Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Анна Австрийская встречается на охоте с герцогом де Монморанси. Месье помогает принцессе де Гонзага позировать для картины. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Испанские корсары идут на абордаж.

Была тебе любимая… 3 марта 1629 года: г-н де Клейрак поддается чарам г-жи де Шеврез
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Большая прогулка. 22 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон и г-н де Ронэ разыскивают убийцу г-жи де Клейрак.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Мой друг, в твоих руках моей надежды нити... 10 февраля 1629 года: Ее величество просит г-жу де Мондиссье передать ее письмо г-ну де Корнильону.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Восток - дело тонкое. 1616 год, Тунис, Бизерта


Восток - дело тонкое. 1616 год, Тунис, Бизерта

Сообщений 21 страница 29 из 29

1

***

+1

21

[nick]Франсиско де Варгас[/nick][icon]http://s5.uploads.ru/kGMYN.jpg[/icon]
- Они будут палить из пушек из-за одного раба? - со сомнением спросил Варгас. И пожал плечами. Ему здесь и так угрожала опасность, Франсуа сам сказал. И это он еще не знал, что "Хуан" на самом деле - испанский военный корабль, а никакой не торговец. Пусть не королевский, но все равно военный, и берберских пиратов они резали, и еще будут.
Может, если бы сидящие в зале об этом узнали, никто не ушел бы - ни Баэна, ни Ольмо, ни он сам.
Ну нет, так нет - его дело предложить. И, может, рассказать о пленнике французам, случись такая оказия. Франсуа ему добра хотел, если не лгал...

- Мы всегда можем купить ковер, - усмехнулся Варгас, перейдя на французский. Его произношение не было чистым, но это был хороший французский. - Глупость, прихоть, надо мной будет хохотать весь корабль, но я могу хотеть сделать подарок своему наставнику. Я тоже помощник навигатора, вот совпадение. А ты достаточно... строен, чтобы отлично поместиться в скатку и даже не вызвать подозрений. Пусть ищут. Полежишь тихонько в ковре до ночи, а потом будешь отчаянно врать, что тебя выкупят. Потому что на борту я тебя защитить не смогу, я не офицер, и никто не станет. Если соображаешь в навигации, легче будет. На ванты тебе сил не хватит, а драться... Не думаю. Черт, ты слишком красивый для мужчины.

Он выставил ладонь, как если бы Ротонди мог захотеть на него кинуться. За оскорбление.
И так ясно было, чем кончится.
Тянущая тяжесть внизу живота, хоть и стала слабее, еще отвлекала - а с краской, размазанной по мордахе, Франсуа еще сильнее походил на девчонку.
Обманщик чертов.

- Тебя будут задевать. Может, ты этого не переживешь. Но через месяц-два мы будем в Кадисе. Сбежишь, там разберемся. Только рот не открывай, кем ты был и что делал... И в Испании тоже. У нас жгут за это, если раньше не забьют плетьми.

Франсиско был очень далек от благотворительности, но думал о том, что ему страшно нравится идея обвести вокруг пальца весь "Хуан". За все, что ему приходилось делать, за все, что они пытались делать с ним, - воспитывать, Матерь Божья! - и особенно за убитого пленного, которого было жаль, и еще было противно и мерзко, как будто...
Может, если над человеком надругаться, вот так он себя и будет чувствовать.
Можно было полезть в драку с сержантами и умереть рядом, это было бы благородно, но бесполезно и бессмысленно, а он хотел отомстить.

- Умойся, - предложил Варгас. - А то подумают, что я черт знает что с тобой здесь делал...

И подумают, понял он наконец.
Как только он выйдет из этой спальни, все, включая Ольмо и Баэну, будут думать, что он...
Щеки неприятно потеплели. Да чертовы же шутники!..  Надо было, наверное, вылететь сразу же обратно в зал, но Франсуа, если не солгал, как раз и говорил о том, что этого нельзя...
От унижения Варгас скрипнул зубами. И понимать, что покраснел, тоже было неприятно, и он отвернулся.

+2

22

[icon]http://s8.uploads.ru/lGiRT.jpg[/icon]Чеккино представил, как будет лежать в трюме, беспомощный, спеленутый, точно младенец, и взмокший от страха, как ворс будет лезть в рот и в ноздри, и он непременно расчихается – и, сам того не желая, улыбнулся. Пако казался таким воодушевленным, что даже неловко было его расстраивать. Ладно, купят они ковер, а дальше? А дальше начинались сплошные «если»: если корабль не обыщут… если он не задохнется в этом чертовом ковре… если переживет это плавание… если Баэна не станет болтать про кофейню… если удастся сбежать в Кадисе… если… если… если.

