Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Кастинг на роль ее высочества. 27 февраля 1629 года, вечер: Г-жа де Вейро отказывается отдать роль принцессы своей горничной.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Король-олень. 9 января 1629 года: Гастон Орлеанский делится с братом последними слухами о королеве.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
Друг моего друга. 18 декабря 1629 года: Д’Артаньян ревнует Атоса к Кавуа.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Прогулка с приключениями. 3 февраля 1629 года


Прогулка с приключениями. 3 февраля 1629 года

Сообщений 21 страница 40 из 43

1

"Жизнь скучна, если в ней нет подвигов и приключений". ©

Отредактировано Анна Австрийская (2018-08-21 19:14:33)

0

21

- Вы, наверное, ошиблись, господа, – ледяным тоном произнесла королева, становясь рядом с молодым человеком – не подобает ей прятаться. – Королева, я полагаю, сейчас в Лувре, и зачем ей быть здесь? Любопытный же у вас способ навязывать своё общество дамам. – Она смерила обоих дворян высокомерным взглядом. Кто они? Гвардейцы? Шпионы? Впрочем, одно другому, пожалуй, не мешает…
Королева Анна понимала, что их прогулка может сорваться, если уже не сорвалась, но как, - о Боже, как?! – эти люди узнали, кто она? За ними следили? Тогда почему не остановили сразу? Никто, кроме доньи Эстефании и Луизы де Мондиссье, не знал о готовящейся тайной прогулке; но если не им, то кому королева могла доверять?

«Пресвятая Дева, за что? Почему? Разве я собиралась сделать что-либо дурное? Я всего лишь хотела узнать, смогу ли я когда-нибудь иметь детей… Почему сейчас? О, Мадонна, помоги мне, прошу тебя!»
Ответить шевалье она не успела – как раз в тот момент к ним подошли носильщики. А улыбку из-под капюшона вряд ли было видно: в ответ на последние слова юноши Анна улыбнулась, (позабыв, что лицо её закрыто), как бы давая тем самым понять, что она уже простила его. А вот если б носильщики подошли хотя бы минутой-двумя позже, она бы сказала шевалье, что совершенно излишне на коленях просить за это прощения, ведь никакой особой вины в том нет.

Королева подумала также, что хорошо всё-таки, что с ней Луиза, потому что присутствие подруги придавало ей уверенности, что они смогут выпутаться из любой ситуации. Бог мой! Что, если эти люди знают о тайном ходе? Тогда всё пропало!... «Что же делать?» Этот же вопрос читался в её взгляде, обращённом к Луизе.
Нет, она нисколько не сомневалась в храбрости и отваге молодых сеньоров, но…совсем не того хотела она;  трое абсолютно невиновных людей – дон Иларио, дон Гутьерре и Луиза – подвергаются опасности из-за неё. Да, ей самой угрожала опасность не меньшая, но ведь она была причиной! Собственно, сама причина и цель этой прогулки были вполне себе невинны - что такого в том, чтобы хотеть узнать, сможет ли она стать матерью? И Анна, сознавая всю ситуацию, в которой они оказались, пыталась придумать, как из неё выпутаться.

Меры предосторожности не помогли – её каким-то образом всё равно узнали. Конечно, пока она в маске, но…это её не спасёт, если они смогут доказать, что точно знают. Нужно, чтобы они ей поверили…или её уведут в Лувр, вместе с Луизой или без неё (она не была уверена, что люди кардинала оставят при ней её подругу и придворную даму), а у молодых людей могут возникнуть серьёзные неприятности. Однако одно обстоятельство несколько придавало уверенности: короля и кардинала в Париже не было, и если шпионы буду отправлять донесение о случившемся – если будут и если смогут, конечно, – пройдёт время, пока курьер найдёт Его Высокопреосвященство, пока расскажет всю историю, пока кардинал решит, как рассказать всё королю – потому что Его Величество один имеет власть над королевой, пока придёт ответ, – а за это время можно будет придумать, как оправдать произошедшую историю, как убедить короля, что произошла ошибка… Ведь шпионы могли, как и все люди, ошибиться, или понять что-то не так, мало ли как бывает. Но ещё лучше, если до этого совсем не дойдёт…

+3

22

Луиза как услышала, что эти двое дворян сказали, так чуть в обморок не упала - и упала бы обязательно, только во-первых, ее подхватывать было некому, а во-вторых, тогда бы она не могла убежать. Королеве-то ничего не будет - ну, почти ничего, не будет сейчас его величество с ней разводиться, его и в Париже нет, а вот с ней эти господа вряд ли будут так церемониться. Луиза даже огляделась быстренько, чтобы понять, может ли она одна удрать, но вот ходули эти! Догонят же, в два счета догонят, их же четверо, с носильщиками этими! Вот если бы они все разные стороны могли все побежать, то кому-нибудь… но ведь опять же не ей, ужасно несправедливо!

На всякий случай, Луиза пододвинулась поближе к ее величеству и даже хотела ее под локоть взять, но побоялась, такая королева вдруг стала высокомерная и ледяная, и хотя это было не ей, Луиза все-таки испугалась - точнее, еще больше испугалась, потому что носильщики эти были с одной стороны, а дворяне были с другой, и шевалье де Корнильон, хотя он от носильщиков их готов был, конечно, защищать, с двумя дворянами вряд ли мог бы справиться, когда один из них был еще такой большой, почти как господин Портос, а дон Гутьерре, похоже, вообще не собирался вмешиваться, такой у него вдруг сделался вид беспечный. В таких обстоятельствах, конечно, делать было ничего, разве что плакать, но только это вряд ли бы помогло. Луиза и вправду тогда чуть не расплакалась, а потом, хотя обычно она старалась вести себя тихо и ни за что вслух не скандалить, набрала в легкие побольше воздуха и завизжала так громко, как только могла:

- Помогите! Нас хотят похитить! Помогите!

Лавочница, которая раньше на дона Гутьерре глазела, прямо на месте подскочила, и еще некоторые прохожие обернулись, но никто, похоже, в драку лезть не собирался, и Луиза непременно бы ножкой топнула, если бы не боялась упасть.

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2018-09-10 13:57:53)

+4

23

А вот и остальные, причем удивительно осведомленные, черт бы их побрал…  Илер ничуть не удивился – этого следовало ожидать. Что же касается дона Гутьерре, то для него такой поворот разговора стал полной неожиданностью. Впрочем, кабальеро не растерялся – кем бы ни были эти дамы, их надлежало защитить от непрошеных кавалеров. Особенно если одна из них – действительно сестра Его католического Величества…

Самообладание прекрасной Анны восхитило Корнильона не меньше, чем ее красота. А вот в сцене, которую устроила ее подруга, смысла не было ровно никакого. Проку, впрочем, тоже… Только развлечение для местной черни.

Илер улыбнулся вставшей рядом с ним даме:
- Донья Ампаро, я не думал, что у господина, который столько уже досаждает вам неуместными знаками внимания, окажется настолько богатая фантазия…  До такого не каждый додумается!

- О да, - тут же поддержал беседу дон Гутьерре. – А в Мадриде такому шутнику пришлось бы несладко…

Так, дон Иларио и его друг поняли и поддержали её игру. Прекрасно. Сначала королева хотела сказать, представляют ли эти люди, что будет, если король узнает, какая ужасная ошибка вышла, но удержалась – единственно потому, что эти люди могут ответить ей точно также – а знает ли она, что будет, если Его Величество узнает, что королева покидала дворец тайком, в компании одной лишь придворной дамы и двух молодых кавалеров… Да, королева Анна это знала. И только это удержало её от неосторожных слов.

- Вы правы, сеньоры, осталось только убедить этих господ освободить нам дорогу. – Анна обернулась к встревоженной Луизе:
- Не беспокойтесь так сильно, донья Соль, - она взяла Луизу за руку и легко пожала, успокаивая подругу. Да, её опасения насчёт прогулки оказались оправданы. Хотя лучше бы она ошиблась…

Только сейчас Корнильон наконец уделил внимание гвардейцам кардинала (потому что кем еще быть тем двоим) И самым любезным тоном пояснил:

- Увы, сеньоры, как видите, сыгранный вами фарс этих прекрасных дам на продолжение общения совершенно не вдохновляет. Извольте освободить дорогу.

+3

24

Несговорчивость королевы, чьи тихие речи они слушали почти всю дорогу от домика до Нельской башни, гвардейцев ничуть не смутила. Она и должна была все отрицать, и они готовы были поддерживать эту игру - Ла Брос даже почтительно, хотя и коротко, поклонился в ответ. Готовясь аргуметированно возразить и все-таки убедить королеву, что дорога во дворец в компании гвардейцев кардинала куда лучше и безопаснее, чем дорога неизвестно куда в компании известно кого.
Ла Брос не успел, а Мартель красноречием в жизни не отличался. Он недоуменно глянул на спутницу Ее Величества, набрал уже воздуху в грудь, чтобы поддержать ее и обвинить шевалье де Корнильона и его спутника в похищении двух благородных дам, но реплика молодого наглеца заставила его позабыть о затее - и положить руку на эфес.
Вокруг потихоньку собиралась пока еще разрозненная, опасливая толпа.

- Не изволим, - усмехнулся Мартель, как старший в этой паре. - Здесь вам не Мадрид.

- Дамы, возле портшеза вам будет удобно наблюдать, - предположил Ла Брос, - а слуги позаботятся о вашем спокойствии.

Если королева хотела оставаться инкогнито, он мог только всячески это приветствовать. На улице было, пожалуй, слишком людно. Репутация Ее Величества его заботила весьма умозрительно, а вот безопасность - дело иное; все же он был телохранителем и мыслил как телохранитель.
Оба гвардейца потянули из ножен шпаги, не желая затягивать дело и собирать еще большую толпу, да и сказано было достаточно, и все же Ла Брос любезно добавил, адресуя это молодым дворянам:

- Последние желания? Тут церковь за углом, никто не хочет на исповедь?

+4

25

Луиза не знала, на кого смотреть, то ли на носильщиков, которые стояли с одной стороны, ли на этих двух чужаков, которые так незаметно подкрались: то ли на дона Гутьерре и месье де Корнильона, и так боялась, что едва понимала, что кто говорит и зачем, но зато она догадалась, что дворяне, которые за ними следили, тоже не хотят ее величество выдавать, и правильно, потому что на ее крики уже люди начали собираться и если королева к ним воззовет, то они за нее, конечно, вступятся, хотя тогда скандала будет уже никак не миновать.

- Чтоб нас в этот портшез потом затолкали?! - воскликнула она. - И увезли?!

Она быстро огляделась и потянула ее величество к двери в лавку, из которой на них раньше та тетка пялилась - осторожно и деликатно, хотя на самом деле ей хотелось ее просто за руку схватить и потащить, и не потому что мужчины могли начать драку прямо вокруг них, а потому что в лавке мог быть или даже должен был быть черный ход и она подумала, что они с королевой могут туда побежать, когда начнется драка и всем будет не до них.

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2018-09-13 17:16:47)

+5

26

Услышав последние слова незнакомых дворян (что они люди кардинала, и так уже можно было догадаться), королева Анна поняла: сейчас им с Луизой необходимо уйти, чтобы не быть помехой, когда скрестятся клинки. И потому, когда Луиза потянула королеву за руку, Анна сначала было поддалась ей, ступив несколько шагов, но остановилась, оглянувшись на их защитников. Она теперь боялась за них, чувствуя свою ответственность за случившееся. Она беспокоилась.

«А ведь шевалье ещё был ранен… И неизвестно, зажила ли уже или нет…его рана…», – подумала королева, глядя на юношу и невольно любуясь им: черный костюм оттенял светлую, с золотым загаром, кожу, на щеках пылал румянец,   каштановые кудри спускались до плеч… Его друг был типичным испанцем, ничего особенного, такого, что отличило бы этого молодого человека от многих других детей её Родины, она в нём не видела. И если бы не эта прогулка, то и не знала бы ни его, ни даже имени.
«Можно ли положиться на него? Понимает ли, что о произошедшем сегодня случае не следует рассказывать никому? И не говорить об этом ни с кем тоже?» Всё это не заняло и минуты. А казалось, что прошла целая вечность.

Их взоры встретились – она, почувствовав его взгляд на себе, взглянула прямо в серо-зелёные глаза юноши. И тихо, одними губами прошептала: «удачи, шевалье», - так, чтобы ни друг его, ни люди кардинала не услышали её. А затем кивнула Луизе: – Идёмте, – позволяя подруге увлечь, увести себя. И теперь уже больше не оглядывалась.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-09-14 17:55:40)

+5

27

- Значит, в Париже навязывать дамам свое общество, придумывая для этого самые нелепые поводы, ныне в порядке вещей?, - насмешливо поинтересовался дон Гутьерре. – Куда катится мир…

И тут же нарочито неторопливо потянул из ножен шпагу.

Дамы, разумеется, на предложение непрошеных кавалеров не согласились, и отошли в противоположную сторону. Прекрасно….

Илер понимал, что предстоящая схватка легкой не будет. Но он должен сделать так, чтобы инкогнито прекрасной Анны, доверившейся ему, не было раскрыто. А значит, сможет…

В ответ на очередную любезность одного из гвардейцев кардинала Илер только рассмеялся – звонко, совсем по-мальчишески:
-Обо мне не беспокойтесь. А у вас, сеньор, видимо, в раю есть все нужные знакомства, так что приступим…

Прекрасная Анна вдруг обернулась и на мгновение их взгляды встретились. И шевалье понял, что Прекрасная Дама желает своему рыцарю удачи в бою.

Gracias, донья Анна… Он не произнес эти слова даже шепотом, потому что дал обещание. Лишь слегка склонил голову в ответ. А в следующее мгновение толедский клинок наконец взметнулся в салюте.

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-09-15 09:59:44)

+5

28

Мартель флегматично дождался, когда его противник вытащит шпагу. Но с первым же ударом флегма испарилась - из его движений, но не с лица. Он выбрал своим противником Илера, и с первого же удара стало понятно, что гвардеец не ведет красивую фехтовальную игру или не затевает дуэль с неопределенным исходом - оба они, и Мартель, и Ла Брос, не собирались тратить время.
Даже ради того, чтобы потешить толпу.
Его удары были коротки, лаконичны и точны - он целенаправленно искал брешь в защите "испанца" Корнильона, чтобы ударить туда один раз, и тем закончить и поединок, и жизнь противника.
Ла Брос, чуть менее опытный и чуть более насмешливый, позволил себе игру, атакуя дона Гутьерре опасно, но пока еще не смертельно. А может, он просто рассчитывал расспросить его потом.

- Охотно избавим дам от вашего общества, месье испанец, - пообещал Ла Брос, метя в плечо противника. - И на небеса выпишем пропуск... Без очереди!

Слуги, переглянувшись, живо увязались за отступающими дамами, бросив портшез на произвол судьбы, как никогда не поступили бы настоящие носильщики.

+4

29

Луиза смотрела только на дворян и, когда они схватились, снова взяла королеву под руку и потянула за собой.

- Ваше величество, - прошептала она, и про «донью Ампаро» напрочь забыла, - скорее сюда, скорее!

Конечно, бежать лучше всего было бы обратно к тайному ходу, но во-первых, на пути туда стояли носилки и носильщики, которые тоже были людьми господина кардинала, во-вторых, улица была прямая и их будет издалека видно, в-третьих, по-настоящему бегать на ходулях своих Луиза бы побоялась, а в-четвертых, она хотела спрятаться куда-то в первую очередь, а потом уже думать, что делать - а вдруг в домике их тоже караулят?!

Поэтому ее величество Луиза потянула к той самой лавке, которую заприметила раньше и перед которой стояли уже какие-то зеваки.

- Пустите, - Луиза и так была ужасно перепугана, и поэтому голос у нее дрожал, и зеваки расступились, но помогать, конечно, никто и не подумал, - пустите, нас хотят похитить, пустите!

Сама она дуэль, конечно, никогда не видела, но один ее друг ей очень подробно объяснял, и оттого она знала, что времени у них будет очень мало - минуты две, в лучшем случае, и не верила она, что победят их защитники, слишком они были молоды, и поэтому она спешила как только могла и королеву за собой тянула, а лавочница та, что на дона Гутьерре пялилась, не только сама дверь распахнула в лавку, но и за прилавок указала, где занавеска висела.

- Туды бегите, дамочки, туды! Там в проулочек выход!

И тут Луиза подумала, что лучше, может, будет прямо в доме спрятаться, но все равно поспешила к занавеске, потому что лестница тоже там была наверняка.

+5

30

Они бежали так, как только могли, понимая, что времени у них мало. "В Лувр, к тайному ходу... Скорей туда... Куда ведёт Луиза? А, понимаю... Успеть бы только..." - промелькнули отрывистые мысли.
Они направились к занавеске, за которой и правда оказалась лестница. Бежать в длинном пышном платье было неудобно, она боялась споткнуться и упасть; из-за маски сейчас ей было не очень хорошо всё видно, но снять её Анна не могла, и ей оставалось лишь положиться во всём на верную подругу. У неё не осталось сомнений - эти люди знали, что она говорит неправду, знали, кто она, нельзя, чтобы их поймали - тогда ещё будет возможность убедить, что произошла ошибка...если, конечно, получится...
Никогда ещё королева не была столь беззащитной и уязвимой. Она не видела, но чувствуя тревожное биение сердца, догадывалась, что за ними погоня. Но пока они их не видели, оставалась маленькая, но надежда, что, быть может, преследователи ещё далеко... Хотя догнать двух дам, путающихся в юбках, в неудобной обуви, было не так уж сложно. Но всё-таки...
Лестница... "¡Dios, ayúdanos!" Но там должен быть выход... Выход..а потом - к потайному ходу, в Лувр, быстрее!..

+3

31

Возле старинной башни на берегу реки ветренным зимним днем сталь спорила со сталью. И от того, чем закончится этот спор, на сей раз зависело слишком многое, а не просто жизнь или смерть.

Хмельной азарт, такой знакомый шевалье де Корнильону, неожиданно заменил холодный расчет. Здесь и сейчас нужно было действовать наверняка. Как именно – было удивительно ясно с самого начала. Потому Илер послал к чертям каноны испанского стиля, выбрав для себя самое сложное при текущем раскладе- парировать удар за ударом вместо того, чтобы уходить в сторону. Сосредоточенно, не произнося ни слова. Вначале отвечал, но вскоре ушел в глухую оборону и стал ждать, пока его противник окончательно уверится в том, в чем шевалье старательно пытался его убедить. И наконец почувствовал - пора....

Шпага великана-гвардейца неожиданно встретила пустоту. Илер быстро шагнул вперед и вправо, развернулся и  нанес удар, который должен был стать совершенно неожиданным…

Дон Гутьерре, напротив, в полной мере наслаждался интересным поединком, находя время и для насмешливых замечаний.
- Мечтать не вредно, сеньор, - с улыбкой констатировал он, в очередной раз играючи уворачиваясь от шпаги второго гвардейца.

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-09-28 12:22:44)

+4

32

Слуги гвардейцев пробирались сквозь толпу куда быстрее, чем дамы. Им не мешали юбки.
Правда, в лавку их попытались не пропустить, но как-то неуверенно, чему способствовал и грозный вид обоих, и лапы, мимоходом пристроенные на выпуклости лавочницы сразу с двух сторон - пока та, онемев от такой наглости, выбирала, кому первому отвесить оплеуху, лакеи один за одним просочились мимо. Последнему, правда, достался подзатыльник, но обоих вела великая цель!..
И хорошо заметная.
Обеих дам догнали почти в дверях черного хода. Лакей шевалье де Трана, не разбирая уже толком, где какая дама, первую попавшуюся обхватил поперек талии.

- Мы вас защитим! - невнятно пробурчал он, предупреждая крик, и повлек даму ровно в том же направлении, куда они обе спешили и сами - в проулок. Держать было неудобно, дама могла пожелать отбиваться, и он, едва они вывалились из лавки, тут же закинул ее на плечо. Не слишком вежливо, зато удобно, и ничто не мешает перебирать ногами.
Его товарищ, выволакивая из лавки вторую даму, решил не делать то же самое, но крепко ухватил свою добычу за руку повыше локтя.

- Мадам, здесь опасно! Соблаговолите следовать...

Вздумай она упираться, ее ждала бы та же участь, что и мадам де Мондиссье, и по лицу лакея это легко читалось.

  *

С испанским стилем шевалье де Мартель был неплохо знаком благодаря своему капитану, и даже лучше, чем хотелось бы. И терпеть его не мог (стиль, не капитана). Чтобы избавиться от придирок Кавуа, пришлось изыскивать свои способы и защит, и контратак, пригодных против опытного диестро, и хотя капитан все равно придирался, сейчас проклятая дестреза сыграла гвардейцу на руку. То, что шевалье де Корнильон принял за провал в атаке, было началом обманного финта, окончание которого, к некоторому удивлению самого шевалье де Мартеля, пришлось как раз на удар Корнильона и превратилось в парирование даже прежде, чем гвардеец успел удивиться.
Многолетний опыт не пропьешь.

Ла Брос, представив своему противнику полную возможность и насладиться боем, и потерять осторожность, счел все же свою задачу выполненной - со стилем противника он познакомился, а слуги как раз окончательно исчезли из вида (хотя времени на них смотреть у гвардейца и не было). Он позволил испанцу увернуться, как позволял дважды до этого, и атаковал вновь еще до окончания его фразы - которая неизбежно должна была сбить испанцу дыхание.

+4

33

Луиза только вскрикнуть и успела, когда ее чья-то лапища за талию обхватила, а потом споткнулась и чуть не упала и потеряла один паттен, а потом ее схватили, и она принялась вырываться, и обронила второй, когда этот лакей, которого она узнала, забросил ее на плечо, и тогда она страшно испугалась, что он ее уронит, и еще ребенок!..

- Помогите! - крикнула она, и еще раз, а потом ей стало совсем дурно, и голова ужасно закружилась, и потом она уже ничего не помнила.

+3

34

Анна попыталась вырваться. Этот человек посмел схватить её, дотронуться до неё, удерживать её! Гордость королевы была уязвлена, но она держалась с поистине королевским достоинством. 
- Отпустите меня, – презрительно-высокомерным тоном приказала она.  – Не смейте трогать меня! Не смейте прикасаться ко мне! – Голос её звучал также холодно, как мягко и тепло до этого в беседе с шевалье, и если б было возможно замораживать взглядом, этот человек превратился бы в статую.

«В Испании, - подумалось ей, - им бы отрубили голову. Нет, в Испании они бы просто не посмели так поступить». – Да, но что в Испании такой побег был бы попросту невозможен, сейчас не пришло ей в голову.
Она молилась, взывая к Пречистой Деве, прося помочь им и защитить их всех. Никогда и никого больше, кроме Бога и Богородицы, не молила о помощи гордая испанская инфанта, французская королева Анна Австрийская.

«Луиза… Боже, что с ней? – испугалась она, увидев, как подруга обмякла на руках одного из «носильщиков». – Негодяи… Ей дурно… Что они сделали?!» - Неожиданно она почувствовала, как ярость – воспламеняющая, сильная – охватила её; ярость, вызванная осознанием своего бессилия.
Она, королева, ничего не могла сейчас сделать – перед этими людьми, которые, судя по одежде, и не дворяне даже, – перед этими простолюдинами, слугами… Она закусила губу, сдерживая нахлынувшие эмоции. И попыталась освободиться, подойти к Луизе. Ей вдруг захотелось сдёрнуть маску, откинуть капюшон,  приказать освободить их, но…тогда бы вышло, что всё это было напрасно. А кроме того, такой поступок был бы даже опасным сейчас. Нет, надо было играть роль до конца. Она надеялась, что крик, призыв Луизы услышат…

+3

35

Ну что же, легким противником этот гигант не казался с самого начала. Но и его вполне можно переиграть  - хотя бы за счет скорости.

Дестреза предполагает массу вариантов, позволяющих поставить противника в весьма неудобное положение, и несколько из них Илер попробовал, однако успеха не добился – в испанском стиле гвардеец кардинала, увы, понимал куда больше, чем большинство его соотечественников. А времени на долгую игру не было... Его теперь вообще почти ни на что не было! «Носильщики» возле портшеза уже не маячили – значит, точно увязались за дамами...

В следующее мгновение Корнильон услышал крик подруги королевы, зовущей на помощь. И понял, что не успел. Ветер вмиг показался шевалье ледяным – будто бы он веял из той черной бездны, на краю которой Илер оказался полтора месяца тому назад. И сразу пришла холодная ярость. И ясность – почти такая же. Он не стал парировать следующий удар – лишь немного отступил в сторону, уходя с линии атаки, и одновременно ударил сам.

Дон Гутьерре ожиданий своего противника не оправдал – из атаки гвардейца ничего не получилось. Испанец успел защититься и продолжил свой танец – ничего больше не говоря. А в голове все крутилось «Rio Verde, Rio verde..»

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-10-08 19:55:17)

+2

36

Призывы королевы пропали втуне. Слуга потянул ее за собой, в тот же проулок, по которому быстро удалялся слуга шевалье де Трана со своей добычей на плече. Возможно, он даже знал, кого пытается тащить, но с его точки зрения, возможно, гнев хозяина сейчас был неприятнее гнева королевы после, и, кроме того, они ведь выручали Ее Величество из неприятностей?..

* * *

Клинок г-на де Корнильона скользнул по руке гвардейца, которой тот успел закрыться в последний момент, уже понимая, что не успевает сделать этого шпагой, и вошел в его грудь. На лице Мартеля отразилась короткая гамма чувств: неверие сменилось пониманием и ненавистью, но когда шпага противника выскользнула, он больше ничего не смог сделать - пошатываясь, он скорее упал, чем опустился на одно колено, зажимая левой рукой дыру в груди, из которой сочилась кровь.

- Ла Брос, - прохрипел он и закашлялся алым. - Верните... ее...

Что он хотел сказать, осталось неизвестным - шпага гвардейца упала в пыль, он согнулся в поясе, прижимая к груди уже обе руки, а затем повалился поверх своего клинка.

Его товарищ, бросив короткий взгляд на происходящее, удвоил напор. На лице гвардейца резче обозначились скулы. Если до этого он просто делал то, за что ему платили, теперь дело стало вдруг очень личным. Его клинок то и дело оказывался в опасной близости от тела испанца и можно было не сомневаться, что эта схватка тоже кончится трагически для той или иной стороны; но вот насколько?..

+2

37

Если тот человек думал, что может просто так куда-то повести королеву и она за ним пойдёт, то очень глубоко ошибался. Потому, когда тот потащил её («Негодяй! Грубиян»!), она остановилась и упёрлась, не желая идти дальше. Она не пытылась вырваться – слишком крепкой была хватка.
- Я.никуда.с вами.не пойду, - медленно, отделяя каждое слово, молвила королева. - Не смейте так обращаться со мной. 

Ей даже не приходилось притворяться, чтобы сыграть роль испанки доньи Ампаро. Она видела, как уводят Луизу, и мысленно пообещала, что эти люди (подумала она с пренебрежением), позволившие себе такое с ними обращение, равно как и те двое напавших на дона Иларио и дона Гутьерре, непременно понесут наказание; если, конечно, те двое дворян не будут прежде убиты - королева верила, что дон Иларио и его друг победят их.

Анна не могла не думать о том, что сейчас с отважными их защитниками, и по правде сказать, боялась за них. Неужели кто-то из них ранен или... Об «или» даже и думать не хотелось. Нет, так быть не должно… И всё же - что ей делать? Она никогда не звала на помощь, не молила о помощи никого, кроме Бога и Его Пречистой Матери. Она не могла кричать так, как Луиза, не уронив при этом королевского достоинства. Королева не просит. Неожиданно Анна поняла, как можно подать знак, если вдруг Луизу не услышали («но, скорей всего, услышали»). Она воскликнула - так, чтобы её могли услышать:
- Mi Dios! Mi sola esperanza es en ti!
Ведь слуги всё равно не могли понять испанского языка, пусть думают себе что хотят – её это не интересовало. Но зато её прекрасно могли понять дон Иларио и дон Гутьерре… Она, обращаясь к Богу, даёт понять, что они в опасности…

Отредактировано Анна Австрийская (2018-09-25 18:16:38)

+3

38

Кончено.

Илер сразу бросился через толпу – в ту сторону, откуда донесся крик подруги королевы, не задержавшись даже для того, чтобы стереть с клинка кровь. Зеваки испуганно расступались.

Но куда дальше?!

Сориентироваться шевалье помогла стоявшая в дверях тощая тетка, которая поносила двух проклятущих нахалов, вломившихся в ее лавку, на чем свет стоит. Кавалер со шпагой в руке, на лице которого читалось явное намерение разобраться с оными, похоже представился ей орудием божественного возмездия.
- Сюда, сударь! Там лестница в проулок, они все там!

Стремясь ускорить момент возмездия, она даже сама отодвинула занавеску.

На лестнице Корнильон услышал голос прекрасной Анны: « Mi Dios! Mi sola esperanza es en ti!..». И выбежал наружу с единственным намерением – убить мерзавцев, позволивших себе тянуть лапы к Прекрасной Даме, на которую они даже смотреть недостойны.

Дон Гутьерре к тому моменту решил, что беседа на языке стали внезапно затянулась до неприличия. Сейчас дон Иларио мигом разберется с обоими негодяями, а он, получается, останется в стороне! Испанец не стал выжидать подходящего момента – он безоглядно бросился в атаку, позабыв обо всем. И поплатился за свою неосмотрительность – клинок гвардейца пронзил плечо кабальеро, не оставив испанцу возможности продолжить бой. Правая рука сразу стала чужой и непослушной, дорогая шпага упала в уличную грязь. Дон Гутьерре изумленно смотрел на нее, все еще не решаясь поверить, что эту схватку он проиграл.

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-09-26 12:29:39)

+2

39

Слуга, конечно, смел - и тащил упирающуюся женщину дальше, пока из-за занавески не вылетел мужчина с окровавленной шпагой в руке. Второй лакей уже исчез со своей добычей, выбравшись из проулка на другую улицу, и на его помощь нечего было рассчитывать; оставалось только отпустить даму и спасаться самому. И заодно выяснить, что случилось на поле боя.
Слуга так и поступил - разжал пальцы и бросился наутек, предоставив испанку судьбе и ее защитнику.

* * *

Ла Брос наблюдал за тем, как оседает на землю его противник, сгоряча недооценивший серьезность раны. Убедившись, что тот никуда не уйдет сам, француз склонился над другом, убедился, что Мартель мертв, и с ненавистью посмотрел вслед шевалье де Корнильону.
Догонять?..  Можно по возвращению не найти этого, раненого, которого можно еще расспросить и который все, конечно, расскажет, потому что над его головой нависнет топор палача. И спасти его от этого сможет единственный человек в Париже...
Которого как раз нет в Париже. И вряд ли он захочет, зло подумал гвардеец.

- Ла Брос? - окликнули его из толпы. Расталкивая людей, к нему бежали двое в красных плащах. - Что за черт! Мартель!

- Туда! - махнул он рукой, указывая направление бегства своего врага. И в двух словах объяснил ситуацию, не сказав ничего лишнего при этом, но шевалье де Шарни понял его и так, а шевалье де Витто решил не требовать объяснений - сейчас.
Илер де Корнильон обзавелся погоней, Ла Брос - остался, чтобы помочь раненому (дабы не умер прежде времени) и вскоре воссоединился со слугой, который помог позаботиться о телах - мертвом и живом.

+3

40

Мерзавцу, который посмел тащить прекрасную Анну за руку, будто какую-то служанку, оставалось жить ровно несколько мгновений - необходимых шевалье для того, чтобы преодолеть разделявшее их расстояние. Негодяй, однако, на тот свет не торопился, потому сразу пустился наутек. И с этого момента стал Корнильону полностью безразличен.  Ведь все его мысли занимала только Прекрасная Дама. И унижение, которое ей пришлось пережить по его вине. Илер бросился к ней:

- Простите, сеньора, я едва не опоздал…

И только сейчас наконец вернул толедский клинок в ножны.

А дону Гутьерре теперь оставалось  лишь проклинать свою горячность. На черном бархате крови видно не было, но она текла по пальцам левой руки, которой испанец зажимал рану. Rio Verde … Нет, просить о помощи своего недавнего противника он не будет! Пасмурное небо, площадь и столпившиеся на ней люди то колыхались перед глазами, то вообще куда-то исчезали. И на то, чтобы подняться, сил почему-то не было…

Но потом кто-то все-таки занялся его раной. Ему было глубоко безразлично, кто.

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-10-03 08:33:02)

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Прогулка с приключениями. 3 февраля 1629 года