Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Убийцы и любовники. 20 января 1629 года. Монтобан.: Г-жа де Шеврез дарит г-ну де Ронэ новую встречу.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
О чём задумались, мадам? 2 февраля 1629 года: Повседневная жизнь четы Бутвилей никогда не бывает скучна.
Мечты чужие и свои. Март 1629 года: Донья Асунсьон прощается с Арамисом.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
О встречах при Луне и утопших моряках. 9 января 1629 года.: Рошфор докладывает кардиналу о проведенном им расследовании.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Что вы умеете? 18 декабря 1628 года.


Что вы умеете? 18 декабря 1628 года.

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

...

0

2

Записка, переданная горничной секретарю, возымела своим последствием две других - от кардинала его племяннице и от г-жи де Комбале - г-же де Бутвиль, в которой первая пригласила вторую заехать, чтобы обсудить планы на грядущее шествие в честь Трех Королей. На этот раз г-жа де Комбале оказалась дома и на самом деле хотела поговорить о шествии и бале - хотя, может, ей просто нужно было потянуть время до прихода дяди, который появился через добрых полчаса после приезда г-жи де Бутвиль и с порога принялся извиняться перед молодыми женщинами таким естественным тоном, будто в самом деле вторгся в их беседу без приглашения. При том, что сопровождал его только Шарпантье, понять, для кого предназначалась эта комедия, было невозможно, однако г-жа де Комбале заверила дядю, что она ему неизменно рада, и тут же удалилась - по ее словам, чтобы сделать ему сюрприз. Стоило ей выйти, как теплая улыбка оставила лицо Ришелье и он повернулся к г-же де Бутвиль с тем нетерпеливым выражением во вспыхнувших ожиданием глазах, которое одинаково хорошо знали его друзья и ближайшие исполнители.

- Я еще раз благодарю вас, сударыня, за вашу готовность помочь и извиняюсь за уловки, к которым вам приходится прибегать ради встречи со мной.

Один из вопросов, которые он попросил племянницу незаметно прояснить в ее разговоре с г-жой де Бутвиль, была готовность этой последней войти в свиту ее величества королевы-матери. Г-же де Комбале эта мысль явно пришлась очень по вкусу, а значит, можно было не сомневаться, что она приложила все усилия, чтобы узнать ответ и переубедить свою новую юную подругу, если он оказался отрицательным.

+1

3

В свиту королевы-матери графиня де Люз не очень-то хотела. Придворная жизнь ее не привлекала, но если бы это пошло на пользу мужу, она была бы готова. Луи-Франсуа переживал из-за опалы. Он не жаловался, и герцог де Монморанси помогал родственнику, и все же если бы она могла что-то сделать... Мадам де Бутвиль очень хотелось быть полезной, и чтобы (этого она никогда не произнесла бы вслух) родственники мужа поняли, что она тоже что-то значит...
Эмили встала навстречу его высокопреосвященству
- Что вы, я всегда рада побеседовать с мадам де Комбале... И, боюсь, я мало чем могу помочь. Но я уверена, граф ни в чем не замешан. Его родственник и вправду ранен: говорят, на него кто-то напал. Но он очень застенчив, и потому не позволяет,  чтобы я помогала ухаживать за ним. Я, конечно,  вошла... - она покраснела. - Но никаких испанцев точно не было, и чужих людей тоже.

+1

4

Ришелье невольно улыбнулся - всякий раз, открывая для себя заново наивность г-жи де Бутвиль, так парадоксально сочетавшуюся в ней с проницательностью и вспышками неожиданного озарения, он подпадал ненадолго под ее очарование, осознавая заново, почему ей столь охотно приходили на помощь, что привлекло к ней таких несхожих людей как Ронэ, Кавуа и Бутвиль - и всякий раз напоминал себе не поддаваться.

- Я могу сообщить вам в свою очередь, - ответил он, - что среди родственников вашего мужа нет никого, кого звали бы Илер, а фамилия Корнильон… я не нашел пока никого, кому бы она что-то сказала. Не сомневаюсь, что господин граф это знает - вряд ли он настолько незнаком со своей семьей.

Говоря это, кардинал преследовал две цели зараз: вознаградить г-жу де Бутвиль хоть так за сообщенные ею сведения и одновременно заронить в ее душу зерно сомнения - зная, что муж что-то от нее скрывает, она будет более склонна сама хранить свои тайны.

