Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Анна Австрийская встречается на охоте с герцогом де Монморанси. Месье помогает принцессе де Гонзага позировать для картины. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Испанские корсары идут на абордаж.

Была тебе любимая… 3 марта 1629 года: г-н де Клейрак поддается чарам г-жи де Шеврез
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Большая прогулка. 22 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон и г-н де Ронэ разыскивают убийцу г-жи де Клейрак.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Мой друг, в твоих руках моей надежды нити... 10 февраля 1629 года: Ее величество просит г-жу де Мондиссье передать ее письмо г-ну де Корнильону.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Побег из благих намерений. Шалон, 7 февраля, около полудня.


Побег из благих намерений. Шалон, 7 февраля, около полудня.

Сообщений 21 страница 36 из 36

1

После эпизода Кому не везет в игре. Шалон, 6 февраля 1629 года, утро

0

21

- Господина де Бутвиля? - изумился младший из двух дворян. - Покойного?

- Ваши манеры, сын мой, - сказал старик, - извиняет только холод и близость метели. Позвольте мне предложить вам наше гостеприимство, господа? Я Жан де Семеньи, а это мой старший сын. Вы оказали мне честь, посетив меня в моих владениях.

- Благодарю вас, сударь, - Эмили изящно поклонилась и тут же пояснила младшему. - Конечно, не покойного! Покойный — Франсуа де Бутвиль, он был старший брат моего господина, а мой господин — Луи-Франсуа де Бутвиль, граф де Люз. У меня лошадь раздуло, вот мы и свернули...
И она посмотрела на своего спутника.

- Раздуло? - оба дворянина немедленно посмотрели на лошадь, и Жюль-Сезар вздернул подбородок, но они, похоже, тоже не нашли причин поспорить.

- Тогда, - сказал старший, - вам тем более стоит переждать непогоду.

- Наш замок за холмом, - сказал младший и, вдруг спохватившись, снял шляпу, оказавшись старше, чем могло показаться по его голосу - лет двадцати пяти. - Вы едете в Париж?

Жюль-Сезар облизнул губы и промолчал, снова посмотрев на г-жу де Бутвиль.

+2

22

- Да, в Париж, - подтвердила Эмили. - Герцогиня, она должна быть в Париже. Ну или в Шантильи, так ведь не угадаешь. А у шевалье поручение к господину де Кавуа. А поскольку они с моим господином дружны...
Тут мадам де Бутвиль остановилась, едва не поперхнувшись. Ну очень дружны, не разлей вода!..
- Вот мы и решили вместе ехать... А непогоду хорошо переждать бы от дороги где поближе...
Она снова посмотрела на Жюль-Сезара.

+2

23

Жюль-Сезар глянул на г-жу де Бутвиль с невольным уважением - у него бы так складно ни за что не получилось.

- Метель будет, - уверенно сказал г-н де Семеньи. - В костях чую. Конечно, уже, может, ближе к вечеру, но если у вас лошадь занемогла…

Его сын уже спустился с плотины и протягивал отцу руку.

- Здесь совсем близко, - сказал он. - А господин де Кавуа это кто?

- Это капитан гвардейцев кардинала, - Жюль-Сезар на всякий случай пропустил г-жу де Бутвиль вперед. - Господин кардинал прибудет позже, поэтому нужно… договориться о… квартирах. Потому что когда целая армия…ну, вы понимаете.

- Совершеннейшим образом, - отозвался молодой человек, - мы с отцом ездили взглянуть, когда его величество только прибыл…

Они обсудили королевский поезд и воздвигнутые в городе триумфальные арки, и к тому времени, когда они въехали в ворота замка, трехэтажного дома, сильно схожего с фермой, они уже называли друг друга просто по фамилиям.

Г-жа де Семеньи, как оказалось, недужила, что молодого человека явно скорее смущало чем беспокоило, и когда Жюль-Сезар спросил, не серьезно ли, отец и сын оба покачали головами.

- Она мне мачеха, - отчего-то объяснил молодой человек.

- Вас сможет принять мадемуазель де Семеньи, - улыбнулся его отец, и в самом деле, не успели они спешиться, как из дома выбежала юная особа не менее чем пятнадцати лет от роду.

