Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » В рамках приличия. Дюнкерк, июнь 1624г.


В рамках приличия. Дюнкерк, июнь 1624г.

Сообщений 41 страница 60 из 63

1

Сарабанда. Дюнкерк, июнь 1624г.

В рамках приличия всё неприличное остаётся личным (с)

0

41

- Дону Анхелю виднее, - сокрушенно развел руками "сеньор гранд", слегка посмеиваясь. - Он меня перевязывал. Кажется, это было под градом пуль...

Ровный тон рассказчика Варгас держал безупречно, сказывались годы практики.

- Но если бы я и потерял голову, я бы больше жалел о том, что это лишило бы меня шанса познакомиться с доном Алехандро и вами, сеньора. Я до сих пор не имел счастья быть представленным местному обществу и надеюсь, что вы окажете мне честь быть сегодня моим маяком в темных прибрежных водах.

Он намеренно обращался к обоим сразу, не выделяя никого - играя с огнем возле крюйт-камеры, главное, не ронять искры в люк.

- Дон Анхель обещал провести меня мимо рифов, но, как мой капитан, быть еще и маяком он никак не может...

+2

42

- Следуйте за мной, - немедленно предложила донья Пилар, одаряя лейтенанта еще одним огненным взглядом, и дон Алехандро явственно скрипнул зубами. - А вы, господа, можете следовать в кильватере - так это называется?

Она приподняла брови - тонкие, словно нарисованные пером на белой коже.

- Будьте осторожны, сеньора, - посоветовал дон Алехандро. - Корабли, идущие столь близко, рискуют столкнуться.

- Какой страх! - тотчас же воскликнула его жена. - И дон Анхель, как настоящий корсар, добьет тех, кто выживет? Но вы же ему не дадите - как добрый католик и истинный христианин!

«Нет, - подумал Рохас, с трудом сдерживая улыбку, - это я не дам ему».

Не то чтобы бургомистр когда-либо попросит, но сама эта мысль, отразившись искрой в его глазах, позволила ему окончательно выбросить из головы другие, менее подобающие мысли и переступить порог залитой светом залы следом за Варгасом и доньей Пилар, оставив позади очевидно взбешенного бургомистра.

+2

43

- И как настоящие корсары, мы поссоримся из-за добычи, - полушутя промурлыкал Варгас так тихо, что услышала его, должно быть, только донья Пилар.

Он так не думал. Настоящие корсары из-за такой добычи не ссорятся, они делятся.

- Большая честь для меня, сеньора, - сказал он чуть громче. Но все же не настолько громко, чтобы ей не пришлось прислушиваться к его словам, а ему - светски склонить голову ближе к ней.

Не настолько близко, как хотелось, - чертовы юбки. Он отвык уже от этой моды в припортовых кабаках, приходилось вспоминать на ходу.

- Дон Алехандро считает себя, должно быть, самым счастливым человеком на этой земле. Наша путеводная звезда всегда высока и далека, а его - блистает в бальной зале под крышей этого дома.

В гостиной на них на миг сошлись все взгляды.

+2

44

Рохас узнал синьора Торальдо, который укоризненно качал головой, и Колларта, который разговаривал с какой-то разряженной старухой, и щеголя, которому он отдал девушку, и, разумеется, падре Вильянуэва, а потом пришлось поклониться кому-то смутно знакомому, кто смотрел на него, слегка щурясь, как в прицел, и стоявший рядом с ним бургомистр откашлялся, готовясь назвать их имена.

- У дона Алехандро много путеводных звездочек, - сказала его жена, - и оттого он редко идет верным курсом. Но я не хочу говорить о доне Алехандро, я хочу поговорить о вас. Это правда, что вы приколотили какого-то чиновника к мачте за ухо?

Понижать голос она явно не считала нужным, и оттого Рохас услышал ее - как, похоже, и сменивший бледность на румянец дон Алехандро.

- Что вы ей сделали? - шепнул Рохас. - Назвали старой коровой?

Бургомистр издал горлом невнятный звук, и Рохас впервые в жизни увидел, как выглядит та самая отвисшая челюсть.

