Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Убийцы и любовники. 20 января 1629 года. Монтобан.: Г-жа де Шеврез дарит г-ну де Ронэ новую встречу.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
О чём задумались, мадам? 2 февраля 1629 года: Повседневная жизнь четы Бутвилей никогда не бывает скучна.
Мечты чужие и свои. Март 1629 года: Донья Асунсьон прощается с Арамисом.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
О встречах при Луне и утопших моряках. 9 января 1629 года.: Рошфор докладывает кардиналу о проведенном им расследовании.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года


Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года

Сообщений 21 страница 24 из 24

1

После эпизода Приключения продолжаются. 3 февраля 1629 года

0

21

Илер слушал маркиза,  застыв как изваяние, глядя куда-то мимо дона Антонио и его секретаря, до боли стиснув пальцы. Гордость - клинок воистину обоюдоострый и теперь этот клинок обратился против него самого.
Сеньор Мирабель требовал от него невозможного. Что угодно было бы проще, даже выдержать новую пытку… Но от успеха этого фарса зависит судьба его королевы…

Шевалье вдруг вспомнился один из прочитанных взахлеб еще в родительском доме романов – про рыцаря Ланселота, который чтобы спасти свою даму, решился забраться в телегу, предназначенную для осужденных разбойников и прочих мерзавцев, забыв о своем рыцарском достоинстве. Ему же предстояло всего лишь на словах выставить себя в дурацком свете. Ну что же.. Молодой человек наконец нарушил молчание:

- Ясно, сеньор. Я поспорил с приятелями, что сумею благодаря своему знакомству с фавориткой королевы сумею убедить ее привести Ее Величество в кабак недалеко от Нельской башни. Договорился со своей знакомой доньей Ампаро, что она сыграет в этом небольшом фарсе роль королевы. А донью Луису попросил составить компанию в нашей небольшой прогулке – она давно хотела послушать испанские песни, а там и гитара найдется...

Щеки пылали, сердце колотилось как сумасшедшее, но голос сейчас почему-то звучал очень спокойно.

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-12-03 22:21:37)

+2

22

Испанские песни?! Смуглое лицо дона Антонио резко побледнело, а в глазах вспыхнула откровенная ярость. Если одни слова Корнильона можно было еще списать на недомыслие, то в сочетании с тоном они не оставляли места для сомнений: согласие француза стояло ему поперек горла, и стоило ли полагаться на это согласие?

- Осторожней, - сказал Манолито по-баскски. - Прошу тебя, осторожней.

Маркиз только мотнул раздраженно головой и вскинул руку, приветствуя своих людей, поджидавших с лошадьми у выхода из дворца - секретарь, ожидаемо, позаботился и об этом.

- Я не стану спрашивать, дон Иларио, - сказал он, - сколь безразлична вам честь доверившихся вам женщин, довольно и того, что она важна мне. Запомните: вы придумали для доньи Луисы какую-то байку - вы сами не помните какую, она сочинит ее сама, и вы ее подтвердите, какой бы она ни была, потому что и она, и ее величество рискуют позором и бесчестием из-за того, что вы не сочли нужным предупредить меня заранее. И клянусь честью, дон Иларио, если вы будете неубедительны, если ее муж все же заподозрит в вас ее любовника, я позабочусь о том, чтобы все в Париже узнали, и чего вы на самом деле стоите, и какое имя вы на самом самом деле носите. Вы меня хорошо поняли, сеньор?

Свита его подъехала к этому моменту, и маркиз протянул руку за поводьями.

- Дон Иларио едет с нами в Пале-Кардиналь, - сообщил он сеньору де Фалья и всем остальным. - Если он решит иначе, убейте его.

+3

23

- Разве слова дворянина из дома Монморанси для вас недостаточно, сеньор?, - на губах Корнильона промелькнула усмешка.