- Отец! - спохватившись, она присела в чинном реверансе. - Господа…

Г-н де Семеньи назвал ей обоих гостей, попросил ее позаботиться о ночлеге для них и, когда она стремглав упорхнула обратно в дом, пояснил:

- Придется чуть подождать, пока комната протопится, если не возражаете. Ваши вещи… - он осекся, глядя на лошадь Жюль-Сезара, не обремененную ни единой седельной сумкой.

+2

24

- Мы вам бесконечно благодарны, сударь! - отозвалась госпожа де Бутвиль. - Не будь вас, мы могли бы оказаться в сложном положении. Господин де Бадремон отослал слугу с вещами вперед, он будет ждать нас в Дижоне, в гостинице, что на площади у собора, запамятовал название... Никто не предполагал, что случится такая задержка...
В седельных сумках молодой графини было все необходимое: запасное белье, рубашка, чулки, мыло и другие мелочи, включая тщательно свернутое, чтобы меньше места занимало, дорожное женское платье, маленький котелок и «одолженный» у мужа пистолет с полным пороховым зарядом.

+2

25

- Зимние поездки - самые сложные, - согласился старший г-н де Семеньи и в подтверждение тому тут же рассказал как, уже в зрелом возрасте, несся сломя голову через всю Францию, чтобы поучаствовать в войне из-за Салуццо, загнал двух лошадей и потерял обе седельные сумки, а все из-за проливных дождей - а ведь то был август, а зимой непогода вообще смертельно опасна.

Младший г-н де Семеньи, явно уже не раз слышавший эту историю, между тем наполнил вином четыре бокала, и старик тут же предложил выпить за доблесть нового короля, пусть он в отваге не уступает старому. Жюль-Сезар поддержал тост с искренним воодушевлением и тут же предложил свой - за скорую победу французского оружия.

- О! - рассмеялся г-н де Семеньи. - Неглупо, право! Вы правы, победа не всегда остается за доблестью.

Жюль-Сезар страшно смутился, покраснел и поспешно выпил свое вино, когда в дверях снова появилась м-ль де Семеньи, а за ней - сутулый лакей с тяжелым подсвечником.

- Ваша комната готова, господа, - сказала она, неодобрительно морща носик. - Может, вы захотите освежиться перед ужином?

Небо за окном приобретало уже нежный фиолетовый окрас.

+2

26

- Вы так любезны, мадемуазель, - Эмили мило улыбнулась девушке, которая пришла так вовремя: бокалы наполнялись, а мадам де Бутвиль скорее делала вид, чем пила, не желая опьянеть. И ждала неизбежных вопросов. А еще переживала за своего спутника: неизвестно, как быстро он пьянел и на что был способен в подпитии. - Я буду счастлив слегка освежиться. А вы, Бадремон?

+1

27

- Д-да, конечно, - румянец на щеках Жюль-Сезара объяснялся не одним только очарованием м-ль де Семеньи, пусть даже девушка, пухленькая, голубоглазая и белокурая, была и впрямь очень мила. Но тепло, явная доброжелательность г-на де Семеньи и его сына и, более всего прочего, необъяснимая самоуверенность г-жи де Бутвиль, которой, по его представлениям, надлежало выглядеть неловко и испуганно в мужском наряде, выбивали его из колеи, и он чуть не возмутился вслух, когда она запросто назвала его по фамилии. - М-мадемуазель, если вы не откажетесь указать, то есть подсказать нам путь…

- Я вас просто провожу, - засмеялась девушка, отводя на мгновение глаза и тут же вновь поднимая любопытный взор, - прошу вас, это недалеко.

Прелестная улыбка м-ль де Семеньи заткнула юноше рот на добрых две минуты, и о своем долге как гостя он вспомнил только на лестничной площадке третьего этажа.

- Вы так быстро смогли нас устроить, - пробормотал он, - надеюсь, мы вам не… не были причиной… не оказались помехой…

Девушка лукаво покосилась на него.

- О, вам придется простить нам дымящий камин, влажные простыни, плесень на пологе и крыс под кроватью, - отозвалась она. - Но зато на ужин мы будем есть мясо!

- М-мясо? - переспросил Жюль-Сезар, искренне не понимая, что в этом такого.