- Идемте, - сказал он, - давайте выпьем. Кому надо нас знать, узнает.

+2

45

- Не за ухо, сеньора, - изящно поклонился ей Франсиско, который просто не мог ответить иначе,  но ведь и голос он понижать не стал. - Не верьте слухам.

Мягкая улыбка на его губах ничуть не вязалась со сказанным, но после поклона он отвернулся - к Рохасу.

- Идемте, дон Анхель. Боюсь, я никого не смогу развлечь разговором, пока не промочу горло.

Рохас, который увидел уже по лицу бургомистра, что пить тот не пойдет, метнул на своего лейтенанта благодарный взгляд и направился вместе с ним к широко распахнутым дверям на балкон с видом на залитые закатным солнечным светом дюны. Разносивший вино лакей мелькнул, вроде бы, где-то сбоку, но проверять Рохас не стал.

- Не за ухо? - спросил он, садясь на балюстраду. - Курро, ты…

Он осекся, стискивая оказавшийся под рукой холодный камень.

- Ты еще хуже чем она. Франсиско.

- Курро, - повторил тот. - Я и не помню, кто в последний раз так меня называл. Кормилица? Я хуже, Анхель.

Варгас сел рядом, усмехнулся.

- Или ты. - Он лукаво покосился на капитана. - Это была шляпа. Я бросал ножи на палубе. А он не смотрел, куда идет. Крику было... Ладно. На самом деле де Лара просил задержать королевского инспектора. Я не знаю, зачем. Не спрашивал. Скандал вышел отменный, я получил три месяца без увольнительных на берег и две недели отпуска по болезни.

+1

46

Рохас усмехнулся, краем глаза следя на Варгасом. Франсиско. Курро. Надо же, кормилица. Он не стал убирать руку с камня, сосредотачиваясь на его холодной глади - чтобы не думать о чем думать было не надо. Здесь - нельзя было.

- Он дурак, - сказал он, вспоминая, что рассказывал Якоб, и невольно поднимая глаза к окну над балконом, - она ревнует его тоже, но слишком горда, чтобы это показать. Показать иначе, я имею в виду.

Может, это была и правда, но точно не вся правда. Он видел, какой она бывает, и не хотел это увидеть снова, это было… недостойно. А она наверняка считала его трусом.

- Она красивая, - сказал Варгас так, будто возражал. - Тебе не нравится? Ты ей нравишься. Может, она потому и со мной так... чтобы ты ревновал.

Думать про бургомистра ему не хотелось. Про круглые приоткрытые плечи доньи Пилар - еще как.

- Ты... - он чуть замялся. - Ты с ней...

- Нет, - поспешно ответил Рохас - может, слишком поспешно. - Нет, никогда. Я… знал одного парня, который… Его убили потом. Я не рискую без веской причины, Франсиско, ты забыл.

Темные глаза лейтенанта азартно блеснули.
Если Анхель хотел пробудить в нем больший интерес, он не мог выбрать лучшего способа.

- Значит, я не перейду тебе дорогу...

Камень стал вдруг почти горячим, когда Рохас, забывшись, стиснул пальцы, но насмешливая улыбка на его губах не дрогнула. Ответить он, впрочем, не успел - на балконе появился невысокий, плотный молодой человек с лукавыми глазами цвета грозового неба и короткими светлыми волосами, стянутыми сзади серой лентой.

- Анхель! - он протянул Рохасу руку и окинул Варгаса быстрым взглядом. - Якоб Колларт, капитан «Синей чайки». А вы Франсиско де Варгас, я слышал. Будешь танцевать?

Рохас покачал головой и попытался убедить себя, что это неважно, и танцевать он все равно не собирался. И Франсиско научился пока только двигаться - шаги, кое-какие жесты. И снова увидеть, как жадно облизывает губы донья Пилар, он точно не хотел. И дону Алехандро это не понравится, и падре Вильянуэва - тоже, а ведь будет еще Франсиско - наверху, в той спальне, про которую рассказывал Якоб, посмеиваясь, но в то же время вытирая руки о штаны.