Шевалье почему-то даже не удивился такому повороту событий. Точнее, при первых словах маркиза он на миг утратил дар речи, потом вспыхнула бессильная ярость, а через несколько мгновений все вдруг стало глубоко безразлично. Даже то, откуда Мирабелю стала  известна его тайна, ничуть не волновало. Только левую руку будто бы вновь обожгло раскаленное железо…

- Насчет меня вы очень ошибаетесь, сеньор - ради королевы я поеду хоть в Пале-Кардиналь, хоть к черту на рога и разыграю там любую комедию...

Было более чем ясно - ему в очередной раз придется платить сполна, причем очень дорогой ценой. Но, видимо, рыцарю прекрасной королевы просто не дано иного…

+3

24

Дон Антонио не поверил своим ушам, и де Фалья, судя по его отвисшей челюсти - тоже. Шевалье де Корнильону хватило ума не говорить громко, но чтобы быть вовсе не услышанным в окружении нескольких дворян, ему следовало шептать маркизу на ухо, а лучше бы - молчать. Боже!

В такие мгновения мысли маркиза начинали течь как бы несколькими потоками одновременно, и первый состоял из грязных баскских ругательств.

Дворянин из рода Монморанси на службе у испанского посланника - когда его католическое величество в обычном своем меморандуме особо предупреждал вступающих в должность послов о недопустимости найма дворян, находящихся в опале у короля. Да, тут можно было поспорить - Монморанси в опале не были, а граф де Люз и вовсе состоял при дворе, но объяснения давать придется.

Дворянин из рода Монморанси, готовый на все ради королевы - когда ревность его величества давно вошла в пословицу, а глава рода, герцог де Монморанси, уже вызвал своим поклонением глубочайшее монаршье недовольство - и когда сам этот дворянин, как всем было известно, нарушил в ноябре запрет королевы-матери, станцевав в балете сеньоры де Мондиссье.

Дворянин из рода Монморанси, наконец, очевидно не нашедший необходимым отправиться в поход со своим монархом, но впутавшийся вместо этого в какую-то невнятную историю с похищением придворной дамы.

Маркизу было глубоко плевать на то, какой поток возмущения изольет король на губернатора Лангедока, на графа де Люз или на Никола де Бутвиля, но в том, что большая часть пробужденной в нем ревности обрушится на Анну Австрийскую и что доброхоты не замедлят обвинить ее в новом сговоре - уже не с братом, но с грандами французского королевства - можно было не сомневаться.

Манолито будет молчать, конечно, но сеньор де Фалья мог проболтаться даже в пути, просто по неосторожности, слишком важно для него было происхождение. А пытаться заткнуть ему рот сейчас, в присутствии свиты, означало привлечь их внимание…

Но шевалье де Корнильон был готов ехать в Пале-Кардиналь и ломать комедию - какое счастье!

В это мгновение мысленное семиречье маркиза де Мирабеля сошлось воедино, и он окинул француза презрительным взглядом.

- Вы забыли упомянуть Роганов и Куси, - снисходительно попенял он. - А также Капетов, по материнской линии, и Каролингов, по двоюродной тете. А, и Адама - как же вы про него забыли? Я до глубины души восхищен вашим благородством, сеньор де Бурбон, шевалье де Корнильон, и постараюсь им не злоупотреблять, а вас, в свою очередь, нижайше попрошу более не доказывать оное словами - или вам придется замолчать навеки. Сеньоры, позаботьтесь же о достойном скакуне для сына Давидова!

К этому мгновению улыбки подавляли все, и дон Энрике, подчиняясь холодному взгляду маркиза, спешился и протянул поводья своего коня Корнильону - левой рукой, как бы невзначай опуская правую руку на рукоять кинжала. Несколько мгновений в зимнем саду царило молчание, а потом француз молча вскочил в седло.

“*”

Согласовано, эпизод завершен

Отредактировано Мирабель (2018-12-09 23:18:39)

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года