Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » После драки. 17 декабря 1628 года


После драки. 17 декабря 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

После эпизода Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года.

0

2

Обратно в дом мадам де Вейро все шли в молчании, и каждый, вероятно, думал о своем. Эмили думала о том, что дуэль эта странная и на дуэль непохожая, потому что в дуэли все должно быть честно. И о том, что остановить кровопролитие им с Эжени не больно то удалось...  Было бы без их вмешательства хуже? А еще она думала, что, если Луи-Франсуа узнает об этом приключении, то, пожалуй, может запретить ей дружить с Эжени. И хотя она, конечно, не послушается, придется тогда или с мужем ссориться, или врать, что равно отвратительно. А если не получится отчистить платье, то придется как-то объяснять, как ей удалось вываляться в грязи при походе на кухню. И опять придется тогда врать, или ссориться, или говорить правду, но тогда... Замкнутый круг! Конечно, граф платье может и не заметить, но мадам д'Эссиньи заметит, конечно, и придется ей врать или как-нибудь задабривать, что ли... Гадко! Еще и мушкетеры ранены, и Атос, похоже, серьезно... За лекарем надо послать...
Войдя за Эжени в комнату, Эмили только и смогла, что спросить:
- Что будем делать?

+3

3

- Это ужасная история, - мадам де Вейро упала в кресло и приложила ладонь ко лбу. У нее от переживаний не на шутку разболелась голова, чего раньше не случалось и теперь стало полной неожиданностью. - Нам нужен врач и горничная. Врач для мужчин, горничная для нас. Но ее хотя бы можно позвать... Она здесь, внизу... Господи, и чего граф так взъелся на дона Рамона? Они сумасшедшие, все они. И мушкетеры тоже. Господин Атос обещал не затевать драки, он же хотел только познакомиться!

Южанка дотянулась до флакона с нюхательной солью. Плотно притертая пробка никак не поддавалась и Эжени с досадой бросила его обратно на столик.

- Он думает, граф не тот, за кого себя выдает. Неужели опять господин де Клейрак? Никак не уймется?.. Катрин уже и в живых-то нет...

+3

4

Эмили устало опустилась на табурет.
- Клейрак? Господи, зачем ему?
Господин де Клейрак мадам де Бутвиль совсем не нравился, и то, что приключилось с ними в его доме, она забыть не могла. Эти сумасшедшие монашки, и несчастная мадам Катрин... Бедная Эжени! На ее месте Эмили тоже бы горевала...
- Господин Атос думает. что граф де Ла Фер не тот, за кого себя выдает? Или этот дон Рамон? Кстати, а откуда он взялся? Он, конечно, не такой противный, как этот граф, но все таки...
Она задумчиво почесала нос, потом посмотрела на свою руку. Рука была грязная. нос, наверное, теперь тоже...
- Вы правы, они все сумасшедшие! Портос, и то... А вроде, разумный же человек!
Вздохнув, Эмили встала.
- Пойду, позову горничную, а то нас, чего доброго, хватятся.
И проворчала:
- "Не тот, за кого себя выдает"! Будто господин Атос - тот...

+2

5

Эжени отняла руку ото лба, позабыв, что у нее болит голова, и с живым интересом посмотрела на подругу.

- С доном Рамоном меня познакомил Ронэ, - призналась она. - И он совсем не противный, и даже гадости говорит намного реже, чем Теодор, и... Красивый, да?

Особой убежденности в ее голосе не было, а вот уныния хоть отбавляй.

- Подружитесь и с ним тоже, - предложила она. - Говорят, он был пиратом!

Горничная откликнулась на зов снизу, из-под лестницы, и пообещала немедленно явиться с водой и щеткой. "И пирог пусть подают!" - громко передала Эжени из своего кресла, но в ответ получила только выразительное "А тооо!" и с чувством закатила глаза.

- Нет, это невыносимо. А с господином Атосом мне надо серьезно поговорить. Если он действительно граф, должен быть откуда-то из Пикардии. Он так рассуждал про местное дворянство, помните? Я у себя на Юге и то не всех знаю! Вот в Тулузе много кого знаю, а так, чтобы сразу чей-то майорат припомнить, да еще с родственниками... Ой! А что, если бывший граф де Ла Фер, ну тот, который покойный, вообще его родственник? Кузен или даже племянник!

+2

6

- Ну, красивый... - с сомнением произнесла Эмили. - Вам нравится?