А Пако собирался поставить на карту все, что имел, и даже то, что ему не принадлежало: корабль, груз, своих товарищей, свою жизнь и свободу, наконец. И ради кого? Ради портовой шлюхи?.. Сеньор, ваше настоящее имя, случайно, не Алонсо Кехана?
   
Он был красив сейчас, Пако, еще красивее, чем в зале. Ротонди до боли закусил губу, борясь с желанием подойти и коснуться этих черных, как смоль, волос. Обнять, снова ощутить тепло его рук. Это не любовь, не страсть… Просто вдруг захотелось убедиться, что Пако – живой человек из плоти и крови, не сон, не видение, не ангел небесный.

А ангел небесный почему-то заговорил, что надо бы умыть лицо, густо покраснел и отвернулся. За полтора года в этом Содоме Чеккино настолько свыкся с местными обычаями, что не сразу понял, в чем дело. Ну да, в зале решат, что Пако был с ним. Для чего еще ходят к шлюхе, как не для того, чтобы переспать с ней? Он и затеял этот спектакль, чтобы все именно так и думали.

Может быть, Пако боится прослыть содомитом? Боится, что поднимут на смех? Что известят родителей? Что донесут на него? С Баэны сталось бы! Уж больно рожа у солдата была противная. И, вообще, рыжим доверять нельзя.

В Лувре к флорентийским забавам относились проще. Многие его друзья, даже те, кто не чурался женщин, так или иначе, попали в сети итальянского греха. Кто в коллеже, кто в армии, кто при дворе. И никто не делал из этого драмы. Так, юношеские глупости, баловство! Но в Испании… в Испании все было по-другому. Пако сам говорил, у них за это жгут.

А потом танцора словно крапивой по щекам хлестнули: может, Пако и не боится вовсе? Может, ему противна сама мысль о любви к мужчине? Пусть так... Лишь бы нашему Дон Кихоту не пришла в голову идея заявить об этом во всеуслышание.

- Сеньор, – произнес он, собравшись с духом, – вы делали со мной то, что полагается делать в борделе. И вам понравилось. Пусть магометане думают, что вы… что вы такой же, как они, – Чеккино тоже перешел на французский. – Они поверят: я сегодня весь вечер буду хромать. Подыграйте мне, прошу вас, – голос танцора сделался умоляющим. – Иначе все мои усилия пойдут прахом.

Отредактировано Rotondis (2019-02-24 12:27:29)

+2

23

[nick]Франсиско де Варгас[/nick][icon]http://s5.uploads.ru/kGMYN.jpg[/icon]
Франсиско не смотрел на француза, но слушал. И с отвращением признавал его правоту. Очень хотелось уйти прямо сейчас, а потом, уже на корабле, разругаться с обоими солдатами - за дурака они его держат?  - но...
Если все так, как говорит Франсуа, даже уйти не получится.
Нужно было поступать разумно. Последние месяцы учили его выдержке больше, чем вся остальная жизнь.
Отец бы, наверное, придумал что-нибудь очень умное. Как всех обвести вокруг пальца или хотя бы... поступить достойно, но как тут поступишь?..  И если кто-нибудь расскажет отцу, что он скажет?..
Варгас представил.  И закусил губу, чтобы не ухмыльнуться - неожиданно стало легче. Внимательный взгляд дона Фадрике, его вечная невидимая усмешка призывали к чему угодно, только не к глупости. Не к опрометчивости.

- Ладно, - Варгас обернулся резко, будто отмечая принятое решение, но и принять его, это решение, было сложно. Даже не столько принять, сколько согласиться с ним, но так было надо...
Наверное.
Он шагнул к Франсуа, протянул руку к его лицу, осторожно прикоснулся и посмотрел на темный след на пальце. Мазнул по своей скуле.
Случайный след, пусть будет.

- Допустим, так.

Он был все-таки очень странный, этот француз. Беспомощность, отвага и верность друзьям, хотя бы этому его Серьге, что за дьявольская смесь! Худощавый, изящный даже. Сколько же ему лет?
Франсиско раньше не разговаривал с содомитами так долго. Ну, может и разговаривал, только не знал об этом... Да и не стал бы, в самом деле. О чем?..
Франсуа де Ротонди выглядел обычным человеком, только изрядно измученным. Сейчас, когда Варгас уже не так злился, это стало вдруг заметно по-настоящему.

