Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



Восток - дело тонкое. 1616 год, Тунис, Бизерта: Юный Франсуа де Ротонди знакомится с Франсиско де Варгасом, который знакомится с нравами Туниса.
Письмо счастья. 12 февраля 1629 года.: Г-жа де Мондиссье просит г-на де Трана помочь ей передать письмо королевы г-ну де Корнильону.
Много драконов, одна принцесса. 9 марта 1629 года.: Г-н де Ронэ и Портос готовятся похитить принцессу.
Я вновь у ног твоих. Май 1629 года, Париж.: Арамис возвращается к герцогине де Шеврез.

Денежки любят счет. Февраль 1629 г.: Луиза д’Арбиньи прибывает в поместье Вентьевров.
О пользе зрелых размышлений. 11 февраля 1629 года: Г-н де Валеран рассказывает Марии Медичи о попытке королевы спасти г-на де Корнильона.
Слезы ангелов. Северное море, июнь 1624 г.: После захвата голландского корабля капитан Рохас и лейтенант де Варгас разбираются с добычей.
Гуляя с ночи до утра, мы много натворим добра. 3 февраля 1628 года.: Роже де Вентьевр и Ги де Лаварден гуляют под Ларошелью.

Пасторальный роман: иллюстрация. Декабрь 1627 года: Принцесса де Гонзага позирует для портрета, Месье ей помогает (как умеет).
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Невеста без места. 12 февраля 1629 года.: Г-н де Вентьевр и "г-н д'Арбиньи" узнают о скором прибытии "Анриетты".

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Пример бродяг и зерцало мошенников. Май 1629 года..: Г-н де Лаварден узнает, что его съели индейцы, а также другие любопытные подробности своей биографии.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Пасторальный роман, у печатника. Ноябрь 1627 года.


Пасторальный роман, у печатника. Ноябрь 1627 года.

Сообщений 21 страница 30 из 30

1

Через два дня после эпизода Пасторальный роман, глава первая. Ноябрь 1627 г.

https://images.fineartamerica.com/images-medium-large/engraving-of-a-16th-century-printing-press-.jpg

С другой стороны, там тоже можно печатать.

0

21

Мария уже успела взять себя в руки  и продумать весь дальнейший план действий.
Поэтому она прежде всего обернулась к книготорговцу.
-У вас плохая память,мэтр Домье.  - произнесла она с ледяным спокойствием. - "Каритею" я покупала у вас в прошлом месяце. Вместо этого, будьте добры, заверните мне это сочинение достопочтенного Франциска Сальского: я уверена, моя дорогая тетя Шарлотта, - тут она обратилась к мадам де Бросс, - не откажется принять от меня этот скромный подарок, как дань моего искренного восхищения и любви.
Последняя для виду что-то забормотала, но принцесса не обратила на это никакого внимания. Ей была достаточно известна любовь почтенной вдовы к подаркам, и она не сомневалась, что, не успеют они еще покинуть галереи Лувра, как "дорогая тетушка Шарлотта"  выклянчит еще пару подарков.
Покуда мэтр Домье и его помощник возились, заворачивая книгу в оберточную бумагу, Мария повернулась к принцу, и тихонько, чтобы слышал он один, прошептала:
- О, ваше высочество, ваш страстный пыл пугает меня... Но я должна признаться, что не в силах противостоять желанию увидеться снова, хотя бы ради того, чтобы объясниться... без посторонних глаз. Увы, мы, бедные женщины, не столь свободно располагаем своим временем, как вы, мужчины, и я мало куда могу выйти без того, чтобы докучливые любопытные не следили за каждым моим шагом... Мне говорили - сама-то я, конечно, не имею такого опыта, - что некоторые дамы назначают невинные встречи своим друзьям в церкви, - что может быть благопристойнее?

