Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Анна Австрийская встречается на охоте с герцогом де Монморанси. Месье помогает принцессе де Гонзага позировать для картины. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Испанские корсары навещают бургомистра Дюнкерка.

Дипломатическое недоразумение. 3 февраля 1629 года: Сеньор маркиз де Мирабель и капитан де Кавуа решают судьбы Франции и Испании.
Что сказать мне Вам?.. 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран признается в любви г-же де Мондиссье.
Мы не ищем легких путей. 8 февраля 1629 года, вечер.: Г-жа де Бутвиль и г-н де Бадремон продолжают путешествие в Париж.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Мечты чужие и свои. Март 1629 года: Донья Асунсьон прощается с Арамисом.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Мы не ищем легких путей. 8 февраля 1629 года, вечер.


Мы не ищем легких путей. 8 февраля 1629 года, вечер.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

После эпизода Побег из благих намерений. Шалон, 7 февраля, около полудня.

0

2

Покинув гостеприимный кров Семеньи на следующее утро, солнечное и ясное, молодые люди поехали не обратно - по выпавшему вечером и за ночь снегу это было бы затруднительно - а по указанной им младшим г-ном де Семеньи узкой тропке, которая должна была привести их дороге на Шалон, а оттуда обратно на парижскую дорогу. Однако, то ли пропустив нужный поворот, то ли свернув не в ту сторону, они битых два часа ехали меж двух колючих изгородей, прежде чем заметили человеческое жилье. Отворившая на стук бабка не знала ни слова по-французски, однако покивала, услышав отчетливо повторенное слово «Париж», и жестами указала, как проехать - добрых полдюжины поворотов, с подробными описаниями на местном наречии, которое было Жюль-Сезару не более понятно, чем какой-нибудь швейцарский.

Проехав, как им было указано, до второго поворота налево, они заметили в лесу у дороги дровосека, который, выслушав их со всем вниманием, молча указал на уходящую в лес тропинку. Между молодыми людьми тотчас же разгорелся спор, и в конце концов, они поехали дальше и через еще час, удачно выехав к хутору, возобновили расспросы.

Итогом этого дня стал оттого придорожный трактир, к которому они подъехали уже в сумерках. Служка, принявший лошадей, также не говорил по-французски, но хозяин, обнаружившийся уже внутри, смерил обоих недоверчивым взглядом и кашлянул.

- Ежели ваши милости соблаговолят, то как до Шалона доедете, оттуда прямая дорога на Париж и будет.

- О, такая же прямая, как кишки нищего, - жизнерадостно заметил сидевший за столом по соседству средних лет мужчина - по виду, солдат или наемник. - Мы с приятелем тоже в Шалон едем, можем завтра вместе поехать.

Его приятель, тощий заморыш с широкой улыбкой, в которой не хватало доброй половины зубов, доброжелательно похлопал ладонью по лавке.

+2

3

Эмили  обреченно посмотрела на своего спутника. Наверное, то, что они заблудились и ездили по кругу, было к лучшему. Судьба и всемилостивейший Господь, похоже, вмешались, и ей не оставалось ничего другого, как вернуться к мужу, очередной раз покаявшись в своей глупости.  Прошлую ночь мадам де Бутвиль, отчаянно тоскуя по Луи- Франсуа, проплакала, горюя о своей несчастной судьбе и о той боли, которую наверняка ему причинил ее побег. К утру идея тихого умирания в монастыре уже совсем не казалась ей привлекательной, и она, верно, вернулась бы, если бы не мысль о неминуемой разлуке. И... лучше бросить, чем быть брошенной...
За прошедший день Эмили так устала, что не валилась с ног из чистого упрямства, да еще и была ужасно голодна. Ехать куда-то на ночь глядя представлялось просто невозможным.
- Мы переночуем здесь, так, шевалье?
Договариваться о ночлеге графиня предоставила Бадремону: прошлой ночью он куда-то очень удачно ушел, избавив их обоих от неловкого положения.

+1

4

- Д-да, к-конечно… - несмотря на проведенный в обществе г-жи де Бутвиль день сегодня и вечер - вчера, Жюль-Сезар все еще то и дело спотыкался там, где на язык просилось слово «сударыня». - Если вы присядете…

- Присаживайтесь, конечно, - ободрил заморыш, - похлебка здесь очень ничего, даже кусочки мяса попадаются.

Хозяин немедленно выразил свое возмущение, заверив обоих новоприбывших, что похлебка мало того, что мясная и ложка в ней стоит, но и он лично добавлял в нее куриные крылышки, утиную шею, говяжьи обрезки…

- Да, неделю назад, - согласился другой наемник, - да мы разве жалуемся? Мы ж наоборот нахваливаем! Садитесь, сударь, в ногах правды нет. Я аббат де Баац буду, из Беарна, а это де Брез, приятель мой.

Жюль-Сезар представился, опустив на этот раз чин и полк, которые к нему уже не относились, и, бросив сырой плащ на лавку для просушки, пошел торговаться с трактирщиком.

