Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Убийцы и любовники. 20 января 1629 года. Монтобан.: Г-жа де Шеврез дарит г-ну де Ронэ новую встречу.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
О чём задумались, мадам? 2 февраля 1629 года: Повседневная жизнь четы Бутвилей никогда не бывает скучна.
Мечты чужие и свои. Март 1629 года: Донья Асунсьон прощается с Арамисом.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
О встречах при Луне и утопших моряках. 9 января 1629 года.: Рошфор докладывает кардиналу о проведенном им расследовании.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Честь – совести: "Да мы его теряем!" 4 марта 1629 года


Честь – совести: "Да мы его теряем!" 4 марта 1629 года

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Варгас отсюда: Герои нашего времени. 3 марта 1629 года

0

2

Когда Робер, боязливо просунув голову в дверь кабинета, сообщил Валерану о
том, что его милость желает видеть некий сеньор Варгас, первым порывом его милости было послать ко всем чертям и лакея, и Варгаса. Видит Бог, головных болей ему хватало и без испанцев - и как он только мог проморгать вчера, что пиковую даму Дельмер сбросил в самом начале!

Поразмыслив, впрочем, Валеран решил, что и от незваных гостей может выйти польза, тем более что имя это о чем-то ему напоминало - он только не мог еще вспомнить что, и головная боль - за вино вчера платил не он, и оно было весьма посредственным - сосредоточиться особо не помогала.

- Ну, пусть подождет, - вздохнул он, сбрасывая засаленный шлафрок, в котором обычно ходил дома, - и подай мне… что-нибудь.

Четвертью часа позже, чисто выбритый и сильно посвежевший, Валеран бодрым шагом вошел в гостиную, привычным взглядом окидывая скромное убранство - два кресла с почти не прохудившейся обивкой, несколько старинных табуретов, стол, под одну ножку которого, у самой стены, была подложена досочка, чтобы не шатался, и две блестящих латунных подсвечника - по-прежнему на месте.

- Добрый день, то есть уже вечер, сеньор, - говорил он, однако, по-французски. - Прошу прощения, что заставил ждать, чем могу быть полезен?

+2

3

...Ночь прошла плохо.
Добравшись домой, Варгас рухнул в постель, и вряд ли стал бы раздеваться, если бы не слуга. Как иногда бывает после свежей раны, к ночи начался озноб. Испанец поколебался перед тем, как влить в себя несколько кружек горячего вина, но все же сделал это и, конечно, пожалел.
В последние годы он спал плохо и привык к этому. И никогда не засыпал пьяным. Ему до зарезу нужна была возможность проснуться в любой миг, убегая от хорошо знакомых кошмаров. Но сегодня хотелось согреться, и чем-то пришлось жертвовать.
В этот раз кошмары явились еще до того, как он заснул. Мутными видениями в тенях, призрачной кровью на пальцах, отзвуками голосов.
Одна из причин, по которой он никогда не оставался у женщин на всю ночь. Его сон больше походил на бред.
Проснулся испанец от того, что его тряс слуга. И еще долго сидел, завернувшись в одеяло, с гудящей головой и саднящим боком.
Валеран.
Этот человек был первым в списке дел на сегодня.

К дому шевалье де Валерана Варгас приехал утром, как и хотел того граф де Рошфор, но получил короткий ответ: "Загляните позже, господин до полудня не принимает".  Условившись с лакеем, которого прислал граф, встретиться позже у дома Валерана, испанец отправился заниматься своими делами, и вернулся почти затемно - и в этот раз его приняли.

- Добрый вечер, сеньор, - наемник коротко склонил голову, отдавая дань вежливости. - Я прибыл не с добрыми вестями, но возможно, они покажутся вам стоящими внимания. Госпожа де Винтер, миледи, женщина, с которой, как мне известно, вы вели некоторые... дела... преставилась позапрошлой ночью.

+2

4

Валеран тяжело опустился в кресло, растерянно глядя на гостя. Отразившееся на его лице облегчение почти сразу сменилось раздумьем - о его делах с леди Винтер знали немногие, и ни одного испанца он в этом списке не припоминал.

- Прими Господи ее душу грешную, - пробормотал он, - но право, сеньор… при чем тут я? Мы уже давно… как бы это сказать?.. Не близки.

Скоротечный роман Валерана с леди Винтер не продолжался и пары недель и по общему мнению, не перешел границы бурного флирта, прежде чем миледи не надоел кавалер, который тратился только на игру, и список людей, знавших, что это было не так, был даже короче предыдущего.

