?

- Нет, провинциалом!

- Грешником!

- Красиво!

- А если не умрет? - бас Ла Шеньера заполнил чердак, перекрывая все прочие. - Если только руку оторвет?

- Так мы же уже решили, что ему руки не нужны, - засмеялся Роже. Черт, а ведь он и сам был когда-то ничуть не умнее! Вспомнить хотя бы, как они с Робером и Камилем камнями пострелять решили! Или как плавали через Сену на бурдюках!

- Тут нужен лафет, - объяснил Шляпа. - Там в ящике, поглядите.

Артиллеристами никто из них не был, и на извлеченные из ящика предметы все уставились одинаково растерянно.

+2

87

Анриетта едва не выбросила злосчастную «свечу». Умирать она не собиралась. И «только руку оторвет»! Нет уж, спасибо, ей руки как раз нужны! Смешно ему, надо же...
Девушка осторожно положила глиняную трубочку рядом с ящиком, надеясь, что сама она не взорвется. И, как все, заглянула в ящик, осторожно спросив:
- А вам не сказали, как он должен выглядеть, этот лафет? Тот, кто продал? Лавочник?

+1

88

Шляпа заметно смутился.

- Мне… его… ну, не продали, - признался он, - я его одолжил.

- Позаимствовал, с тем, чтобы вернуть при первой же возможности, - согласился Сильвье с самым серьезным лицом.

- А если что-то случайно взорвется, то так оно и было, - рассеянно поддержал их Роже, который пытался закрепить две проржавевших железных ножки в кольцах, прикрепленных к небольшому, но столь же ржавому ободу, к которому снизу уже был приделан круг примерно того же диаметра. Колец было три, а ножек две, и в этом и состояло первое препятствие - на первый взгляд, вполне преодолимое. - Нам нужна еще одна ножка, господа. Никто своей не поделится?

- Размер неподходящий, - картинно вздохнул Берензан.

- И форма, - поддержал Сильвье.

- Может, бутылка подойдет?

Общий вопль «Мартен» спугнул голубей с соседней крыши.

+3

89

Из чердачного люка сначала выплыл поднос с кружками и бутылкой. Потом — взлохмаченная голова слуги.
- Тут я, господа...
Анриетта ужаснулась. Вид ржавых железок доверия не вызывал. Батюшка часто чистил свой мушкет, хоть и не стрелял из него давно, и говорил, что за оружием всегда следить надобно. Тут, конечно, было не оружие, но был же там где-то порох? Вдруг эту трубочка разорвет, сами же они говорили только что... И пить молодым людям явно пока больше не стоило. Вон, у балкончика даже бортика нет, этак пьяного качнет, и!.. Впрочем, пка эта проблема решалась... «Жан-Анри» сделал шаг к Мартену, несомненно, чтобы помочь, качнулся и об этот же поднос  споткнулся, да так, что все перевернул. Жалобно звякнули кружки, вино темно-красными пятнами стало расползаться по доскам.
- Ой! - почти естественно воскликнула мадемуазель д'Арбиньи и, вспомнив, что мужчины всегда ругаются, неуверенно добавила: - Черт!

+2

90

Выругались все, грязно - даже Мартен, которого никто, впрочем, не услышал. Из полудюжины раскатившихся по полу кружек пострадала только одна, от которой откололась ручка, и еще одна свалилась прямиком в люк и судьба ее была темна. Бутылка, принесенная лакеем, свалилась тоже, но благодаря сообразительности Ла Шеньера, рыбкой нырнувшего на пол ей навстречу, пролилась лишь половина. Куртку Мартена и чулки стоявшего ближе всех Берензана украсили брызги вина, и если первый, заметив это, отчаянно взвыл, то второй отнесся к происшествию неожиданно философски:

- Вот преимущество старости…

- Кузнечик! - укоризненно сказал Роже. - Зачем же так прыгать? Ты же не блоха! Дайте бутылку!

Горлышко бутылки оказалось подходящего размера, но сама она была слишком низкой, и Роже отправил Мартена за другой:

- А Кузнечика мы в наказание лишаем следующего тоста. О, Кузнечик! Что у вас в Оверни поют?

+2

91

- У нас в Оверни много что поют, - отозвалась Анриетта. Как ни странно, от ругани она ничуть не смутилась. Да и слыхала уже слова-то. Не в свой адрес, конечно, в ее адрес у них дома ни один бродяга бы, пожалуй, не посмел. А петь она любила... Все д' Арбиньи, которых она могла слышать, были довольно музыкальны, вон и Роже прекрасно пел, и Жанна-Анриетта обладала не сильным, но чистым и приятным голосом с мягким бархатистым тембром, не высоким, но и не низким. И сейчас ей вдруг захотелось им спеть... Выпитое ли вино ударило в голову, или просто захотелось показать, что и в провинции бывает истинная красота... Вспомнилось, как сидели они все вечером у камина, они с матушкой — с рукоделием, как брал лютню Жан-Анри, как она запевала, и мягким баритоном  подхватывал отец... И она тихо и нежно начала простую песню, которую все они так любили. О том, как девушка пошла к дубу, чтобы ждать там любимого. Но любимый не пришел, потому что погиб на войне, и не девичьи руки теперь обнимают его, а холодная могила.