+1

5

- Конечно же,  знает, - подтвердила Эмили, подумав, что все это странно.  Чтобы сам Ришелье не смог ничего узнать о человеке из такой известной семьи!.. Проще всего было просто спросить мужа, но как? "Я тут беседовала с его высокопреосвященством, и представляете, мой друг, он ничего не знает о вашем кузене!" Как бы то ни было, мадам де Бутвиль пообещала себе что-нибудь придумать, чтобы узнать о господине де Корнильоне побольше.
- Вы сомневаетесь, что он родственник?  Но они даже внешне  очень похожи!

+2

6

Ришелье покачал головой - в том, что Корнильон действительно родственник г-на де Бутвиля, он не сомневался, даже без упомянутого графиней фамильного сходства, и уже попросил Шарпантье отправить нескольким подходящим людям вопросы о тех дальних родственниках Монморанси в провинции, которые могли бы скрываться под этим именем. Он мог, конечно, быть кузеном с материнской стороны, и тогда напасть на след становилось много сложнее, но в этом случае с ним можно было и не считаться. Сеньор Соарес также о нем ничего не знал, и это только подтверждало то, что он сообщал в сентябре: это действительно был кто-то из отборных агентов испанской короны, прибывший в Париж с каким-то особым поручением. Стал бы граф де Люз называть его кузеном, если бы он им не был?

- Он служил в испанской армии, - мягко сказал Ришелье, искренне надеясь, что они с Рошфором в этом не ошиблись: где еще этот Корнильон мог бы сойтись со служившим в Голландии Жискаром? - А сейчас состоит на службе у маркиза де Мирабеля.

Не подавая виду, он ловил любые перемены в лице юной графини. Дать ей новое поручение он мог, только если не опасался, что она поделится им с мужем, а тот - с кузеном.

+2

7

- У маркиза де Мирабеля? - удивленно вырвалось у Эмили. Если Корнильон служил в испанской армии - Господь бы с ним, мужчины вечно стремятся на войну. Как там говорил Луи-Франсуа, "единственное занятие,  достойное дворянина"? Но служба у испанского посланника - это совсем другое дело...  И муж об этом ничего не говорил. - Вы уверены? То есть, простите...
Щеки молодой женщины порозовели. Это надо, спросить самого кардинала де Ришелье, уверен ли он в том, что говорит!
- Я совсем не то хотела... То есть я думаю, что тогда Лу... граф бы знал об этом, и ему бы не понравилось!

+2

8

- Не уверен, - спокойно ответил Ришелье. - Но в таких делах редко удается что-то доказать - даже под пыткой, которая, как вы понимаете, доказательством не является. Я говорю вам об этом, потому что убежден и потому что я хочу, чтобы вы были осторожны. Вы умеете быть осторожны, госпожа де Бутвиль?

Задан был этот вопрос предельно серьезно и без тени той мягкости, с которой кардинал обыкновенно разговаривал с юной графиней.

- Умею, - твердо ответила Эмили, глянув на кардинала сердито. - Когла надо и когда об этом помню. Но вы правда думаете, что графу де Люз понравилось бы, что его родственник служит испанцам?!

Какое бы мнение не имел по этому вопросу граф де Люз, его жена была глубоко убеждена, что испанские связи его брата пришлись бы ему не по вкусу. С точки зрения кардинала, этого было достаточно, однако на риторический вопрос юной графини он ответил со всей серьезностью:

- Нет, не думаю, - и не стал уточнять, что г-на графа вряд ли обеспокоил бы сам факт - скорее, тот урон, который нанесла бы чести семьи казнь родственника по обвинению в шпионаже, и оттого он будет ничуть не менее склонен ему помочь. - Но будет в тысячу раз лучше, если он узнает об этом не от вас, или даже… - на миг кардинал умолк, позволив своим сомнениям отразиться на его лице, однако не стал затягивать паузу: - Даже лучше будет, если он уедет из Парижа. В свите его величества - как вы думаете? Это бы его защитило.

И, разумеется, дало бы его супруге куда большую свободу, что кардинала более чем устраивало.