+2

5

Варгас улыбнулся, принимая так и не сделанное приглашение присесть. Второе кресло чуть слышно скрипнуло под его весом.

- Я не пришел бы к вам, если бы она не оказывала мне честь считать меня, в некотором смысле, своим доверенным лицом, - объяснил он и сделал короткую паузу, давая хозяину дома возможность вставить слово или показать, что готов слушать дальше.

Выражение лица сеньора де Валерана вызывало у Варгаса больший интерес, чем его слова. Рошфор просил давить, слегка запугать и не перестараться - что ж, таких задач перед ним еще никто не ставил...

- Да? - пробормотал Валеран. - Ну, что же… Мои, э-э-э, соболезнования. Вина?

Не дожидаясь ответа, он проорал приказ.

- Не откажусь.

Вино было последним, чего сейчас хотелось испанцу, но возражать он не стал.

- Так случилось, что после ее смерти я унаследовал как некие ее обязательства, так и некие бумаги... - Варгас сделал короткую паузу. - В одной из которых, как я не без удивления обнаружил, речь идет о вас, сеньор. Нет-нет, эта бумага не со мной и, поверьте, храниться она будет так же тщательно, как и до этого.

+2

6

Валеран, который непроизвольно приподнялся, услышав про бумаги, бросил на дверь встревоженный взгляд и снова уселся. Судьба сыграла затем ему на руку - в гостиной появился Робер с нагруженным подносом, и Валеран выгадал еще минуту, разливая вино, хотя больше всего он хотел бы сейчас плеснуть в бокал этого Варгаса какое-нибудь флорентийское зелье. Обязательства унаследовал он, видите ли!

- Преставилась, стало быть? - проговорил он, когда лакей безмолвно закрыл за собой дверь. - А, э-э-э, от чего?

Развалившийся в кресле нахал не выглядел так, как, по его представлениям, мог бы выглядеть убийца женщин, но с такого рода головорезами никогда не знаешь - один из состоявших у него на службе наемников и вовсе читал на греческом и даже имел наглость попросить у него в долг томик, подпиравший оконную раму в библиотеке.

На выразительном лице Варгаса отразилась неподдельная скорбь.

- Ей прострелили голову, сударь. Какой-то негодяй ворвался в ее дом ночью и...  К сожалению, это не ошибка. Я видел тело, да упокоит Господь ее душу.

Валеран машинально перекрестился, но подозрения его перешли в уверенность - и уверенность эта читалась на его лице вместе с нескрываемым недоумением. Зачем этот головорез сообщил ему об этом? Ах, ну да, чтобы подтвердить, что с ним шутить не стоит - но это он еще не имел дело с греком. Ах, черт, если бы не расписка!.. Храниться, храниться… убивать женщин Валеран считал ниже своего достоинства, но Варгас был мужчиной. Да это будет практически возмездие!

- Может, она была неосторожна, - предположил Валеран, отхлебывая из бокала. - Женщинам не следует иметь дело с оружием.

Или с бумагами - он был практически уверен, что был не единственной жертвой очаровательной англичанки. Так, минуточку - а ведь этот испанец наверняка был здесь по чьему-то приказу!..

+3

7

Варгас как раз думал о том, нравится ли ему то, что он видит. Было ли это тем результатом, которого хотел Рошфор, или надо было подбросить дров.

- Убийцу видели слуги, - заметил он, на весу удерживая бокал. - Говорят, он был довольно высок...

Взгляд испанца скользнул по хозяину дома.

- Широкоплеч, недурно сложен. Он был в плаще.

+2

8

- Разумная предосторожность, - сквозь зубы проговорил Валеран. Конечно, он понял - любой дурак бы понял, на что намекает этот мерзавец! Но дело не в нем - дело в его господине, который, дьявол его побери, кажется, сумел вытрясти из ростовщика имя, которое тот не должен был даже знать. И как это называется? О, Валеран знал нужное слово, и мысленно почтил им память почившей. - Но я позапрошлой ночью был на людях, с-с-сеньор Варгас. А вы?

Как любой человек, не отличающийся особой храбростью, Валеран за пределами карточного стола рисковал весьма редко, и вопрос свой задал не без внутреннего трепета.

+2

9

- Тоже, - сдержанно улыбнулся испанец, отнюдь не скрывая чертовщинку в глазах. - На людях.

Он мог бы даже уточнить - на одном человеке. На одной.
И не стал, конечно.
Рамон слегка покачал бокалом. Запах вина уже достиг его носа, напомнив недоброй памяти выпивку Мендосы.