«Она перегнулась через подоконник - свесилась так - я тебе клянусь, я боялся, что она заденет кого-нибудь волосами. Знаешь, какие у нее волосы? До колен!»

+1

47

Варгас обрадовался появлению известного корсара так, как если бы тот спас его от виселичной петли.
Он бы не стал, конечно, объяснять другу, что именно сейчас ему нужна была женщина. После того, что он ощутил сегодня в каюте, после того, что пугало его до дрожи и не исчезало до конца, возвращаясь легким маревом, наваждением - с тембром голоса Анхеля, его смехом, чем-то неуловимым в его взгляде, чего там, конечно, быть не могло...
Все это могло стереть в порошок не только их дружбу, но и все, что Франсиско до сих пор о себе знал.
Ему до боли нужно было ощутить землю под ногами, и пока земля горела.

- Рад знакомству, - вежливо ответил он. - Слышал о вас.

Молчаливый ответ Рохаса почему-то задел его. Что-то изменилось. Может, все-таки из-за доньи Пилар?.. С него сталось бы не признаться.

- Может, я буду, - сказал он, и не смог спрятать до конца легкий вызов. - Но я дурной ученик, и это не вина дона Анхеля.

+2

48

Колларт слегка поклонился, но взгляд его заметно потеплел.

- Дон Анхель вообще учить не умеет, - сказал он, также садясь на балюстраду. - Я пробовал, через час сдался. Хватит с меня жиги, там никаких бесов не надо.

- Дуэнде это не бес, - возразил Рохас, невольно глянув на открытые двери. Еще не хватало, чтобы его преподобие их услышал.

- Ангел, ладно. Дон Алехандро обещал, что будет сарабанда - с музыкантами и с танцовщицей. А - я же вижу, что ты уже передумал!

- Мне просто любопытно, - отозвался Рохас.

- Если ты с парнем такое откалывал, представляешь, как будет с бабой?

- Хорошо, что мы решили не вести сюда шлюх. Дон Алехандро, похоже, и сам о них позаботился.

Колларт расхохотался, чуть не свалившись с балюстрады.

+2

49

Варгас фыркнул и тоже подумал про танцовщицу. Может, если не донья Пилар... Может, Анхель просто, по вечному своему благородству, не договорил.
Это было похоже на правду. Как она на него смотрела...
Танцовщица сарабанды, кем она могла быть, если не шлюхой?..

- Если будут музыканты, можно и жигу, - сказал лейтенант. - Мы танцевали в Кадисе. Но сарабанда!..  Там священник в зале. Он с бургомистром накоротке?

Варгас гнал от себя вопрос, с кем Анхель танцевал здесь в прошлый раз. С Мауро? Мауро вряд ли вхож на такие приемы.

- Родственник какой-то, - неуверенно сказал Колларт. - А?

- Черт его знает, - Рохас снова посмотрел на балконные двери, и в них, словно в ответ на его мысли, появилась донья Пилар.

- Отважные корсары сбежали на балкон? - сказала она, глядя на Варгаса - глядя так, словно здесь не было еще двух мужчин.

- Чудеса благоразумия, помните?

- Можете вернуться. Мой муж позаботился, чтобы вам не пришлось развлекать нас плясками… сеньор капитан.

Рохас молча обошел ее, возвращаясь в зал, и Колларт отстал от него на какой-то шаг. Донья Пилар с вызовом взглянула на Варгаса.

- Вы тоже? Бежите?

Франсиско проводил Анхеля взглядом. Что-то здесь было не так. Мадридское чутье на сложности отчетливо подавало знак.
Пока - знак вопроса.

- Вы не отсылали меня, сеньора, - обозначил он поклон. - Мне повезло, ко мне вы не столь жестоки.

+2

50

Донья Пилар тоже проводила взглядом двух капитанов, а потом непринужденно положила унизанную кольцами руку на балюстраду совсем рядом с Варгасом.

- Вы и представить себе не можете, сеньор, - зло сказала она, - как мне все это надоело. Между собой отважные корсары сплетничают обо мне - да и о любой женщине - в таких выражениях, что мои нежные уши не должны их слышать, но стоит мне намекнуть, что мой муж мне неверен, и они - вы все - смущаетесь и краснеете, как семинаристы.

