Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Кастинг на роль ее высочества. 27 февраля 1629 года, вечер: Г-жа де Вейро отказывается отдать роль принцессы своей горничной.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Король-олень. 9 января 1629 года: Гастон Орлеанский делится с братом последними слухами о королеве.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
Друг моего друга. 18 декабря 1629 года: Д’Артаньян ревнует Атоса к Кавуа.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Украдем вместе. 27 февраля 1629 года.


Украдем вместе. 27 февраля 1629 года.

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

...

0

2

План вовсе не казался Клоду гениальным, но принц сгорал от нетерпения. И был уверен в успехе. Принцам простительно быть самоуверенными, но кто-то должен подумать об их безопасности. Сейчас подумать о ней выпало графу де Монтрезору, потому что... потому что никто из их кружка об этом не позаботился, а для остальных будущая эскапада брата короля должна была остаться тайной. Что же до безопасности... Первая кандидатура, пришедшая графу на ум, был Теодор де Ронэ. До Парижа, правда, они, к счастью, доехали без приключений и с удовольствием, по крайней мере, со стороны графа. И, подумав о том, кто может пригодиться в будущем предприятии, вечером двадцать седьмого февраля его светлость сам постучал в двери квартиры бретера. Отослав портшез дожидаться за углом.

+1

3

Отворил графу Паспарту. Который, хоть и держался в сторонке, тише воды ниже травы, во время их совместной поездки в Париж, проникся к нанимателю своего господина очевидным почтением. И потому низко поклонился сейчас, а затем, и не подумав спросить у хозяина, проводил гостя в комнату. Не дав Теодору даже время убрать со кровати раскладной столик и исписанные черновики, не говоря уже о том, чтобы вылезти постели.

– Пресвятая дева, – бретер только головой покачал. Проводил взглядом подсвечник, который слуга переставил на стол. – Какой приятный сюрприз, граф. Хотите вина?

Он смахнул бумаги в щель между кроватью и стеной. Сложил столик. И Паспарту убрался по его знаку, прихватив с собой кружку, стоявшую на полу. Там, где до нее было проще всего дотянуться, не вставая.

– Вы нашли меня в глубочайшей тоске, коей проникнуты часы мои до последней минуты. Садитесь, – Теодор гостеприимно похлопал по краю кровати. А затем и указал на табурет, оставляя решение за Монтрезором. – Мои клинки ржавеют от слез, а чернила сделались почти прозрачными – от них же. Скажите же, что вы пришли развеять мою грусть!

Он поменял местами подушки, устраиваясь поудобнее, и вопросительно глянул на графа. Никто не сказал бы по его улыбке, что у него есть причины для печали, не говоря уже о ней самой.

+3

4

- Благодарю, хочу, - Клод окинул взглядом простую обстановку комнаты, усаживаясь на табурет. Книги, книги... И все же шевалье де Ронэ, похоже, был совсем небогат, и это было на руку планам графа. - Надеюсь, мне удастся утешить ваши клинки.

- А! – во взгляде бретера вспыхнул огонь. – Я сгораю от любопытства.

- Авантюра, - улыбнулся Монтрезор, - сущая авантюра, но может оказаться забавной и уж точно оплачиваемой. Нужен верный человек и верная рука, и, сказать по чести, я не могу найти никого, кто подходил бы лучше вас.

- Я не силен в интригах, – предупредил бретер. То ли не заметив комплимента, то ли приняв его как должное. – Начните с имени.

- Нужна всего лишь охрана. Его высочество нешуточно увлечен...

+3

5

– Принцессой де Гонзага, – кивнул Теодор. О любви принца к юной красавице в салоне мадам де Рамбулье сплетничали еще до его отъезда. А накануне только и говорили, что об устроенной его высочеством серенаде. – Или уже не ей?

Он бы, пожалуй, удивился. Мадемуазель де Гонзага слыла не только ученой, но и умной. А принц был заманчивой добычей. Но если ему требовалась охрана… охрана указывала скорее на ревнивца.

Так или иначе, в отсутствие монсеньора Теодор был предоставлен самому себе. Не видел ни малейшей причины не помочь влюбленному. И по его лицу это было хорошо видно.

+2

6

- Есть ли кто-нибудь, кто еще не знает об увлечении его высочества? - улыбнулся Монтрезор. - Вы совершенно правы, это мадемуазель де Гонзага. Я даже не спрашиваю, могу ли довериться вашему слову о том, что покуда все остается в тайне. Но дело действительно пока секретно.
Клод вздохнул. Сам обсуждая с Месье детали будущего предприятия, в успех он до конца не верил.
- Господин герцог не хочет более ждать. Потому мы решили... Ну, в общем, решили увезти принцессу!

