Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



Восток - дело тонкое. 1616 год, Тунис, Бизерта: Юный Франсуа де Ротонди знакомится с Франсиско де Варгасом, который знакомится с нравами Туниса.
Письмо счастья. 12 февраля 1629 года.: Г-жа де Мондиссье просит г-на де Трана помочь ей передать письмо королевы г-ну де Корнильону.
Много драконов, одна принцесса. 9 марта 1629 года.: Г-н де Ронэ и Портос готовятся похитить принцессу.
Я вновь у ног твоих. Май 1629 года, Париж.: Арамис возвращается к герцогине де Шеврез.

Денежки любят счет. Февраль 1629 г.: Луиза д’Арбиньи прибывает в поместье Вентьевров.
О пользе зрелых размышлений. 11 февраля 1629 года: Г-н де Валеран рассказывает Марии Медичи о попытке королевы спасти г-на де Корнильона.
Слезы ангелов. Северное море, июнь 1624 г.: После захвата голландского корабля капитан Рохас и лейтенант де Варгас разбираются с добычей.
Гуляя с ночи до утра, мы много натворим добра. 3 февраля 1628 года.: Роже де Вентьевр и Ги де Лаварден гуляют под Ларошелью.

Пасторальный роман: иллюстрация. Декабрь 1627 года: Принцесса де Гонзага позирует для портрета, Месье ей помогает (как умеет).
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Невеста без места. 12 февраля 1629 года.: Г-н де Вентьевр и "г-н д'Арбиньи" узнают о скором прибытии "Анриетты".

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Пример бродяг и зерцало мошенников. Май 1629 года..: Г-н де Лаварден узнает, что его съели индейцы, а также другие любопытные подробности своей биографии.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Свеча, горящая с двух концов, Дюнкерк, 1624 г.


Свеча, горящая с двух концов, Дюнкерк, 1624 г.

Сообщений 41 страница 44 из 44

1

- Бери все.
- И не отдавай ничего. (с)

Отредактировано Рамон де Варгас (2018-12-02 22:45:14)

0

41

- С "Сан-Себастьяна", - проворчал Варгас, ощутив, что наступило время поразительных историй. Он отлично умел задирать нос, но привирать о себе как-то до сих пор не приходилось - но ведь и теперь нужно было только сказать правду... особым способом.

Это само по себе было неожиданно - "Себастьян" был большим, тяжеловооруженным галеоном почти в два раза больше "Консуэло". Считался богатым. На нем временами держали флаг адмиралы, как это было в походе до Бизерты, из которого они вернулись полгода назад.
Чтобы вылететь с такого корабля, даже с повышением, надо быть полным неудачником. Еще как посмотреть, где лучше - лейтенантом на капере вроде "Консуэло" или штурманом на "Себастьяне".

- Сбежал из-под надзора. Мой почтенный отец все тешит себя надеждой, что я вернусь домой, возьмусь за ум, то есть женюсь, и стану отращивать пузо при королевском дворе, и завалил меня письмами так, что "Себастьян" начало кренить на левый борт... Вот я сюда и сбежал. Пока батюшка не знает, куда я делся, мы вне опасности. Но если увидите на берегу какую-нибудь старушку-кормилицу, рыдающую в парус, это за мной. Усовещивать.

Он улыбался краем рта, но ему было невероятно трудно. Нужно было глуповатое хвастовство, а Франсиско не понимал, чем тут хвастать - тут плакать надо, правду же сказал, о наболевшем, о сидящем уже в печенках!..
Но только попробуй быть искренним, провалишь же все дело.

+3

42

«Сан-Себастьян» произвел впечатление - не урка какая-нибудь, не пинасса - но  проявившееся во взглядах офицеров одобрение тут же смешалось с ухмылками, перешедшими в откровенные смешки, когда Варгас помянул рыдающую в парус старушку. Образ был настолько ярким, что Рохас тоже невольно фыркнул, хотя и собирался снисходительно посматривать и морщить нос.

- Старушку? - повторил он. - Слушайте, а ведь я видел какую-то, когда в шлюпку садился… лет двадцати на вид. И в парус она плакала, но это, может, потому что на ней другой одежды не было. Не ваша?