+2

51

В глазах Варгаса сверкнул едва заметный огонек. Это "вы все" говорило о ней слишком много. Или она сильно преувеличивала.
Анхель и его благоразумие?.. Это бы объяснило, почему она...

- Только потому, что ваша красота смутила бы и более стойкие души, - галантно ответил он, оставив при себе шуточки про количество смущенных ею корсаров. Не время и не место - и знала ли она, что случилось с одним из ее поклонников?..
Могла знать.

- Что поделать, сеньора, верность - редкая добродетель, - добавил Варгас, ненавязчиво прослеживая взглядом линию ее шеи и задержавшись на ямочке между ключиц, откуда ему было видно решительно все, что сдержанно приоткрывало платье.
Нет, кажется, все было в порядке.
С ним.

- Дон Алехандро, я слышал, страшный собственник и понимает, все же, бесценность своего сокровища.

+2

52

- Он просто скупердяй, - отрезала донья Пилар, но лишь после того, как отвела глаза и чуть покраснела, проследив, по-видимому, его взгляд. - Но я же не хочу о нем говорить.

В розовых лучах заходящего солнца бледная ее кожа лишь больше походила на белоснежный каррарский мрамор, а тени в глазах делались глубже, стирая их цвет и оставляя один лишь загадочный сумрак.

- А вы не боитесь, - продолжила она - таким тоном, будто делала неожиданное, но приятное открытие. - Вы его не боитесь, дон Франсиско. Не поглядываете то и дело на дверь, не пытаетесь ненавязчиво отодвинуться, не… ничего.

Румянец на ее скулах стал ярче - возможно, потому что, заговорив о том, чего не было, она не решилась, однако, сказать о том, что было.

+2

53

Она бы удивилась, возможно, узнав, что беспокоит его на самом деле. Не дон Алехандро и не те, кого мог он нанять – если бы осмелился. И даже не возможная дуэль. На его счёт часто ошибались. Возможно, из-за лёгкого франтовства, а может, никто не ждал от навигатора настоящего владения шпагой.
Но Анхель так и не ответил на его последнюю фразу. Донья Пилар была права, он не боялся.
К черту дона Алехандро, он не хотел становиться стрелой, пущенной в его друга из мести – за что? За пренебрежение? За отказ быть одним из многих?
Франсиско мягко завладел рукой женщины, на миг поднес к губам, согрев нежную кожу поцелуем и дыханием.

- Меня тревожит другое, сеньора, - признался он, чуть улыбаясь. – Я опасался бы не вашего мужа, донья Пилар, я опасался бы вас.

Она затрепетала в ответ на его прикосновение и чуть подалась ему навстречу, чтобы тотчас же опомниться и отпрянуть, бросив быстрый взгляд на балконные двери.

- Он не посмеет, - прошептала она. - Он говорил… неважно. Меня, почему меня?

Это было сказано уже тем кокетливым тоном, каким говорит красивая женщина, которая знает ответ и хочет его услышать.

Варгас никак не мог пропустить мимо ушей ее обмолвку, и оттого сам сказал не то, что собирался.

- Вы столь же красивы, сколь и беспощадны к попавшим в немилость, - он не выпускал руку женщины, согревая ее в ладонях. – Что же он говорил? Что корсары дурно воспитаны и жестоки?

Мягкая ирония в его голосе не мешала его пальцам скользить вдоль ее запястья, поглаживая то место, где он чувствовал неровное биение пульса под тонкой кожей.

Донья Пилар прерывисто вздохнула, и обращенный на него взгляд затуманился.

- Что вы знатнее самого короля, - что-то в ее голосе показывало, что либо она в это не верит, либо ей все равно, - из богатой, влиятельной семьи…

Рука в его руке извернулась, тонкие пальцы переплелись с его пальцами, и она потянула их руки к своему лицу, не сводя с него с него расширившихся глаз.

- Что вы делаете что хотите и не думаете ни о ком.