+2

7

– Увезти? – Теодор отбросил одеяло. И оказалось, что он одет – не хватало лишь камзола и сапог. – Похитить? Из Венсенского замка? А что она говорит?

- Понятия не имею, - хмыкнул Клод. - Поскольку она о том ничего не знает.

– Я не увожу девиц против их воли, – предупредил Теодор. – Но вряд ли это наш случай. Каков ваш план?

- Принцесса каждый день выезжает на верховую прогулку. Охрана с ней больше для вида — никто не думает, что она может куда-нибудь сбежать, или кто-то решится на нее напасть. Достаточно просто повстречаться... и уехать.

– Просто?! А?.. – Теодор прикусил язык. Подобрал с пола упавший черновик. И выбрал самый невинный из вопросов: – У вас есть для нее смена одежды?

Отчего-то на месте принцессы де Гонзага он представил себе мадам де Вейро. Которая оказалась от похищения совершенно не в восторге. И перемена платья была самым меньшим, что надо было ей предложить.

+3

8

- Смена одежды? - опешил сиятельный граф, захлопав по-девичьи длинными ресницами, и сразу стало видно, насколько он еще молод. - Зачем?.. Ах, да...
Ни о смене одежды, ни о чем подобном, они не думали, даже в голову не пришло, и Клод только сейчас понял, что молодая избалованная принцесса, возможно, не сможет скакать верхом два дня почти без перерыва. Возможно, ей захочется удобств, теплой постели... Горничная еще, иначе как она будет раздеваться?.. Месье же не посягнет на девичью честь до венчания... Не в этом случае...
- Черт!..

Отредактировано Монтрезор (2018-09-19 21:49:52)

+4

9

Теодор невольно засмеялся. И, уже сев на кровати, снова откинулся на подушку.

– Перемена одежды, – перечислил он, – подставы для лошадей по дороге, место для ночлега, горничная. Какой-то способ сбить погоню со следа – вы не сумеете ехать быстро. Теплые перчатки, плащ…

В роли квартирмейстера для кардинала де Лавалетта и герцогини де Шеврез он кое-чему научился. Достаточно, чтобы посочувствовать принцессе.

– Увезите лучше ее величество, – предложил он. – На следующий день она сама предложит его высочеству этот брак.

+3

10

- Королеву?! - удивился Клод, а потом рассмеялся совсем по-мальчишечьи: — Ох, нет, боюсь его высочество не согласится. Но, черт возьми, мы не о чем таком не подумали, а как вы правы!
Монтрезор уже прикидывал, кого пустить вперед чтобы организовать подставы  и комнату в гостинице — Жерве, наверное... Никто из придворных Месье для этого уж точно не годится. Одежда — с этим тоже можно справиться, но горничная?..
- Не представляю, как сбить со следа погоню, - немного растерянно произнес граф, - разве что переодеть Сели в платье принцессы?
Он снова рассмеялся, представив себе эту картину. Чтож, как бы то ни было, скучать принц не будет!

+1

11

Теодор представил себе, как с принцессы в ближайших кустах снимают платье. Уткнулся в подушку, чтобы переждать приступ хохота. А потом вытащил из-под одеяла томик Ронсара с вложенным в него карандашом и перевернул черновик на другую сторону.

– Венсенский замок. – Он нарисовал какую-то закорючку. Добавил к ней пятно. – Париж. Одна дорога, разумеется. Трактир «Два щита». Вам же придется где-то оставить вторую даму?

Он взглянул на Монтрезора. И понял, что объяснять не умеет.

– Половина нашей партии поедет с их высочествами, половина – с другой дамой. Которая и будет ждать в «Двух щитах». Никакое особенное платье ей не нужно, на них обеих будут плащи. И это вообще может быть служанка. После этого мы разделяемся, партия ее высочества едет в Париж, где их будет ждать карета. И горничная для ее высочества. А вторая партия едет на юг. Или еще куда-нибудь, лишь бы не назад в Венсен. Или наоборот – спросите кого-нибудь поумнее, как лучше. Но на второй дороге тоже стоит устроить подставы. А можно, чтобы его высочество как раз ехал с этой второй партией – чтобы точно отвлечь внимание.