- Меня зовут Пако, - повторил он. - Почему ты мне помогаешь? Ты меня сегодня впервые увидел. И это... Вставай, а?

Варгас протянул мальчишке руку, предлагая помощь, и подумал, что вот это точно было правильно,  потому что они были дворяне и христиане, оба. И ему не хотелось, чтобы Ротонди валялся у него в ногах, от этого совсем становилось не по себе.

+3

24

[icon]http://s8.uploads.ru/lGiRT.jpg[/icon]Мимолетное прикосновение теплых, по-детски мягких подушечек пальцев. Словно погладил…

Танцор не успел ни заслониться рукой, ни отодвинуться, только удивленно заморгал. Потом его глаза широко распахнулись, он кивнул и заулыбался, увидев темную полоску на щеке Пако. Так-то лучше!

- Па-ко… - выдохнул он, украдкой дотронувшись до своей щеки, там, где мгновение назад ее коснулся юноша: – Вас… тебя ведь учили Священному Писанию? Должны были учить.

Крепко сжал протянутую ладонь – и снова удивился: моряк, солдат, а руки – холеные, как у придворного. Сам он, постоянно сетовал, что кожа портится от жгучего южного солнца и знойного ветра, поднимающего в воздух пыль и сор. Мылся по два раза в день, изводил уйму притираний – Серьга даже браниться начал – и все без толку.

Рывком вскочил, поморщился, переступил с ноги на ногу и медленно разжал пальцы, будто нехотя отпуская юношу.

- Ты помнишь историю Лота? Он тоже видел ангелов, пришедших в Содом, первый раз в жизни… Я… я вовсе не такой праведник… – Чеккино нервно усмехнулся. – Но, может быть, мне когда-нибудь зачтется то, что я сделал сегодня. Не на земле, так на небесах. А не зачтется – плевать! Я… Пако, я видел, как толпа пьяных турок делит мальчишку – по куску на брата. Я был в шкуре такого мальчишки… И не хочу, чтобы ты… чтобы тебя… – танцор умолк, давясь беззвучными рыданиями.

Но едва справившись с волнением, хмуро добавил:

- Я сделал бы это для любого христианина, не думай…

Отредактировано Rotondis (2019-02-27 13:33:39)

+3

25

[nick]Франсиско де Варгас[/nick][icon]http://s5.uploads.ru/kGMYN.jpg[/icon]
Варгас глядел на француза с нескрываемым любопытством. И старался не вспоминать о том, что они же - черт возьми! - целовались. Но ведь он не...
Он считал Франсуа девчонкой, и нечего тут.

- Ангелов? - удивленно переспросил Франсиско. - Это ты меня так обозвал? Я далеко не ангел, я кор...

Этого не стоило говорить, и он в последний момент вывернулся:

- Моряк просто.

Щеголять корсарством точно не стоило. А турки эти...
Воображение у Варгаса всегда было хорошее, и описанную картину он представил легко - и его замутило, конечно.
Нет, он бы дрался. И его бы убили, точно, убили бы.

- Добрый ты очень, - проворчал он, притворно хмурясь и скрывая смущение. Он забыл уже, напрочь забыл, что бывает еще такое чистосердечие и даже наивность.
Или нет...
Благородство. Это называлось благородством. Но правду ли Джаним говорил?
Варгас подумал, что его новый знакомый должен бы ненавидеть это имя. Он сам бы ненавидел. Что может быть хуже, чем полученные в рабстве невидимые клейма - одежда, имя, чужая речь, и краска эта на лице, дурацкая...

- Так уж для любого? - в темных глазах испанца протаяли ирония и лукавство. - Для Баэны тоже?

"Хуан" сделал его жестче. Как он сам думал, подлее, и ему это сильно не нравилось, но надо было сперва вернуться в Испанию - и потом искать другой корабль. Но сеньор Альберас привольно чувствовал себя в варварских водах и домой не торопился, хотя разговоры о возвращении в Кадис ходили уже вторую неделю. Сеньор Латорре на вопросы не отвечал, только гонял ученика по картам прибрежных вод Северной Африки, жестоко высмеивая за ошибки или лишний, по его мнению, риск.
Варгас все чаще сбегал к сержантам.

- Слушай... - сказал он неловко. - Это... Ронять я тебя не хотел. Я не думал...

