Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



Восток - дело тонкое. 1616 год, Тунис, Бизерта: Юный Франсуа де Ротонди знакомится с Франсиско де Варгасом, который знакомится с нравами Туниса.
Письмо счастья. 12 февраля 1629 года.: Г-жа де Мондиссье просит г-на де Трана помочь ей передать письмо королевы г-ну де Корнильону.
Много драконов, одна принцесса. 9 марта 1629 года.: Г-н де Ронэ и Портос готовятся похитить принцессу.
Я вновь у ног твоих. Май 1629 года, Париж.: Арамис возвращается к герцогине де Шеврез.

Денежки любят счет. Февраль 1629 г.: Луиза д’Арбиньи прибывает в поместье Вентьевров.
О пользе зрелых размышлений. 11 февраля 1629 года: Г-н де Валеран рассказывает Марии Медичи о попытке королевы спасти г-на де Корнильона.
Слезы ангелов. Северное море, июнь 1624 г.: После захвата голландского корабля капитан Рохас и лейтенант де Варгас разбираются с добычей.
Гуляя с ночи до утра, мы много натворим добра. 3 февраля 1628 года.: Роже де Вентьевр и Ги де Лаварден гуляют под Ларошелью.

Пасторальный роман: иллюстрация. Декабрь 1627 года: Принцесса де Гонзага позирует для портрета, Месье ей помогает (как умеет).
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Невеста без места. 12 февраля 1629 года.: Г-н де Вентьевр и "г-н д'Арбиньи" узнают о скором прибытии "Анриетты".

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Пример бродяг и зерцало мошенников. Май 1629 года..: Г-н де Лаварден узнает, что его съели индейцы, а также другие любопытные подробности своей биографии.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Я в доме у вас не нарушу покоя... 17 декабря 1628 года


Я в доме у вас не нарушу покоя... 17 декабря 1628 года

Сообщений 41 страница 50 из 50

1

Отсюда: Избавить женщину от слез. 16 декабря 1628 года, Париж

0

41

Этот момент граф де Ла Фер выбрал, чтобы тоже покинуть гостиную, и тоже услышал последние слова испанца.

- О, так у нас теперь полный... порядок, - подобрал он слово.

По-испански он говорил медленно, не совсем правильно, но понятно.

- Простите нас, мадам, - обратился он к мадам де Вейро, бесцеремонно завладевая ее рукой, чтобы оставить поцелуй. - Мы вернемся в самом скором времени. Графиня, остаюсь в долгу перед вами, лучший сонет в вашу честь - за мной!

Если бы граф обернулся, он бы наткнулся на предельно сосредоточенный взгляд Варгаса, но испанец вовремя опустил глаза. Достаточно быстро, чтобы не привлекать к себе внимания.

- Идемте же, - граф обвел взглядом всю компанию. - Не стоит заставлять дам ждать.

Отредактировано Провидение (2018-08-27 23:10:56)

+3

42

- Это если будет кому сочинять, - буркнула в ответ графиня. - Что-то я сильно сомневаюсь, что черти в аду приветствуют сонеты.
Она быстро повернулась к Эжени.
- Надо что-то делать! Потому что если не трупы, то раненые точно будут, а оно вам зачем?
Ее разбирала досада. Вечер так приятно начинался, она соскучилась по Эжени, ей так хотелось поболтать! И послушать стихи, и даже посплетничать! А тут - пожалуйста! Хотя этот Ла Фер и вправду был неприятен, и опасен наверняка. Атос почему-то с тростью... - нездоров? За Портоса Эмили не волновалась...
- А этот испанец, вы его хорошо знаете?
В прошлый раз, когда мадам де Бутвиль пыталась остановить дуэль, ничего у нее не вышло. Впрочем, сегодня она и резать ничего себе не собиралась.

+3

43

Эжени, раздосадованная, проводила мужчин взглядом. Никому нельзя верить! Атос же обещал, и Портос тоже, и чем все это кончится, непонятно. Главное, что Эмили права, ничем хорошим!

- Думаю, его никто хорошо не знает, - сказала она, с усилием отводя взгляд от двери. - У него ужасно таинственное прошлое. Он всем говорит, что бретер. Может, так и есть, даже наверняка, но при этом у него хороший вкус, он способен выбрать для меня книгу и отлично воспитан, если не валяет дурака. А еще знает кучу историй про испанский королевский двор. Почти как Ронэ, - хихикнула она. - Если не считать Испании и невыносимости... Кстати, они знакомы! В общем, если кто-то и может что-то сделать там, - Эжени кивнула на дверь, - это будет он... Но только если захочет. Вечно дерутся, как дети!

Она увлекла подругу обратно в гостиную и уже по дороге шепотом спросила:

- Кстати, а вы не знаете, случайно, как там Ронэ?..

Южанке не хотелось признаваться, что сама она совершенно ничего не знает о судьбе бретера, но так можно было ничего и не узнать, а он пропал, будто в воду канул.

+3

44

- Не знаю, - обиженно нахмурилась Эмили. - Я даже ездила к нему, представьте, но он куда-то уехал. И меня его великолепие даже не удостоило записки, ни единого слова. Полагаю, правда, что я надоела ему хуже смерти.
Она вздохнула.
- И вообще, я думала, что вы знаете. А этот ваш испанец прямо так и говорит, что он бретер? Если он еще и похож на Ронэ, он их не остановит.
Она прикусила губку. Ни одной хоть как-то выполнимой идеи не приходило в голову.
- Нет, ну можно было бы за ними пойти и мешаться... - Мужа здесь, к счастью, не было, и никто не мог приказать мадам де Бутвиль не лезть. Правда, она не была вполне уверена, что Атос или Портос стали бы с ней церемониться, но здесь же была Эжени, ее бы постеснялись... - Однако можно ненароком так помешать, что только худо будет

+4

45

Эжени мрачно и не без юмора подумала о том, что две обиженные женщины лучше, чем одна. С точки зрения последствий!

- Может, вас утешит, что мне он тоже ничего не сказал, - заметила она. - То есть сказал, но... давно. Я тоже думала, что если не знаю я, то уж вы-то должны что-то знать...

В голове мелькнул план мести, в который можно было вовлечь и Эмили, и могло бы выйти даже весело, если с Ронэ в самом деле было все в порядке, но вопрос подруги отвлек молодую женщину:

- Варгас? Нет, он прямо не говорит, но как-то так у него получается, что всем все понятно. Он может помочь, потому что я просила, я иногда нанимаю его для охраны. Но мало ли... Слушайте, - Эжени остановилась в шаге от гостиной. - Мне нравится ваша мысль. Пойти за ними. Только до пустыря нам придется идти вдвоем, ночью, в Париже. Это очень опасно. Я могу пойти, но если с вами что-нибудь случится, Ронэ меня никогда не простит, хотя я на него и зла как... Сильно.

+2

46

- Не простит! - хмыкнула Эмили. - А вам нужно его прощение? И будто вы сможете меня удержать, если я чего-нибудь захочу.
Она вздохнула.
- Куда больше меня тревожит, что, если со мной что случится, Луи-Франсуа меня больше к вам не пустит.
Однако глаза молодой женщины уже загорелись предвкушением проделки.
- Но ничего не случится! Граф должен заехать за мной попозже, к концу вечера. Вы знаете, где этот пустырь, на который они собрались, далеко? И потом, госпожа д'Эссиньи может хватиться... Как вы вообще оставите гостей?..

+3

47

Эжени поймала себя на мысли, что слишком увлеклась и их новой затеей, и воспоминаниями. Присутствие Эмили слишком живо напоминало ей о времени, когда Ронэ был где-то рядом, и они были то вдвоем, то втроем, и это было замечательное время; сейчас, когда все должно было быть кончено, и даже решение было принято, она снова умудрилась подумать о бретере.
Это отдавало глупостью, и мадам де Вейро, злясь теперь уже на себя за эту, несомненно случайную, оговорку, решительно кивнула:

- Я оставлю их с закусками, - и не стала прятать озорную улыбку. - И с поэтами. Думаю, никто не будет обижен. А мадам д'Эссиньи... О! Попросим ее побыть распорядительницей вечера вместо меня, потому что мы... Мы должны встретить... ээ... пирог? Он действительно есть, его испекли в кондитерской мадам Буже и привезли час назад, но кто об этом знает?.. Вернемся мы, появится и он! Так хорошо?

+3

48

- Думаю. мадам д'Эссиньи будет счастлива своей ролью, - рассмеялась Эмили. - Но вы уверены, что мы быстро обернемся? Пирог же нельзя встречать вечно.
Она задумчиво поиграла веером.
- У вас есть какой-нибудь план, как их остановить? В прошлый раз, когда я пыталась остановить мужчин в таком же деле. у меня не вышло ничего. Хотя, надо было резать себя посильнее, а я струсила. А сейчас и вовсе ничего резать не буду! Плохо, что господин Атос тогда был свидетелем. теперь его будет труднее убедить. Но, может, они просто постесняются драться при вас?

+3

49

- Постесняются они, как же! - в сердцах сказала южанка, по памяти оценив ту решимость, с которой уходили мужчины. - Единственное место, где здесь можно потихоньку подраться, это пустырь на месте пожарища. Тут совсем недалеко.

Она вдруг осеклась, по-настоящему осознав слова подруги.

- Вы резали себя? Дева Мария! - Эжени посмотрела на графиню так, словно та прямо сейчас должна была быть вся в бинтах. - Но зачем? Как, когда? Ради... ради чего?.. Еще и при Атосе, и как он допустил! Это бессердечно, я скажу ему.

Плана пока не было, но южанка рассчитывала, что их появления будет достаточно. Первым делом все начнут на них ругаться за ночные прогулки, станет не до дуэли.

+2

50

- Ах нет, не говорите, это было так глупо! - воскликнула Эмили. - И Атос ничего не мог поделать, он видел только результат.
Она вздохнула и пояснила:
- Я хотела отвлечь мужчин от дуэли, напугать их, будто на меня напали плохие люди. и они поначалу испугались, а потом поняли, что это обман... И рана была пустяковая. чтобы они отвлеклись на помощь мне, несчастной. В общем, это ерунда и не действует. Но теперь мы будем вдвоем! Мы сможем их... увещевать, так, чтобы им надоело, а убрать нас они не смогут, потому что ни брата. ни мужа, ни другого нашего родственника среди них нет. Пойдемте же объясним мадам д'Эссиньи, что ей следует делать!

+3


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Я в доме у вас не нарушу покоя... 17 декабря 1628 года