Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз сталкивается с загадкой, герцогиня де Монморанси беседует со священником. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Мари-Флер впутывается в шантаж.

Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье с помощью гг. Портоса и «де Трана» устраивает ее величеству посещение театра.
Трудно быть братом... Декабрь 1628 года: Встретившись после многих лет разлуки, братья де Бутвиль обнаруживают, что не всегда сходятся во взглядах.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский знакомится с г-жой де Бутвиль. Прибыв в охотничий домик в роли Немезиды, герцог примеряет уже маску Гестии.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.

Полуденный морок. 29 ноября 1628 года: Маркиз де Мирабель пытается помириться с г-жой де Мондиссье.
О милосердии, снисходительности и терпимости. 29 октября 1628 года: Завершив осаду Ларошели, кардинал де Ришелье планирует новую кампанию.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: кардинал де Ришелье расспрашивает Лавардена и д'Авейрона об интриге, в которую те оказались впутаны: кто нанял королевского мушкетера, чтобы затем сдать всех дуэлянтов городской страже? И что важнее, зачем?
Без бумажки ты - букашка... 3 декабря 1628 года: Пользуясь своим роковым очарованием, миледи убеждает Шере оказать ей услугу, которая может ему еще дорого обойтись.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » От переводчика » Собственность и наследование


Собственность и наследование

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Информация в этой теме, выложенная от ника Перо, была собрана игроками первых двух сезонов игры на форуме http://francexvii.borda.ru/.
Изначальное авторство постов можно посмотреть здесь

0

2

Во Франции, как и практически везде, практиковалась примогенитура – т.е., наследником по умолчанию был старший сын. Это не означало, что владелец земли (или иной собственности) не мог передать ее кому-то другому, но на практике, по-моему, лишение наследства происходило очень редко.

В ситуации, когда речь шла о семье, ограниченной в средствах, наследство не делилось. Вообще, в «наше» время, поместье на части не делится в принципе (хотя владелец и мог продать отдельные фермы, или что там). Это и объясняет, почему младшие дети становились военными или священниками – это были единственные приемлемые для дворян способы заработать себе на жизнь. Даже в случаях, когда семье принадлежало больше одного поместья, дробить наследство никто особенно склонен не был, и это верно даже для очень богатых семей. (Кстати, аббатства или епископства, пожалованные тому или иному члену семьи, зачастую передавались внутри семьи; так, например, Люсонское епископство было пожаловано кому-то в семье Ришелье и передавалось в ней. Это не наследство, т.е., это незаконно, но это было что-то вроде традиции.)

С другой стороны, наследник (новый глава семьи), как правило, считал себя обязанным позаботиться о младших братьях и сестрах. Это делалось, в частности, путем предоставления им денежной помощи или приданого.

О приданом. В приданое давалось то, что можно было выделить. Если семья богатая, то дочь (как правило, старшая – младших обычно отправляли в монастырь, см. ниже) получала больше; бедная – меньше или вообще ничего. Это был в какой-то мере вопрос престижа, желания, любви… обязательства тут не было. Помнится, я видел что-то об обязательной порции дочери, но даже если так, это были какие-то гроши, которые выплачивались монастырю, в которую оную дочь отдавали. Если посмотреть биографию нашей принцессы де Гонзага, то ее младшие сестры пошли в монастыри, чтобы увеличить ее долю (не думаю, что по собственной воле).

О денежной помощи. Помните, какую сумму почтенный г-н д’Артаньян-отец дал д’Артаньяну-сыну, отправляя его в Париж (считая также оранжевого мерина)? В более богатых семьях давали больше, но суть та же. Источником такой помощи мог быть и старший брат, и даже младший брат, если он преуспел на службе. Как правило, родственникам помогали – в частности, преуспевшие при дворе дворяне выпрашивали для родственников источники дохода, вроде аббатств, пенсий или рент, у своих покровителей – это происходит, например, в «Мемуарах графа де Рошфора»).

0

3

Ливанцев К. История средневекового государства и права

Феодальные отношения сказались на особенностях в наследственном праве. Движимости, а также благоприобретенные недвижимости, переходили по наследству кровным родственникам. В первую очередь призывались к наследованию нисходящие (дети, внуки), между которыми имущество делилось поровну, независимо от пола и возраста.

