Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Убийцы и любовники. 20 января 1629 года. Монтобан.: Г-жа де Шеврез дарит г-ну де Ронэ новую встречу.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
О чём задумались, мадам? 2 февраля 1629 года: Повседневная жизнь четы Бутвилей никогда не бывает скучна.
Мечты чужие и свои. Март 1629 года: Донья Асунсьон прощается с Арамисом.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
О встречах при Луне и утопших моряках. 9 января 1629 года.: Рошфор докладывает кардиналу о проведенном им расследовании.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня.


Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня.

Сообщений 1 страница 20 из 39

1

Отсюда: О чём задумались, мадам? 2 февраля 1629 года

0

2

Г-н де Мезьер, заместитель бальи славного города Дижона, чувствовал себя не просто не в своей тарелке, а прямо-таки в супнице - да еще и с перспективой в ближайшее время попасть кому-то на зуб. Дело было, разумеется, в покойном г-не де Зайдо - ну вот рвите вы меня клещами, как сказал бы городской палач г-н Персье, но ничего хорошего от этого дела г-н де Мезьер не ждал. Когда курьера г-на кардинала убивают в собственном доме на глазах его матери - ну да пусть бы хотя бы матери, а ведь еще и королевского приближенного - хорошего тут не жди.

Заявившись в дом г-жи де Лароз, г-н де Мезьер надеялся переговорить сперва с хозяйкой дома, но та изволила трапезничать. Мезьер испустил тяжелый вздох и приготовился к долгому ожиданию, когда незнакомая молоденькая служанка, то ли желая оказать услугу весьма привлекательному смуглому красавцу в самом расцвете сил, то просто из любопытства, стала его расспрашивать, вызнала, что на самом деле ему требуется г-н граф де Люз, и, когда Мезьер, в ответ на новые расспросы принял таинственный вид и объяснил, что это государственное дело, решительно откинула голову.

- Коли так, сударь, то я его позову, - сообщила она. - Господин граф испытывает чрез-вы-чай-но-е уважение к государственным делам.

Посему, переступая порог кабинета, куда его проводила затем та же горничная, Мезьер испытывал лишь худшие предчувствия, поклонился г-ну графу не менее низко, чем самому королю, и даже почти не вытаращил глаза, обнаружив перед собой не только по-домашнему одетого вельможу, но и очаровательную весьма юную синеглазую особу, которую он без колебаний счел племянницей г-жи де Лароз, м-ль де Лекур.

- Добрый день, сударь, прошу прощения, что помешал… оторвал… отвлек. Жан-Жорж де Мезьер, заместитель господина бальи. Гкхм. Я к вам из дома госпожи де Зайдо - прямиком, можно сказать. От смертного одра. С вашего разрешения, сударь, гкхм. Мадемуазель, прошу прощения, но как бы… Это государственное дело, мадемуазель, и не для ушей невинной девушки.

Невинность м-ль де Лекур не имела к делу ни малейшего отношения, но Мезьер не решился прямо говорить такой хорошенькой девушке, что, как бы ей ни было любопытно послушать чужие разговоры, события в доме Зайдо ее не касались.

+1

3

Если бы не обстановка домашнего обеда и присутствие дам,  Бутвиль поговорил бы с Монтрезором  откровенно  и более  резко. Иносказания были ему в тягость,  и он даже обрадовался приходу чиновника.  То, что пришелец из судейского мира оказался непохож на въедливого господина, с которым граф когда-то имел дело под Ла-Рошелью, совсем его успокоило, и невольная ошибка де Мезьера вызвала у него лишь любезную улыбку:
       - Вы исполняете  свои обязанности, и я на вас не в обиде, хотя и сожалею, что ваш приход вызван столь прискорбными событиями, о которых мы все уже наслышаны.  Постараюсь помочь, чем смогу. Однако для начала позвольте представить вам мою супругу, графиню де Люз, которой я не могу отказать в праве присутствовать при нашем разговоре. Ей уже доводилось быть причастной к важным делам, и она умеет хранить секреты.