Она хотела спросить, нравится ли подруге сеньор Варгас больше, чем Ронэ, но, кажется, и спрашивать было незачем: "дон Теодоро" был лучше. И чувства,  охватившие при этом мадам де Бутвиль, были весьма противоречивы: с одной стороны, какой-то там Варгас в подметки не годился Теодору де Ронэ (конечно, испанец был красив и привлекателен как-то истинно по-мужски, и умен и образован, вероятно, но Ронэ-то был свой!), а у Эжени был прекрасный вкус. С другой стороны, Эмили немного ревновала бретера к подруге, хотя искренне желала бы, чтобы они поженились. Ну, может, не до конца искренне, но желала бы... Потому что сама она не имела никакого права чувствовать что-то подобное - у нее был Луи- Франсуа, который был и лучше, и умнее, и благороднее, и красивее. И она его любила.

- Боюсь, - она хмыкнула, - граф не будет в восторге, если я подружусь с еще одним бретером. А с Атосом вы просто возьмите и поговорите прямо. Даже если это будет не очень учтиво - ну и что? Не помрет же он.

+2

7

-Я приду к нему, - Эжени подалась вперед, азартно глядя на подругу. - Он мне все расскажет! Он, наверное, просто не хотел при всех говорить.

Если бы южанка умела читать мысли, она бы очень удивилась, наверное, и горячо заверила бы подругу, к которой успела привязаться всей душой, что никогда не хотела переходить ей дорогу. Но Господь милостиво обделил ее этим даром, поэтому Эжени сказала только:

- Так жаль, что я не смогу взять вас с собой! Господин граф совсем уже этого не поймет... Граф де Люз, я хотела сказать. С этими-то графами совсем ничего не ясно. А он... ваш муж... он очень на меня сердится? Этот его странный родственник... У вас... все в порядке?

+2

8

- Нет, он не очень сердится, - вздохнула Эмили. - Когда б он сердился, он бы меня к вам не привез, так? Но на самом деле я иногда ничего, ну совсем ничего не понимаю! Вот вы были замужем, вы, верно, знаете...
Она снова вздохнула, глядя на свои пальцы, нервно теребящие юбку.
- У меня все хорошо. Мой муж - прекрасный, благородный человек. Он добрый, предупредительный.  Он позволяет мне практически все, а если что-то совсем нельзя, то мягко объясняет, почему. Я от него слова дурного не слышала, хотя для того у него была сотня поводов... И я его люблю, правда! Но...
Эмили куснула губку, мрачнея.
- А этот родственник и правда странный. Он не плохой человек, но странный...

+2

9

Эжени подперла щеку ладонью и принялась внимательно смотреть на подругу. Она и вправду была замужем и, несмотря на то, что муж ее был очень добрым и покладистым человеком (может быть, в силу возраста?), ей куда больше нравилось быть вдовой. Правда, поняла она это не сразу. Может, и Эмили потом поймет?..

- Эмили, милая, скажите мне. Что - но?.. С мужьями это... бывает. Расскажите все!

+1

10

- Ах, но я не знаю! - Эмили вскочила и нервно прошлась по комнате. - Все хорошо... но нехорошо! Луи-Франсуа хочет, чтобы я была не такой, чтобы я была хорошей. Я тоже хочу быть хорошей... Но я всегда во что-нибудь попадаю, и...
Она снова прошлась по комнате, резко повернулась к подруге и призналась громким шепотом:
- И мне это нравится. Ужасно, да?

+1

11

- Ага, - согласилась Эжени, глядя на подругу сияющими глазами. - Ужасно. А знаете, что самое ужасное? Я совершенно не могу согласиться с вашим мужем.

Она тоже поднялась, нервно расправила платье. Давно ей не приходилось признаваться в старых проделках. Она даже Ронэ почти ничего не рассказывала.

- Мне тоже нравится, - шепотом сказала южанка. - И как мы тогда забрались в дом к господину де Клейраку, помните?..  Вот мой муж, он был очень почтенный. Добрый, благородный, я его любила, вы не думайте. Он всегда был очень добр! Но... Нет, Эмили, я вам все расскажу. Только поклянитесь, что никому! Хорошо? Никому не скажете?.. У меня был друг. Как у вас. Как Ронэ. Только я его с детства знала, он моего брата фехтовать учил. Он говорил, что у кого-то в сердце, вот тут, - она приложила ладонь к груди, - есть огонь. А у кого-то нет. Это не хорошо и не плохо, это просто так и есть, и если у вас он есть, вас всегда будет тянуть к тем, у кого он тоже есть. Вот как меня к вам. Я вас очень люблю, Эмили, я бы хотела, чтобы вы были моей сестрой. Чтобы никто не мог запретить вам ко мне приехать, когда хотите! Или поехать со мной на охоту. Или на прогулку. Или искать сокровища старого монастыря. И вы знаете, у Ронэ он тоже есть... Поэтому. Поэтому вы дружите, мы дружим. А мой муж, он... Он был совсем другой. Не гасите огонь, Эмили, прячьте! Он обжигает тех, у кого его нет.