На этом месте он снова представил себе мадам де Вейро. И насколько бы ей не понравилось, если бы ее любовник уехал с этой другой партией. Оставив ее со своими приятелями.

+2

12

Чем больше бретер говорил, тем шире восхищенно распахивались глаза графа. Он даже стал в забывчивости покусывать большой палец на правой руке — дурная привычка, которую терпеть не могла его матушка.
- Ронэ, я чувствую себя полным болваном, - признался он.  - Ваш план великолепен, вы это прямо сейчас придумали?
Он повертел в пальцах бумажку, на которой бретер рисовал план.
- Но, сказать по правде, если учитывать, что дело надо сохранить в тайне, я не представляю, кому можно поручить его претворение в жизнь. Разумеется, друзья Месье умеют хранить тайны, но, боюсь, они не справятся должным образом со всем остальным. И я, - тут он улыбнулся, - ничем не лучше прочих. Но если бы вы согласились взять организацию этого дела на себя? Разумеется, я оплачу все расходы, да и потом... его высочество не скупится, когда дело касается его желаний.

+1

13

Восхищение в глазах Монтрезора польстило бы и более искушенному человеку. А упоминание о расходах решило бы дело, даже если бы он уже не согласился. Не то чтобы мадам Пети приходила требовать квартирную плату. Но всякий раз, когда Теодор оказывался ей должен, она начинала давать советы.

– Я буду счастлив помочь, – совершенно искренне сказал бретер. – Сколько вас уже? Сколько человек охраны? Когда она выезжает на прогулку – принцесса, не охрана?

Мысленно он уже выбирал, кого пригласить. Балансэ он отмел сразу – слишком здравомыслящ. Лампурд не подходил – не та рожа. Варгас? Саруйль?

Полчаса спустя они оба вышли из дома. И Теодор проводил Монтрезора до его портшеза. А затем направился к Саруйлю и, не дойдя каких-то пол-квартала до цели, заметил свет в окнах Портоса. Который также проживал на улице Старой Голубятни – но должен был быть с королем. Или нет?

Теодор постучал. И вскоре высвобождал уже слегка онемевшую руку из лапищи гиганта. Который, по обычной своей привычке, стоял в дверях своей комнаты, не давая ничего разглядеть у себя за спиной.

– Чертовски удачно я вас застал, – бретер подумал бы, что у мушкетера в гостях женщина, не будь тот совершенно одет. – Не хотите поучаствовать в небольшом приключении?

+3

14

- Вы не меняетесь, Ронэ, - ухмыльнулся Портос.

Перед одноглазым бретером не имело смысла пускать пыль в глаза и хвастать несуществующей роскошью, тем более что тот из всех предметов роскоши ценил только хорошее оружие. Поэтому мушкетер посторонился, пропуская приятеля в комнату.

– Всякий раз вы являетесь внезапно, словно муж любовницы, и непременно с каким-нибудь приключением за пазухой! Вам нужен секундант?

+2

15

Бретер огляделся с нескрываемым любопытством – у Портоса он был впервые. Впрочем, комната оказалась обыкновенной: кровать с пологом зеленой саржи, стул в одном углу, потрепанный дорожный сундук в другом, стол и три табурета, на одном из которых стоял фаянсовый умывальный прибор. Только массивность скромной меблировки указывала на вложенные квартирной хозяйкой усилия.

– Мне нужен сообщник, – Теодор повесил шляпу и плащ на один из трех вбитых в стену у входа крюков для одежды. – Меня наняли помочь похитить невесту. Девушка согласна, родители – нет.

Он отыскал взглядом слугу. И бросил ему монету.

– Любое испанское вино. Вы не возражаете?

Вопрос был, разумеется, обращен уже к мушкетеру.

+1

16

На словах «наняли похитить невесту» глаза Портоса округлились – неужели Ронэ, которого он знал как человека несомненно благородного, мог так низко опуститься, чтобы промышлять похищением женщин! – но, услыхав продолжение, мушкетер успокоился. Стало быть, не похитить, по сути, а помочь бежать к возлюбленному, совершенно другое дело. Ничего зазорного в том, чтобы помочь приятелю и поправить финансовые дела, Портос не видел.

- Ничуточки. - Портос махнул Мушкетону, подтверждая пожелание гостя, придвинул к столу единственный в комнате стул (который, в отличие от табуретов, мог похвастаться мягкой обивкой) и жестом предложил бретеру сесть. Его немного озадачило, что влюбленный не берется за столь рыцарское дело сам, предпочтя услуги наемника.