"Что ты вообще драться не будешь". Этого Варгас решил не говорить. Он был неженкой, этот Ротонди, и выглядел как неженка, но юный корсар очень хорошо представлял себе, что и как делают с пленными, особенно в море, и язык не поворачивался дразнить этого трепетного француза, потому что по спине, вообще-то, бежали мурашки.
Если представить такое для себя, это... Слов не подобрать, безумие. Драться, так до конца, и будь что будет, но попасть в такой плен...
А если не повезло? Если - попал?..

+2

26

[icon]http://s8.uploads.ru/lGiRT.jpg[/icon]Оговорка юноши не ускользнула от внимания Чеккино. Корсар? Корсарское судно здесь, у варварских берегов? Ну да, откуда бы взяться абордажной пехоте на торговце? Впрочем, здешние воды были небезопасны, и купцов нередко сопровождали военные корабли. А потому, если Чеккино и удивился, встретив испанских солдат в кофейне, то быстро нашел этому объяснение.

Корсары! Но до чего же дерзким был этот капитан Абраксас, если позволял своим людям вот так запросто разгуливать по городу! И что им вообще понадобилось в Бизерте? Не думают же они, в самом деле, атаковать форт? Для этого потребуется целая эскадра.

«Или… – танцор рассеянно наматывал локон на палец, – или у сеньора капитана нет причин бояться турок. И воевать он не собирается».

Ему еще в Марселе доводилось слышать о торговцах живым товаром, заманивавших детей на борт обещаниями показать ручную обезьянку или говорящего попугая. Быть может, сеньор Абраксас из таких?

«Нет, – Чеккино решительно отверг эту мысль. – Пако никогда бы не стал участвовать в подобной мерзости. Иначе не предлагал бы мне бежать».

При упоминании о Баэне танцора передернуло:

- Этот ваш рыжий сам кого хочешь нагнет. И, вообще, он для них старый. И некрасивый. Туркам – чем моложе, тем лучше.

Нет, конечно, бывали и такие, кто ходил «в мальчиках» до тридцати лет. Но это где-нибудь в столице, у богатого хозяина, который пылинки с тебя будет сдувать. А здесь, в порту, век танцора был короток. Многие не доживали и до двадцати. Особенно те, кто попадал в руки Амета в самом нежном возрасте. Неаполитанец предпочитал детей: они быстрее схватывали науку и были куда послушнее юнцов. Но они же чаще болели и увядали уже к пятнадцати годам.

Чеккино не знал, сколько он сам еще протянет. Месяц? Год? Больше? Он снова поморщился, чувствуя резь в животе, и вздохнул:

- Я не в обиде. Пойдем в залу, не то нас хватятся, – взял со столика лампу и уже у двери вполголоса спросил: – Как думаешь, твои друзья... нашли с кем… поразвлечься?

От одной мысли, что Баэна ждет своей очереди, кишки сводило.

Отредактировано Rotondis (2019-03-05 20:54:05)

+3

27

[nick]Франсиско де Варгас[/nick][icon]http://s5.uploads.ru/kGMYN.jpg[/icon]
Варгас поморщился, а потом поморщился еще раз и стиснул зубы. Чем моложе, тем лучше, да?
Мысль спалить к дьяволу эту кофейню не шла из головы. Но сколько их на Варварском берегу? Все не сожжешь и тут, может, целый крестовый поход не поможет. А Джаним, между прочим, не ответил - и насчет Баэны тоже. Значит, не такой он был глупый, но благородный точно.
Главное, что не глупый.
Франсуа де Ротонди.
Можно было написать отцу. Но письма идут долго. Дон Фадрике, конечно, найдет как и кому сообщить, но поможет ли это мальчишке, не лучше ли что-то все-таки придумать?

- Может, и нашли... Баэна ждать не любит. Подожди, - он поймал тезку за рукав. - Скажи еще вот что. У вас тут всегда все так... - он чуть запнулся. - ...На скорую руку? Или вас можно и на всю ночь снимать?

Все, что говорил Франсиско, ему самому резало слух. Он никак не мог забыть, что говорит о дворянине, мужчине, наконец. Своем ровеснике.
Хотя мужчина из него... Вырастет, и будет больше похож. Наверное.
Интересно, удастся ли улизнуть с корабля на целую ночь. Сеньор Латорре так запросто не отпустит, но с вахтенным можно будет договориться, а для мастера навигатора придумать что-нибудь.