+2

9

- Графу грозит опасность? - серьезно спросила Эмили. И тут же подумала, что не стоит и спрашивать - кардинал говорил достаточно ясно даже для такой дурочки, как она. Господин де Корнильон служил испанскому посланнику - а это совсем не одно и то же, что служить в испанской армии. И эта служба бросала тень на графа де Люз - кого обвинить в измене, как не опального дворянина, имеющего все основания быть недовольным и королем, и кардиналом?  Она кивнула.
- Да, я понимаю. - и осторожно добавила: - Но его величество не слишком хочет видеть рядом с собой господина де Бутвиля, как мне кажется.

+2

10

Первый порыв - ответить, что король, верно, думать уже забыл о графе де Люз - Ришелье благополучно подавил, как и глубоко непочтительное предположение, что убедить его величество переменить мнение не составит большого труда.

- Господин де Бутвиль , - сказал он вместо этого, - отважный человек и близкий родственник господина герцога де Монморанси, который оказывает мне честь считать меня своим другом. Его величество не настолько злопамятен, чтобы не приблизить к себе вновь человека, который захочет ему служить так преданно, как господин де Бутвиль - особенно если господин де Бутвиль позволит своей супруге оказать короне небольшую услугу. Сударыня, вы смогли бы, если надо, отправиться в небольшую обитель под Парижем, провести там несколько дней и… найти там одну вещь?

Помня, из какой беды он вызволил юную графиню совсем недавно, вопрос этот Ришелье задал отнюдь не как риторический. Испытание, выпавшее на ее долю, могло навсегда отвратить ее от монастырей, и в этом случае лучше увидеть это сразу.

+1

11

Это Эмили тоже понимала. Оказать услугу короне - и граф де Люз окажется в безопасности. И ради этого она готова была на многое. Даже оказаться в монастыре. Тем более, не насовсем же...
- Я... смогла бы... но только... - она куснула нижнюю губу. Оказаться в безопасности такой ценой Луи-Франсуа точно не пожелает. Даже не стоит ему заикаться о какой-то там безопасности.  И уж точно не позволит жене выполнять поручение кардинала. Это если его спросить... - Видите ли, мужчины... отважные мужчины... они относятся к опасности совсем не так... Граф совершенно точно не захочет, чтобы я что-то там делала... Он будет счастлив оказать услугу короне - но сам. А это дело для женщины, ведь так? Но... я ведь могу просто поехать в монастырь...

+1

12

Ришелье с трудом смог скрыть свои чувства. «Отважные мужчины»! Как она это сказала! Его она в таком качестве явно не рассматривала, и оказалось это если не оскорбительно, то, несомненно, обидно. Проклятье, да она, похоже, считала, что он не понимает, что ни один муж не допустит ничего подобного! В то время как он, говоря это, рассчитывал на понимающий взгляд, как и в прошлый раз: г-н де Бутвиль не разрешит, если его спросить, но если его не спрашивать…

Мысленно Ришелье обозвал свою собеседницу наивной дурочкой, но ни на его лице, ни в его голосе его возмущение и презрение никак не отразились.

- Я думаю, так будет лучше, - согласился он. - Даже если никакая опасность вам не грозит - это самый обычный монастырь, обитель ордена колеттинок в Монсо. Настоятельница, мать Агнесса, хороший друг господина кардинала де Берюля и охотно примет вас на несколько дней. Однако нас с вами занимает ее гостья из приорства Ла-Перрин, мать Екатерина.

В миру мать Екатерина звалась, пусть и очень недолго, Катрин и была побочной дочерью предыдущего графа де Суассона. Несмотря на свой высокий титул, она была еще молода - около двадцати, и этим, несомненно, объяснялась сделанная ею ошибка.

+2

13

Эмили внутренне подобралась. Вот теперь начиналось самое главное... Давенпорт в свое время давал ей четкие указания, и ей почти не надо было думать, а тем более - догадываться. Его высокопреосвященство, разумеется, не мог приказывать графине де Люз...
- В нашей семейной жизни с графом, увы, много темных пятен. И если я скажу мужу, что в гостях у мадам де Комбале встретилась с вами, и вы посоветовали помолиться и покаяться, попросив Господа вразумить меня в дальнейшей жизни, и посоветовали побеседовать с матерью Агнессой из монастыря колеттинок, это ведь не будет ложью, правда?

