Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Анна Австрийская встречается на охоте с герцогом де Монморанси. Месье помогает принцессе де Гонзага позировать для картины. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Испанские корсары идут на абордаж.

Была тебе любимая… 3 марта 1629 года: г-н де Клейрак поддается чарам г-жи де Шеврез
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Большая прогулка. 22 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон и г-н де Ронэ разыскивают убийцу г-жи де Клейрак.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Мой друг, в твоих руках моей надежды нити... 10 февраля 1629 года: Ее величество просит г-жу де Мондиссье передать ее письмо г-ну де Корнильону.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Я в доме у вас не нарушу покоя... 17 декабря 1628 года


Я в доме у вас не нарушу покоя... 17 декабря 1628 года

Сообщений 21 страница 40 из 50

1

Отсюда: Избавить женщину от слез. 16 декабря 1628 года, Париж

0

21

- Вы питаете склонность к жутким историям, сударыни? – со странной улыбкой, в которой хорошо его знающий человек мог бы различить презрение, переспросил Атос. Если бы не теплый свечной свет и не то, что он и так был бледнее обыкновенного, стало бы заметно, что он еще и побледнел. – Какая жалость, что мне тоже известны одни лишь слухи. Не знаю, право, достаточно ли они жуткие.

Он бросил на самозванца короткий взгляд. Уж не догадался ли тот, что его проверяют?

- Я слышал, что последний граф де Ла Фер женился на девушке ангельской красоты и кротости, но их счастье было недолгим, - равнодушно сообщил он. - После одной из охот на конюшню вернулись лишь их лошади. Поговаривали, что то ли графиня застрелила мужа в чаще леса и сбежала, то ли граф задушил жену и застрелился сам, но что там было на самом деле – никто так и не узнал. Ужасно, не правда ли?

- Бог ты мой, да это просто какая-то сказка о Синей Бороде, - пробормотал Портос. Отчего-то ему не хотелось увидеть на лице Эжени жадное любопытство, а потому, единственный из всех, смотрел он не на лица собеседников, а вниз – и увидел руку Атоса, стиснувшую трость с такой силой, что побелели пальцы.

+3

22

- Видит Всевышний, это достойно стихов! - воскликнул подошедший к ним шевалье де Монтей, тут же удостоившийся чуточку ревнивого взгляда со стороны графа.

Если бы Портос посмотрел на свою подругу, он увидел бы на ее лице только напряженное внимание. Эжени думала. Правда, если бы она увидела себя со стороны, была бы весьма недовольна, потому что предпочитала казаться легкомысленнее и поверхностнее, чем была на самом деле, и это часто ее выручало. Но сейчас южанка решала сложную головоломку из графов, убийств и случайных встреч в Париже, и ей было не до показного легкомыслия.

- Почему никто не предположил, что их обоих убили в этом лесу? - спросила она и торопливо раскрыла веер, скрывая мелькнувший на миг испуг. Она вдруг поняла.
Что, если этот самый "граф де Ла Фер" их и убил? Ну, или его люди. И титул получил. А Атос что-то знает. Видно же, он что-то знает!
Где же Варгас, когда он так нужен! Умница испанец наверняка сделал бы еще больше выводов и ей бы подсказал. И Теодора нет. Но Теодора вообще в Париже нет, так что и надеяться нечего... А может, Эмили что-то поняла?..
Она посмотрела на подругу.

Пока южанка пряталась за веером и играла в переглядки с графиней де Люз, она пропустила и полный ненависти взгляд, устремленный ее поклонником на мушкетера, и такой же взгляд, адресованный ей самой после неосторожно брошенных слов.
Граф хорошо владел лицом. Он склонился в коротком поклоне, словно отдавая должное собеседнику, и выпрямился уже как ни в чем не бывало:

- Чудесный рассказ, господин Атос. Мне даже нечего добавить, я слышал в точности то же самое. Поговаривают даже, что имение проклято, а в лесу до сих пор иногда видят призраков влюбленной пары.