Отредактировано Мария де Гонзага (2018-10-08 06:17:21)

+1

22

Маневр принцессы восхитил Гастона до глубины души: наблюдая, как и прочие, за тем, как суетится печатник, хватаясь то за один, то за другой из бракованных оттисков в поисках подходящего листа бумаги, чтобы завернуть подарок для ее тетушки, он и сам едва не пропустил мимо ушей ее шепот. Не без труда подавив желание прямо тут же сжать ее высочество в страстных объятиях, он поспешно принялся вспоминать парижские церкви - куда бы принцесса могла отправиться одна, не пробудив подозрений? В обычную свою церковь - несомненно! В Лувр? Но там их увидят все, кто только можно, и никто не оставит в покое! Даже в Сен-Жермен л’Оксерруа нельзя - там все равно знакомых больше чем карманников на Новом мосту! Какая-нибудь никому неизвестная церковь? Нет, это мужчинам легко пойти куда угодно, а принцесса не может решить вдруг посетить мессу в… Черт! Как его звали, этого проповедника? Или перчаточника?

- Оратория кардинала! - воскликнул Гастон. Ну конечно же, на улице Сен-Жак - и каков предлог! Осталось лишь узнать, когда его преосвященство снова станет метать громы и молнии против ларошельских еретиков, и дело в шляпе! - Вы же захотите послушать кардинала де Берюля?

Оба придворных уставились на его высочество во все глаза, и выражения их лиц были такими, что принц чуть не захихикал. И это при том, что Брион сам же и восхищался г-ном кардиналом!

0

23

Глаза принцессы вспыхнули от восторга, вызванного, как мы должны с прискорбием признать, отнюдь не религиозным пылом. Какой же он умный, и как это здорово - встречаться с таким мужчиной, как Гастон, способным придумать выход из любой ситуации!
В самом деле, в той церкви, которую обычно посещали герцогиня де Лонгвиль вместе со своими домочадцами, принцессу слишком хорошо знали.  К тому же тамошний каноник был ее духовником, и наверняка бы заметил появление принца подле своей духовной дочери.
Но церковь Сен-Жак! В ней ее высочеству еще ни разу не довелось побывать. К тому же о проповедях знаменитого кардинала очень много толковали в свете, и, кажется, на днях одна из дам, пришедших в гости к ее тете, расхваливала его... Не будет ничего странного, если принцесса тоже пожелает его услышать...
-О, да, ваше высочество! -воскликнула принцесса. -  Вы угадали мое самое заветное желание! Я так много слышала о его блистательном красноречии, и о том, как великолепно он изобличает пагубные измышления гугенотов! Но, увы, до сих пор мне так и не удалось услышать его лично, а между тем я чувствую, что мой долг истинной католички предписывает мне непременно посещать его проповеди!
Мадам де Бросс, с алчностью поглядывая на тугой кошелек, который Мадлен вытащила из кармана, чтобы расплатиться, важно покивала головой. Все это время она была слишком занята изучением книги, чтобы обращать внимание на то, о чем говорилось за ее спиной, да к тому же слегка глуховата.
Но обрывки последних фраз донеслись до почтенной вдовы, вызвав ее глубокое одобрение. "А этот молодой человек совсем не такой легкомысленный, как казалось сперва, - подумала она.- Вот какую замечательную душеполезную беседу ведет он с этой вертихвосткой, моей родственницей".
И мадам де Бросс сурово поджала губы. Ей не нравились поведение и наряды принцессы, которой, впрочем, могло послужить некоторым извинением то, что пагубный пример ей подавала собственная тетя.
Как это прискорбно, когда почтенная вдова, такая, как герцогиня де Лонгвиль, ведет такой ужасный образ жизни, наряжается в жуткие новомодные наряды, устраивает у себя дома чуть ли не бордель, приглашает не только дворян, но еще и этих омерзительных мещан. Подумать только, на днях у нее в гостях был даже какой-то адвокатишко!
И как это прискорбно, когда по-настоящему достойные люди из-за нужды вынуждены жить у подобной родни. Мадам де Бросс пожевала губами, и мысли ее снова обратились к кошельку. Книга- это, конечно, неплохо, но, интересно, удастся ли до конца прогулки еще что-нибудь выжать у мадемуазель де Гонзага?
Наступил новый месяц, а это означало, что шевалье де Бросс вскоре пришлет письмо своей маменьке и опять попросит у нее денег. Бедный мальчик, он так нуждается, а жалованье, как всегда, задерживают. В прошлом месяце шевалье написал ей, что во время штурма Ла-Рошели, когда он героически бросился вперед, желая водрузить знамя на стены крепости, гугеноты пулями изрешетили его шляпу до того, что надеть ее не представляется возможным, и очень просил выслать денег на новую. Это было так печально, потому, что всего за месяц до того его шляпу унес ворон, и только с помощью мадам де Бросс ему удалось купить новую. А в сентябре шевалье лишился плаща,причем в то самое время, когда ему удалось захватить в плен герцога Бэкингема. К сожалению, остальным французам не хватило храбрости его поддержать, и англичане отбили своего герцога назад, заодно изрубив ударами шпаг плащ господина де Бросса.
Так, во всяком случае, написал сам шевалье в письме своей маменьке, и мадам была уверена, что это такая же истина, как Святое Писание. Она никак не могла понять, почему ее сына до сих пор не сделали коннетаблем, ведь, судя по всему, вся французская армия только и держалась на нем.

