Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года: Г-жа де Вейро и г-жа де Бутвиль сталкиваются с пьяными гасконцами на ночной улице.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Шпаги наголо, дворяне! 17 декабря 1628 года: Два графа де ла Фер сходятся в поединке

Прогулка с приключениями. 3 февраля 1629 года: Прогуливаясь по Парижу инкогнито, королева подвергается многочисленным опасностям.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Украдем вместе. 27 февраля 1629 года.: Г-н де Ронэ получает любопытное предложение от графа де Монтрезора.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

Varium et mutabile femina. 24 февраля 1629 года, вечер: Г-н де Ронэ возвращается с г-же де Вейро.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Дебет доверия. 27 января 1629 года: Г-н Шере рассказывает г-ну де Кавуа то, что тот не знает о своем похищении.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Юнона и авось. 25 февраля 1629 года


Юнона и авось. 25 февраля 1629 года

Сообщений 21 страница 22 из 22

1

https://image.ibb.co/nPsFAK/1535825278734.png
25 февраля 1629 года
Место действия:
для начала салон маркизы де Рамбуйе.
Потом входит Теодор де Ронэ и... читатель предупрежден.

Отредактировано Маргарита д'Онвиль (2018-09-01 21:11:22)

+1

21

Безыскусный и откровенный призыв языческого поэта вызвал легкую краску на щеках мадам д'Эффитуа. Она с укоризной посмотрела на бретера, но взгляду красавицы не хватало убедительности.

– Прелестно, – вынесла вердикт мадемуазель Поле. – Дорогая Медея очередной раз оправдывает свое имя. Ваши стихи опасны, как яд, шевалье.

– Но противоядие достать легко, – заметил аббат Годо.

– Что вы имеете в виду, господин аббат? – спросила мадемуазель д'Онвиль.

– Всего лишь библейскую заповедь.

– О, но бедный язычник жил и умер задолго до того, как в Риме воссиял свет истинной веры. Будьте снисходительны к бедняге.

– Катулл вне моей критики и моего осуждения, дорогая Юнона, – с улыбкой заверил Годо. – Как велит библия и мой сан, я никого не сужу.

– Не судите, но осуждаете, – засмеялся бретер. С облегчением, которое не смог скрыть. И не без сожаления – осознав, как видно, что мадам д’Эффитуа лишилась предлога его пригласить. – И не Катулла, которому единственному из нас ваше мнение не может стать известно.

– Так в том и суть, – улыбнулась Медея. – Осуждение имеет смысл лишь там, где оно имеет силу.

– Тогда я обещаю вам еще один перевод.

Насмешливая улыбка застыла на тонких губах аббата, и он бросил на Ронэ негодующий взгляд, немедля заподозрив того в самом худшем, а именно: в заранее обдуманном намерении оскорбить слух благородной дамы тем самым переводом, декламацию которого он так своевременно предотвратил.

– Шевалье как будто разочарован всеобщим снисхождением, – с прохладцей произнесла мадемуазель Поле, глядя при этом не на упомянутого шевалье, а на Юнону. Расточать обещания другой в обществе Львицы было со стороны бретера неосмотрительно.

– Любое чувство предпочтительнее равнодушия, – откликнулась мадемуазель д'Онвиль, прекрасно понимая причину недовольства главной музы голубой гостиной.

Отредактировано Маргарита д'Онвиль (2018-09-16 19:04:02)

+2

22

– Только не снисхождение!

Отчаяние в голосе бретера вызвало на губах мадемуазель Поле легкую улыбку. Каким бы деланным оно ни было.

– Вы должны перевод всем нам, – заявила она. – Или нет – сонет. Благонравный и нравоучительный.

– Я буду неисправным должником до конца дней моих. Или пока месье аббат не процитирует вам Новый завет так же, как цитировал Старый. Кαὶ ἄφες ἡμῖν τὰ ὀφειλήματα ἡμῶν…

Второй раз уловка не сработала. Годо только усмехнулся.

– Поэзия должна возвышать дух, – наставительно проговорила мадам д'Эффитуа. – Для тела предназначена грубая земная пища, душа же питается более возвышенными яствами.

– Какая остроумное наблюдение, дорогая Медея, – восхитилась мадемуазель д'Онвиль. – И точно так же, как огрехи повара скроет тонкий вкус соуса, так и сомнительное содержание смягчается изяществом рифм.

– Ах, – улыбка Медеи чуть дрогнула, – искушенный язык ценителя не обмануть вкусом самого искусного соуса.

– Однако грех распознается лишь тем, кто уже однажды прикоснулся к нему, – заметила мадемуазель Поле. – Как быть с этим? Что здесь опаснее, невежество или знание?

– Боюсь, – Теодор облокотился на высокую спинку ее кресла, – Ева уже ответила на этот вопрос за всех нас.

– А вы неизменно подчиняетесь воле женщины?

Огненные кудри Львицы скользнули по пальцам бретера, когда она обернулась, чтобы задать этот вопрос. И в его глазах сверкнула ответная искра – отблеском адского пламени.

– Только когда я этого хочу.

– Тогда вы не ответили.

– Отказаться от опыта это все равно что отказаться от части себя, – молчавший до сих пор по другую сторону кресла синьор Кальяджи решил все же вмешаться в беседу.

– А, но вы говорите с высоты прожитого, – возразила мадемуазель Поле.

– Тогда спросите мадемуазель д’Онвиль, – предложил бретер. – Но она как раз жалела о том, что ей этого опыта не хватает.

древнегреческий

Евангелие от Матфея, гл. 6, стих 12

Отредактировано Теодор де Ронэ (Вчера 13:11:07)

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Юнона и авось. 25 февраля 1629 года