Она очень ошибалась на его счёт. Как раз сейчас он думал, чего это неземное создание может хотеть на самом деле – кроме того, что было очевидным. И о том, что дон Алехандро слишком много говорит о нем. Со своей женой.

- Иногда, - шепнул Варгас, бросив короткий взгляд ей за плечо. И мягко, как в танце, удержал ее от этого движения, потому что это уже могли увидеть – открытые двери балкона оставляли множество возможностей.

- Донья Пилар... Будьте осторожнее.

Она не будет – особенно в том случае, если это ее муж хотел добиться чего-нибудь таким экстравагантным образом. Она не лгала, он чуял это всем телом, но могла совмещать. Да что за черт, не прониклась же она к нему с первого взгляда. Так или иначе, его использовали, и он пока не до конца понимал, как.

- Я найду вас, - шепнул он, вновь поднеся ее руку к губам. – Позже.

Чтобы соблазнить или объясниться, но – наверняка.

+2

54

- Я не потеряюсь, - она резко высвободила руку и отступила, вновь превращаясь в ту чуть высокомерную, но, бесспорно, доброжелательную даму, что появилась в прихожей несколько минут назад.

Из залы донесся перебор струн, как если бы кто-то начал настраивать гитару, и почти сразу же стало слышно, что гитар две. Тень неудовольствия на красивом лице доньи Пилар стала четче.

- Если он хочет потанцевать, пусть не боится, ему ничего за это не будет. Это же по нашей просьбе, у нас в доме.

+2

55

Франсиско слегка помрачнел. Пренебрежение, с которым она говорила, отчётливо ему не нравилось – даже если это была только месть. Он снова вспомнил недавние слова Рохаса: “Ты даже не представляешь, сколько тебе можно...”

- А что скажет на это падре? – он улыбнулся, но взгляд его остался внимательным и, на этот раз, совершенно темным.

Донья Пилар небрежно взмахнула рукой - будто сбрасывая невидимую крошку с невидимого стола.

- «Понимаете ли, сеньора… Некоторые обстоятельства, сеньора… Положитесь на суждение дона Алехандро, сеньора…» - перемены в ее голосе не оставляли сомнений в том, что она цитирует. - А суть в том, что, если бургомистру нужна лягушка, падре Вильянуэва первым скажет «ква». Дюнкерк не Испания, здесь его просто зарежут, если он будет поднимать шум.

Варгас улыбнулся – чуточку цинично, осознав ещё и то, что если бургомистру вздумается избавиться, например, от Анхеля, падре может сказать что-нибудь ещё. Менее безобидное.
И желание Франсиско отколоть сегодня что-нибудь эпатажное приобрело откровенно практичные черты, утверждая его и в мысли, и в намерении.

- Надеюсь, сеньора, - коротко поклонился он, - что мне тоже ничего за это не будет.

Он сделал шаг в сторону, обходя ее пышные широкие юбки, в явном намерении вернуться в зал.
Гитара дразнила его, манила к себе перезвоном струн, пусть даже музыкант пока только пробовал аккорды.

- Вы танцуете, донья Пилар?..

“Сарабанду?” – не спросил он.

- Вы танцуете?.. - в то же время произнесла она, завороженно глядя на него, и, смутившись, то ли оттого, что они сказали это одновременно, то ли от того, что собиралась сказать затем, уточнила: - Вы танцуете сарабанду? Боже, нет. Вам - конечно, не будет, что вы!

Одна из гитар смолкла, но другая зазвучала уверенней, выплетая первые ноты - не то хоты, не то сегидильи.

- Я понял, сеньора, - на этот раз он поклонился по-настоящему, и добавил: - Нам ничего будет. Верю вашему слову.

Он сказал это так, как будто это целиком и полностью зависело от нее, а не от ее мужа. Как будто от нее зависело хоть что-то.
На самом деле могло, если падре...
Франсиско отогнал крамольную мысль. Что, если так. Можно подумать, это что-то изменит. Можно подумать, есть разница, использует она его, чтобы досадить мужу, Рохасу или кому угодно ещё. Просто придется быть внимательным.

