Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Кастинг на роль ее высочества. 27 февраля 1629 года, вечер: Г-жа де Вейро отказывается отдать роль принцессы своей горничной.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Король-олень. 9 января 1629 года: Гастон Орлеанский делится с братом последними слухами о королеве.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
Друг моего друга. 18 декабря 1629 года: Д’Артаньян ревнует Атоса к Кавуа.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года.


Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года.

Сообщений 1 страница 20 из 37

1

Продолжение эпизода Я в доме у вас не нарушу покоя... 17 декабря 1628 года

+1

2

У них все получилось. Мадам д'Эссиньи воодушевилась порученной ей ролью, гости, занятые приятной беседой, вполне благосклонно восприняли желание хозяйки встретить пирог, - Эмили даже удивилась, что все так просто. Сама она в такой ситуации, пожалуй, придумала что-нибудь более сложное и наверняка менее выполнимое, но ведь и опыта хозяйствования у нее никакого не было! Следовало поучиться у Эжени...
Они надели теплые плащи и беспрепятственно вышли из дома на темную парижскую улицу. Мадам де Бутвиль чувствовала возбуждение и легкую тревогу, и думала о том, чтобы муж не приехал за ней неожиданно раньше. Конечно, удержать людей от смертоубийства — дело благородное, вот только Луи-Франсуа это точно бы не приветствовал. Впрочем, Эмили была уверена, что и сами спасаемые совсем не обрадуются спасительницам. Но это не страшно, тут главное результат.
- А мы найдем этот пустырь без фонаря? - накидывая капюшон, поинтересовалась у подруги  графиня, подумывая, что все же было бы немного спокойнее, если бы с ними был хотя бы Лапен. Но если Эжени не боится, она что же, трусиха?!

+4

3

- Мы привлечем к себе много лишнего внимания, если возьмем фонарь, - тихо ответила Эжени. - Попробуем потихоньку дойти до пустыря, а обратно нас проводят. Они ведь не настолько злы друг на друга, чтобы бросить нас ночью на улице?

Южанка лукаво улыбнулась, хотя ей было боязно. Даже серп луны светил, по ее мнению, слишком ярко. Она очень давно не выходила ночью на улицу в одиночку. С Эмили было почти не страшно, но им обеим сейчас очень не помешал бы вооруженный и храбрый мужчина, пусть даже с пачкой нотаций о том, что в такое время приличные женщины сидят по домам!

- Сюда, направо. Здесь недалеко. Это пожарище даже днем жуткое, а ночью...  - она изобразила из плаща крылья летучей мыши, в шутку пугая подругу, потом беззвучно рассмеялась и увлекла ее в сторону сгоревшего дома, пытаясь приглушить в себе голос то ли робости, то ли здравомыслия.

+3

4

Трое гасконцев разной степени провинциальности, вывалившихся из доходного дома на углу навстречу дамам, очевидно не страшились ни сгоревших домов, ни таившихся на ночных улицах опасностей и оттого не видели ни малейшей нужды говорить тихо. Напротив даже - галдели они так, что в первое мгновение могло показаться, что их по меньшей мере семеро, и тем оглушительнее была тишина, наступившая с внезапностью падающего кузнечного молота.

- Дамы! - вскричал один из них - самый худой из троих и изрядно смахивавший поэтому на огородное пугало, сходство с которым подчеркивал залатанный тут и там камзол. - Прекрасные дамы!

Язык у него, похоже, слегка заплетался.

- Будьте благосклонны, о драгоценные… - начал другой, походивший на ворона в своем по-гугенотски простом черном платье, но тут же запнулся и закончил уже без прикрас: - Познакомимся, может?

Третий, с кислой физиономией записного пессимиста, промолчал, пялясь то на одну красавицу, то на другую, и его, если бы эта встреча произошла на три или даже две недели раньше, г-жа де Вейро могла узнать - он был одним из тех, кто устроил драку вокруг ее портшеза.