Д'Эстри пересказывал ей эту старую испанскую легенду под крышей конюшни. По крыше молотил дождь, конюх прятался в своей каморке, а д'Эстри осматривал захромавшего жеребца. Ну, так они сказали потом. На самом деле она заплетала коню гриву в косички и смеялась шуткам, а потом... потом было душистое сено, сваленное в свободном стойле, которое кололось сквозь плащ, поцелуи и очень, очень много огня, и они спасали друг друга, как могли.

+2

12

- Вы не согласны, чтобы я была хорошей? - рассмеялась Эмили и протянула подруге обе руки. - Как бы я хотела, чтобы вы правда были мне сестрой! У меня никого никогда не было, а вы такая чудесная!.. А про огонь... если правда... огонь ведь не спрятать, он вырвется!
Неужели в том и причина, в добром, прекрасном Луи-Франсуа просто нет внутреннего огня?..
- Только мне кажется, что в доме у Клейрака тогда Луи-Франсуа тоже было бы интересно... Но как-то так получается, что все самое веселое проходит без него. Вот сегодня... вы думаете, кто-то одобрит, что мы вмешались? И Атос, и Портос, и ваш испанец — наверняка все возмущены. Ронэ вообще рычал бы и говорил гадости. А граф... он только скажет, что я его огорчаю, но как-то так, что повеситься хочется... Вот почему так?

+1

13

Эжени радостно бросилась обниматься и, прижимая к себе Эмили и тормоша ее, заверила, что огонь непременно вырвется. И к этому надо быть готовой и не бояться, потому что однажды это случается со всеми, у кого он есть.

- И вы хорошая, хорошая, Эмили! Самая лучшая!

Южанка раскраснелась, глаза ее сияли.

- А знаете, почему? Почему они такие все? Потому что им не все равно! Они за нас волнуются. А Ронэ вообще больше всех волнуется, он же друг, настоящий.

Эжени забыла в этот момент, что зла на бретера как ведьма из сказки, и что он пропал и не пишет, и помнила только о том, как с ним было здорово.

- Вот он будет рычать, а вы его обнимите. Он сразу перестанет. А граф ваш... - мадам де Вейро вздохнула. - Вот есть такие люди. Мой друг мне говорил...

Она задумалась, посерьезнела.

- Есть люди, которые огонь умеют гасить. Они не плохие и не хорошие, они просто такие. Но для таких как мы, это... Плохо. Вот так вот, как вы говорите. Скажут что-нибудь, и повеситься хочется. Потому что мы не можем иначе, а они могут, и не понимают, почему мы не можем.  Но это как птице крылья подрезать, она... может, даже петь будет. Но так грустно!

+1

14

Эмили, которая мгновение назад льнула к подруге, как радостно льнет щенок, которого тискают, и смеялась, представив, какое лицо будет у Ронэ, если она в ответ на его «Мадам, вы дура» бросится его обнимать, как-то сразу притихла, покусала нижнюю губу и возразила:
- Не может быть, чтобы Луи был такой... Я не хочу!.. - она понимала, что подруга, наверное, права, но не могла, никак не могла согласиться. Потому что что же тогда делать? - Просто я глупая и не умею объяснить...

+3

15

Эжени прижала ее к себе и подумала, что не надо, наверное, трогать графа. Даже в разговоре. Вообще не надо. Потому что как-то так получается, что когда про графа, всем сразу становится грустно, вот и Эмили тоже.

- Может, его тоже надо обнять? - заговорщическим шепотом спросила она. - Вот прямо с разбегу? С Ронэ бы точно помогло...

"Почтенная вдова" слегка покраснела, потому что выходило, что она проверяла и знала наверняка, но ведь шило в мешке утаишь только до тех пор, пока мешок стоит на месте, а когда его несут, то обязательно куда-нибудь вылезет и в кого-нибудь влезет.
И Ронэ... Он ведь тоже был неудачной темой для разговора, и теперь грустно стало уже ей.