+1

5

Неделю назад добавленные в похлебку говяжьи обрезки и утиные шеи, пожалуй, вызвали бы у графини де Люз, дамы совсем не избалованной, но никогда в жизни по-настоящему не голодавшей, законное отвращение, но сейчас запах варева невольно заставил ее сглотнуть.
- И это все, чем здесь можно разжиться? - спросила она, устало опускаясь а лавку. - Прошу прощения, господа, чертовски устал... Франсуа де Кюинь.
Эмили запоздало подумала, что человек из Беарна, очень мало походивший на священника (но бывают же аббаты и не священники?), Кюиней может знать...
- А из какой вы местности, господин аббат?

+2

6

- Я из Аспской долины, - жизнерадостно отозвался аббат, перебивая трактирщика, пытавшегося одновременно объяснить новоприбывшим, что его похлебке никак не больше пары дней, и заверить Жюль-Сезара, что комната, которую он готов был им предоставить, сочетает в себе размеры, подходящие для полка, и цену, достижимую лишь для чердачной каморки. - Кюинь, позвольте… Что-то мне это имя говорит… Ваш батюшка, случаем, не военный был?

Жюль-Сезар бросил на наемника возмущенный взгляд, который тот, к тайному его облегчению, казалось, не заметил. Чем дольше длилось их странствие, тем очевиднее для него становилось, что г-жа де Бутвиль и в самом деле могла бы с легкостью проделать этот путь одна и никто бы не глянул на нее дважды, столь успешен был ее маскарад. Он мог еще напоминать себе, что путешествовать с ним для нее безопаснее, но никто пока даже не пытался дать ему возможность это доказать.

Отредактировано Провидение (2019-01-16 02:32:34)

+2

7

- Военный, да. Был.
Возможность того, что гасконец был знаком с Жераром де Кюинем, казалась весьма маловероятной: отец покинул дом совсем молодым. Хотя, всякое бывает... Однако, возможность того, что кто-то знает, что у барона не было сына, была уж вовсе невозможной. И потом, почему не было? Вполне мог быть...
- Он погиб под Ларошелью. А наше поместье неподалеку от Байонны.
Если бы, паче чаяния, аббат что-то знал о ее родственниках, Эмили бы искренне обрадовалась. Она покосилась на Бадремона. Интересно, что он думает?..

+2

8

- Да мы ж почитай соседи! - обрадовался аббат. - Это надо запить! Кюинь, что-то это мне говорит!

Поскольку все это было произнесено на гасконском наречии, пускай и во весь голос, Жюль-Сезар не понял ни слова и уставился на де Бааца с глубочайшим недоверием во взгляде.

- Земляки они с вашим приятелем, сударь, - объяснил де Брез и подвинулся к стене, освобождая место на лавке, - надо выпить, за встречу-то. Эй, хозяин!

Трактирщик уже спешил к очагу, где возвышалась на распорках огромная бочка с торчавшим из нее краном.

+2

9

Пить в неизвестной компании мадам де Бутвиль совсем не хотелось. Хотя вообще пить хотелось очень. Но она и вообще-то быстро пьянела, а на голодный желудок и усталая...  К тому же, кто знает, какое тут у них вино? Вряд ли хорошее... А попросить травяного отвара или, того хуже, молока (при мысли о кружке теплого молока Эмили снова невольно сглотнула) и вовсе было немыслимо — засмеют же. Она снова покосилась на своего спутника и промямлила:
- Да, с радостью...
Надежды на то, что Бадремон что-то придумает, было мало, но вдруг?..

+2

10

Сложное положение, в котором оказалась его спутница, не ускользнуло от внимания Жюль-Сезара, и в этот раз он оказался вооружен уже готовым ответом:

- С вашего разрешения, однако, господа, мы выпьем мятного отвара с медом, - сообщил он обоим гасконцам, - мы изрядно продрогли, а путь нам предстоит дальний. Не сочтите за обиду, сударь, но я не понял, что вы сказали.

- О, - засмеялся де Баац, - я всего-навсего спрашивал господина де Кюиня об общих знакомых, не так ли, сударь?

- Вы могли бы задать тот же вопрос и по-французски, - тотчас же указал Жюль-Сезар, сообразив, что «г-н де Кюинь» мог и не иметь никаких общих знакомых с «земляком».

- Прошу прощения, - миролюбиво согласился аббат, - но видите ли, радость от встречи… мы же практически соседи!

Трактирщик бухнул на стол четыре кружки и умчался к очагу, буркнув что то про похлебку, прежде чем Жюль-Сезар успел закончить слово «милейший».

+2

11

Мадам де Бутвиль не думала, что будет когда-нибудь благодарна навязчивому шевалье де Бадремону, но ведь вот снова была благодарна, и не первый раз за сегодняшний день. И то, как он куда-то ушел вчера вечером, и то, как терпеливо сопровождал ее в дороге, спорил — и переспорил же, а послушал бы ее — уехали бы они прямо в лес. И теперешняя его забота... Эмили наградила юношу благодарным взглядом.
- Господин аббат слышал о моем батюшке, но общих знакомых у нас наверняка нет, я покинул дом еще ребенком, - пояснила она, и кружку все же взяла для того, чтобы отпить из нее малюсенький глоток. Вино, как и ожидалось, было кислым и отдавало сивухой.

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Мы не ищем легких путей. 8 февраля 1629 года, вечер.