+4

23

В тот самый миг, когда граф де Ла Фер посмотрел на Эжени, мадам де Бутвиль случайно взглянула на него и опешила. Поклонник, да! От таких нежных чувств помереть на месте можно...
- Ах, ну конечно же то же самое, - скучающе произнесла она. - Раз вы из одной местности. Как же вам удалось друг друга не знать лично, господа?
Она повернулась к подруге.
- Право, Эжени, в такой истории нет ничего интересного, потому что и смысла нет. То ли она его застрелила, то ли он ее, никто не знает. А трупов что ли не было? Или они там призраками как раз и бродят. И сами рассказали, что их застрелили?
Эмили насмешливо посмотрела на графа. Пусть бы он разозлился и себя выдал...
- А вы, граф. так и не поинтересовались, что на самом деле случилось с вашим предшественником? Вдруг вы ляжете спать в проклятом-то имении, а... он вас и покусает!

+4

24

- Или начнет душить, - ухмыльнулся Портос, украдкой адресовав графине де Люз взгляд, полный восхищения и благодарности. Он понимал, конечно, что знать друг друга в такой большой провинции, как Пикардия, могут лишь немногие, но пусть это доказывает господин самозванец. Атос ведь не говорил, из каких именно мест он сам, попробуй назови какое-нибудь местечко - как раз и окажешься "земляком", придется выкручиваться, а чем больше нагромождено лжи, тем легче на ней поймать.

Атос, успевший уловить яростную вспышку в глазах «графа», мельком подумал, что мадам де Вейро и впрямь умна – чересчур умна, чтобы не представлять опасности для самозванца, и он это, похоже, понимает. Скверно. Зато выходка бывшего пажа, пусть и дурного вкуса,  оказалась весьма кстати, и мушкетер впервые заподозрил, что графиня де Люз, возможно, вовсе не так наивна, как кажется – а попросту научилась виртуозно пользоваться полудетским обликом и льет воду на их мельницу.

- Портос, - мягко укорил он друга, - если дамам нынче ночью привидятся кошмары, в этом будете виноваты вы! Хотя я бы месте графа предпочел поселиться в Бражелоне. Там, по крайней мере, нет никаких призраков. Вы ведь должны были унаследовать и его, не так ли?

От простодушной реплики Портоса он чуть было не поморщился, но, к счастью, успел сдержаться.

Отредактировано Атос (2018-08-21 21:46:47)

+2

25

- Я совсем не понимаю, почему их никто не искал. Они на охоту без слуг поехали? Вдвоем?..

Эжени хотела уже сказать, что так не на охоту ездят, но вместо этого улыбнулась, отлично зная, что подруга поймет. Про кусачего предшественника вышло ужасно смешно, пришлось прикрыться веером, чтобы никто из мужчин не принял этот беззвучный смех на свой счет.
Южанку терзали уже совсем не смутные сомнения. Отсмеявшись, она смотрела то на графа, то на Атоса, и пыталась сообразить, как на самом деле связаны эти двое. Мушкетер как-то уж слишком много знал и про графство Ла Фер, и про его обитателей, а теперь еще и Бражелон какой-то, который, получается, тоже входит в майорат, а кто об этом знает? Зачем вообще об этом знать, поместий во Франции целая уйма, всех не запомнишь. Даже в одной только Пикардии их тьма тьмущая, а уж на Юге просто ужас сколько.
Эжени немного нервно обмахивалась веером.

- Простите, господа, графиня обещала дать мне совет, какой десерт подавать первым, мы должны на них взглянуть! - вдруг "вспомнила" она. - Умоляю, не продолжайте без нас, я умру, если не узнаю, что за кошмары в этом вашем Бражелоне, если там нет никаких призраков...

Мадам де Вейро всегда недурно умела нести чушь и даже доносить, не слишком расплескав, и убедившись, что чуши хватило на всех, подхватила подругу под локоть и увлекла за пределы гостиной. Ну кто станет проверять, отправились они на кухню или еще куда-нибудь? Мало ли, куда может срочно потребоваться даме, в самом деле!