- Шевалье де Галиньян, - продолжил меж тем худой и, кланяясь, едва не потерял равновесие. - К вашим… ик!

- Какая встреча, Ам-ам-амриллис! - вскричал второй, явственно показывая тем самым, что встречать по одежке его не стоило.

- Дозвольте, - третий подбирал слова с тщанием пьяного, - сопроводить.

+2

5

Эмили только собиралась рассказать подруге, как один раз она искала клад, а нашла «привидение», а в другой раз привидением, а точнее, русалкой, представилась, появившихся пьяных поначалу не испугалась. Хотя поняла сразу, что ухать филином тут бесполезно (а ведь научил ее Лапен, и говорил даже, что у нее получается). Подумала же она в первую очередь о муже. О том, что досадно было бы, если бы он сейчас появился. Потому что... графиня де Люз не должна спорить с пьяными на ночных улицах. Однако после же первых фраз гасконцев графиня решила, что неплохо было бы, если бы Луи-Франсуа все же появился... Но его не было, и надо было что-то делать. Эмили спокойно и твердо взглянула на третьего и коротко ответила:
- Нет.

+3

6

Эмили удивилась бы, наверное, узнав, что их мысли текли по схожему пути, только мадам де Вейро жалела отнюдь не об отсутствии Бутвиля, и думала о том, что можно было, наверное, согласиться на предложение пьяных гасконцев, если те собирались провожать, и спокойно дойти с ними до пустыря, где проблема решилась бы сама собой.
Один из них казался южанке смутно знакомым, и ничего хорошего в этом не было. Она присмотрелась получше и ощутила, как душа в буквальном смысле уходит в пятки.
Как был прав дон Рамон, успеть бы ему об этом сказать!..

- Бежим! - дернула она Эмили за рукав, потому что выбора другого не было, не дожидаться же неприятностей, а от пьяных даже в платьях можно убежать. Гасконцы выглядели набравшимися как следует. Может, еще и гнаться не захотят, мало ли вокруг дам помедленнее...
Южанка все-таки вынуждена была признать, что дам вокруг больше нет, и легче от этого не стало.

+3

7

Назвавшийся Галиньяном гасконец немедленно заступил дорогу темноволосой даме, раскрывая руки не то в беспардонном объятии, не то в заградительном жесте.

- Куда же вы, сударыня! - вскричал он с той прямотой, которую обладают только дураки да пьяные. - Ночь же на дворе! Обидит еще кто!

- И впрямь, - поддержал кислорожий, - обидит.

Нет, память его была не столь отменна, чтобы узнать несостоявшуюся жертву с первого взгляда, как бы хороша собой она ни была и как бы ни сокрушался он в кругу друзей, что данное им поручение не позволяло им с нею уединиться. Но что-то в ней показалось г-ну де Дешено смутно знакомым, и он, пялясь на нее с откровенностью провинциала, впервые увидевшего Новый мост, тщетно рылся в пропитанной вином памяти.

- Проводим, - закончил поклонник неведомой Амариллис, подхватывая под локоть белокурую даму, только что отвергшую его друга, в полуосознанной надежде, что сам он придется ей по нраву больше. - Туда?

Палец в потрепанной перчатке простерся в том направлении, куда спешили обе дамы до встречи с кавалерами, и если палец этот дрогнул, то виной тому были не столько дары Бахуса, сколько желание гасконца скрыть расползавшийся на тыльной стороне перчатки шов.

+4

8

Бежать было некуда... да они б  и не успели. Эмили чертыхнулась про себя. Воистину. Сэр Джордж был прав, ее ничто не учит! Правда, гасконцы пока не выглядели очень уж опасными. Но от пьяного можно ждать чего угодно... Надо было хоть пистолеты взять, что ли. Стилет у Эмили был с собой, только что от него толку? А из пистолета они бы выстрелили, и, если пустырь вправду недалеко, их друзья бы услышали, бросили свою глупую ссору и пришли им на помощь. Если бы заинтересовались выстрелом, конечно... Но стоило попробовать... Не кричать, потому что разозлиться могут... Мадам де Бутвиль гневно выпрямилась, выдернула локоть и произнесла так громко, как только могла:
- Нет, вам же сказали! Нас не надо провожать!
К сожалению, она понятия не имела, где на самом деле был этот злосчастный пустырь, и потому особой надежды на успех не питала.

