Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Письмо из ада. 18 декабря 1628 года, вечер.


Письмо из ада. 18 декабря 1628 года, вечер.

Сообщений 21 страница 34 из 34

1

Продолжение эпизодов  Друг моего друга и Драться нехорошо

+1

21

Эжени выразительно приподняла бровь и не сдержала улыбки.

- Сапоги... Только осторожнее. Кажется, ногу я ушибла всерьез. Сударь, из вас вышла бы неважная горничная, если бы вы шнуровали мне платье, но это, черт возьми, мужской костюм!

Казалось, еще немного, и она снова покажет мушкетеру язык, таким озорством светилось лицо молодой женщины.

+4

22

Деваться было некуда. Повезло еще, что не придется опускаться на колени – хорош он будет, если потом не сможет сразу встать. Атос молча и с прежней ловкостью, выдающей некоторый опыт, сдернул с мадам де Вейро сначала один, а потом и второй сапог. Процедура заставила его плотно сжать губы, и отнюдь не потому, что столь близкое общение с очаровательной южанкой было как-то особенно неприятно. Проклятое прошлое опять настойчиво стучалось в память. Ему доводилось уже разувать женщину. Очень давно. И мушкетер предпочел бы вовсе об этом забыть, однако мадам де Вейро напомнила – невольно, разумеется, но от этого было не легче.

- Что-нибудь еще? – хмуро поинтересовался он.

+2

23

Южанка тихо выдохнула, пережив несколько весьма неприятных мгновений. Она плотно сжала губы, чтобы не вскрикнуть, но белизной лица могла сейчас поспорить с побелкой.

- Пока не знаю, - честно пробормотала она, торопливо вытирая глаза тыльной стороной ладони. Не вывихнула же она ногу, это было бы так же некстати, как перелом!

- Может быть.

Что-то было не так. И каменным он не был. И она только сейчас заметила, что на столе лежит пистолет. И все, что нужно, чтобы его зарядить. И какая-то бумага. И Атос не ждал гостей, да что там, вообще не хотел открывать. 
В бумагу нестерпимо захотелось сунуть нос, но Эжени только поудобнее устроилась на кушетке, переводя дыхание. У нее были серьезные сомнения, что ей легко удастся добраться до стола. Или хотя бы незаметно.

- Что, если я скажу вам, что какие-то бумаги у него все-таки есть? - тихо спросила она. - Выписки из церковных книг, например... Он показал их мне будто случайно, но я понимаю сейчас, что он... просто положил их там, где я не могла это не увидеть.

+2

24

- Он и об этом позаботился? – Атос вновь протянул южанке ее недопитый бокал. Похоже, ушиб был серьезнее, чем она думала. – До дна, ну-ка. Это, увы, не арманьяк, но лучше, чем ничего. И… терпите.

Выдержка мадам де Вейро вызывала уважение, но именно она заставила его заподозрить, что нога может быть вывихнута. Борясь с мучительным ощущением дежа вю, мушкетер мягко, но крепко взял ее за лодыжку, не дожидаясь разрешения, и быстро ощупал сустав.

+2

25

Эжени послушно опрокинула в рот вино, дыхание перехватило, но в следующий миг она  просто уронила бокал:

- Боже!

Стекло не разбилось, но мадам де Вейро меньше всего об этом думала, кошачьим движением пытаясь освободить ногу из рук мушкетера.

- Не надо, пожалуйста!

+2

26

Так и есть, вывих. Бурная реакция это лишь подтверждала. Не обращая внимания на попытку вырваться – безнадежную, надо сказать, попытку, которая лишь обещала мадам де Вейро новые синяки на лодыжке, оставленные железными пальцами мушкетера – Атос перехватил изящную ножку поудобнее и, стиснув зубы, с силой дернул, ставя сустав на место. Это было жестковато и уж во всяком случае бесцеремонно, но любой другой подход лишь усугубил бы страдания женщины.

+1

27

Жалобные мольбы закончились коротким вскриком и неожиданной, оглушительной тишиной. Незваная гостья, чьему терпению и силам наступил предел, лежала в простительном и естественном для женщины обмороке.
Беспорядок в одежде, растрепанные волосы и ссадина на щеке убедили бы любого вошедшего, что с несчастной здесь обходились крайне дурно.

+2

28

Если бы у этой сцены был сторонний наблюдатель, то он окончательно пришел бы к выводу, что мушкетер совершенно бессердечный и бесчувственный чурбан. Атос, бросив на мадам де Вейро короткий взгляд, еще раз хладнокровно, хотя и осторожно, ощупал лодыжку - впрочем, тихий щелчок свидетельствовал, что вывих ему удалось вправить. Убедившись, что так оно и есть, потянулся к бутылке. Подобрал валяющийся на ковре бокал, наполнил его до краев, поставил рядом с кушеткой. Отхлебнул сам прямо из горлышка. Вздохнул. Аккуратно спустил чулок, намочил одну из салфеток в тазу с подтаявшим льдом и обернул припухшую щиколотку этим ледяным компрессом. Затем, после краткого колебания, зачерпнул из таза еще немного холодной воды и брызнул в лицо южанке.