+2

4

Эмили благодарно улыбнулась мужу. Он вполне мог ее отослать, и тогда ей, пожалуй, пришлось бы подслушивать... Впрочем, Луи-Франсуа никогда не был похож на обычных мужей. И представил он ее помощнику бальи так, что тот никак теперь не смог бы уже возражать против присутствия мадам де Бутвиль.
- Добрый день, господин де Мезьер, - она любезно протянула чиновнику руку. - Хотя трудно назвать добрым день, в который происходят такие страшные события.

+1

5

Мезьер осторожно прикоснулся губами к протянутой ему руке г-жи де Бутвиль, мысленно проклиная все на свете - мало того, что не опознал замужнюю даму, но и ей же об этом сказал! Но какое, однако, удачное совпадение - а он был так уверен, что о беседе с г-жой де Бутвиль ему придется ее мужа умолять…

- Да, чрезвычайно прискорбно, - согласился он, поспешно подыскивая предлог для своего промаха, - бедный молодой человек… я недурно его знал, а его мать весьма дружна с моей супругой… Крайне огорчительно, я весь в расстроенных чувствах… Но в первую очередь дело, конечно. Я постараюсь не задержать вас чрезмерно, господин граф, сударыня, но если позволите, я хотел бы попросить вас сколь возможно подробно описать тех негодяев, которые на вас напали. И… и еще раз извиняюсь за свою ошибку, сударыня.

Он самым доброжелательным образом улыбнулся юной г-же де Бутвиль, гадая, не упадет ли она сейчас в обморок.

+1

6

- Боюсь, что сейчас нам придется разбираться с ещё  одной ошибкой, и гораздо более серьёзной, потому давайте присядем и поговорим спокойно, - Бутвиль подвёл Эмили к старинной скамье, которую покрыли ковром, снабдили подушками и называли теперь кушеткой, сам сел в кресло у письменного стола, а чиновнику предложил стул напротив. - Мне доводилось по долгу службы принимать участие  в расследованиях, и я знаю, как трудно составить подлинную картину из рассказов свидетелей.  Но даю   вам   слово,  что негодяев, напавших на посетителей в доме Зайдо, я не видел и посему описать их не смогу.

+1

7

Мезьер растерянно уставился на господина графа, гадая, не ослышался ли он. Как тот мог не видеть тех, кто на него напал? Они же дрались…

Прибежала за ним г-жа Пеннар, хозяйка трактира напротив - возбужденная и сгорающая от любопытства. Убийц она, по ее словам, толком не разглядела, но поручиться могла, что не местные - и она сама никого из них не узнала, и двое завтракавших у нее плотников видели их всех в первый раз.

- А еще их было много, - тараторила трактирщица, пока они шли к дому г-жи де Зайдо. - Может, пятеро даже, я ж не присматривалась, но вот один же стрелял, а потом они ускакали, а в доме еще несколько осталось…

- Ускакали? - переспросил Мезьер. - Сколько? А остальные - они же не пешком пришли?

Трактирщица замялась.

- Приехали, - неохотно отозвалась она, а еще через пол-квартала призналась: - У коновязи остались, сударь, ну, и так что же?

Лошадей, оставшихся подле трактира - и в особенности, их седельные сумки - Мезьер поручил своему племяннику - даром тот, что ли, на лицензиата права выучился? - а сам отправился беседовать с г-жой де Зайдо. К этому времени добросердечные соседи успели уже выволочить всех трех покойников из дома (и наверняка обобрать), тело молодого Зайдо обмыли и переложили на кровать, а сама несчастная вдова, сидевшая в гостиной в окружении нескольких женщин и спешно вызванного священника, больше не рыдала и даже не всхлипывала, а только молча смотрела перед собой и на осторожные расспросы заместителя бальи отвечала почти ровным голосом.

Нет, она не знает, кто были эти люди, которые убили ее сына, или почему. И как они попали в дом - тоже. И где служанка - Мари - тоже. Господин граф де Люз и его супруга. Нет, это была госпожа графиня. Да, конечно, уверена. Ее сын хотел увидеться с господином графом, она сама передавала его просьбу. Да, могли и за ним охотиться. Нет, просто напали. Нет, он не успел даже шпагу вынуть.