- Как хорошо, что мы можем не подозревать друг друга, не так ли?

Он не торопился пить и ненавязчиво это демонстрировал, противореча собственным словам.

- Мы даже могли бы закрепить чем-нибудь наше... приятельство. Будущее, разумеется, потому что я до сих пор не имел чести познакомиться с вами по-настоящему и собираюсь приложить все силы, чтобы исправить это упущение. Вы чудесный собеседник, сеньор. Я мог бы навещать вас? Скажем... Раз в две недели? В три?

+2

10

Валеран сидел неподвижно лишь неимоверным усилием воли - под взглядом испанца хотелось ерзать. Нет, все-таки господина у него не было, он сам все понял, или это ему покойная англичанка объяснила, она-то отлично понимала, чем грозил ему этот погашенный вексель, потому что знала, кто его погасил и на что он обменял эту услугу. Если ее пристрелили и она умерла без покаяния, то сейчас, можно было надеяться, ей было очень жарко.

- Но, сеньор Варгас, - еле сдерживая гнев, сказал он, - вы не леди Винтер, и я не хотел бы знакомиться с кем-либо еще, когда вас постигнет та же участь. Как бы вы посмотрели на менее, э-э-э, долговременное соглашение?

То, что испанец мог полагать упущением, Валеран считал преимуществом и не испытывал ни малейшего желания сводить с ним более близкое знакомство, а раз он был один и сам по себе, то самое время милейшему греку с римлянином снова отработать свой хлеб.

+2

11

Варгас оценил это "когда" и не без интереса приподнял бровь, будто бы отмечая необыкновенный аромат вина, к которому так и не притронулся.
Менее долговременные, значит?..
Список людей, желающих его смерти, стремительно пополнялся. Испанец улыбнулся:

- С удовольствием послушаю, сеньор, хотя зря вы упускаете такую возможность.

Рамон сделал короткую паузу, подбирая слова. Он ступал сейчас на очень тонкий лед. Мало зная о собеседнике, он мог, все же, попробовать убедить его запутаться самостоятельно в разложенных сетях. Но...
Одна ошибка - и лед хрустнет уже под ним.

- В наш бурный век полезные знакомства ценят лишь до тех пор, пока они приносят пользу, - он сдержанно развел руками. - И, теряя возможность быть полезным в чем-то одном, предусмотрительный человек ищет иные пути, когда желает сохранить... достигнутое.

Он чуть не сказал "нажитое непосильным трудом". Фраза, навязшая в зубах, которую он десятки раз слышал на чужих палубах, когда его в очередной раз пытались усовестить пузатые голландские, а иногда и английские, и французские торговцы. Фраза, которая за столом в кают-компании вызывала взрывы хохота.
В глазах Варгаса мелькнула искра - отголосок прежнего веселья.

+2

12

Валеран залпом опрокинул бокал, не почувствовав вкуса, когда мир его вдруг перевернулся с ног на голову. «Теряя возможность быть полезным» - это что же, свои визиты леди Винтер наносила не от своего лица? Да, она ни вздохом, ни взглядом на это не указала, и он был уверен… но этот испанский головорез - откуда у него такая уверенность в себе, иначе как от понимания, что Валерану не к кому пойти за помощью?

- А вы могли бы быть полезны, сеньор? - спросил он - с ехидцей, но цепляясь, по сути, за соломинку. - Чтобы поддерживать с вами знакомство?

Быть может, этого негодяя можно было перетянуть на свою сторону? Понять бы еще, кому он служит… У Мирабеля ведь тоже длинная рука и совесть, по слухам, а точнее - по словам покойного отца - не особо чувствительная.

+2

13

- Я еще не решил окончательно, - с добродушной улыбкой пояснил Варгас, поймав то особое внутреннее ощущение летящего галопом и мира, и времени, которое обычно настигало его с прыжком на чужую палубу. И совсем неожиданно, не к месту, но так до боли знакомо настигло сейчас.

- ... могу я быть полезным долговременно или менее долговременно. Это как вы пожелаете, сеньор. Известно, что незаменимых людей нет, и если у вас на примете иные возможности, мне останется только обратиться к господину де Ротонди.

Он с обманчивой беспомощностью - и с самым сокрушенным видом - развел руками.

- Ищущий да обрящет, как я слышал в последний раз от своего духовника...