– Не против испанского, разумеется. По поводу невесты – погодите, Ронэ, не так же сразу с места в галоп! Помочь соединиться двум влюбленным, вы имеете в виду? Чтобы отправиться под венец? Что, этот ее жених не столько храбр, сколько богат?

+1

17

Теодор уселся, стянул перчатки.

– Жених не отличается опытом в такого рода делах, – объяснил он. – Это Месье, его друзья не умнее. Если вы предпочтете не лезть на такие вершины, вам стоит только сказать.

К тому времени, когда бретер дошел до улицы Старой голубятни, у него самого начали возникать некоторые сомнения. Судьбы д’Орнано и графа де Шале достаточно говорили о том, как его высочество относится к союзникам. Или хотя о том, насколько он способен их защитить. И оттого мысленно бретер решил не называть нанимателю имена тех, кого собирался нанять сам. И оттого же был настолько откровенен.

+2

18

- Ого! – Портос с интересом воззрился на приятеля, в задумчивости теребя пышный ус. О романе его высочества с принцессой Гонзага в Париже не болтал только ленивый, и мало находилось таких, кто бы не посочувствовал разлученной паре. В самом деле, тут присутствовали все почти необходимые элементы рыцарского романа: злая мать, венценосный брат, заключенная в неприступный замок возлюбленная и принц, которому брат не позволяет проявить таланты полководца в полной мере (о последних у Портоса было вполне определенное мнение, но, с его точки зрения, отсутствие их еще не служило поводом лишать влюбленных надежды на счастье). – Стало быть, его высочество решился?

Помимо сочувствия (да и красиво, черт побери!), в пользу предложения бретера говорило еще одно: деньги. Прозаичная причина, но Месье вряд ли будет скупиться, вознаграждая своих помощников.

- Да, пожалуй, его свита вряд ли сумеет провернуть дело, - пробормотал мушкетер. – Вот провалить – это запросто… Послушайте, Ронэ, а у вас уже есть какой-нибудь план? Бежать из тюрьмы нам с вами доводилось, а вот освобождать!

+4

19

Бретер пренебрежительно махнул рукой.

– Ее высочеству разрешены конные прогулки, – сказал он. – Я отправлю завтра в Венсен моего бездельника, чтобы он узнал подробности, но пока… мне кажется, ничто не помешает им договориться на определенный день. Сколько бы человек ее ни сопровождало, в наследника престола они палить не станут, да и вообще… Перестрелять их лошадей с самого начала, и дело с концом. Другое дело, что ее величество непременно снарядит погоню. Мы с Монтрезором хотели пустить их по ложному следу – у вас нет среди знакомых какой-нибудь ловкой особы, которая согласилась бы уехать из Парижа на пару дней в обществе нескольких дворян? Под вашей или моей защитой, если таковая понадобится?

Чувства, которые он испытывал в отношении миледи, сразу же подсказали ему ее имя – и они же заставили его немедленно отвергнуть эту мысль.

+2

20

- Хм, это меняет дело, - одобрил Портос. – Неплохо придумано. Вот насчет ловкой особы…

Признаваться бретеру, что у него не так уж много знакомых женщин (а особенно женщин, которые могли бы сойти за принцессу хотя бы издали) мушкетер не согласился бы ни за какие сокровища, и потому сделал вид, что усиленно думает. Хотя обдумывать было совершенно нечего. Мадам де Бутвиль, надо полагать, не без азарта приняла бы подобное предложение и превосходно справилась с ролью… может быть! А может быть, и умудрилась бы влипнуть в какие-нибудь совершенно невообразимые неприятности и втянуть туда же своих сопровождающих. Одного этого уже хватило бы, чтобы отмести ее кандидатуру. Даже если забыть о де Бутвиле, который, конечно же, узнает все, и гарантированно будет против участия жены (ничего удивительного, Портос тоже был бы на его месте против).

- Графиня де Люз нам не подойдет! – твердо заявил он и снова задумался.

Мадам де Вейро?..
На самом деле мушкетеру не хотелось бы впутывать в хоть сколько-нибудь рискованную затею ни ту, ни другую. Южанку даже меньше, чем бывшего пажа, потому что если у графини де Люз имелся супруг, чтобы в случае чего вытащить ее из неприятностей, то у мадам де Вейро его не было.

- Черт побери, - с досадой протянул он, - ничего не приходит на ум… Постойте, а что, если предложить поучаствовать мадемуазель Делорм?

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Украдем вместе. 27 февраля 1629 года.