Когда, добрый час спустя, Мезьер вышел из гостиной, он весь взмок - все-таки жутко это было, женщина как неживая была, как ярмарочная кукла.

И теперь, глядя с отвисшей челюстью на господина графа, он оторопело думал, что не могла же она солгать, не в такой час, бедная женщина…

- Но вы же там были, - растерянно сказал он. - И вы, и госпожа графиня…

+1

8

Мадам де Бутвиль не менее растерянно похлопала ресницами, не зная. что ей делать. Ну почему они с Луи не договорились?! И что ей ответить? Если были, то почему граф не может опознать нападавших, если нет - ее видела мадам де Зайдо...
- Были?.. - она посмотрела на мужа, вполне серьезно раздумывая, не упасть ли ей в обморок и ли не заплакать В конце концов, он мужчина, он и отвечает. Но это было нечестно.

+1

9

- Были, - оторопело заверил ее Мезьер, не на шутку растерявший перед лицом подобной беспамятности.

- Видите ли, сударь... - Эмили снова посмотрела на мужа, потом на Мезьера. - Граф... я не успела сказать...

Если оторопь Мезьера уступила место азарту, то видно это было лишь по чуть напрягшемуся его лицу, голос его остался почтительно ровным:

- Не успели?.. - он перевел глаза на графа. - Если позволите, сударь… Если бы госпожа графиня могла рассказать… только вам, или нам обоим… Если госпожа графиня знает… Если бы вы не запретили мне побеседовать с ней… или сами бы мне рассказали… потом?..

Бутвиль подосадовал, что  не успел  договориться с Эмили о том, что и как говорить, когда начнется расследование. Теперь оставалось только надеяться на её сообразительность...  - У меня нет причин запрещать вам беседовать с мадам де Люз, господин де Мезьер, - коротко сказал он и приготовился слушать.

+1

10

Эмили недовольно куснула нижнюю губку. Ну отчего Луи-Франсуа не придумать хоть что-нибудь?! Конечно, она сама во всем виновата, но все равно... А теперь ей придется лгать одной, потому что правду сказать никак невозможно: и так плохо, и эдак.
- Я не хотела пугать мужа, - с укоризной сказала она Мезьеру. - Довольно того, что я сама ужасно испугалась. Граф действительно там не был. Мадам де Зайдо на вечере у графини де Сен-Савен просила меня к ней зайти. Я утром прогуливалась, ну и решила... Я люблю гулять одна, а граф это не одобряет...
Она посмотрела на Бутвиля.

+1

11

Мезьер старательно не смотрел на г-на графа, которого явно ждали неприятные истины. По-хорошему, ему следовало бы извиниться и уйти, но, любопытство ли взяло верх или верность долгу, он повторил:

- Вы гуляли?..

- Гуляла... - подтвердила Эмили. - И хотела зайти к мадам де Зайдо, раз уж все равно неподалеку. И вдруг... Этот человек схватил меня под руку и буквально поволок меня в дом! Я опомниться не успела!

- Боже мой! - ужаснулся Мезьер. Отчего-то в возникшей перед его мысленным взором картине место хрупкой г-жи де Бутвиль заняла его шестнадцатилетняя племянница, болезненная девушка с совершенно неприличным пристрастием к чтению, однако, представив себе, как мрачный незнакомец неумолимо влечет бедняжку к дому, Мезьер спохватился, что, во-первых, г-жа де Бутвиль носила мужское платье, а во-вторых, Люсьенна без служанки бы из дома не вышла. Он не на шутку рисковал, этот незнакомец - ведь и дверь могла быть заперта, и из трактира напротив их могли увидеть, и…

На всякий случай, он покосился на г-на де Бутвиля - что думает тот?