+4

9

Эжени шагнула назад, избегая слишком тесного знакомства. Если бы гасконцы не были так пьяны, она бы придумала какую-нибудь сказку про сгоревший дом подруги, на пепелище которого она, скорбя душою, ходит каждую ночь молиться за спасение душ погибших при пожаре, но эта троица явно не способна была оценить ни красоту слога, ни игру воображения!..

- Туда, - обреченно сказала она. И посмотрела на Эмили.  - Именно туда.

До пожарища было достаточно близко, чтобы не успеть стремительно расстаться с честью, а чувство собственного достоинства уже пострадало и могло еще немного потерпеть, зато потом они оказались бы в безопасности в окружении трезвых, вооруженных и очень злых на них мужчин.
Но лучше уж злых!..

+4

10

Будь гасконцы потрезвее, они задумались бы, верно, о причинах, заставивших темноволосую даму проявить столь неожиданную уступчивость, однако тогда, скорее всего, они и не были бы так прямолинейны в достижении своих целей - допустив бы, может быть, возможность, что две молодых женщины, вышедших среди ночи из дома, полагались не на одну лишь власть своей красоты и божье милосердие. Но общего их здравомыслия хватило в этот миг лишь на то, чтобы обменяться многозначительными взглядами, по итогу коих более покладистая красавица обзавелась двумя кавалерами - по одному на локоть, в то время как ее менее сговорчивой подруге пришлось довольствоваться одним Галиньяном, который, помимо вина, благоухал также чесноком.

- А может, - игриво предложил он своей невольной спутнице, - вы предпочли бы посетить… познакомиться… в гости?

Он ткнул пальцем в небесный свод, подразумевая, как видно, оставленный ими дом, где возлияния, повлекшие за собой нынешнее из состояние, прекратились лишь по причине отсутствия выпивки.

- Прекрасная нимфа, - провозгласил меж тем во весь голос его приятель, - вы будете дриада или наяда?

- А я вас знаю, - обрадовался кислорожий, также недостаточно трезвый, чтобы оставить при себе свои выводы, - у вас брат гвардеец кардинала!

- Вот пусть и остается при кардинале, - неуклюже сострил Галиньян. - А мы при вас! Зачем нам брат? Нам брат не нужен!

- Жалкий сатир! - поддержал знаток мифологии. - Ничтожный приап! Мы будем как лапифы!.. или кентавры?

+3

11

- К ангелам? - брезгливо фыркнула мадам де Бутвиль, стараясь отстраниться как можно дальше. - Мне рано, а вам в другом направлении.
Она не очень поняла, почему Эжени вдруг уступила, но взгляд подруги поймала и подумала, что та знает, что делает. Тем более, что выбор был невелик. Эмили нешуточно злилась. На всю ситуацию, а еще больше — на собственную глупость и легкомыслие. А потому никак не могла смолчать, хотя постаралась хмыкнуть тихо:
- Кентавры! Просто пьяные ослы...

+3

12

У Эжени на языке вертелось такое, чего ни в коем случае говорить не следовало, но по смыслу все это было весьма близко к мнению мадам де Бутвиль. И с гасконцами она была решительно не согласна, потому что брат здесь пригодился бы как никогда!
Она опасливо покосилась сначала влево, потом вправо, вдохнув сразу две волны не лучших винных ароматов. Сердце южанки и так билось через раз, а теперь этот пьяный отвратительный тип ее узнал! И что теперь делать?..

- Кентавры, - торопливо согласилась она. - Самые настоящие!

