Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года: Г-жа де Вейро и г-жа де Бутвиль сталкиваются с пьяными гасконцами на ночной улице.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Наставник и воспитанник. 12 января 1629 года, после полудня: Лейтенант де Ротонди докладывает кардиналу об исполнении его поручения.
Воровать дурно. 20 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль выполняет поручение кардинала.

Прогулка с приключениями. 3 февраля 1629 года: Прогуливаясь по Парижу инкогнито, королева подвергается многочисленным опасностям.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Кастинг на роль ее высочества. 27 февраля 1629 года, вечер: Г-жа де Вейро отказывается отдать роль принцессы своей горничной.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

Кто победитель, кто проигравший? 9 января 1629 года: Королева обсуждает с г-жой де Мондиссье расследование графа де Рошфора.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Раз - случайность, два - закономерность. Февраль 1629 года.: Донья Асунсьон устраивает свою судьбу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Искусный обманщик обманет и самого себя. 3 марта 1629 года


Искусный обманщик обманет и самого себя. 3 марта 1629 года

Сообщений 21 страница 29 из 29

1

После эпизода Личные счеты, безличные счета. 3 марта 1629 года

+1

21

Дон Антонио бережно сохранил в памяти оба имени. Сеньора де Валерана он знал - сын покойного маркиза де Вильардуэна, безудержный игрок, вечно в долгах и вечно жаждущий отыграться, но, на свою беду, слишком честный, в чем маркиз убедился на личном опыте, намекнув, что готов платить за некого рода сведения. Сеньору де Валерану покровительствовала королева-мать, благодаря чему тот кое-как держался на плаву - а леди Винтер, выходит, ездила к нему за деньгами? Означало ли это, что сеньор де Валеран переменился?

Сен-Сульяк и какое-то мошенничество.

Поднявшись, дон Антонио перешел в спальню, откуда вернулся с листом бумаги и письменным прибором. Дверь он при этом за собой не закрывал, и, насколько можно было судить из кресла Варгаса, спальня была пуста.

- Если бы вы могли оказать мне такую любезность… - место для письма маркиз освободил, переставив вино под столик и забрав свой бокал, - запишите имена тех, кого она навещала с вами. Всех, кого вспомните, с адресами.

Кольцо за время его отсутствия исчезло.

Уточнять у Варгаса, почему тот был уверен, что целью англичанки были деньги, что к кому-то она ездила регулярно, а к кому-то впервые и почему Сен-Сульяка он не считал заслуживающим внимания, маркиз не стал: бретер, как он успел уже убедиться, был весьма наблюдателен - даже если не всегда мог объяснить, как пришел к тому или иному заключению. Сам маркиз пока старался не делать выводы, как ему ни хотелось - запутанная история, и дама была явно не тем, чем казалась. Варгаса она наняла недавно, а за деньгами к некоторым тем же лицам ездила и раньше… и опасалась, что означало, что до Варгаса был кто-то другой. Кавуа? Ездила ли она за деньгами и к нему тоже? И что он искал у нее в доме?

Отредактировано Мирабель (2018-08-14 14:57:23)

+2

22

- Я знаю не все имена, - предупредил бретер. - И далеко не все адреса - адреса.

Он знал, что дон Антонио поймет его - мало ли условленных мест для особых встреч бывает у такой женщины и у тех, с кем она встречается. Поэтому Варгас не сказал того же Рошфору - что толку называть место "у мучного склада мэтра Жиньяка, но только 15 числа каждого месяца после вечерней мессы"?
Слухи в Париже разносятся быстро. О смерти миледи станет известно, и на встречу просто никто не придет.

Перо в привычных пальцах легко заскользило по бумаге.

+1

23

- И не все имена - имена, - полувопросительно произнес дон Антонио, глядя на список, который, впрочем, оказался достаточно длинным, чтобы в комнатушке ненадолго воцарилась тишина.

Сеньор де Валеран. Неведомый Сен-Сульяк. Еще два неизвестных имени. Чем-то смутно знакомый Беранже - ювелир? Или парфюмер? Она ездила к парфюмеру за деньгами? Еще один дворянин - виконт де Сели, из свиты его высочества.