+1

12

Господин  де Бутвиль в этот момент меланхолически сожалел о том,  что графиню де Люз, хоть она и носит порой штаны, никак нельзя выпороть, как пажа,  в воспитательных целях. Но зачин выдумки уже был произнесен, пришлось  подыгрывать.
         - Как? Опять? Вы опять поддались любопытству и забыли о благоразумии? – воскликнул он, надеясь, что Мезьер не заметит некоторой театральности его возмущения. -  Сколько раз я внушал вам, что во время поездки нужно крайне осторожно знакомиться с местными жителями, в том числе и с дворянами! Ведь вам неизвестны ни их характеры, ни отношения… Мало ли зачем мадам де Зайдо зазывала вас. Когда же наконец вы вспомните об осторожности? 
        В последней фразе уже не было ничего наигранного. Тяжело вздохнув, Луи-Франсуа добавил, чтобы окончательно разъяснить  Мезьеру ситуацию:
        - То, что вам удалось благополучно спастись из этого ужасного дома, я знаю. Но как? Вы не сочли нужным  сразу посвятить меня в подробности, так расскажите же сейчас, как дело было!

+1

13

Во взгляде жены, брошенном на него, любящий муж мог заметить хорошо знакомых ему озорных бесенят: мадам де Бутвиль игра начала увлекать. В следующее мгновение она кротко опустила ресницы и печально пояснила:
- Я не хотела говорить... Вы и так уже рассердились, а я очень не люблю вас сердить...
Эмили посмотрела на Мезьера, и когда начала говорить, голос ее дрожал.
- Это было ужасно! И я... я плохо помню... Этот человек... Мадам де Зайдо нас встретила, она поздоровалась, а потом вышел молодой человек... Я только потом поняла, что это ее сын, господин де Зайдо. И он спросил: "Господин де Бутвиль?" И вдруг незнакомец, который меня все под руку держал, говорит:"Да!". И я сначала даже дар речи потеряла, а потом вдруг ворвались еще какие- то люди, и все стали драться... Это было так страшно!
Вспомнив происходившее в доме Зайдо, Эмили невольно побледнела - не надо было и притворяться.

+1

14

Мезьер особо живым воображением не отличался и поэтому снова представил себе племянницу - та была девушкой тихой и в дом бы ее затащили легко - но дальше начиналось непонятное. Неужели г-жа де Зайдо не заметила бы что-то неладное? И дом этот он видел - на первом этаже там были только прихожая и кухня, и места для драки - да и вообще для такой кучи народу - в прихожей бы не хватило, а представить себе, чтобы г-жа де Зайдо пригласила гостей в кухню, Мезьер не мог. Значит, они пошли наверх, и этот незнакомец все еще тащил г-жу де Бутвиль?..

- Он назвался господином де Бутвилем? - переспросил Мезьер, чтобы хоть что-то сказать, и посмотрел на мужа в полной уверенности, что его сейчас попросят выйти.

+1

15

Графу де Люз хотелось поскорее покончить с этой, пусть необходимой, но крайне неприятной для него игрой, однако резко обрывать разговор нельзя было - при расследованиях это воспринимается подозрительно. Потому, сердито нахмурившись, он всё же не стал повышать голос и ответил тоном мученического терпения:
       - Господин де Мезьер, если вам недостаточно моего слова, вы можете опросить мушкетеров, стоявших на карауле, а также камердинера его величества, и узнать, когда я заступил на дежурство, когда ушел и отлучался ли куда-либо.  Я не знаком ни с кем из семейства Зайдо, я не знаю, зачем некоему неизвестному понадобилось называться моим именем, - возможно, он рассчитывал таким образом проникнуть в дом, - но знаю точно, что моей супруге, невинно пострадавшей, сейчас нужен покой и отдых. Что касается других свидетелей, - вдруг сообразил добавить  Луи-Франсуа, - могу посоветовать вам обратиться к графу де Монтрезору – кажется, кто-то из его людей что-то видел. Кстати, господин граф сейчас как раз обедает у нас.

+3

16

Смешавшись на миг, Мезьер поспешил заверить г-на графа, что ему и в голову не приходило подозревать того в чем бы то ни было - что, однако, не помешало ему принять сказанное тем к сведению, и если он и отметил, что минуту назад г-жа де Бутвиль отнюдь не выглядела как жертва столь возмутительного насилия, то вслух он это наблюдение выражать не стал.

