Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Анна Австрийская встречается на охоте с герцогом де Монморанси. Месье помогает принцессе де Гонзага позировать для картины. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Испанские корсары идут на абордаж.

Была тебе любимая… 3 марта 1629 года: г-н де Клейрак поддается чарам г-жи де Шеврез
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Большая прогулка. 22 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон и г-н де Ронэ разыскивают убийцу г-жи де Клейрак.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Мой друг, в твоих руках моей надежды нити... 10 февраля 1629 года: Ее величество просит г-жу де Мондиссье передать ее письмо г-ну де Корнильону.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Честь – совести: "Да мы его теряем!" 4 марта 1629 года


Честь – совести: "Да мы его теряем!" 4 марта 1629 года

Сообщений 21 страница 27 из 27

1

Варгас отсюда: Герои нашего времени. 3 марта 1629 года

0

21

- Это зависит от того, что вы можете предложить, - Варгас мгновенно сделался серьезным. - Вполне вероятно. 

Сколь интересен мог быть этот разговор для маркиза де Мирабеля!.. И это предложение, и положение, в котором оказался месье де Валеран!..
Даже жаль, что этот игрок бесполезен для Диего... Впрочем, у брата всегда были свои соображения о пользе и вреде, он вполне мог придумать что-нибудь. Рамон понимал, что младший рассказывает ему хорошо, если треть того, что знает сам... и заинтересовать его могло буквально все.
Человек Марии Медичи - в особенности.
И вдвойне любопытно, как на такую новость отреагировал бы граф де Рошфор. Варгас, не зная его толком, решался только на осторожные прогнозы, и предполагал, что предложение Валерана весьма заинтересует и его.
Королева-мать и кардинал, два вечных камня преткновения на политических перекрестках французской столицы...

- Хотите выбрать сами?

Выбрать, что предлагать, да. Рамон не хотел опрометчивых решений, ему нужно было все взвесить - да и выбирать, в случае чего, предстояло не ему. Точнее, не это выбирать.
И вернуться к Валерану он мог не успеть, если тот сам ошибется с выбором.

+2

22

Валеран отпил еще глоток, однако, несмотря на все его усилия, охватившее его лихорадочное возбуждение пополам с отчаянием прорывалось сквозь внешнюю невозмутимость придворного - в пальцах, слишком крепко стискивавших ножку бокала, в подрагивающем правом веке, в чуть скованной позе, которая никак не становилась естественной…

Но теперь он был уверен, что Варгас пришел не от своего имени - наемнику, да еще и испанцу, говорить о выборе не было смысла. Наемники берут деньгами - ну, в крайнем случае, покровительством. А этот вдруг заговорил, как будто мог выбирать… Значит, все-таки Мирабель.

- Хочу, во-первых, убедиться, что бумага у вас, - решительно сказал он, - или не у вас, у сеньора маркиза. А во-вторых, хочу поговорить с ним лично - надежнее выйдет. Что знает третий, знает и ветер, и все такое. Но вам, - он подчеркнул, и взглядом, и голосом, что имеет в виду только собеседника, - я бы заплатил.

+2

23

Варгас, как мог старательно, изобразил лицом сначала тревогу, потом задумчивость.
Визит Валерана к Мирабелю его, как ни странно, более чем устраивал сразу по многим причинам. Но показывать этого было нельзя. Для жадного наемника это значило бы потерю лёгкого заработка. Но ведь жадный наемник может быть ещё и осторожным?
Должен!
По-хорошему, пора было уходить. Он добился своего. Мирабель, пожалуй, сможет использовать Валерана, если тот и впрямь явится. А Рошфора заинтересует намерение Валерана сходить именно туда.

И он спросил, жестким, почти беззвучным шепотом, с напряжённым вниманием глядя на хозяина дома, как не смотрел ни на одну красотку:

- Сколько?

+1

24

- Три процента, - немедленно ответил Валеран. Лицо его, обыкновенно унылое и маловыразительное, сейчас сделалось напряженно-хищным. Миледи требовала больше, но сумма была велика, очень велика, особенно для наемника - а сам он получал возможность убедиться в своих выводах. Знал ли Варгас, о какой цифре он говорил? Чтобы понять, он должен был увидеть эту бумагу своими глазами - и ни один господин ему бы этого не позволил…

+2

25

Даже если бы Рамон не видел бумаги, он бы принялся торговаться. Он должен был. Особенно в роли жадного наемника. Слишком быстрым был ответ месье де Валерана, чтобы на него соглашаться.
И разумную цену называть было нельзя. Этот француз, услышав ответ, должен был испытать возмущение, и ничего больше - может, колебания. Но слабые.
Черт, и медлить было нельзя...
Бывший корсар отстал на какую-то секунду, алчно выпалив в ответ:

- Семь.

И вопросительно уставился на Валерана, напоминая самому себе, что не знает ни суммы, ни подписей под документом, ни его содержания - просто речь шла о деньгах, а золото любят все.

- Спасибо, что подсказали, - добавил он с едва заметной усмешкой. - Думаете, маркиз столько за нее заплатит?..

Небогатый негодяй вполне мог свистнуть бумагу у своего нанимателя и продать ее не Валерану. Это было даже изящно.
Варгас спохватился, не перегнул ли палку, но все равно продолжал смотреть на шевалье, ожидая следующей ставки.

+1

26

На лице француза отобразилось неподдельное недоумение - так он был уверен, что испанец служит сеньору маркизу, что теперь он по-настоящему растерялся. Ротонди? Все-таки Ротонди? Но чего бы тот мог хотеть, чего не мог бы добиться сам? Еще одна из его мерзостных шуточек? Так почему он тогда сразу не отнес бумагу ее величеству? Не понимает? А этот - понимает? Или блефует?

- Семь процентов вам даже король не заплатит, - процедил он, - она и для меня больше пяти не стоит, но пять я и не наберу, мне дешевле выйдет рукой махнуть. Душеприказчица ваша разве вам не сказала, перед смертью-то?

Если он сможет добыть ее у своего хозяина, если сможет… Разумеется, Валеран собирался приложить все усилия, чтобы не платить вообще, но ведь и в худшем случае это будет меньше того, что хотела чертова англичанка.

+1

27

- Король мало платит даже своим мушкетерам, как я слышал, - возразил Варгас, для которого это и впрямь был не показатель. - Но... Пять - так пять. Спасибо, сеньор, теперь я знаю вашу цену за эту бумагу... И скажу, что хотел бы все обдумать и взвесить. В конце концов, эта бумага может быть дорога кому-то как память о покойной, и тогда... вы понимаете. Как можно!..

Испанец про себя хохотал в голос, но сидел с самой скорбной миной, прикидывая заодно, как будет уносить ноги.

В темных глазах Валерана полыхнула откровенная ненависть, но губы его растянулись в ехидной улыбке - все же скрывать свои чувства он умел лучше испанца.

- Будьте осторожны с тем, скольким вы показываете эту бумагу, сеньор, - посоветовал он. - Хватит и одного слишком длинного языка, чтобы она утратила всякую цену.

Судя по его внезапно помрачневшему лицу, мысль о том, что эта опасность могла быть не воображаемой, пришла ему в голову только сейчас.

Варгас признательно кивнул.

- Благодарю за добрый совет, сеньор.

Он сделался вдруг серьезен. В конце-то концов, еще нужно было уйти из этого дома. Не то, чтобы Рамон считал, будто Валеран рискнет потерей бумаги, но люди от гнева иногда забываются.

- В любом случае, вы будете первым в этой очереди.


Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Честь – совести: "Да мы его теряем!" 4 марта 1629 года