- Да, - сказала девушка. - Воронятину. Вы любите воронятину?

Жюль-Сезар встал как вкопанный и с нескрываемым сомнением уставился на юную хозяйку.

+2

28

Мадам де Бутвиль, которую одолевали совсем невеселые мысли, после последних слов девушки все же фыркнула.
- Мы с господином де Бадремоном просто обожаем воронятину, сударыня. А уж если ворона была молода... Конечно, хорошая жирная крысятина с ней не сравнится, но все же...
На самом деле, если что и могло вывести Эмили из равновесия в одно мгновение, так это крыса. Не то, чтобы она их боялась, но не любила до дрожи.
- Вы ворон отстреливаете или ловите в силки?
По любезному и светскому тону графини де Люз можно было подумать, что речь идет об охоте на фазанов.

+2

29

Жюль-Сезар неуверенно засмеялся.

- Вы же шутите! - облегчение в его голосе сменилось настоящим весельем. - О, а я почти поверил! Какой розыгрыш, мадемуазель!

М-ль де Семеньи не выдержала и тоже захихикала.

- У вас было такое лицо!..

- Ой, ну я болван!

Как-то неуловимо тон обоих изменился, став куда более непринужденным, но в выделенную гостям комнату м-ль де Семеньи заходить все же не стала.

- Я пришлю слугу, - пообещала она. - И я положила там… моего брата рубашку. На всякий случай.

- Спасибо, мадемуазель, - Жюль-Сезар снова смутился и зачем-то схватился за воротник.

+2

30

- Вы бесконечно любезны, сударыня, - мадам де Бутвиль ступила в комнату и потянула юношу за рукав. - Господин де Бадремон не преминет воспользоваться вашим великодушием.
- Вы на лестнице раздеваться, что ли, собрались? - зашипела она, когда они остались одни. - Послушайте, это не я вам навязывалась в спутники, а наоборот. Так что извольте напрячься и играть роль.

+1

31

- Я… - Жюль-Сезар залился краской, - я не собирался!.. Я только думал… может, у меня воротник уже грязный? Но я же сегодня утром менял рубашку, вот перед тем, как к вам поехал, и… Извините, пожалуйста.

Последние слова он произнес угасающим уже голосом, оглядывая небольшую, но уютную комнатку с потрескивающим в камине огнем, двумя потрепанными, но чистыми креслами перед ним, желтыми саржевыми занавесками на окне и таким же пологом на накрытой свежим бельем кровати - одной кровати, только одной!

- С-с-сударыня…

Жюль-Сезар встревожился, еще когда м-ль де Семеньи заговорила о комнате, но подумал, что, может, она оговорилась или что в комнате будут две кровати, хотя и это тоже было неловко, но так… Может, он может положить между ними свой меч? То есть шпагу?

+2

32

Мадам де Бутвиль хмуро оглядела комнату. Как и следовало ожидать...
- Вы будете спать на полу. Ну или в кресле, как угодно.
Ронэ спал в кресле, и ничего... Ну, или не спал... И вообще, не стоит думать о предателях! Эмили подошла к своим седельным сумкам, аккуратно положенным в одном из кресел. Никто, вроде, завязки не трогал... Она выудила из одной из сумок гребень и принялась расчесывать кудри, раздумывая, не взять ли с собой пистолет, когда позовут ужинать. Но куда его деть? За поясом или за пазухой будет топорщиться, да и неудобно. И стоит ли опасаться хозяев? Вроде непохожи эти Семеньи на людоедов из сказки, заманивающих неосторожных путников. Да и что у них с Бадремоном взять? Лошадей разве. А есть... Эмили невольно хмыкнула. Не стоит ее есть, отравиться можно.
- Вы умываться будете? Полить вам?

+2

33

Жюль-Сезару потребовалась целая минута, чтобы кое-как собраться с мыслями и справиться со своими чувствами. Изумление было среди них наипервейшим - г-жа де Бутвиль явно не спешила осознать ужас их положения и смутиться - или нет, осознала, но почему-то не смутилась, и, хотя Жюль-Сезар сразу понял, что конечно, он должен уступить ей кровать, уверенность, с которой она объяснила ему это, отчего-то его покоробила. То есть она была дама, и он должен был так и поступить, но отчего-то ему это не нравилось и он чувствовал, что вообще-то это он должен был это предложить, а она - согласиться скрепя сердце и, может, только после долгих уговоров.