- Эмили, вам тоже кажется, что этот месье Атос родственник графа? - выпалила она, едва обе молодые женщины оказались на лестнице. - Он очень странно себя ведет. Что если он тоже имеет права наследования? Что, если они поссорятся, Атос его убьет и станет следующим графом?.. Я ерунду говорю, да? Но он так заинтересовался графом, сразу, мы еще и познакомиться толком не успели, а он говорит, хочу на графа посмотреть, а нас месье Портос познакомил, он помогал мне лошадь выбрать. Я ему про графа рассказала, а он предложил его Атосу показать. Нет, граф не без странностей, но что сейчас у них там происходит, я совсем не понимаю. Может, я права? Если они сейчас поссорятся, я точно решу, что я права...

Наверное, не стоило так частить и путаться в событиях, но вряд ли их оставили бы одних надолго.

+2

26

- Атос не станет следующим графом, он уже граф! - в тон подруге выпалила Эмили и тотчас закрыла рот рукой. Она доверяла Эжени, но даже ей не рассказывала про дядю-шпиона, письмо к Кавуа и историю его пропажи. Не все в ее биографии стоило рассказывать, это понимала даже мадам де Бутвиль. - То есть... его слуга так его называл. Только не говорите никому, ладно? Я случайно подслушала, Атосу это не понравится, а я... сказать по правде, немного его боюсь.
Все это было чистейшей правдой...
- И как его имя, я не знаю.

+2

27

- Как граф? - Эжени так удивилась, что наконец собралась с мыслями. - Атос - граф?!

Круглые от изумления глаза южанки были сейчас даже не зеркалами души, а настоящим диптихом.

- Очень много графов, - пожаловалась она миг спустя. - И что мне с ними со всеми делать?.. Я его уже тоже опасаюсь, это все странно выглядит. Вы знаете, он с прежним графом де Ла Фер был знаком! А тут вдруг выясняется, что прежний граф вообще то ли убит, то ли без вести пропал...

Она вздохнула.

- Нет, дело житейское, - Эжени нервным жестом сложила и вновь раскрыла веер. - Это бывает, а уж с графами, наверное, даже довольно часто... Ой, простите, я совсем не про графа де Люз, я знаю, что он человек приличный и достойный...

Мадам де Вейро вспомнила про пистолет и слегка покраснела.

- Вот бы не сердился на меня еще... - тихонько добавила она. - Но что если этот Атос как-то во всем этом замешан? Может, прежнего графа де Ла Фер он и... ну... в общем, приложил руку? С этого, нового, и спрос невелик, он и в поместье-то не был толком, как говорит...

+4

28

- Атос?! Быть того не может! - воскликнула графиня. - Он... он абсолютно благородный человек. Я его не от того боюсь, что опасаюсь, а от того, что...
Она почувствовала, что запуталась.
- Оттого, что он строгий такой... Мы довольно давно знакомы. раньше я думала, что совсем ему не нравлюсь. Может, и сейчас не нравлюсь, но он вроде помягче стал. И он мне помогал много раз. Он не может быть убийцей.
Эмили подумала и добавила.
- А ваш де Ла Фер может вполне. Вы не видели, а он плохо на вас смотрел. Будто убил бы на месте. Не верьте ему.

+2

29

Эжени задумчиво посмотрела на подругу. И с тихой улыбкой заверила ее:

- Я никому не верю, моя милая Эмили. Кроме вас. И месье Портоса, но он так добросердечен и простодушен, что ему просто нельзя не верить.

Когда южанка переставала дурачиться и говорила всерьез, в ней легко было увидеть хозяйку большого поместья, серьезную, внимательную и способную на твердые решения.
Такой ее знал д'Эстри, такой ее временами видел Ронэ и близкие друзья, остальным достаточно было взбалмошности и благовоспитанности, в равной степени ей несвойственных, но садящихся по фигуре легко и приятно, как удобное домашнее платье.

- Разве бывают абсолютно благородные люди? - на мгновение прикусив губку, спросила Эжени. Этот жест она подцепила у самой Эмили, и у них обеих выходило мило, только по-разному. - Я его совсем не знаю, этого Атоса, но чувствую, здесь что-то не так.

Она еще немного подумала и вдруг тихо засмеялась, но это был грустный смех:

- Эмили, милая Эмили, ну как это мушкетер не может быть убийцей! Они все могут быть, у них же шпаги не для красоты, хотя и для красоты тоже. - Она чуть лукаво взглянула на подругу: - Вот Ронэ, он ведь тоже вам помогал. И ничуть ему это не мешало!

+2

30

Эмили посерьезнела.
- Они в бою убивают, это да, и мне самой всегда странно, когда говорят, что это не убийство. Человека-то нет... Но все-таки это как-то не так... Потому что тогда я тоже убийца...
Она горько вздохнула.
- Ронэ вовсе за убийство деньги берет, и это ужасно. Но он хороший человек. Я и сама не понимаю, как это, только чувствую так. Так вот, Атос - хороший человек, а Ла Фер - нет.
Эмили еще раз вздохнула и добавила:
- А абсолютно благородный - Луи-Франсуа. Только порой это очень тяжело...

+2

31

Эжени, слушая подругу, вдруг смутилась, покраснела и чуть не спряталась за веером.

- Ронэ хороший человек, - чуточку досадливо согласилась она. И торопливо перевела разговор на другое, и заметно было, что на бретера она то ли обижена, то ли сердится, и поди пойми, почему.
Но весть про абсолютное благородство графа де Люз заставила ее тут же стать серьезной и даже возвышенной:

- О да, - кивнула она и торопливо спрятала смешок в ладони, приложив ее к губам. - Эмили, вы ужасно очаровательны, когда так говорите. Но все же, что мне делать? Может, Ла Фер и не очень хороший человек, но ведь я тоже не очень... И потом, он ведь просто поклонник. У дамы может быть десяток поклонников, это совсем не беда, даже наоборот. Правда, он меня замуж зовет...

Она задумалась.

+2

32

Граф де Ла Фер проводил южанку взглядом и вновь повернулся к Атосу.

- Сдается мне, сударь, вы в чем-то меня подозреваете, - сказал он, выделяя каждое слово. Кем-кем, а трусом он не был.

- Господа, право, - начал шевалье де Монтей. - Не стоит ссориться из-за старых легенд, это будет самый... экстравагантный... повод для дуэли, о каком я только слышал!

Учитывая молодость поэта, жизненного опыта ему, очевидно, недоставало.

- Помилуйте, в чем же? – удивленно подняв бровь, осведомился Атос.

- Так стало быть, мне показалось? - с подчеркнутой вежливостью уточнил граф.

Поэт переводил взгляд с одного спорщика на другого, а потом глянул на Портоса:

- Господин мушкетер, ну хоть вы им скажите. Пустяк же!

- Да я вовсе не понимаю, почему господин граф решил, что его в чем-то заподозрили! - развел руками Портос, в то время как Атос спокойно пожал плечами.

- Возможно, и показалось, сударь, - заметил он. – А что, вас есть в чем подозревать?

Граф усмехнулся почти презрительно.
Если бы этот мушкетер хоть что-то знал о его делах, разговор шел бы иначе. И что ему за дело, черт возьми?.. Не любовник же он мадам де Вейро! Или отвергнутый воздыхатель?.. Ревнивец? Слишком хорошо осведомленный ревнивец.

- Вы не уехали на войну с королем и теперь блистаете доблестью в парижских салонах? - осведомился он в тон мушкетеру. - Понимаю... Только причина подобрана из рук вон плохо.

Портос вспыхнул от гнева, но подобрать слова для ответа не успел.

- А вы надеетесь, что эта причина помешает мне преподать вам урок хороших манер, сударь? – холодно спросил Атос. – Решительно, моя доблесть не идет ни в какое сравнение с вашей!

- Конечно, помешает, - с такой же холодностью бросил граф. У него действительно был не пикардийский акцент, но опознать, какой именно, было сложно. Скорее уж южный. Ближе к Гаскони, но это если очень хорошо прислушиваться. Говорил он чисто. По крайней мере, сейчас.

- Я не сражаюсь с калеками. Встанете на обе ноги - милости прошу, а сейчас... Если я одолею вас, а это непременно случится, в этом будет немного чести.

- Иными словами, вы струсили, - усмехнулся Атос. – Так я и знал.

- Господа, - взмолился поэт. - Мадам де Вейро будет расстроена, ну что вы, право!

- Дуэль из-за женщины - благородное дело, - улыбнулся ему граф де Ла Фер. - А некоторым мушкетерам явно не помешают уроки хороших манер. Но мне потребуется, пожалуй, секундант...

- И секунданты тоже дерутся, - решительно потребовал Портос, делая шаг вперед и окидывая молодых поэтов многообещающим взглядом. Отговаривать Атоса от поединка было немыслимо, оскорбление прозвучало при всех, но мушкетер надеялся хотя бы так отсрочить дуэль. Черт побери, с хромотой и незнакомым противником! Но в этом был весь Атос.

- Не возражаю, - обронил Атос. – Только, сударь, не приплетайте сюда мадам де Вейро, если вы решили оскорблять меня из ревности, то задеваете еще и ее честь.

- О, так вы чувствуете себя оскорбленным? - усмехнулся граф. - Что же, выбор места и времени за вами.

Он посмотрел сначала на молодого поэта, потом на Портоса, потом еще раз, и приподнял бровь таким движением, будто был неприятно изумлен. И сказал, адресуя это шевалье де Монтею:

- Сударь, я не нанесу урона вашей чести, если скажу, что собирался послать за своим другом?

Поэт поклонился, скрывая смертельную бледность. Он был куда ниже высокого и широкоплечего мушкетера, притом сложен так, что заподозрить в нем хорошего фехтовальщика было весьма трудно. Но когда Монтей выпрямился, губы его были крепко сжаты, а в глазах читалась решительность юноши, которому еще нужно доказывать что-то - хотя бы и самому себе.

- Если позволите, граф, я мог бы ассистировать вам.

- Мне следовало бы возразить, - сказал де Ла Фер. - Но ваша отвага вызывает уважение, юноша.

Поняв, что ему расставили ловушку, Атос только пожал плечами. Самозваный граф, как видно, очень хотел от него избавиться и решил играть наверняка: если дуэль состоится сразу, у него будет нешуточное преимущество, если же Атос захочет дуэль отложить, то противник обвинит его в трусости и все равно добьется немедленного поединка. И никто его в этом не упрекнет – ведь он предоставил выбор времени и места мушкетеру. Это было проделано весьма ловко. Атос не собирался откладывать, но сама уловка вызвала у него презрение.

- Здесь неподалеку есть удобный пустырь, - спокойно заметил он и взглянул на бледного поэта. – А вы, шевалье, если действительно хотите оказать нам услугу, лучше отвлеките внимание хозяйки. Когда явится друг господина графа, разумеется.

- Пожалуй, - согласился Портос. – Не взыщите, молодой человек, но вы мне симпатичны, а это дает вам преимущество в драке – я тоже предпочел бы видеть секундантом кого-нибудь другого.

- Я сейчас же пошлю за ним, - заверил граф. - Никому не придется долго ждать. Скажу, чтобы сразу приходил на пустырь, так что...

Он посмотрел на поэта.

- Я, на удивление, согласен с господами мушкетерами. Кто-то должен выручить нас всех и взять на себя мадам и ее гнев. И это будет опаснее дуэли, уж поверьте.

Монтей, который успел вспыхнуть до корней волос, с сомнением посмотрел на графа, но на лице последнего читалась абсолютная уверенность в своей правоте, и поэт решил благоразумно довериться чужому опыту.
К тому же (и при этих мыслях он едва заметно улыбнулся), пока задиристые господа уходили драться, все дамы оставались, и значит, они с другом тоже оставались - в выигрыше.

- Как скажете, сударь.

Отредактировано Провидение (2018-08-23 23:53:33)

+4

33

- Вы - хороший человек, правда-правда! - рассмеялась Эмили. - Пусть себе зовет, не ходите!
Она вспомнила взгляд Ла Фера, невольно вздрогнула и продолжила уже серьезно:
- Он не влюблен в вас, Эжени, влюбленные не смотрят с такой злобой. Ему, наверное, что-то надо от вас. Деньги?.. Как бы узнать?.. Давайте что-нибудь придумаем?..
Пока она не знала, что именно. Но ведь были еще мушкетеры, и такой сдержанный всегда Атос не зря вел себя так...

+1

34

- Только не замуж, - невольно улыбнулась в ответ Эжени. - Я там уже была. Может, потом как-нибудь.

Она чуть не заверила подругу, что быть вдовой не так уж плохо, но вовремя вспомнила, что графиня нежно любит мужа.

- Влюбленные по-разному смотрят.

Д'Эстри когда-то смотрел на нее очень зло. Целых несколько раз. Каждый раз, когда считал, будто она только что чуть не свернула себе шею. Но это было так давно! Она была моложе и беззаботнее, и могла позволить себе любые шалости.

- Вспомните, как смотрит на вас Ронэ, - предложила она. - Иногда кажется, так бы и стукнул. А ведь он вас любит! По-настоящему, не как-то там...

Эжени собралась было слегка погрустнеть, но вовремя вспомнила, что обижена на бретера и притом сильно.

- Я бы с удовольствием узнала что-нибудь, но как?..

Из гостиной слышались обрывки фраз на повышенных тонах и Эжени недовольно глянула в ту сторону. Судя по звукам, кто-то как раз сейчас нарушал слово и надо было, наверное, возвращаться.

+4

35

Эмили удивленно воззрилась на подругу. Ронэ ее любит? По-настоящему? Вот ведь ерунда... И если б ему пришло в голову ее стукнуть, он и стукнул бы...
- Ничего он меня не любит... - пробормотала графиня, искренне сейчас желая, чтобы этого не было. Потому что тогда пришлось бы... Эмили постаралась отогнать от себя эту мысль. Ничего не пришлось бы, и ничего она... и даже думать об этом не будет!
- Я вообще-то хотела с вами посоветоваться... вы же были замужем... Ой!
Громкие голоса услышала и она.
- Кажется, мы сейчас что-то узнаем... Боюсь только, не то, что бы хотелось. Идемте туда?

+4

36

Варгас опоздал не без умысла. Поэзию он любил, но только испанскую, и в этом они с прелестной южанкой сходились во вкусах. От сегодняшнего вечера ничего увлекательного он не ждал. К тому же считал, что в кругу поэтов мадам де Вейро ничто не угрожает.
С каждым днем отсутствия Ронэ держать данное ему слово становилось все труднее. Рамон, смеясь, мысленно сравнивал себя то со стоиками древности, то, досадуя, с ослом. Южанка была свежа и очаровательна, говорила на хорошем испанском и ее очевидная привязанность к его родине сходу давала ему сто очков преимущества. Но обещание!..
Он взбежал по ступеням и прямо на лестнице склонился в поклоне, обнаружив наверху свою подопечную вместе с незнакомой красивой дамой.

- Я не слишком опоздал?..

- Дон Рамон! - обрадовалась ему Эжени и протянула руку для поцелуя. - Вы очень вовремя. Спасибо, что не опоздали сильнее!

Испанец привычно задержал изящную ладонь, прикасаясь к ней губами. И спросил, услышав такую двусмысленную благодарность:

- Что-то случилось?

Эжени вздохнула. Дон Рамон был неисправим.

- Я должна представить вас. Графиня, это сеньор де Варгас. Дон Рамон, это графиня де Люз, моя близкая подруга и самая дорогая гостья в этом доме.

Она говорила по-испански, но медленно, не зная, понимает ли Эмили, и готовясь перевести, если потребуется.

- Неудивительно, сеньора так прекрасна, что любой прием украсит как настоящая дагоценность, - Варгас поклонился ей отдельно, подметя лестницу пером. - Но сеньора, вы встревожены?..

Эжени, то и дело оглядываясь в сторону гостиной, очень быстро пересказала всю историю. И добавила:

- Дон Рамон, я боюсь, что будет дуэль. Сделайте что-нибудь!

- Но я ваш телохранитель, а не графа де Ла Фер, - резонно заметил Варгас, которого вовсе не вдохновляла идея встревать поперек чужой дуэли.

- Но... - Эжени порывисто прижала руки к груди и использовала запрещенный прием, уставившись на испанца огромными жалобными глазами. - Я вас очень прошу, дон Рамон! Если вы не поможете, как мы сможем им помешать?.. С ними пойти?!.

- Нет-нет, - испанец проникся этой картиной. - Никуда не ходите. Но... Зачем вообще им мешать?

Он с некоторым недоумением переводил взгляд с одной красавицы на другую, надеясь получить объяснения если не от мадам де Вейро, то от графини де Люз.

- Но ведь они все наши добрые знакомые! Мы не хотим, чтобы кого-нибудь из них убили! - Эжени тоже посмотрела на Эмили, ища поддержки.

Варгас вопросительно приподнял бровь. И мягко пошутил:

- Я должен усовестить их словами Писания?.. Дамы, если нужно кого-то спасти, выберите хотя бы кого-то одного!

+3

37

Тем временем в гостиной перешли уже к обсуждению деталей предстоящего поединка.

- Я бы предложил отправиться сейчас же, не дожидаясь мадам де Вейро, - заметил Атос. – Нам будет трудно покинуть дом, если она вернется. Сударь, мы с моим другом ждем вас на улице.

Он коротко поклонился самозванцу, кивнул юному поэту и, почти не хромая, направился к дверям. Портос, испустив тяжелый вздох, двинулся следом. Гигант все еще надеялся, что дуэли что-нибудь помешает.

- Вы с ума сходите, Атос, - буркнул он, берясь за ручку двери в прихожую. – Надо же было… О! Сударыня, у вас новый гость?

В голосе мушкетера прозвучала такая радость, словно этот гость был его близким другом. На самом деле радовался Портос тому, что их, кажется, застукали.

- А мы с господином Атосом решили подышать свежим воздухом, - довольно неуклюже добавил он. – От свечей такой спертый воздух, знаете ли…

+2

38

Графиня де Люз только и успела, что вежливо раскланяться с испанцем и чуть было не ляпнула, что спасти надо господина Атоса (вот бы он возмутился, когда б услыхал!), когда мушкетеры появились на пороге.
- Ах, конечно! - сладко улыбнулась она Портосу. - Господин Атос так любит свежий воздух, особенно в темноте. А от свечей у него голова кружится, то ли дело факелы, правда, сударь?
Эмили повернулась к Атосу, непринужденно переходя на испанский.
- Но как же поэзия, сударь? Вот сеньор де Варгас наверняка принес что-то новое, а вы уж уходить собрались...
-

+3

39

- О да, особенно если факел держите вы, сударыня, - чуть насмешливо парировал Атос. Кажется, у графини де Люз были все шансы удостоиться титула самой несносной женщины в Париже. Однако куда больше, чем ее неловкие попытки уколоть, мушкетера заинтересовал сеньор де Варгас. Ему не улыбалась мысль дожидаться на пустыре, пока явится секундант «графа», и испанец мог избавить их от этого ожидания.

- В самом деле? – Атос тоже перешел на испанский. – Было бы весьма жаль пропустить, сеньор де Варгас. Но для того, чтобы слушать стихи, необходима свежая голова. Быть может, вы согласитесь составить нам компанию? Это не займет много времени.

+3

40

Рамон, с легкой руки юной красавицы записанный в поэты, чуточку насмешливо поклонился.

- Никто еще не говорил мне, что я действую на людей освежающе, - заметил он с улыбкой. - Рад знакомству, господа, хоть и не знаю еще всех имен.

Варгас смотрел на мушкетеров с такой приязнью, словно они только что спасли его от самого скучного досуга на свете.
Мушкетер рядом с господином Атосом не мог быть никем иным, кроме господина Портоса. Конечно, если верить описанию, полученному от маркиза де Мирабеля. А его описания обычно бывали весьма точны.
Это значило, что бегать по Парижу за здоровяком-мушкетером не придется.
Чудесный вечер.

- Охотно прогуляюсь с вами, если только дамы простят нам недолгое отсутствие.

Варгас несколько сомневался, что у него получится выполнить просьбу мадам де Вейро, но если речь все-таки шла о ком-то одном, у него были недурные шансы. Главное, не уточнять, о ком.

+4


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Я в доме у вас не нарушу покоя... 17 декабря 1628 года