- И я тебе денег должен, - Варгас не смог сдержать ухмылку - платить приходилось за воздух, но если Джаним не получит свою плату от клиента, у хозяина точно возникнут вопросы.

+3

28

[icon]http://s8.uploads.ru/lGiRT.jpg[/icon]- Можно и на ночь… – с ноткой удивления сказал танцор. – Только это выйдет дороже, – он задумался, загибая пальцы левой руки и беззвучно шевеля губами, а потом качнул головой: – Монет тридцать-тридцать пять серебром, никак не меньше. А если с пляской и с музыкой – то и все пятьдесят. Но разве тебе… разве вам всем не надо возвращаться на корабль?

Ротонди чуть приподнял лампу, вглядываясь в лицо юноши, пытаясь понять, к чему он клонит. Хочет остаться на ночь, чтобы уйти утром, когда кофейня опустеет? Ну да! Чеккино едва не хлопнул себя по лбу. Как же ему самому в голову не пришло?! Но что скажет Баэна? И тот черномазый?.. Вряд ли они одобрят этот план. Ночевать на берегу слишком рискованно. Нет, чем быстрее испанцы отсюда уберутся – тем будет лучше. Для всех.
 
Танцор вдруг понял, что Пако до сих пор держит его за рукав, и тоже растянул губы в невеселой ухмылке:

- Обычно шлюха напоминает клиенту о деньгах, а у нас с тобой – все наоборот. Смешно, не находишь? – вопреки словам Ротонди, улыбка его померкла: – Отдашь хозяину, в зале, сколько он скажет. Амет нам не доверяет – сам берет плату с гостей.

Отредактировано Rotondis (2019-03-15 21:46:23)

+3

29

[nick]Франсиско де Варгас[/nick][icon]http://s5.uploads.ru/kGMYN.jpg[/icon]
- На кой черт мне твои пляски и музыка? - возмутился Варгас, разжимая наконец пальцы, сжатые на складке рукава. - Я... я думал, ты поболтать захочешь. Может, что-нибудь и придумали бы, как тебе помочь. Дворянин дворянину помогать должен.

Может, дело было в том, что ему самому хотелось поболтать. На "Хуане" у него не было ровесников и ровни, совсем никого. С двумя юнгами говорить было не о чем, это были вечно загнанные, забитые и подловатые мальчишки, и одного он даже ударил сам, так вышло. С капитаном он не сходился близко, считая того хитроумным мерзавцем, с первым помощником тоже, вот разве с навигатором... Но сеньор Латорре был гораздо старше, и ему не все можно было рассказывать. И не обо всем спрашивать. Он принадлежал "Хуану", как и вся команда, а он, Варгас, нет, и ему никто не давал об этом забыть, и уже ясно было, что своим ему не стать, но он все равно чувствовал, что усилия сержантов и лейтенанта дают свои плоды, и от этого было мерзко вдвойне, он не хотел становиться таким человеком, что подошел бы этому кораблю.

- Может... - он вдруг закусил губу, думая, что это плохая идея. - К дьяволу твои танцы, здесь помыться можно по-человечески?

Для него это был наболевший вопрос. На "Хуане" не одобряли "пустую трату пресной воды". С офицерами это было не так, но они, насколько понял Франсиско, редко вспоминали о такой мелочи, как банальное мытье. Он обходился морской водой, но постоянно ходить с солью на коже - удовольствия мало.

- А ты отвернешься, - на всякий случай добавил он. - Но если нет, забудь. Идем, пока твой хозяин не вытащил нас отсюда.

Франсиско хотел попросить тезку, чтобы тот не звал себя шлюхой, это почему-то злило, хоть и было правдой, но что надо было сделать с человеком, чтобы он так - о самом себе?..
Денег ему не оставить, отберут. У портовых шлюх всегда есть какой-то схрон, но это не Европа, кто знает... Нож подарить? Это для чего, зарезаться, когда он даже сдачи дать не может?.. Куда ни кинь, всюду клин.
Варгас давно не чувствовал себя так беспомощно. Но не думать все равно не мог. Ротонди за него вступился, прикрыл - и это тогда, когда сам находился в таком положении, врагу не пожелаешь. Нет, он точно был дворянин, этот Франсуа... Ему просто не повезло родиться красавчиком, так бывает.

- Я ничего не могу сделать, да? - тихо спросил Франсиско, уже выходя следом. - Совсем ничего?..

Отредактировано Рамон де Варгас (2019-03-18 00:55:42)

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Восток - дело тонкое. 1616 год, Тунис, Бизерта