- Но это все равно будет неприлично, - сказал он. - Не полить, конечно, но вот так… ночевать. Мы должны сказать им, что вы на самом деле дама, я считаю.

Или он мог придумать какую-то хитрость, которая убедила бы м-ль де Семеньи найти для него ложе где-нибудь в другом месте. Но как назло, никакие хитрости ему в голову не приходили - разве что попробовать соблазнить какую-нибудь служанку? Со служанками Жюль-Сезар уже дело имел, не раз, но соблазнять их ему пока толком не приходилось.

+2

34

- Разумеется, неприлично, - согласилась графиня, отходя к умывальному тазу. - Я вам битый час о том толковала, а до вас только что дошло.
Она плеснула в таз воды и стала мыть руки.
- И разумеется, им надо сказать, что я дама, как иначе? - минуту подумав, куда бы вылить грязную воду, Эмили выудила из под кровати ночной горшок и вылила ее туда. - Не забудьте сказать, что я — графиня де Люз. Чтобы граф не сумел отвертеться и был вынужден вас убить.
Снова налив в таз воды, она принялась умываться.

Жюль-Сезар подскочил на месте и возмущенно уставился на г-жу де Бутвиль.

- Если вы считаете, что я боюсь… то я не боюсь! И я сам его вызову, за то, как он посмел обойтись с вами!

Эмили как раз набрала в ладони воды и поднесла к лицу. От удивления она фыркнула прямо туда, потому, когда молодая женщина воззрилась на шевалье де Бадремона, ее лоб, щеки и попавшие на лоб прядки волос были мокрые, а на ресницах и носу висели капли.
- Как посмел обойтись? Кто? Граф? Вы сумасшедший? Дайте полотенце, а?..
Махнув рукой, она шагнула, взяла полотенце сама и стала вытираться.

+2

35

Жюль-Сезар ответил молодой женщине ошарашенным взглядом.

- Ваш муж, - повторил он. - Посмел. Вы же от него бежите, и боитесь, что он вас догонит - потому что он обошелся с вами дурно.

Не то чтобы у него было время поразмыслить как следует, но кое-что юноша все же понял и немало этим гордился. Г-н граф обещал ему помощь, но передумал - несомненно, как еще один способ наказать жену, хотя, может, он посмотрел на расписки и увидел, что в них все правильно. Жюль-Сезар даже сам попробовал посчитать, но с арифметикой у него всегда было скверно, и то, что итог никак не сходился, ничего не значило. Но г-н граф отказался ему помочь, и г-жа графиня оскорбилась - может, из-за этого, но вернее всего, из-за чего-то иного, вряд ли она покинула бы дом и пустилась в бега из-за какого-нибудь пустяка. И еще вот - она хотела поступить в обитель, но в Париже - наверное, потому что местные были все слишком незначительны, чтобы защитить ее от гнева ее мужа, ведь он же был один из Монморанси.

+2

36

Эмили устало опустилась в кресло и закрыла лицо руками, потом решительно взглянула на молодого человека.

- Он не обошелся со мной дурно. Не смейте так думать. Он — прекрасный человек.

Жюль-Сезар дернулся было к молодой женщине, сдержался, а потом все-таки сделал осторожный шаг к ней.

- П-простите, сударыня, - пробормотал он. - Я… я извиняюсь, и… и… В общем, я лучше молчать буду. Но я хочу, чтоб вы знали, что… что я ваш самый п-покорный и почтительный слуга и… и я лягу на полу, к-конечно, или где-нибудь еще.

Эмили устало улыбнулась.
- Конечно, где-нибудь...  Вы зря со мной связались...
Он был хороший, этот шевалье де Бадремон А самой себе сейчас графиня казалась умудренной опытом взрослой женщиной. Только вот умудренные опытом взрослые женщины от мужей не бегают, они кротко и терпеливо несут свой крест... Думать, однако, о Луи-Франсуа как о «кресте»... нет о нем сейчас вообще не надо было думать!
- Где там их слуга?.. Есть хочется...

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Побег из благих намерений. Шалон, 7 февраля, около полудня.