И пахло от них так, как и должно было пахнуть от кентавров, изрядно попасшихся в винограднике. Или на винодельне. Да, на винодельне.
До сгоревшего дома было не так уж далеко, чтобы их никто не услышал, и Эжени, решив, что терять уже больше нечего, ведь гасконец вот-вот мог вспомнить не только ее брата, но и еще что-нибудь, совершенно неприлично завопила:

- Дон Рамон! Портос! Хватит там драться! Идите лучше сюда!!! Нас всех приглашают в гости! Кентавры!

Мадам де Вейро предполагала, что Варгас, услышав эту ахинею, хотя бы заинтересуется происходящим и, может быть, даже бросит свое любимое фехтование хоть на пять минут, а можно и не бросать, пусть здесь фехтует, вон их сколько. А гасконцы, услышав, что приглашенных много и не все из них дамы, могут и передумать, и может, уйти даже!..

+3

13

Имя Портоса явно подстегнуло разбавленную вином память гасконца, и на его небритой физиономии отразилось недоумение.

- Вспомнила, солнышко? - восхитился он, обхватывая талию молодой женщины с нескрываемым удовольствием, и тут же объяснил соседу: - Давняя подружка. Я ее еще чуть не заколол, представляешь?

- Сударыня! - возопил тот, переходя от растерянности, пробужденной призывом темноволосой красавицы, к мгновенному недопониманию. - Богоравная нимфа! Зачем вам этот гнусный головорез?!

Переходя от слов к делу, он также снял руку с локтя молодой женщины, но лишь для того, чтобы, наткнувшись на неожиданное препятствие с виде чужой руки у нее на талии, сместить свою к ее бедрам.

Галиньян, которому свет сиявшего в вышине полумесяца позволил увидеть, как далеко зашли в своих ухаживаниях его приятели, также решительно привлек к себе свою спутницу с возгласом «Лаптавры!»

+4

14

...Шаги участников дуэли четко разносились в морозной тишине, и это был единственный звук посреди спящей улицы. А потому женский крик где-то неподалеку – судя по всему, как раз в переулке, ведущем к дому мадам де Вейро – долетел до всех троих очень отчетливо.

- Черт! – встрепенулся Портос. – Дон Рамон, вы слышали? Нас зовут!

- Кентавры? – изумленно вскинул бровь Атос. – Что за чертовщина?

- Да ведь это мадам де Вейро кричала!

Долю мгновения все трое вслушивались и затем, не сговариваясь, кинулись на крик, тем более что следом за ним донеслись смутные мужские голоса. Атос, оступившись на обледенелой мостовой, отстал от Портоса совсем ненамного - ногу прошила резкая боль, мушкетер выругался сквозь зубы – а гигант уже заворачивал за угол и притормозил, только узрев возмутительную картину.

-Ах, канальи! – рявкнул он и ринулся вперед, на ходу вытаскивая шпагу.

+5

15

Варгас выразился иначе, но тоже коротко и емко. Не стоило так выражаться при двух дамах, говорящих по-испански, но он же ее предупреждал!.. Объяснял, рассказывал, осталось только к мольбам перейти!

- Руки, - предложил он почти вежливо, одновременно с Портосом извлекая шпагу. - Займите руки оружием, господа. Бросьте дам, они никуда не денутся.

Испанец отлично понимал, что эту фразу ему потом припомнят. Но ему случалось видеть, как закрываются от атаки - и женщинами в том числе.

+3

16

Призыву испанца Галиньян последовал буквально, пусть и не вполне намеренно, оттолкнув свою спутницу в сторону с силой, несколько большей чем требовала простая любезность или тревога за ее безопасность. Двое его приятелей слегка замешкались, одновременно попытавшись задвинуть свою даму себе за спину, но и они обнажили оружие раньше, чем летящий к ним гигант со шпагой достиг цели - пусть в их движениях и скользила явственно та легкая неуверенность, что достигается неумеренным потреблением даров Бахуса - а любитель мифологии даже развернулся вокруг своей оси, извлекая из ножен клинок.