+3

92

Песня пришлась по нраву всем, пусть даже Роже, первым подхватывая припев, и заменил пару слов, отчего несчастная невеста начала вместо погибшего жениха обнимать дуб - но так вышло даже лучше, потому что Ла Шеньер, когда Кузнечик умолк, допел еще один куплет, в котором дуб утешил девушку своими сильными ветвями. Роже петь не смог, он хохотал в рыжую шевелюру Кузнечика, но прочие присоединились с жаром и пылом, так что в соседних домах распахнулись окна и несчастные их жильцы, таращась в ночную тьму в тщетной попытке разглядеть на крышах возмутителей спокойствия, вознесли к небесам призывы к тишине.

- Кузнечик! - отсмеявшись, сообщил Роже. - Это прекрасная песня! А они все, то есть мы все - грубые пошляки. Но мы грустные песни поем, только позже, когда ноги уже не держат.

- А в глотку уже не лезет, - согласился Берензан, - и это настоящая трагедия.

- А мне понравилось, - с вызовом заявил Жан-Жерар. - Очень красивая песня, а вы ее испортили.

- Надо быть Вентьевром, чтобы имело смысл ее оценить, - усмехнулся Сильвье, - хотя бы по праву брака.

- Ты уже женат, - фыркнул Роже.

Отредактировано Роже де Вентьевр (2019-04-13 12:23:25)

+3

93

Они безнадежно испортили песню, но мадемуазель д'Арбиньи снова почему-то ни капли не обиделась. То, что придумал Роже, а за ним Ла Шеньер, было, похоже, и вовсе возмутительно  неприлично, а Анриетте было смешно и совсем не стыдно, и она хохотала вместе со всеми, и опиралась  на плечо Роже, а он щекотно фыркал ей в волосы и куда-то за ухо. А потом из люка снова вылез взъерошенный Мартен с новой бутылкой, и Анриетта уже поняла, что мешать молодым людям напиться бесполезно — за следующей бутылкой пошлют, и первая воскликнула:
- Давайте же наконец посмотрим, как этот фейерверк работает!
Ей и вправду было очень интересно, а еще она подумала, что пока они отвлекутся, а потом, когда самое опасное будет позади, пусть себе пьют!

+3

94

- Дайте мне доску какую-нибудь, - велел Роже, снова подставляя пустую бутылку на место отсутствующей ножки. - Или лучше книгу? Кажется, у девушек… то есть теперь уже у Кузнечика в комнате была пара книг…

- Можно камзол сложить и подложить, - оживился Сильвье.

- Или куртку, - мстительно поправил Берензан.

- Или руку, - обрадовался Роже. - Подложите руку кто-нибудь!

Все расхохотались, под бутылку подложили невесть откуда взявшийся булыжник, отчего вынесенная на балкон и вставленная в крепления трубка нацелилась не в зенит, а куда-то чуть выше соседней крыши, и Роже поискал глазами Кузнечика.

- Будешь поджигать?

- Чего он? - возмутился Ла Шеньер. - Дайте мне!

- Мне! - взмолился Сильвье.

- У вас огнива нет.

- А у кого есть?

- У меня. А я дам кому захочу.

- Отберите у него огниво! - завопил Ла Шеньер, и все с воплями набросились на Роже, который хохоча вытянул руку к потолочным балкам, так что все принялись дергать его за рукав.

- Лови, - одним губами сказал он, поймав взгляд Кузнечика, и бросил ему огниво - с другой руки, на которую никто не обращал внимания.

+3

95

Анриетта ахнула, прыгнула и... поймала!  И почувствовала себя совершенно счастливой.
- Вот! У меня! - торжествующе воскликнула она и бросилась к стоящей на балконе конструкции.

- Отдай! - заорали сразу несколько голосов. - Хитрюга, зараза!

- Балкон! - закричал Роже. - Не сверзитесь!

Хитрее всех оказался Берензан, который, вместо того, чтобы прыгать с прочими вокруг Роже, занял стратегическую позицию у выходящего на балкон с римской свечой окна, и поэтому с легкостью преградил Кузнечику доступ к вожделенной цели.

- Ага, попался! - он широко раздвинул руки, будто ловил гуся, а потом внезапно по-гусиному же зашипел на остальных: - Эй, без рукоприкладства!

- Как можно! - поддержал Сильвье.

- Не отдам! - расхохоталась девушка. - И не попалась! Ловите!
Она взмахнула рукой, будто хотела бросить огниво обратно Роже, а сама шустро поднырнула под руку Берензана.