+2

14

Валеран оцепенел, уставившись на испанца остекленевшими глазами. Ротонди? Этот гнусный… бесчестный… омерзительный?.. Лейтенант кардинала - и теперь-то все становилось на свои места. Этого скользкого мерзавца послал Ротонди, а в его, Валерана, услугах больше не было нужды, потому что все, что мог сделать он, мог сделать и крестник ее величества, у которого были, к тому же, связи и в Пале-Кардиналь, а его, Валерана, выбрасывали, как… как… как продырявленную перчатку, как истлевшую до вони половую тряпку!

- Да, - пробормотал он, отвечая не столько испанцу, сколько самому себе, - это правда, заменить можно любого… но вот стоит ли?.. Вас ведь тоже, сеньор, вас ведь тоже! Но к делу - я хочу выкупить у вас эту бумагу.

Приняв решение, он спешил его осуществить, и сжигавшая его ненависть легко преодолевала в его сложившихся уже планах любые препятствия. Деньги? Так нашел же он почти, как расплатиться с леди Винтер! Варгас? У него есть, кого отправить по этому следу! И главное - Ротонди, главное это лишить его всякой возможности пакостить, но вот тут как раз он подставился сам!

+2

15

Варгас азартно подался вперед, в его глазах появился живой блеск.
Предлагать бывшему корсару поторговаться... Ооо!
Это всегда была затея для людей, ценящих риск.

- И сколь же велико это ваше желание? - вкрадчиво спросил испанец.

Рошфор отнюдь не запрещал ему вытряхивать из Валерана золото, о таком варианте они даже не подумали - тем интереснее было сейчас услышать ответ.
Рамон никак не мог продать бумагу, которая ему не принадлежала, да и не собирался, но в воздухе возник вдруг тонкий аромат веселой авантюры.

+2

16

Валеран был игроком, и что-то в переменившемся лице испанца указало ему на другого игрока. Ответный огонь вспыхнул в его взгляде, и он отставил бокал.

- Сыграем? - предложил он. - Карты или кости?

В это мгновение он думать забыл о здравомыслии, и предложение его вызвано было отнюдь не шансом - призрачным или реальным - выгадать на обмене. При всех недостатках Валерана - включая недостаток совести - в жульничестве или обмане за игорным столом его никогда не подозревали.

+2

17

Варгас немного подумал. Собственного набора у него сейчас не было, а играть чужим... Нет, это были не те правила, к которым он привык.
И испанец решил, что он будет жадным, но не глупым.

- У меня бумага не с собой, - развел он руками с видимым сожалением. - И потом, в чем ваша ставка? Что, если вы - проиграете?..

+2

18

Азарт схлынул, уступив место тупому разочарованию очередного поражения, и Валеран, попытавшись отхлебнуть из бокала, с изумлением обнаружил, что тот уже опустел.

- Ну, мало ли, - неопределенно ответил он, берясь за графин. - А что вы за нее хотите вообще-то?

Теперь он жалел, что поторопился и не попытался даже узнать, сколько Варгас намеревался требовать с него при каждом визите. Бумага у него не с собой, у мерзавца этакого! Откуда бы она была у него с собой, если она у этого сукина сына Ротонди? Или… или это испанец рассчитывает ее выкрасть? Сговориться напрямую?

+2

19

Варгас не был уверен, чего хотеть, но помнил о главной задаче - надавить на месье де Валерана так, чтобы тому захотелось навестить кого-нибудь в поисках утешения страждущей души.
То есть просить нужно было что-то серьезное. И при этом что-то такое, что Валеран, в принципе, способен был достать.
Игрок. Вечная проблема игрока - золото. А уж золото, спущенное не на игру...
Рамон улыбнулся.

- Деньги, сеньор де Валеран. Исключительно деньги. Вы ведь думали о том же? Иначе употребили бы другое слово. Не "выкупить". А, скажем, "получить в благодарность".

+2

20

Валеран оскалился.

- Я не верю в человеческую благодарность, сеньор Варгас. Или точнее, верю, но формы ее… - он утопил продолжение в бокале, задыхаясь от бессильной ярости. До тех пор, пока оставался хоть какой-то шанс получить бумагу, сообщить этому мерзавцу, что он о нем думал, Валеран не смел. Впрочем, вряд ли он посмел бы высказаться откровенно даже получив бумагу… - А вас заинтересовало бы что-то иное? Не деньги?

Предав свою покровительницу однажды, Валеран начал всерьез задумываться о том, насколько замаранная совесть доходнее чистой - или, иными словами, не столь поэтическими - о том, что то, что ему известно, он мог бы продать еще не раз.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Честь – совести: "Да мы его теряем!" 4 марта 1629 года