При отсутствии нисходящих имуществ наследовали восходящие (родители); если не было восходящих, к наследству призывались боковые родственники (братья и сестры).
Родовые имущества могли наследоваться только нисходящими и боковыми родственниками. В отношении последних действовало правило: «отцовское имущество — отцовской родне, материнское — материнской».

Феоды наследовались по принципу майората: переходили к старшему из наследников по праву «старшинства» или «первородства».

Что касается наследственных прав жены, то она получала либо долю общего супружеского имущества, либо то имущество, которое было назначено ей мужем в виде брачного дара при заключении брака.

Наследование по завещанию более широко допускалось на юге Франции, где действовало рецептированное римское право. Передать имущество посторонним с устранением законных наследников завещатель не мог. Для того, чтобы воспрепятствовать переходу родовых имуществ в посторонние руки при жизни наследодателя, его законным наследникам было предоставлено право родового выкупа имений, проданных на сторону.

0

4

в самых «сословных» европейских странах принадлежность к высшему в них сословию во множестве случаев определялась мнением окружающих — дворянином был прежде всего тот, кого общество признавало таковым.

В общем-то, удивительного в этом ничего нет, т. к. до образования бюрократических государств конца XVII-XIX в. сословные границы были достаточно размыты, а состав высшего сословия тогда четко не фиксировался (в большинстве крупных стран вообще никогда не было общегосударственных «реестров»). Состав же этот постоянно менялся. Дворянские роды возникали и угасали порой очень быстро. Напр., во Франции к 1500 г. роды, насчитывавшие не менее 4-х поколений, составляли лишь 20%, в Нижней Австрии из имевшихся в 1580-х годах 198 рыцарских родов к 1620 г. 121 род угас, а из аноблированных за этот период 78 новых родов, 27 также уже успели угаснуть, в Чехии к исходу XVII в. осталось только 15% дворянства (и чехи, и немцы), известного здесь к началу того же столетия и т. д. Во Франции к XVIII в. только около 5% дворянства восходило ко временам до XV в.

Разумеется, официальное аноблирование предполагало выдачу официальных документов (патентов, аноблирующих королевских писем, документов о покупке и занятии аноблирующих должностей), однако наиболее почетным считалось дворянство тех, кто принадлежал к нему «природно» и никогда не был аноблирован, о чьем дворянстве «и так все знали» (никому не пришло бы в голову просить у кого-то из Роганов или Монморанси предъявить какие-то доказательства, да и не было у них никакой «бумаги»).

В условиях отсутствия официальных государственных реестров дворянином считался тот, кто вел дворянский образ жизни: владел фьефом (дворянской землей с условием военной службы) и признавался таковым окружающими (во Франции с 1270 до 1579 г. владельцы фьефов с 3-го поколения и официально аноблировались). В Северной Италии вообще не было строгих границ между дворянством и городским патрициатом и принадлежность к дворянству базировалась главным образом на репутации рода (в конце XVII в. все патрицианские роды ipso facto были признаны дворянскими). В Англии же еще с ХIII в. известный в своей округе землевладелец, имеющий годовой доход 40 ф. ст. не только имел право, но был обязан под угрозой штрафа принять звание рыцаря. Позже специальные герольды сами выявляли в провинции соответствующих лиц, которые затем причислялись к дворянству (предложение Дизраэли в XIX в. и пэрство автоматически давать лицам с определенным доходом, находилось в русле этой традиции).

Но значительное число дворянских родов (в той же Франции) возникло вообще «явочным порядком» без какой-либо легитимизации кроме признания общественным мнением — просто «по факту». Так, в Провансе к 1789 г. насчитывался 761 дворянский род. Из них 33 было известно до 1400 г., 75 возникло в 1400-1550, 220 — в 1551-1673, 111 — в 1674-1716 и 322 — после 1716 г. При этом в каждый период порядка трети родов (21 из 75, 86 из 220, 33 из 111, 151 из 322) появились в порядке «самоаноблирования» или «по факту положения» (вне официального пожалования или занятия аноблирующей должности), но признавались общественным мнением и государство их статус не оспаривало. Хотя при Людовике XIV практика самовольных аноблирований стала пересекаться, а в 1715 г. была аннулирована даже часть официальных аноблирований за предшествующую четверть века, статус давно существующих родов не был затронут, и они продолжали считаться дворянскими.


отсюда

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » От переводчика » Собственность и наследование