+2

14

Одобрение в ответной улыбке кардинала было совершенно непритворным, а вот удивления, которое он испытал, в очередной раз столкнувшись с несомненным здравым смыслом и пониманием в той, что мгновение назад поразила его своей наивностью, в этой улыбке не было - как не было и того восхищения, на которое обыкновенно рассчитывают дамы, показавшие себя, на свой взгляд, умными.

- Это не будет ложью, - подтвердил он, - но возможно, совет будет принят более благосклонно, если будет исходить не от меня. Впрочем, вам лучше знать. Вот, - он протянул ей письмо, запечатанное печатью зеленого воска с изображением биретты. - Это для матери Агнессы, от господина кардинала де Берюля. Я прошу вас приложить все усилия, чтобы не очень понравиться матери Агнессе - не так, чтобы она прониклась к вам отвращением или неприязнью, но так, чтобы она не стала писать ему о вас и не стала бы жаловаться ему на мою подопечную, если паче чаяния что-то пойдет не так.

Настоящая причина была иной: г-н кардинал де Берюль об этом письме даже не подозревал. Мать Екатерина, преуспеет их план или провалится, поднимать шум не станет, но на всякий случай Ришелье не хотел даже случайных оговорок.

+2

15

- Монастырь мне могла посоветовать мадам де Комбале, - согласилась Эмили, принимая письмо и подумав, что "мне посоветовали" тоже не будет ложью, и озорно улыбнулась: - Мне легко не понравиться почтенной матери, но я постараюсь не слишком ей не понравиться.

Лукавая улыбка г-жи де Бутвиль словно отразилась на миг в чертах кардинала, и он вновь сделался серьезен.

- Мать Екатерина привезла с собой в Париж некие документы, - продолжил он, - старые письма, скорее всего, но возможно, и что-то более новое. Я не знаю, где она их хранит, но вряд ли где-то под замком. Я хочу, чтобы вы их нашли…

Предложением осталось незаконченным, и взгляд кардинала стал рассеянным.

- У этих писем есть какие-то приметы?- снова улыбнулась графиня. - Или они нужны все сразу?
Пару раз она это делала. Один раз в Лондоне, другой - в Мадриде, и оба раза Давенпорт ее подстраховывал. В Лондоне у него было любовное свидание, и глуповатый сонный паж, оставленный на диване в гостиной, успел вынуть из бюро дамы примечательный перевязанный голубой ленточкой пакет. В Мадриде было хуже, это была карта, ее не надо было брать, только посмотреть и запомнить. Эмили сумела. Не задумываясь, что это, по сути дело, воровство. Но сейчас, если узнает Луи-Франсуа!.. Но ведь это ради него...

+3

16

- Если у них и есть приметы, мне они неизвестны, - вздохнул Ришелье. - Хотя бы одно из них, самое меньшее, будет либо от Мари-Анн Бойе, либо ей, но мне они нужны все. Я не запрещаю вам заглядывать в них, разумеется.

- Хорошо, - куснув нижнюю губу. согласилась мадам де Бутвиль, подумав при этом, что отступать некуда, и в то же время отгоняя от себя мысль, что можно, еще можно отказаться... И не позволяя себе мысль о том, что не только будущая безопасность мужа толкает ее на этот поступок, что где-то глубоко внутри ей это нравится...

- Я не могу никого с вами туда отправить, - в голосе кардинала звучало что-то очень схожее с неловкостью, - но я оставлю кого-нибудь неподалеку. На той же улице, где стоит монастырь, в самом ее начале, есть гостиница, «Седло оленя». Если вы спросите там господина де Льестуа или пошлете за ним, вы можете на него рассчитывать.

- Хорошо,  - снова отозвалась мадам де Бутвиль. - Но, наверное, будет правильно, если муж сам меня туда отвезет и сам заберет.

- Отвезет - согласен.

Пауза была недолгой, но красноречивой - достаточной, чтобы понять, насколько кардиналу не нравится это совместное возвращение, но недостаточной, чтобы г-жа де Бутвиль успела ответить.

- И заберет пусть тоже, если не будет никаких неожиданностей. Но эти письма… они не должны оказаться в особняке Монморанси. И поэтому я прошу вас - в тот же день, когда вы напишете господину графу, вызовите и господина де Льестуа и отдайте письма ему. Договорились?

+2

17

- Отдам, но... - Эмили нахмурилась и опять куснула губу. Понятно, что про письма и вообще про то, зачем она по-настоящему поедет в монастырь, Луи-Франсуа знать не надо - да он ей попросту это не позволит тогда. Но почему Монморанси не должны о них знать... теоретически, конечно?  - Там что-то... против герцога?..