- Сзади! - вскрикнул он, обнаружив, благодаря своему вынужденному маневру, что из проулка позади троицы появилось еще двое вооруженных мужчин, один из которых был известен дамам и их спасителям под именем графа де ла Фер, а второй оказался незнакомцем.

+3

17

- Черт! - Эмили отлетела в сторону, конечно же, споткнулась, наступила на собственную юбку и шлепнулась. Впрочем, вскочила она моментально, а в кулаке у нее оказался попавшийся под руку камень. Зачем — она не задумывалась, как-то само вышло. Тем более, что она искренне обрадовалась появлению Портоса, а когда следом появился и испанец, уверилась, что им с Эжени больше ничего не грозит. Даже капельку пожалела пьяных, ведь и Атос был где-то неподалеку. Но не станут же мушкетеры убивать этих дураков?..

+5

18

Увидев, как графиня де Люз отлетает в сторону от невежливого толчка и вдобавок падает, Портос окончательно утратил остатки добродушия. Можно в конце концов простить некуртуазность ухаживания, если ее, эту куртуазность, утопили в бочонке бургундского, троица гасконских бродяг как будто не сделала дамам ничего плохого, но сбивать с ног женщину? К великой своей досаде, мушкетер был вынужден переложить шпагу в левую руку: чертов испанец ухитрился ткнуть своим клинком в какое-то уязвимое место, должно быть, задев сухожилие, и правая кисть никак не желала повиноваться как следует. И до чего же некстати явился самозванец, да еще и не один! Отделать бездельников трое на трое – еще куда ни шло, а вот атаковать их впятером… Мушкетер заколебался.

- Отойдите подальше, – посоветовал он мадам де Бутвиль. – Ну что, господа, уберетесь сами или предпочитаете, чтобы вас унесли?

Атос тем временем разглядывал троицу с брезгливо-насмешливой гримасой.

- И не забудьте принести извинения, - уточнил он. – Если успеете.

+4

19

Эжени не успела возмущенно высвободиться из рук гасконцев (и неизвестно еще, как бы ей это удалось), когда они вдруг отпустили ее сами. И вроде как даже пытались закрыть собой от ее друзей, что было бы, наверное, очень галантно с их стороны, не будь всего остального!..
Оказаться вдруг посреди драки мадам де Вейро совсем не хотелось, и она торопливо отскочила в сторону. А потом бросилась к подруге, молча кляня грубияна.

- Вы целы?..

Она тоже надеялась, что до убийств не дойдет, но на ночных улицах ни в чем нельзя быть уверенной. Хорошо еще, что дуэль, похоже, оказалась не слишком кровопролитной, хотя на руке Портоса, например, белел и даже местами багровел платок, а на лицах у Атоса... и графа де Ла Фер, Дева Мария!... красовались такие характерные отметины!

+3

20

Варгас, увидев за спинами гасконцев графа и его неизвестного спутника, молча сместился к дамам. При этом в его левой руке, откуда ни возьмись, появилась отличная испанская дага, которую он не доставал во время дуэли.
Граф последовал его примеру, и даже успел протянуть руку к мадам де Вейро, явно желая успокоить и утешить расстроенную женщину, но между ним и южанкой вдруг оказалась узкая полоса стали, отделив его от обеих дам.

- Прошу прощения, - ровно сказал Варгас, и никто не подумал бы по его голосу, что он извиняется. - Я позабочусь, чтобы нашим главным сокровищам больше ничто не повредило. Эти - ваши.

Он кивнул на пьяных наглецов.

- Вы много на себя берете, сеньор, - зло, рвано бросил граф. - Хоть я и благодарен вам за помощь...

- Оставьте. Я вам не помогал.

- Так что, нам предстоит поучить манерам четверых? - усмехнулся безымянный спутник графа. - Сеньор испанец, так присоединяйтесь к этим господам, - он указал шпагой на гасконцев.

- Я телохранитель этой дамы, - ровно пояснил Варгас, намеренно избегая имен. - И убью любого, кто подойдет к ней или ее гостье без их согласия.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года.