+2

29

Как всегда бывает, когда обморок настоящий, в себя она приходила медленно. Ей мерещилось лицо Катрин, ужасный, обтянутый кожей череп исхудавшей женщины, обрамленный растрепанными волосами. Почти такой она видела сестру в последний раз, но сознание, затуманенное вином и обмороком, подрисовало новые черты, и образ был достоин самого Ада.

- Нет... Пожалуйста... - пробормотала Эжени, пытаясь избавиться от кошмара, сквозь который проступала смутно знакомая комната. К счастью, она осознала вдруг, что это сон, мираж, с которым лучше не разговаривать вслух, особенно в чужом доме, но все равно обхватила себя руками, пытаясь закрыться от призрака, снова ощутила боль и очнулась по-настоящему. И осознала, что ей протягивают бокал.
Несколько секунд она смотрела на мушкетера, образ которого еще плыл и слегка качался. А потом обреченно пробормотала, пытаясь приподняться и принять этот бокал дрожащими пальцами:

- Я должна благодарить вас. Но совершенно не хочу. Ужасно больно. - Она чуть помедлила и добавила: - Было. Спасибо.

+2

30

Атос покачал головой, мягко поддержал южанку за плечи, помогая привстать, и сам поднес бокал к ее вздрагивающим, побледневшим губам.

- Простите, - сказал он (без особого, впрочем, раскаяния в голосе). - Я был очень бесцеремонен. Но если бы я вам предложил, вы бы отказались, а чем позже вправлять, тем больнее. Зато теперь уже все позади.

+1

31

- Да, - согласилась она. Первый глоток вина прочистил сознание, а второй и третий она сделала, пытаясь избавиться от памяти о произошедшем. И подумала, что, наверное, напьется. - Я бы и сейчас отказалась. Скажите, граф... Вы... как будто боитесь меня.

Сейчас, когда он поддерживал ее, а она доверчиво лежала в этом полуобъятии, не пытаясь высвободиться, это могло прозвучать странно, но они оба понимали, о чем речь.
Нужно было просить мушкетера послать, может, за Варгасом, чтобы телохранитель увез ее домой. Это тоже было неприлично, но чуть лучше, чем оставаться здесь одной, без горничной, и в таком... довольно двусмысленном положении. Хотя сам Атос вел себя очень, очень прилично.

- Я рискую собственной репутацией, от которой ничего не останется, если кто-то узнает, что я здесь была. А вы сидели в полном одиночестве, в ледяной комнате, с пистолетом... Вы ждали... кого-то. Не меня. Кто-то должен прийти?

+2

32

- Не называйте меня графом, - попросил Атос вместо ответа. - Прошу вас.

Она, сама того не зная, почти угадала – действительно, можно было сказать, что он кого-то ждал. Кого-то… или что-то. Ничего. Визит откладывался, но визитерша умела ждать, и он тоже.

- Пожалуй, да, - усмешка вышла странноватой. – Ждал. Но вы можете быть спокойны, никто не явится, пока вы здесь.

Чтобы заполнить паузу, мушкетер достал кусок подтаявшего уже льда, завернул в салфетку и осторожно приложил к компрессу. Нет, он ее не боялся. Но вполне осознавал, что именно так это и может выглядеть со стороны. Что поделать, женское кокетство раз и навсегда потеряло для него привлекательность, и даже больше…

+1

33

Все это выглядело куда как странно, и Эжени подумала, что в забытую на столе бумагу непременно нужно сунуть нос. Но как, не выгонять же мушкетера из комнаты! А хотя...

- Иногда мне кажется, что вы сами как этот лед, - сказала она с легкой улыбкой. - И не таете от тепла. Я не причиню вам вреда, клянусь. Но после всего, что между нами было, после того, как я упала с вашей лестницы и чуть не пристрелила слугу, а вы отпаивали меня вином, мы просто обязаны стать друзьями.

Она осмелела настолько, что протянула руку, чтобы прикоснуться к щеке мушкетера, мягко вынуждая его посмотреть ей в лицо, а не на разбитую лодыжку.

- Ну же. Я не кусаюсь. Улыбнитесь мне. И я не стану жаловаться Портосу на вашу лестницу.

Она шутила, она бы и так не стала. Мадам де Вейро не хотела рассказывать об этом визите ни одной живой душе, не настолько она была сумасбродна.
Но эта бумага...
Может, он говорил так, потому что за его домом следили? Тогда кто-то мог видеть, как она входит. То есть "он". Сможет ли она тогда уйти незамеченной? Что же здесь, все-таки, происходило...

+3

34

- Что поделать, сударыня, - Атос все же улыбнулся непосредственности южанки, - видимо, не всякий лед легко растопить, да и стоит ли? Не сердитесь на Гримо, он всего лишь выполнял свой долг.

Он мог сейчас с чистой совестью пообещать ей стать другом на всю оставшуюся жизнь, но что-то мешало. Быть может, то, что он не стал бы так шутить с Портосом, а коль скоро мадам де Вейро называла Портоса своим другом…

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Письмо из ада. 18 декабря 1628 года, вечер.