+2

96

На нехитрую уловку попались все, даже Роже, который дернулся за невидимым огнивом и оглянуться не успел, как его опять окружила хохочущая толпа друзей, требуя отдать добычу. Опомнившись, он попытался отвлечь их внимание тем же нехитрым способом, не заметив, как Берензан вернулся на балкон. Вместо того, однако, чтобы выхватить огниво у юного провинциала, он остановился у него за плечом, с глубоко скептическим видом наблюдая за ним, а может, и за тем, куда нацелена римская свеча.

Мартен между тем споро наполнял кружки и, выступая вольным или невольным союзником Кузнечика, внезапно провозгласил:

- Господин Роже, вино ваше…

- О, отдай! - пробасил Ла Шеньер, тут же забывая об огниве.

- И мне, - потребовали остальные, обступая лакея.

+2

97

Анриетта плюхнулась на колени рядом с римской свечой и, закусив губу, внимательно оглядела фитиль. Конечно, ей не раз приходилось и зажигать обычные свечи,  и разжигать очаг и камин, но поджигать фитиль у чего-нибудь взрывающегося — никогда. И уж тем более не приходилось никуда целиться, поэтому представить себе будущий полет свечи ей не пришло в голову. Девушке было страшновато, и руки ее слегка дрожали, отчего высечь искру получилось не сразу, но уступить кому-нибудь свою нынешнюю роль она бы ни за что не согласилась. Но вот фитиль наконец загорелся, и Анриетта радостно воскликнула:
- Господа, внимание! Сейчас взорвется!

+1

98

- А ну-ка, чуть подальше, - приказал Берензан, за шиворот оттаскивая Кузнечика назад, на чердак. - Господа, у соседей сейчас будет весело!

- Сейчас у всех будет весело, чего зря добро переводить, - Роже, ловко протиснувшись между ними, быстро развернул слегка покачнувшийся треножник так, чтобы направить его прямо на соседский дом. - Ну кто ж так целится, Кузнечик!

Сильвье не замедлил высунуться в соседнее окно, и Ла Шеньер, заметив, верно, его очевидное беспокойство, хлопнул его по плечу.

- Не тревожьтесь, господин шпак, так вернее зря в крышу не врежется.

В этот самый момент грохот взрыва сотряс чердак и над крышами распустились лепестки огромного алого цветка. Восторженные вопли гвардейцев совершенно заглушили и крики перепуганных насмерть соседей, и встревоженный возглас Сильвье, первым заметившего, что ненадежная подставка опрокинулась.

- Господа, господа… - Роже поспешно поднырнул под руку Берензана, поднимая и вновь устанавливая на шатких досках укрепленный бутылкой треножник за миг до того, как римская свеча взорвалась снова, расцвечивая небо синими огнями.

- Жердьевр! - в один голос заорали Берензан и Ла Шеньер.

- Там служаночка очень хорошенькая, - объяснил Роже, на сей раз удержавший подставку рукой. - Если дом сгорит, ей другое место искать придется.

Отредактировано Роже де Вентьевр (2019-04-21 13:57:59)

+3

99

А мадемуазель д'Арбиньи сидела на пятой точке и, восторженно улыбаясь, смотрела в небо. Алый огненный цветок рассветил небо над Парижем, прекрасный, как мечта. Анриетта вздрогнула от второго взрыва и счастливо рассмеялась, восхищенная рассыпавшимися синими огнями. Никогда в жизни она не видела ничего прекраснее, точно оказалась в волшебной сказке. И она даже не замечала, о чем там спорят молодые люди. Вот только Роже вылез вперед, загораживая своей долговязой фигурой картину, которая и так уже угасала.
- Ну не видно же! - возмущенно воскликнула девушка, пытаясь отодвинуть Вентьевра — Вот уж правда Жердьевр!
И рассмеялась — это надо же было кому-то придумать этакое прозвище!

+4

100

- Сейчас как в тебя нацелю, - беззлобно отпарировал Роже, - и сразу лучше всех все увидишь!

Мальчишка таращился на фейерверк с таким невероятно счастливым лицом, что совести не хватало что-то ему загораживать, даже если на балкончике места, по сути, было только на одного человека. Роже все равно попробовал отодвинуться, и Сильвье тут же рванул его за рукав.

- Последних мозгов лишился? Грохнешься тут…

Новый взрыв из свечи, направленной уже не ввысь, но в сторону Сены, заглушил окончание этой фразы, и на соседскую крышу просыпался целый дождь зеленых искр. Вопли ужаса и восторга, доносившиеся снизу, из всех окон и даже с крыш, слились в безумный и не особо радостный хор.

- Мари плакать будет, - невозмутимо продолжил Сильвье, - для приличия только, ясное дело, но глаза-то все равно будут красные.

Ла Шеньер благоразумно попытался втащить Роже обратно на чердак, и поэтому следующий фонтан пламени ударил уже над крышей богатого особняка в другом конце улицы. Оказался он, ко всему прочему, снова красным, и в общих воплях и гомоне начало отчетливо проступать слово «пожар».

+3


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года