К Рохасу команда «Консуэло» попривыкла, еще пока тот был лейтенантом, но в этот раз все слишком растерялись - или, может, чересчур живо представляли себе закутанную в парус девушку.

+3

43

Наступила очередь Варгаса фыркать. У него тоже было богатое воображение.
Будь они с Рохасом наедине, он бы тут же спросил, нельзя ли, раз такое дело, забрать бедняжку на борт и поселить в своей каюте.
Вместо этого он поднял взгляд на голую грот-мачту.
Парус утром только начали зашивать, как он видел, и до сих пор не подняли обратно, да и вся работа должна была занять никак не меньше двух дней, так что...
Взгляд лейтенанта задержался на мачте, потом вернулся к Рохасу, и Варгас задумчиво изрек:

- Не моя.

Рохас тоже посмотрел на мачту, затем вниз, и красноречиво приподнял брови. Голландец Пит, полдня прокорпевший над починкой несмотря на проведенную на берегу ночь и лучше других чувствовавший сейчас, почем фунт лиха, мелко затрясся от смеха, обеими руками изображая размеры самой важной, по его мнению, части анатомии воображаемой девицы. Прочие, решив, как видно, что лейтенанту как-то стала известна история с найденной на грот-марсе нижней юбкой, заржали в голос.

- А чего это он так вас женить хочет, ваш батюшка? - полюбопытствовал Лопес, мужественно подавляя ухмылку. - Внуков хочет?

- А то, - охотно кивнул Варгас. - Ему тогда не так обидно будет, если вдруг со мной чего... Я ж наследник.

Он не стал упоминать троих своих братьев, но потом подумал, что справедливости ради надо упомянуть.

-  А младший, батюшка говорит, не хозяйственный. И очень за семейные угодья опасается. А я вот... В море. Они там почти сговорились уже. У невесты приданое...  - он развел руками, демонстрируя ширину этого самого приданого, и повторив, почему-то, жест Пита. - А я решил... Потом. Когда-нибудь. Нельзя же почивать на славе благородных предков, надо и приумножить.

Дон Фадрике действительно собирался присоединить к землям рода еще изрядный кусок, пусть и не по соседству, но куда больше его интересовала возможность породниться с еще одним до крайности влиятельным семейством.

Отредактировано Рамон де Варгас (2018-12-18 20:28:25)

+2

44

Рохас не мог даже прикидывать, что из рассказанного Варгасом можно принять на веру - но ему хотелось верить, что хотя бы про невесту его лейтенант соврал. Место при дворе, богатство, знатность - нужно было быть не в своем уме, чтобы променять все это на качающуюся под ногами палубу, затхлую воду из систерны и прокисшее вино, масло, отдающее горечью, заплесневелые сухари - перечень можно было продолжать до ночи, крутить пальцем у виска, исходить слюной от зависти… Сколько он уже на флоте?

Варгаса засыпали уже вопросами - красива ли невеста, что растят на семейных угодьях, накоротке ли батюшка с королем, видел ли он короля сам и много ли у него поколений благородных предков. Расспрашивали беззлобно - осторожно даже, толедский клинок лейтенанта явно заметил не только Рохас - и с каждым новым ответом все яснее становилось: приняли. До первого боя приняли, а там оценят снова, но - тут Рохас не сомневался - только выше.

Слушая, улыбаясь, он незаметно оказался сперва чуть позади Варгаса, затем за чьими-то спинами и, наконец, в стороне от собравшейся вокруг него толпы, где к нему вскорости присоединился Лопес, ответивший на вопросительный взгляд Рохаса уверенным кивком.

- Я думал, нам какого-нибудь недоросля подсунут, - шепнул он.

- Подсунули что под рукой было, - не громче откликнулся Рохас. - Повезло еще.

Это было не очень красиво, наверно, по отношению к Варгасу, но Рохас ни мига не сомневался. Правда была слишком ценна, чтобы он готов был ею делиться - с кем бы то ни было.

Конец эпизода

+3


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Свеча, горящая с двух концов, Дюнкерк, 1624 г.