- Разумеется, нет! Во-первых, я имею честь входить в число друзей господина герцога… насколько мне известно. Во-вторых, было бы с моей стороны крайне недостойно и исключительно глупо поручать такое задание вам - вспомните, я же сам сказал, что не прошу вас не заглядывать в эти письма. Нет, я опасаюсь лишь, что они попадут в руки… - он на миг запнулся, но продолжил совершенно естественным тоном: - слуг. Лакея господина де Корнильона, например.

Если он держал при этом в уме, что осторожный человек защищается и от своих друзей, а взгляд неопытной молодой женщины может не увидеть опасность - да хотя бы в денежных отчетах, по его лицу и поведению это было не сказать.

Эмили смутилась.                                                                                 
- У господина де Корнильона нет лакея. Но да, это бывает, я не подумала...

+2

18

Ришелье всем видом выразил сочувствие, которое даже испытывал - в какой-то мере. Жить в доме, где живет какой-то загадочный и неприятный родственник, от которого можно в любой момент ждать неприятностей, неприятно, даже если этот дом твой - когда ты сама приживалка в чужом доме, это быстро становится невыносимо. Ришелье все это было лишь на руку, но жалеть г-жу де Бутвиль ему это не мешало.

- Вы отправили вашему мужу письмо о своем приезде, - мягко напомнил он, - и оно пропало. Это еще одна причина, по которой я просил вас об осторожности.

Он поднялся, так и не притронувшись ни к канарскому, ни к сушеным яблокам с корицей, которые г-жа де Комбале приказала подать для гостьи, но вернее - и для него.

+2

19

Мадам де Бутвиль тотчас поднялась тоже. Исчезнувшее письмо ее также волновало, а куда оно делось, никто так и не узнал. Луи-Франсуа... он все время был занят, и он доверял домашним слугам герцога. Эмили доверяла только Лапену, даже к новой горничной приходилось присматриваться...
- Я осторожна, ваше высокопреосвященство, - заверила она и поправилась: - Стараюсь быть осторожной.
Поправка эта вызвала на губах Ришелье новую улыбку.

- Я не хочу задеть вас или оскорбить, - сказал он, - но даже в монастыре деньги могут оказаться кстати, а если не деньги, то небольшой подарок. Вы позволите, я оставлю вам возможность решить мою проблему и таким образом?

Шелковый мешочек, появившийся у него из рукава, негромко звякнул.

Эмили посмотрела на кардинала исподлобья. Пожалуй, это было бы уже слишком. Если Луи-Франсуа узнает... Она даже на мгновение зажмурилась. Нет, не надо ему знать, конечно! Но если он узнает еще, что Ришелье ей платил...
- Нет, пожалуйста... Это лишнее...
Наверное, выполнять поручение кардинала за счет Монморанси (а деньги могли же понадобиться) было бы тоже неправильно. Но графине де Люз выполнять поручение кардинала — это в любом случае неправильно, а если за это платить станет ее муж... Эмили решила, что подумает об этом потом.

+2

20

Чувства г-жи де Бутвиль Ришелье прекрасно понимал, настаивать не хотел, но и не видел возможности не настаивать. Бутвиль был небогат, и вряд ли у его жены были свободные средства, а потерпеть неудачу из-за такого пустяка было глупо. Будь на месте юной графини женщина, более подходящая потомку Монморанси по происхождению и воспитанию, он признал бы поражение, но бывшая м-ль де Кюинь выросла в Англии, притом в семье шпиона, и уже то, что она согласилась действовать в таком щекотливом деле, позволяло надеяться на успех.

- Я не предлагаю вам плату, - указал он, как бы самоочевидно это ни было, - это только вопрос удобства. Если бы вам нужна была карета, чтобы доехать, вы ведь не стали бы отказываться от того, чтобы вас довезла моя? Здесь так же - и если вам не понадобятся эти деньги, вы мне их вернете, вот и все.

Никому из его людей не пришло бы в голову отказываться, но г-жа де Бутвиль к его людям не относилась - пока, во всяком случае - и, уговаривая ее, Ришелье не мог отделаться от чувства неловкости.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Что вы умеете? 18 декабря 1628 года.