+2

56

Откровенное недоумение, написанное на лице доньи Пилар, так и не вылилось в слова - падавший из дверей залы свет слегка поблек, заслоненный появившейся на балконе фигурой в темной рясе.

- А, сеньора, - с глубочайшим удовлетворением произнес священник, - и сеньор де Варгас, вы показывали сеньору де Варгасу ваш сад, конечно?

- Ну конечно, - сказала донья Пилар и встряхнула рукой над балюстрадой. - Сад. Вся моя заслуга в том, что под балконом нет кустов. Плиты гораздо проще мыть на следующее утро после приемов. Впрочем, и это тоже делает садовник. Дону Франсиско мой сад, конечно, чрезвычайно понравился, его еще неплохо видно. Дон Франсиско, позвольте представить вам падре Мигеля Вильянуэва. Падре, дон Франсиско хочет танцевать сарабанду.

Священник слегка поклонился.

- Я вам живейше советую этого не делать, дон Франсиско, - голос его оказался неожиданно писклявым для такого полного человека, а глаза - холодными.

+2

57

Варгас обернулся к нему со всем радушием слегка подвыпившего корсара, и кто знал, что он не пропустил сегодня еще ни капли?.. Переигрывать было нельзя, донья Пилар только что говорила с ним, но слегка развить образ он мог.

- О, падре! Рад, рад знакомству! Но отчего?

Капризные ноты он умел брать плохо, они если и слышались, то едва-едва, и вышло скорее требовательно, но Франсиско решил, что сойдет.

- Я исповедовался только утром, - на этот раз вышло лучше. - Мне нужны грехи для новой исповеди. Наш капеллан всегда расстраивается, если я долго не прихожу.

- Это грешный и омерзительный танец, - прошипел священник, - вовлекающий в соблазн, ведущий душу к падению.

- И тело, - сказала донья Пилар - но одними губами и повернувшись так, чтобы он не видел ее лицо.

- К тому же, дон Алехандро огорчится. Он так долго убеждал сеньора провоста проявить милосердие…

Судя по выражению лица доньи Пилар, она слышала что-то новое для себя.

- Это должна быть прелюбопытная история, - приподнял бровь лейтенант. И светски поделился с дамой, даже не скрывая смех в глазах:

- Отличный грех, судя по словам падре. Его хватит на целую исповедь.

Где-то внутри, в такт гитарному бою, звенели совсем другие струны.
Короткие, резкие хлопки маэстро, - раз! два! -  почти синхронный стук каблуков - шаг, поворот, удар, дестреза тоже танец...
Профос?.. 
Анхель не рассказывал ничего подобного, только и обмолвился, что был здесь, и ему... потом не были рады.

Донья Пилар светски улыбнулась в ответ, но глаза ее обещали грехов на месяц покаяния.

- Сеньора профоса? - повторила она.

- Танцовщица, - с отвращением проговорил падре, и пояснил для Варгаса: - Вы не знаете еще, сеньор - у нас в городе больше всякой приблудной швали, чем у иной армии. Несколько дней назад люди профоса арестовали какую-то цыганку - за непристойные пляски. Ей полагается порка, но дон Алехандро смог убедить сеньора Батреса уменьшить ей наказание - в обмен на…

Он дернул плечом, обозначая залу за спиной, и закончил:

- Развлечение.

- О, - растерянно сказала донья Пилар, - а я думала… я думала…

- Дон Алехандро был крайне убедителен, - сказал священник тоном бедняка, у которого изо рта вытащили кусок мяса.

Франсиско и сам не ожидал, что успел так напрячься. Внутри как будто разжался кулак. Ну конечно, если там был Спинола, кто бы осмелился...

- О, вот так дела! - рассмеялся он, вместе со смехом выдыхая и остатки хмельной злости. Никто из них не стоил в море и яблока с палаша Рохаса, сгоревшего запала любой из пушек "Консуэло", но здесь, на берегу, все было иначе.
Странно, что раньше Варгас никогда этого не замечал - насколько все иначе на берегу... И чем дальше от пристани, тем хуже.
Кому пришло бы в голову пороть девчонку за танцы где-нибудь в припортовом кабачке? Ей набросали бы монет под ноги, кто-то снял бы ее до утра и оставил на рассвете усталую и с полным кошельком.