Отредактировано Мария де Гонзага (2018-10-09 06:25:25)

+2

24

Столь убедительно прозвучал ответ принцессы, что Гастон сам едва не поверил, что его предложение вызвало в ней такой искренний отклик только благодаря кардиналу де Берюлю. Ухмылка Бриона, однако, подтвердила ему, что влекла ее отнюдь не проповедь, и, бросив быстрый взгляд на явно заинтересовавшуюся их беседой тетушку, он понизил голос.

- Тогда я увижу вас на ближайшей его службе, - страстно прошептал он. - Пока все слушают, мы сможем сбежать, а потом вернуться незамеченными. Любовь моя, - он поднял горящий взор от корсажа ее высочества к ее карим, словно у лани, глазам, почти не задержавшись у точеных губ, - смею ли я просить вас?..

Он выдержал кратчайшую паузу, не столько убеждаясь в ее согласии, сколько подчиняясь правилам приличия. Здесь следовало предложить даме подарок, но Гастон не задумался о том, чтобы взять что-то с собой, а приобрести что-то тут, не зная толком ни вкусов своей пассии, ни ее библиотеки… ах, да!

- Прошу вас, - прошептал он, - надеть что-нибудь… яркое. Чтобы… чтобы… - в последний момент он нашел подходящее объяснение: - Чтобы оттенить вашу красоту. Ну, чтобы она не ослепила меня уже в дверях.

Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что не стоило объяснять, что он хочет упростить себе поиск той единственной и неповторимой в битком набитом храме господнем. Конечно, других таких как дама его сердца, не было и не могло быть, но в серый день, в полутемной церкви, достоинства ее могли не так бросаться в глаза.

0

25

Мария затрепетала, услышав эти слова. Все это звучало так упоительно, точно начало чудесного приключения. Нельзя сказать, что до сей поры в жизни принцессы было много приключений, но сейчас она поняла, что именно этого, риска, щекочущего нервы, ей всегда и не хватало. Тайная встреча и бегство, пусть и ненадолго, с настоящим принцем крови- что может быть восхитительнее?
Просьба принца не поставила ее в тупик. Марии, с ее яркой внешностью, очень шли насыщенные тона, и в ее гардеробе было немало ярких вещей. Но если надеть нечто подобное с самого начала, затеряться в толпе ей не удастся, - службы в церквях посещало множество горожан, обычно носивших одежду темных и неброских цветов. А, вот, придумала!
- У меня есть алое платье, - шепнула принцесса - и прекрасный убор из алмазов и жемчуга, подарок отца. Я надену их под серый плащ.
В полумраке церкви она сможет слегка распахнуть плащ, и драгоценности заискрятся, точно звезды, неотвратимо привлекая к ней принца.