- Я непременно побеседую с господином графом, - пообещал он, - и благодарю вас премного, сударь, за эти известия. Сударыня, я понимаю, сколь огорчителен для вас этот разговор, и искренне сокрушаюсь о печальной необходимости… гм. Если позволите, надолго ли вы потеряли дар речи?

Разумеется, сказать прямо, что благородная дама лжет, тем паче в присутствии ее мужа, Мезьер никак не мог - если не хотел оказаться перед необходимостью подтверждать свои слова с оружием в руках. Однако человек не оказывается на должности заместителя г-на бальи в столице Бургундии, не обладая хоть какой-то изворотливостью - а Мезьер вполне допускал к тому же, что г-н граф просто глуп и не понял еще, что им обоим морочат голову.

+1

17

Луи-Франсуа очень вовремя напомнил, что мадам де Бутвиль нужен покой и отдых. Любой нормальной даме, случись ей такое пережить, нужен был бы покой и отдых... А еще дамы бывают нервными, у них случаются истерики...                         - Ах, ну как бы я могла это запомнить?! - воскликнула Эмили, думая, получится ли у нее заплакать. - Они там убивали друг друга... У меня до сих пор все как в тумане и колени дрожат! Кажется, мы как-то оказались в гостиной... И я что-то делала, может, и кричала... Но я не помню!
И она закрыла лицо руками.

- А описать его, этого незнакомца, вы можете? - сочувствием в голосе чиновника и не пахло.

- Луи, ну что это?! - взмолилась мадам де Бутвиль, оторвав ладони от измученного личика и со слезами глядя на мужа.

+1

18

У Бутвиля не было сомнений касательно хитроумия и коварства служителей французского правосудия,  и вопрос насчёт ”дара речи“ ему очень не понравился. Эмили страдала, пусть по вине собственного легкомыслия, но видеть это было мучительно.  Комедию пора было кончать. Граф укоризненно взглянул на Мезьера:
       - Сударь, вы же видите, что госпожа де Люз сейчас не в состоянии внятно изложить события. Женщинам свойственно расстраиваться, когда опасность уже миновала. Успокоившись, она сможет припомнить и рассказать больше, не  так ли, мадам? Вам лучше прийти к нам еще раз - попозже. Я же сообщил вам уже всё, что знаю.

+1

19

Мезьер, знавший не хуже своего высокопоставленного собеседника, что король вот-вот покидает Дижон и второго шанса расспросить г-жу де Бутвиль у него не будет, никаких иллюзий не испытывал: если он вернется завтра, никого тут уже не будет, а если через пару часов, бедняжка будет еще не в состоянии говорить. Тем не менее, цепляясь за соломинку, он сделал отчаянную попытку добиться хоть какого-то результата:

- Могу я просить вас, сударь… сударыня… написать мне, что же произошло? С дороги? Видите ли, это серьезное дело… убийство дворянина… я надеялся, что вы, господин граф… я думал, это… госпожа де Зайдо собиралась писать самому королю… с благодарностью…

Надеяться узнать правду он, разумеется, не мог, но ложь, как говорил его лакей Пьер, редкостная умница и доморощенный философ, бывает очень говорящей. А вдруг король задержится? Или г-н бальи решится просить его оставить здесь г-на графа… до выяснения?..

+1

20

- С благодарностью?... - графиня посмотрела на Мезьера так, будто на лбу у него выросло не меньше, чем вишневое дерево. - Но, господи, за что же и кого ей благодарить?!
Она отрешенно так подумала, что Мезьер, наверное, не в себе, хотя на сумасшедшего он похож не был. Но бывает ведь, что люди в целом нормальные, а как дело коснется какой-нибудь определенной мелочи, тут то они и начинают нести всякую чушь, и хорошо, если на людей не бросаются... Или это бедная госпожа де Зайдо с ума сошла о горя, потому что Эмили представить себе не могла, чтобы несчастная женщина кого-то стала благодарить за гибель своего сына. Даже короля, хотя причем тут король?..
Мадам де Бутвиль растерянно глянула на мужа.
- Ведь такое горе!

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Жизни на грани » Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня.