Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Кастинг на роль ее высочества. 27 февраля 1629 года, вечер: Г-жа де Вейро отказывается отдать роль принцессы своей горничной.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Король-олень. 9 января 1629 года: Гастон Орлеанский делится с братом последними слухами о королеве.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
Друг моего друга. 18 декабря 1629 года: Д’Артаньян ревнует Атоса к Кавуа.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » О чём задумались, мадам? 2 февраля 1629 года


О чём задумались, мадам? 2 февраля 1629 года

Сообщений 1 страница 20 из 45

1

После эпизода Оправдать исчезновение... 2 февраля 1629 года

После утренних приключений граф уходит к себе, чтобы отдохнуть, а графиня скучает в гостиной... Софи решает навестить мадам де Люз...

Отредактировано Софи (2018-08-20 23:28:26)

0

2

Вернувшись к себе в комнату после разговора с графом и возвращения графини, Софи попыталась ещё раз всё обдумать и понять, что же всё-таки произошло на самом деле. Конечно, ей не всё было известно, на некоторые вопросы знала ответ лишь графиня…и шевалье де Ронэ. Надо послать, узнать, как она себя чувствует и не нужно ли ей..вернее, им, чего… Но горничная, вернувшись, доложила, что граф и графиня де Люз куда-то отправились вместе. «Что же, за мадам сейчас можно не беспокоиться – она под защитой графа». И всё равно попросила сказать, когда они придут. Когда же они вернулись, Софи решила, что дольше терпеть становится невыносимо…
Вот комнаты графа и графини. Софи тихо постучалась и приоткрыла дверь в гостиную.
- Вы позволите, мадам? – Она остановилась на пороге, не решаясь войти. – Простите, мадам, я надеюсь, что не помешала вам… Я лишь хотела спросить, как вы себя чувствуете. После того, что произошло… Вам не нужна моя помощь?..

+1

3

По дороге домой Эмили молчала, кусала губы и сдерживалась что было сил. Ей хотелось кричать, плакать и топать ногами. Она злилась на Ронэ — куда он мог деться?! Она сама перевязывала рану, он не притворялся! Как он мог ее обмануть?! Злилась даже на мужа — он ни в чем не был виноват, конечно, но отчего был так равнодушен!  Она так глянула на мадам д'Анси, встретившую их при входе и взволнованную исчезновением графини, что бедняжка смутилась и вынуждена была ретироваться — и это уже никуда не годилось. Они завтракали у себя в гостиной, и Эмили, всегда обладавшая прекрасным аппетитом, уныло поковырялась в тарелке и не смогла проглотить ни куска. Луи-Франсуа только сочувственно покачал головой, ничего не сказал, а потом пошел прилечь, и уж конечно не заслуживал ее досады! Зато можно было немного поплакать без свидетелей, что она и сделала, пока новая мысль не заставила ее похолодеть: что если Ронэ не оказалось на месте потому, что люди кардинала арестовали и его, и Паспарту, и хозяйку. Графиня даже вскочила и бросилась было будить мужа, но потом снова села на место. Надо было подумать...
Нежный голосок мадемуазель де Лекур заставил ее обернуться.
- Чем же вы можете помочь?! - в сердцах воскликнула Эмили, и вдруг поняла, что слезы снова текут по щекам. Она вспыхнула и быстро утерлась рукавом.

+1

4

- Мадам, что случилось? Что с вами, мадам? - подбежала Софи, несколько испуганная таким поворотом событий. Хотя, наверное, надо было предположить нечто подобное...
- Вы..плачете, мадам? Прошу вас, успокойтесь... - Она налила воды из графина и подала графине. - Выпейте, мадам, и успокойтесь... Прошу прощения, мне очень жаль, если я невольно помешала вам, и если вы скажете, я уйду... С вами всё хорошо? Вас..те люди..не тронули? - Хоть она и помнила, что они говорили графу де Монтрезору про пажа, но мало ли...
- Я случайно узнала о том, что произошло. - И только потом уже подумала, что, быть может, последние слова были лишними и несколько необдуманными.

+1

5

Вскочив, Эмили удивленно уставилась на мадемуазель де Лекур и растерянно взяла у нее стакан. Что она могла знать? Откуда?..
- Какие... какие люди?..
"Никому нельзя верить", и господин де Ронэ только что блестяще это доказал. Но если он все же ее не обманул, если он попал в беду?! Мадемуазель де Лекур на коварную обманщицу не похожа, она, наверное, очень добра. И ей нравится Теодор, значит, она захочет ему помочь...
- Бога ради, мадемуазель, что вы знаете?! Это может быть очень, очень важно!
В волнении молодая женщина прижала руки к груди, забыв про стакан, и чуть не выплеснула на себя воду.
- Черт...
Стакан она поставила на стол.

+1

6

- Умоляю вас, мадам, не волнуйтесь так сильно. Боюсь, я знаю не так уж много, вам известно больше. Это получилось случайно...на самом деле случайно... - Софи смутилась и слегка покраснела, вспомнив, о чём ещё ей придётся рассказать... - На приёме я была представлена графу де Монтрезору. А утром я..встретила его в соборе Нотр-Дам... Он предложил прогуляться, я согласилась... На площади мы собирались посмотреть представление, но графа нашли какие-то люди, один из них был ранен. Они и рассказали, про графа де Люз - верно, им было неизвестно, что это не он - и пажа...
Я догадалась, что паж - это вы, потому что утром мне сказали, когда я спросила, что вы ушли куда-то очень рано...в мужском костюме...и в сопровождении одноглазого мужчины... Я догадалась, о ком речь. И поспешила домой, простившись с графом. Потому что ожидала, что вы могли вернуться с минуты на минуту. Или господин граф. Те люди - я не знаю их имён, они не называли - сказали, что "граф де Люз", то есть шевалье де Ронэ, ранен, но что с "пажом" всё в порядке. Они также сказали, что шевалье де Ронэ...сразил троих и ранил ещё одного... Они говорили негромко, и я слышала не всё, хотя граф де Монтрезор отошёл совсем недалеко. Это, пожалуй, и всё... - пожала плечами девушка.
- Боюсь, я не смогла поведать вам ничего нового... Граф тоже об этом знает. Сначала я не хотела говорить, где вы и с кем, но побоялась, что с вами может случиться ещё что-нибудь и тогда графу лучше знать обо всём, и мне пришлось рассказать. Он страшно волновался за вас... И я тоже очень боялась, иначе бы, наверное, не решилась рассказать ему...

Отредактировано Софи (2018-09-24 00:39:53)

+1

7

Эмили ошарашенно смотрела на мадемуазель де Лекур и пыталась сообразить. Граф де Монтрезор... Она помнила красивого молодого придворного его высочества наследника престола, но ни разу не разговаривала с ним. Он ведь действительно был на приеме у Сен-Савен. Мог видеть мадам де Зайдо... Какие-то люди подошли к нему и доложили, что граф де Люз "сразил троих и ранен", и с ним был паж, который остался невредим... То есть они видели ее и Ронэ. Один из них был ранен... Они и напали?..
- Скажите, мадемуазель,  а вы не припомните, они не сказали, это они дрались с графом де Люз? И вы можете описать, как они выглядели?

+1

8

Софи задумалась... Да, кажется, что-то такое было, но она не могла вспомнить точных слов... Когда граф де Люз её спросил, не помнит ли она чего-нибудь ещё, девушка ответила отрицательно - и сказала правду, она действительно не помнила; но теперь, когда графиня задала конкретный вопрос, Софи стала припоминать подробности того разговора...тех людей с графом де Монтрезором.

- Да, кажется, один из них говорил об этом...  Описать их? Я не задумывалась над этим тогда... Вы, я полагаю, понимаете это  - слишком я была ошеломлена случившимся... Один был ранен, а второй...лицо у него такое противное, и улыбка...ужасная... Он видел, что я была с графом де Монтрезором, когда они пришли, и тогда этот второй улыбнулся.., а мне захотелось отвернуться, очень отталкивающее лицо.  Оба были верхом, а когда говорили с графом, раненый спешился не сразу, и потому я сначала могла слышать больше - им приходилось говорить громче. Я была ошеломлена, удивлена, взволнована... Сначала я просто пыталась понять в чём дело, потом - что делать, и ещё я очень боялась за вас... Ведь шевалье был ранен, а кроме него вас никто другой не защитил бы, если бы вдруг что-то произошло опять... - Девушка тихо выдохнула. Ей как будто стало легче оттого, что она всё, наконец, рассказала...

+1

9

- Я вас так понимаю! - попыталась утешить Софи графиня де Люз, сама ужасно взволнованная. - Те люди... они правда были отвратительны!
Те или не те - из рассказа мадемуазель де Лекур это было непонятно, хотя скорее всего, те... раз они видели их с Ронэ.
- Мы с господином де Ронэ думали, что это были другие люди... Спасибо вам!
Что же все-таки случилось с бретером? Эмили была оскорблена его обманом, но все равно не могла не волноваться.
- Вы очень помогли, правда! И вы ведь не обидитесь, если я сейчас вас покину? Мне непременно надо посоветоваться с мужем. А потом мы выйдем к обеду непременно!
Интересно, сумеет ли мадемуазель де Лекур узнать что-то о Ронэ? Он ей нравится...
- И еще... вы понимаете... - графиня слегка замялась. - Мой муж, он недолюбливает шевалье де Ронэ. Не ревнует, нет, конечно, и вовсе не запрещает мне с ним общаться! Но... вы. наверное, знаете, у шевалье бывают просто отвратительные манеры, и графа это раздражает.
Придумав эту отговорку, Эмили вдруг подумала, что это и в самом деле может быть правдой...
- А шевалье, он ранен. Я не очень в этом понимаю, но мне кажется, опасно. Выглядит это, по крайней мере, ужасно... Если вам удастся узнать  о нем... Как он... Как себя чувствует... Вы мне шепнете?

+1

10

- Конечно, если удастся что-нибудь узнать, я вам скажу, - улыбнулась Софи. - Я рада, что смогла вам помочь. - Тогда увидимся на обеде. - Она вышла, оставив графиню одну. Но теперь она чувствовала некую..лёгкость. С чем это было связано, Софи не знала. Вернее, не знала точно.

Про "отвратительные манеры" она ничего не могла сказать. Конечно, тогда на приёме шевалье вёл себя действительно ужасно, но...ведь именно это помогло ей перенести тот разговор без слёз и почти без сожалений. Она увидела, каким ещё он может быть, и поняла свою ошибку - она влюбилась не в самого шевалье, но в образ, созданный её воображением. И этот образ сильно отличался от настоящего шевалье де Ронэ, потому что был слишком уж идеализирован - она отказывалась видеть в нём что-либо дурное. "А ведь отец и брат предупреждали... Только я их не послушала... Я сама во всём виновата".

Их разговор на приёме прояснил всё окончательно, и как бы ни было ей тяжело после него, сейчас она с удивлением обнаружила, что абсолютно спокойно может говорить о шевалье де Ронэ. События этого дня вычеркнули из памяти предыдущие, столько всего и сразу произошло за короткое время, и забыть оказалось проще, чем она думала. Он уедет с королём, а она останется, и они больше уже не встретятся... За эти два дня Софи словно бы выросла, стала старше - не возрастом, но где-то в душе, в сердце... "Надо написать отцу и брату. Пусть знают обо всём, что произошло. О том, что всё прошло..."

Отредактировано Софи (2018-09-24 00:42:48)

+2

11

Мадам де Бутвиль же устремилась в спальню. Луи-Франсуа, кажется, задремал, и в другое время Эмили остановилась бы полюбоваться. Ей нравилось смотреть на него спящего,  он выглядел совсем юным во сне... Она бы тогда села тихонько рядом, а потом скинула туфли и забралась на постель с ногами, устроилась сбоку, коснулась губами его глаз - легонько-легонько, а потом - губ, чуточку сильнее...
Сейчас было не до того, и молодая женщина даже немного разозлилась: как он может спать, когда она так сильно переживает?!
Она села рядом и позвала:
- Луи, проснитесь! Это очень важно! Это не люди кардинала!

+2

12

Возвращаясь утром после дежурства домой, граф де Люз надеялся вкусно поесть в обществе жены, потом сладко поспать часа три-четыре, а потом придумать какое-нибудь развлечение для себя и жены.  Но судьбе было угодно лишить его этих приятных намерений, и утренние события не дали ему ни ощутить как следует вкус пищи, ни крепко и спокойно заснуть.  Он догадывался, что странная и кровавая история должна иметь продолжение. Поэтому восклицание Эмили сразу дошло до него,  он открыл глаза,  сел в постели и переспросил:
       - Не люди кардинала? Что вы имеете в виду? Кто вам рассказал о них? Нельзя ли подробнее?

+1

13

- Рассказала мадемуазель де Лекур. И все так странно, ну просто очень!
Эмили быстро пересказала мужу то, что узнала от Софи.
- Понимаете, они ведь крикнули «Именем короля!». А их главный не представился, не сказал, чего хочет и почему, и я сразу подумала, что что-то не так. Потому что зачем? И причем тут вы? - она поерзала и все же подтянула под себя ноги, продолжая рассуждать. Я поначалу испугалась, что вас хотят втянуть в какой-нибудь заговор... Но... допустим, Зайдо хотел передать вам бумагу, где, как он сказал, говорилось, что армия пойдет в Лангедок. Допустим, чтобы вы рассказали о том герцогу и поссорили его с королем и кардиналом. Но зачем им вас арестовывать и куда-то вести? А тем более, меня? Ведь мадам де Зайдо ясно сказала: « если муж занят, приходите вы». Но вот что странно: мы разговаривали с господином де Ронэ, когда она подошла, и она знала, что вас нет в зале. А когда у них дома Ронэ назвался Бутвилем — ничего, это сошло... Может, конечно, не обратила внимания... Мы думали, что это люди кардинала, они вернуть переписку хотели... Но если это были люди графа де Монтрезора... Ему-то зачем арестовывать вас и куда деть?

0

14

Ложась отдохнуть, граф де Люз не раздевался, только снял камзол и сбросил обувь.  Теперь он спустил ноги с кровати, нашарил домашние туфли и прошелся по комнате, обдумывая услышанное.
        В который раз ему невольно пришло в голову, что светлая, чистая любовь к этой оригинальной и милой особе  обходится ему как-то слишком дорого.  Будь  Эмили  любительницей нарядов и драгоценностей, как большинство женщин, затраты материальные были бы в порядке вещей. Но раз за разом тратить силы душевные на то, чтобы понять, объяснить, простить бесконечные эскапады супруги становилось все тяжелее. 
         - Не понимаю, - сказал он наконец, остановившись перед нею. - Не понимаю, почему вы, обладая немалым умом, сообразительностью и хорошей памятью, не способны усвоить такую простую мысль, что  ваш муж - не маленький ребенок, не хилый старик, что оберегать меня от волнений и спасать от бед - не нужно!  И добро бы это приводило к чему-то хорошему. Вы не заметили еще, что ваши старания кончаются только неприятностями?  А нынешняя неприятность - худшая из всех.  Если мадам Зайдо считала нужным обратиться ко мне, я и должен был встретиться с нею. Я лучше вас и уж точно лучше вашего одноглазого приятеля осведомлен о делах герцога, о его переписке с королем, о положении в Лангедоке, и мог бы понять,  ловушка ли это или подлинный документ.  И разговор мог бы пойти совсем иначе.  А теперь в убийстве и всем прочем обвинят не этого моего заместителя, неизвестно куда скрывшегося,  а меня, понимаете вы это? Но, вас, похоже, куда больше взволновало ранение  шевалье де Ронэ,  чем потеря свободы и чести, которая теперь грозит вашему мужу! Кстати, вы явно не подумали и о том, каковы будут последствия для Ронэ. Впрочем, если он бежал, значит, его рана не так уж серьезна, как вы полагаете. Он сумеет скрыться, не сомневаюсь. Но куда деваться мне? Если в тот дом действительно явились люди  Монтрезора,  то вся история немедленно дойдет до его величества, которому я дал слово не ввязываться ни в какие авантюры!   Кто меня защитит от его гнева?  Да, я был на дежурстве, да, меня видели в ставке - но кто засвидетельствует, что я не отлучался оттуда? Может, вы пойдете к королю и объясните, как все было?  Впрочем, лучше пойти к кардиналу, он, вероятно, больше осведомлен о вашем характере и способностях... Но он знает кое-что и обо мне, и вряд ли поверит, что я мог укрыться за спиной женщины в таком деле...  Право, если бы вы намеренно старались повредить мне, то не преуспели бы лучше!
         Внезапная догадка поразила его, как удар кинжалом в ночи: а вдруг так и есть? вдруг Эмили - лишь орудие, которое кто-то использует, чтобы окончательно добить род Бутвилей? И все было ложью - любовь, нежная дружба, радость? Все - обман?
         Он крепко закусил губу и зажмурился, усилием воли загоняя эту страшную мысль в самый дальний угол памяти. Но тень осталась...
         - Прошу вас, Эмили, - тихо добавил он, - подумайте хорошенько и дайте честный ответ: кого вы на самом деле любите? Меня, Теодора или саму себя?

+3

15

Эмили подняла на мужа ошеломленный взгляд, чувствуя, что внутри нее снова все холодеет.
- А вы... вы до сих пор не поняли?!
Смотреть на мужа было невыносимо, и она опустила голову. Было немыслимо думать, что он сомневается в ее любви — потому что как же так?! Разве он не самый близкий на свете, и вдруг не знает...
- Я люблю вас, Луи. Всякого. Даже когда злюсь или обижаюсь. Так вот получается...
Она помедлила, кусая губы.
- И шевалье де Ронэ тоже люблю, да, это так. Как любила бы брата, если бы он у меня был. Хоть он меня и предал, и я не хочу его больше видеть. Но это же другое, вы же понимаете!
Понимая, что расплачется, если посмотрит на Луи-Франсуа, Эмили отвернулась, и голос ее прозвучал глухо:
- Ваши родные правы, Луи, вы женились не на той девушке. Если вы пожелаете это исправить, я приму...

0

16

Луи-Франсуа вздохнул, сел рядом с женой и сказал уже мягче:
       - Не уверен, что из Теодора мог бы получиться хороший брат. Но бог с ним, пусть живет и здравствует, пока чей-то клинок, как ножницы Парки, не обрежет нить его жизни.... Я сомневаюсь в ваших чувствах, Эмили,  только потому, что вы не слушаете моих советов, не задумываетесь над тем, как ваши поступки отзовутся в моей душе и как повлияют на мою судьбу.  Любовь - не только слова и взгляды, это еще и дела.  А я, как ни стараюсь, не вижу в ваших делах ничего, кроме любви к приключениям.   Вы раз за разом отгораживаете меня от своей жизни. Вы придумываете благовидные объяснения, и я верю и прощаю, потому что хочу верить.  Потому что люблю.  И только это - ваше безрассудство, ваше неумение предвидеть, чем обернется очередная авантюра, - я и хотел бы исправить.  Но если вы не захотите сами исправить это в себе - всей душой захотите - то мои слова так и останутся гласом вопиющего в пустыне.  Хотите попробовать?