- А идемте к гадалке? - вдруг спросила Эжени. - Вы ходили когда-нибудь? "Что было, что будет, чем сердце успокоится..." Немножко грешно, но как жить, если не грешить вовсе. Скучно... Идемте!

+3

16

- Ни разу в жизни не была! Идемте!
Несколько мгновений назад Эмили представляла себе, как Луи- Франсуа заедет за ней сегодня вечером, а она вот так, с порога, на глазах почтенной  мадам д'Эссиньи и прочих гостей бросится ему на шею, и тогда он точно поймет, что она снова что-то натворила. Но... если дома... Взгляд молодой графини мечтательно затуманился... Если дома, как только они останутся одни... он может вообще забыть о чем-то спрашивать. В синих глазах заплясали озорные чертики.
- Это совсем небольшой грех, зато потом мы можем вместе сходить к мессе и исповедоваться!

+3

17

- Вы никогда не ходили к гадалке? - Эжени округлила глаза от удивления. - А может, и к астрологу? Вы что!.. Это настоящее приключение, не чета этой беготне со шпагами, которую мужчины называют подвигами и всякими красивыми словами.

Она, конечно, смеялась про себя, и по ней было видно, что она шутит.

- Астрологи читают по звездам! А гадалки, говорят, накоротке со слугами Князя Тьмы. Вам не страшно, Эмили? А вдруг нам попадется настоящая колдунья?

На самом деле южанка уже присмотрела пару подходящих мест, куда можно было сходить, и, может, даже не вдвоем, а попросить кого-нибудь составить компанию, ну просто для приличия. Может, Варгаса, а может, Портоса, или вовсе никого, и горничной будет довольно.

+1

18

Эмили рассмеялась.
- Мне вот как раз со шпагой бегать приходилось. Только совершенно бездарно, и на подвиг это было не похоже вовсе!
Она попыталась представить себе, как выглядит настоящая колдунья. Неподалеку от их имения в Англии, в лесу, был старый домик угольщика. Угольщик там не жил, а жила старая Марта. И в округе болтали, будто она ведьма, а еще травы знает, и Эмили сама слышала, как кухарка рассказывала, что ходила к Марте за мазью «от коленей», и что колени теперь ну ни капельки не болят! И Эмили как-то дала полпенни Джеку Петкинсу, сыну кузнеца, чтобы показал ей, где ведьма живет. Они прокрались к самой изгороди, и долго сидели, ждали с замиранием сердца. Марта вышла, не старая еще женщина, опрятная, и лицо совсем не злое. Стала доить привязанную под кустом орешника козу, потом кур кормила... Джек говорил, что надо ночью приходить, что она ночью на метле летает, но ночью как-то не получилось, Эмили уже забыла, почему...

- Жутко хочу хоть одну увидеть! Или хоть одного!.

+1

19

- Ну так идемте!

Эжени хотелось забыть сегодняшнее, хоть немного, и развеселить подругу.

- Завтра? Послезавтра?

Граф де Люз, конечно, мог заподозрить неладное, но это их развлечение обещало быть самым невинным из всех, и Эмили, конечно, не скажет ему лишнего. И тогда можно. И к гадалке, и к мессе.

- Я знаю одну. У нее такой дом! Там темно внутри, только огарки горят, и масляная лампа такая интересная, и... Нет, я не буду рассказывать, вы должны это увидеть! - южанка понизила голос до шепота: - У нее там череп, настоящий! И она еще по руке гадает, и на воске, и даже на крови, только это самое страшное гадание и глупые вопросы задавать нельзя, только самые важные. И это очень грешно, но все сбывается, так говорят...

+1

20

- Идемте! - сразу же воодушевилась Эмили.  - Вы уже гадали? И что вам нагадали?  Я бы хотела, погадать... Потом ведь исповедоваться можно, да?
Она понимала, конечно, что это не слишком хорошо: заведомо грешить, чтобы потом сходить к исповеди, и вообще как-то по-детски, но разве не все мы Господни дети?..  И  у нее были важные, очень важные вопросы. И Луи-Франсуа вряд ли будет сильно против такой забавы... а может быть, он будет занят...
- Можно хоть завтра, правда, если днем, а вечером зачем  в такие места  ходить? - она рассмеялась. - Только не думайте, что я боюсь — череп, к примеру, я уже в руках держала. А боюсь я, что нас гости будут искать.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » После драки. 17 декабря 1628 года