Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Убийцы и любовники. 20 января 1629 года. Монтобан.: Г-жа де Шеврез дарит г-ну де Ронэ новую встречу.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
О чём задумались, мадам? 2 февраля 1629 года: Повседневная жизнь четы Бутвилей никогда не бывает скучна.
Мечты чужие и свои. Март 1629 года: Донья Асунсьон прощается с Арамисом.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
О встречах при Луне и утопших моряках. 9 января 1629 года.: Рошфор докладывает кардиналу о проведенном им расследовании.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » После драки. 17 декабря 1628 года


После драки. 17 декабря 1628 года

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

После эпизода Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года.

0

2

Обратно в дом мадам де Вейро все шли в молчании, и каждый, вероятно, думал о своем. Эмили думала о том, что дуэль эта странная и на дуэль непохожая, потому что в дуэли все должно быть честно. И о том, что остановить кровопролитие им с Эжени не больно то удалось...  Было бы без их вмешательства хуже? А еще она думала, что, если Луи-Франсуа узнает об этом приключении, то, пожалуй, может запретить ей дружить с Эжени. И хотя она, конечно, не послушается, придется тогда или с мужем ссориться, или врать, что равно отвратительно. А если не получится отчистить платье, то придется как-то объяснять, как ей удалось вываляться в грязи при походе на кухню. И опять придется тогда врать, или ссориться, или говорить правду, но тогда... Замкнутый круг! Конечно, граф платье может и не заметить, но мадам д'Эссиньи заметит, конечно, и придется ей врать или как-нибудь задабривать, что ли... Гадко! Еще и мушкетеры ранены, и Атос, похоже, серьезно... За лекарем надо послать...
Войдя за Эжени в комнату, Эмили только и смогла, что спросить:
- Что будем делать?

+3

3

- Это ужасная история, - мадам де Вейро упала в кресло и приложила ладонь ко лбу. У нее от переживаний не на шутку разболелась голова, чего раньше не случалось и теперь стало полной неожиданностью. - Нам нужен врач и горничная. Врач для мужчин, горничная для нас. Но ее хотя бы можно позвать... Она здесь, внизу... Господи, и чего граф так взъелся на дона Рамона? Они сумасшедшие, все они. И мушкетеры тоже. Господин Атос обещал не затевать драки, он же хотел только познакомиться!

Южанка дотянулась до флакона с нюхательной солью. Плотно притертая пробка никак не поддавалась и Эжени с досадой бросила его обратно на столик.

- Он думает, граф не тот, за кого себя выдает. Неужели опять господин де Клейрак? Никак не уймется?.. Катрин уже и в живых-то нет...

+3

4

Эмили устало опустилась на табурет.
- Клейрак? Господи, зачем ему?
Господин де Клейрак мадам де Бутвиль совсем не нравился, и то, что приключилось с ними в его доме, она забыть не могла. Эти сумасшедшие монашки, и несчастная мадам Катрин... Бедная Эжени! На ее месте Эмили тоже бы горевала...
- Господин Атос думает. что граф де Ла Фер не тот, за кого себя выдает? Или этот дон Рамон? Кстати, а откуда он взялся? Он, конечно, не такой противный, как этот граф, но все таки...
Она задумчиво почесала нос, потом посмотрела на свою руку. Рука была грязная. нос, наверное, теперь тоже...
- Вы правы, они все сумасшедшие! Портос, и то... А вроде, разумный же человек!
Вздохнув, Эмили встала.
- Пойду, позову горничную, а то нас, чего доброго, хватятся.
И проворчала:
- "Не тот, за кого себя выдает"! Будто господин Атос - тот...

+2

5

Эжени отняла руку ото лба, позабыв, что у нее болит голова, и с живым интересом посмотрела на подругу.

- С доном Рамоном меня познакомил Ронэ, - призналась она. - И он совсем не противный, и даже гадости говорит намного реже, чем Теодор, и... Красивый, да?

Особой убежденности в ее голосе не было, а вот уныния хоть отбавляй.

- Подружитесь и с ним тоже, - предложила она. - Говорят, он был пиратом!

Горничная откликнулась на зов снизу, из-под лестницы, и пообещала немедленно явиться с водой и щеткой. "И пирог пусть подают!" - громко передала Эжени из своего кресла, но в ответ получила только выразительное "А тооо!" и с чувством закатила глаза.

- Нет, это невыносимо. А с господином Атосом мне надо серьезно поговорить. Если он действительно граф, должен быть откуда-то из Пикардии. Он так рассуждал про местное дворянство, помните? Я у себя на Юге и то не всех знаю! Вот в Тулузе много кого знаю, а так, чтобы сразу чей-то майорат припомнить, да еще с родственниками... Ой! А что, если бывший граф де Ла Фер, ну тот, который покойный, вообще его родственник? Кузен или даже племянник!

+2

6

- Ну, красивый... - с сомнением произнесла Эмили. - Вам нравится?

Она хотела спросить, нравится ли подруге сеньор Варгас больше, чем Ронэ, но, кажется, и спрашивать было незачем: "дон Теодоро" был лучше. И чувства,  охватившие при этом мадам де Бутвиль, были весьма противоречивы: с одной стороны, какой-то там Варгас в подметки не годился Теодору де Ронэ (конечно, испанец был красив и привлекателен как-то истинно по-мужски, и умен и образован, вероятно, но Ронэ-то был свой!), а у Эжени был прекрасный вкус. С другой стороны, Эмили немного ревновала бретера к подруге, хотя искренне желала бы, чтобы они поженились. Ну, может, не до конца искренне, но желала бы... Потому что сама она не имела никакого права чувствовать что-то подобное - у нее был Луи- Франсуа, который был и лучше, и умнее, и благороднее, и красивее. И она его любила.

- Боюсь, - она хмыкнула, - граф не будет в восторге, если я подружусь с еще одним бретером. А с Атосом вы просто возьмите и поговорите прямо. Даже если это будет не очень учтиво - ну и что? Не помрет же он.

+2

7

-Я приду к нему, - Эжени подалась вперед, азартно глядя на подругу. - Он мне все расскажет! Он, наверное, просто не хотел при всех говорить.

Если бы южанка умела читать мысли, она бы очень удивилась, наверное, и горячо заверила бы подругу, к которой успела привязаться всей душой, что никогда не хотела переходить ей дорогу. Но Господь милостиво обделил ее этим даром, поэтому Эжени сказала только:

- Так жаль, что я не смогу взять вас с собой! Господин граф совсем уже этого не поймет... Граф де Люз, я хотела сказать. С этими-то графами совсем ничего не ясно. А он... ваш муж... он очень на меня сердится? Этот его странный родственник... У вас... все в порядке?

+2

8

- Нет, он не очень сердится, - вздохнула Эмили. - Когда б он сердился, он бы меня к вам не привез, так? Но на самом деле я иногда ничего, ну совсем ничего не понимаю! Вот вы были замужем, вы, верно, знаете...
Она снова вздохнула, глядя на свои пальцы, нервно теребящие юбку.
- У меня все хорошо. Мой муж - прекрасный, благородный человек. Он добрый, предупредительный.  Он позволяет мне практически все, а если что-то совсем нельзя, то мягко объясняет, почему. Я от него слова дурного не слышала, хотя для того у него была сотня поводов... И я его люблю, правда! Но...
Эмили куснула губку, мрачнея.
- А этот родственник и правда странный. Он не плохой человек, но странный...

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » После драки. 17 декабря 1628 года