+1

17

- Братья бывают плохими или хорошими, - вздохнула Эмили, - но это совсем не важно, потому что Бог дал таких, таких ты и любишь. Вы же лучше меня это знаете, у вас были братья. А мне всегда хотелось... Бог мне вас послал, это куда больше, чем брат, ведь редко кому везет мужа любить, правда?..
Она не выдержала и все же посмотрела на мужа.
- Я стараюсь, Луи, разве вы не видите? Я очень стараюсь быть вам хорошей женой, и ничего не выдумываю. Но я не очень умная, и характер у меня дурной, вы же знаете...
Про себя она подумала, что это несправедливо: она хочет оградить мужа от бед, а он обижается... Хотя в этот раз и вправду плохо получилось, но кто знал?! И какого дьявола все же Ронэ назвался Бутвилем?! И ни за что на свете нельзя рассказывать Луи-Франсуа, почему он получил эту должность в королевской свите, но значит, опять приходится утаивать... Эмили покусала губку и честно добавила:
- Вы правы, мне рисковать нравится... но я правда стараюсь удержаться! Если бы я могла хоть чем-то помогать вам, а не просто ждать и вести себя прилично...

+1

18

- Помогать мне дежурить в ставке его величества вы, к сожалению, не можете, - иронически вздохнул Луи-Франсуа. - Хотя с вами там было бы гораздо веселее. Каких-либо волнующих поручений, которые мы с вами могли бы выполнить вместе, мне пока не перепадает.  Но вот, скажем, меня несколько беспокоит,  хорошо  ли ведутся дела в поместьях, моем и вашем.  Если я предложу вам отправиться туда, присмотреть за управляющим, проверить счета и прочее - скажите, положив руку на сердце,  вы согласитесь?  О, скорее всего, согласитесь, вы ведь так хотите быть полезной.... И даже, может быть уедете. Но либо по дороге ввяжетесь в невероятную  историю, либо уже на месте вас настигнет какое-нибудь приключение - ведь они сыплются на вас, словно град. И рядом с вами снова окажется безумная особа вроде мадам де Вейро, или вдруг сам собой вырастет из земли Теодор...  Признайтесь, Эмили: такая помощь мужу вас не заинтересует, ведь правда?

+1

19

- Вы же сами только что сказали: я соглашусь и поеду... Я мало понимаю в управлении имением, но я научусь... - устало ответила Эмили. Луи-Франсуа было скучно на службе... Значило это, что ей не стоило так рисковать его расположением, оказывая услугу кардиналу? Узнав о которой, муж может ее и не простить... Отослать жену в поместье присмотреть за хозяйством — это вполне прилично. Иногда навещать, чтобы обеспечить наследника, а можно и не навещать: у Елизаветы-Анжелики есть же Франсуа-Анри, род Бутвилей не прервется... Она уберегла мужа от влияния кузена и близости к испанцам, а оказалось, втянула в другую беду.
- Но, быть может, все еще не так драматично. Зачем графу де Монтрезору рассказывать о вас королю? Какое право его люди имели арестовывать кого бы то ни было именем короля? Кардинальского курьера, в частности? И забирать бумаги, принадлежавшие его высокопреосвященству? Мне кажется, у графа здесь какие-то свои интересы...

0

20

Не слова, но усталый тон Эмили послужил для Бутвиля доказательством правильности его предвидения: она послушно поедет, но долго ли выдержит?  Собственно, он и не собирался отсылать жену.  Ему все-таки было спокойнее, пока она была в пределах досягаемости и более-менее на виду у него.  Ну и, конечно, проводить ночи вместе с нею, а не в холодном одиночестве, было намного приятнее... Он не счел нужным развивать дальше тему их отношений и охотно вернулся к теме более злободневной.
         - Я очень отдаленно знаком с господином де Монтрезором, - сказал он, покачав головой. -  И весь круг придворных и приверженцев его высочества герцога Орлеанского мне чужд. Не зная ни характера прекрасного графа, ни его личных устремлений, нельзя судить о том, какие причины могли бы побудить  его ввязаться в  столь сомнительную авантюру.  Но если он, подобно многим своим приятелям, склонен сплетничать, просто развлечения ради, то может и разболтать пикантную историю о графе де Люз. Кроме такой возможности, я пока,  честно говоря, вообще не вижу никакого смысла, ни тайного, ни явного, в том, что произошло!

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » О чём задумались, мадам? 2 февраля 1629 года