+1

26

Гастон чуть было не сказал, что ему ни капельки не помогут алое платье, алмазы и жемчуга, скрытые под плащом, но вовремя спохватился: конечно, он ее узнает - как можно не узнать даму своего сердца? Ну придется подобраться поближе к алтарю, так в первый раз, что ли? Он и с хоров подглядывал в свое время, чтобы заглянуть за корсаж этой, как ее?.. и даже за алтарь пробирался, и в ризницу, и в крипте прятался, так что, он не найдет, откуда ее увидеть?

- Жемчуга не так чисты как ваши глаза, - заверил он принцессу, - а бриллианты сияют не ярче вашего взора… то есть… я хотел сказать, это прекрасно! Как вы!

В конце концов, можно же сказать, что взор сияет, не так ли? А ее высочество и вправду была прекрасна, и выбранное ею платье несомненно… особенно алое… В голову его высочества неожиданно полезли вовсе не подходящие сравнения, которые он отринул неимоверным усилием воли - ну кто же думает о Библии на глазах у Прекрасной дамы?! Особенно если она Астрея, пастушка… интересно, есть ли в Аркадии Библия?

На этом вопросе поток мыслей Гастона внезапно свернул, словно наткнувшись на невидимую преграду, и принц обернулся к полке, на которой все еще стояла раскрытая на гравюре книга.

- Вот! - схватив увесистый томик, он перебросил его мэтру Домье, который, к счастью, оказался достаточно прыток, чтобы его поймать. - Заверните! То есть сначала переплетите как следует! Для ее высочества! В красную кожу. Алую! С гербом - у вас же есть?..

Мэтр Домье только кивал - точь-в-точь болванчик на малых настольных часах в Люксембургском дворце.

+1

27

-О! - произнесла принцесса, вспыхнув. - Как вы любезны, ваше высочество! Эту книгу...эту книгу я всегда буду хранить.
Идея принца показалась ей просто восхитительной. Быть может, незамужней девушке не стоило принимать подарка на первом же свидании, но, с другой стороны, все события развивались так стремительно и восхитительно, что ей казалось, будто она знает этого прекрасного юношу с детства, и она даже не задумалась об отказе.
- Эту книгу.. -сказала она, - эту книгу я буду держать в руках в тот день, когда отправлюсь слушать проповедь великого кардинала...
Получилось несколько двусмысленно. Держать в руках любовный роман, когда он пойдет в церковь? Такой поступок вряд ли украсил бы хорошую католичку. Но, по правде говоря, Мария была уверена, что у бога столько дел, что ему некогда приглядывать за поступками молоденьких девушек, даже, если они принцессы.

+1

28

Восторг, выразившийся на лице Гастона, был непритворным, пусть вызвало его не согласие принцессы принять его скромный дар, а соображение куда более прозаическое: книга в алом переплете будет, несомненно, бросаться в глаза в храме Божьем, и обнаружить ту, что ее держит, сразу окажется легко.

- Слышите, милейший? - имя владельца лавки принц запомнить не удосужился. - Чтобы завтра к утру было доставлено, или я душу из вас вытрясу!

- Ваша милость! - переполошился мэтр Домье. - Никак так скоро не обернемся, это ж клей, ваша милость, он же высохнуть должен, без того никак! И да разве ж он будет в будний день-то проповедовать, господин кардинал? Никак не будет, а коли не будет…

Здесь он втянул голову в плечи, явно опасаясь, что наговорил лишнего, и метнул умоляющий взгляд - на г-жу де Бросс, отчего-то, как если бы на принцессу он и посмотреть боялся.

- Значит, завтра вечером, - неохотно согласился Гастон, щедрой рукой высыпая на ближайшую ровную поверхность горсть монет. Одна, прокатившись по столу, зазвенела на полу и провалилась в щель между половицами, и мэтр Домье, уже дернувшись за ней, спохватился и отвесил низкий поклон.