- А велико ли наказание за пляски?

До сих пор ему не приходилось с этим сталкиваться. Где бы. Кое-что он себе представлял, но никогда не вникал в подробности.
И теперь впервые подумал, что надо. Рохас любил танцевать, кто знает, может, все это касается и капитанов. Если они не высокородные дворяне.

+2

58

- Двести ударов, - священник метнул на молодого человека многозначительный взгляд, - и изгнание, конечно. Для женщин, для мужчин галеры.

- Галеры? - повторила донья Пилар, переменившись в лице.

- Так говорит закон, - падре Вильянуэва явно едва сдерживался. - И в Мадриде, по крайней мере, ему следуют. Порка или штраф! Но во Фландрии… Я слышал, что одну терцию даже прозвали терцией сарабанды, столько ее там плясали, и никому не было дела! Вы подвергаете опасности свою бессмертную душу, дон Франсиско!

Судя по обеспокоенному взгляду доньи Пилар, ее больше занимало его тело.

+2

59

Варгас малодушно порадовался, что они сейчас не в Мадриде. Хотя как раз там его в гораздо меньшей степени интересовало бы мнение... профосов. В их городском дворце на пласа де ла Паха было достаточно места для чего угодно, а в подвалах можно было спрятать не одного падре - хотя зачем в подвалах, пусть бы сидел в епископской капелле и вел душеспасительные беседы. Через стены капеллы никакие гитары не пробьются...
Франсиско представил, в какой восторг пришел бы Хорхе, старший из его младших братьев, и невольно улыбнулся.

- Я верю, что вы позаботитесь о наших душах, падре Мигель. Помяните грешных корсаров в своих молитвах. Донья Пилар, а сеньор Бантрес сегодня здесь? Представьте нас. Может, он согласится сжалиться еще раз, не только ради милосердия дона Алехандро, но и ради ваших прекрасных глаз, и... целомудрия падре Мигеля. Танцующие корсары лучше цыганок. У нас нет юбок, чтобы их задирать.

Она могла думать, что он хотел сделать ей приятное. Или испортить вечер ее мужу. Может, даже отправить цыганку плясать для своей команды. Да что угодно.
Правда была слишком проста - он знал, что такое двести ударов, и знал, что до изгнания может не дойти.

+2

60

Пренебрежительная гримаса искривила губы доньи Пилар, пришедшей, похоже, к каким-то нелицеприятным выводам, а падре Вильянуэва удивленно приподнял редкие брови.

- Над кем сжалиться? Над скромностью сеньоры?..

- В любом случае, - резко сказала донья Пилар, - его здесь нет. Разумеется.

- Сеньор лейтенант, - сказал Рохас, появляясь в дверях, - вы мне нужны, сейчас. Сеньора, прошу прощения.

Только скованность позы выдавала, насколько переменилось его настроение, и донья Пилар неожиданно улыбнулась, опуская длинные ресницы, и повернулась спиной к ним обоим, указывая священнику на какое-то дерево в темном саду.

Гостей заметно прибавилось, и в зале теперь стоял возбужденный гул, который то и дело прерывали взрывы смеха и восклицания. Двери, ведущие на боковые балконы, теперь также были распахнуты навстречу вечерней прохладе, и Рохас, по-прежнему не говоря ни слова, увлек Варгаса к одной из них. Добирались они туда, однако, не менее четверти часа, столь часто их останавливали желающие либо представиться Варгасу, либо кого-то ему представить, но наконец над ними оказалась синева темнеющего неба, и Колларт приветственно помахал трубкой.

- Мне пришлось подымить в лицо трем дамам и шести кавалерам, - сообщил он.

- Франсиско, - сказал Рохас, - мы можем справиться и вдвоем, но втроем лучше - надежнее.

- И намного безопаснее, - присовокупил Колларт тоном человека, которому эта сторона вопроса совершенно безразлична.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » В рамках приличия. Дюнкерк, июнь 1624г.