- Будет сделано, ваша милость, только позвольте уж, может, послезавтра к утру? А то видите ли, клей…

Гнев его высочества, готовый уже излиться на печатника, утишило неожиданное появление его помощника, тащившего курившийся парком кувшин, источавший ароматы корицы.

- О, - оживился Брион, - наше вино! Вина, дорогие дамы? Кружку, бездельник!

- Несколько, - поправил Гастон и снова обернулся к принцессе. - Неужели я еще столько дней не увижу вас?! А вы не бываете у госпожи де Рамбуйе?

Конечно, он предпочел бы увидеться с ней наедине, но на худой конец сойдет и салон - даже салон ее тетушки герцогини подошел бы, а у маркизы за ними хотя бы не будут следить родственники.

0

29

-Да, разумеется, ваше высочество. - ответила Мария. - Мы с тетушкой часто бываем у нее. Тетя очень дружна с мадам маркизой, а я- с ее старшей дочерью, Жюли д'Анженн.
Слегка улыбнувшись, принцесса подумала, что дружба эта несколько странная. Тетя и маркиза расточали друг другу любезности, но втайне, кажется, слегка завидовали друг другу.
Что до нее самой, то от природе страстной и пылкой Марии подчас казался невыносимым характер надменной Жюли. Признавая за нею красоту и ум, принцесса тяготилась этой ледяной дружбой, и в глубине души считала, что, если бы не влияние ее матери, вряд ли бы кто-то пожелал ухаживать за Жюли.
-О нет, благодарю вас, сударь, - обратилась она к Бриону, который, кажется, уже собирался плеснуть ей в кружку вина. -В этот час дня дамам лучше не пить вина, это плохо сказывается на цвете лица.
Про себя принцесса содрогнулась, взглянув на кружки, которые принес Домье. Грубые оловянные, кажется, еще и плохо вымыты, и вино из ближайшего трактира! Бр! Решительно, некоторые вещи могут стерпеть только мужчины!
-Прошу простить меня, ваше высочество. - обратилась она к Гастону. - Для меня было огромной честью увидеть вас в этом заведении, но думаю, что мы с дорогой тетушкой уже и так слишком задержались. Нам нужно сделать еще несколько покупок, а сейчас темнеет рано, и нам будет страшно возвращаться домой.

+2

30

М-ль д’Анженн, с точки зрения Гастона, всегда говорила как по-писаному, и ему поэтому совсем не нравилась - как с книгой разговаривать! А кроме того, ей все восхищались, и она это знала, а принц предпочитал женщин, которые понимали, какую честь он им оказывал своим вниманием, а не таких, которые обдумывали, снизойти до наследника престола или не снизойти. М-ль де Гонзага была много больше в его вкусе, и у нее было замечательное чувство смешного, да и внешне она была куда привлекательнее, и Гастон кивнул оттого, услышав ее имя, столь безразлично, что принцесса могла быть спокойна за свою превосходство. Если, однако, она рассчитывала на то, что он вызовется ее сопровождать, то ее ждало разочарование. Гастон заметил намек, что вообще-то было для него редкостью, но предпочел сделать вид, что не понял - во-первых, вино, судя по замечаниям Бриона, было недурным, во-вторых, ему не терпелось похвастаться перед ними своей новой пассией и услышать их восторги, а в-третьих, мадам де Бросс была не той спутницей, которая обещала сделать такое сопровождение приятным.

Потому Гастон, а следом за ним его друзья низко поклонились ее высочеству и, проводив ее восторженными взглядами и комплиментами, допили, затем снова наполнили, а потом вновь опустошили свои кружки, после чего, обнаружив, что кувшин опустел, отправились в ближайший кабак.

Эпизод закончен.

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Пасторальный роман, у печатника. Ноябрь 1627 года.