Вывод казался неизбежным: леди Винтер вела себя совсем не как шпионка. Но охрана ей понадобилась, причем не постоянная - только на эти поездки, что означало, что деньги ей платили немалые и не векселями. Очень странно. Может, Варгас чего-то не знал или не так понял?

Но ее застрелили в собственном доме, ночью, и Кавуа, капитан гвардии сеньора кардинала, оказался у нее дома тем же утром и рылся в ее бумагах - более того, расспрашивал Варгаса об одной из них, а не о его связях с покойной. Маркиз, в отличие от множества его знакомых не считавший сеньора капитана недалеким служакой, склонен был не сбрасывать со счетов этот его интерес. Но если леди Винтер не была шпионкой, то чем она могла занимать Кавуа? Которого, ко всему прочему, она «опасалась более других»?

И ей нужно было что-то опасное, из лавки - парфюмера? Аптекаря?

Это мог быть шантаж - тогда ей было бы чего опасаться, а сеньор капитан искал бы у нее в доме то, чем она его шантажировала. Но шантажисту охрана была бы  нужна постоянно, а она нанимала только Варгаса, и тот далеко не всегда брал с собой людей.

Обычных женщин не убивают так - значит, здесь была какая-то загадка.

- Ни одного англичанина?

Разгадка вдруг оказалась совсем близкой - все-таки шпионка. Но убили ее свои - и дон Антонио уже понял почему.

Отредактировано Мирабель (2018-08-14 14:57:50)

+1

24

- Если и были, я об этом ничего не знаю, - задумчиво сказал Варгас.

Он тоже думал - и делал выводы. Среди его заказчиков дон Антонио был не единственным, но его поручения дон Рамон до сих пор выполнял с особой аккуратностью, и на то было множество причин, начиная с той, что маркиз де Мирабель и сам был очень опасным человеком, притом достойным уважения, продолжая его щедростью и отнюдь не заканчивая надеждой на возможное возвращение на родину.
Правда, надежда была жива так давно, что вполне могла считаться престарелой девой, которая не сегодня-завтра сойдет в гроб; сам Варгас полагал, что дома его могут и не ждать, несмотря на очевидную привязанность младшего брата и письма от отца, приехавшие с ним же; прегрешения были достаточно велики, а вот виселица была терпелива, как никто другой.
Кроме того, бретер был достаточно умен, чтобы понимать - чем полезнее он Мирабелю в Париже, тем призрачнее шансы на заступничество перед короной. К сожалению, понял он это не сразу, и успел изрядно набросать земли на крышку гроба собственных желаний.

- И насчет имен вы совершенно правы, сеньор маркиз.

Как, впрочем, и всегда.
Проницательность Мирабеля иногда... не пугала, нет, но веяло от нее холодным ветерком угрозы; Варгас, который временами сам становился этим ветром для других, опознавал его безошибочно.

+2

25

Дон Антонио кивнул, складывая и убирая список.

- Слуги уже знают вас, - задумчиво сказал он. - А мне, признаться, чрезвычайно хотелось бы узнать, кто навещал леди Винтер в последний месяц… не случайные гости, а те, что приходили не раз и не два.

Женщины связаны в своих перемещениях куда больше мужчин, а значит, можно было надеяться, что постоянные посетители леди Винтер будут как раз теми, что занимали мысли маркиза. Ее modus operandi он скорее угадывал чем знал, и не считал, что дама знатного происхождения пожелала бы встречаться со своими источниками в сомнительных комнатушках дешевых гостиниц. Не говоря уже о том, как это было неприятно и рискованно для женщины, это дало бы повод для лишних сомнений у ее кавалеров.

- И мне было бы любопытно знать имя ее портнихи и ее парфюмера.

Уточнять он нужды не видел - Варгас поймет, он схватывал с полуслова.

+1

26

- И мне, - вслух сказал дон Рамон, скорее отвечая собственным мыслям, чем на вопрос. - К ее портнихе я не ездил, к парфюмеру тоже. Но слуги наверняка что-то знают. О гостях - наверняка.

Обещать он ничего не стал. Дом леди Винтер пока находился под пристальным вниманием людей кардинала, но уйдут же они оттуда когда-нибудь?..
И был еще Рошфор, о котором он совершенно сознательно умолчал. Пожалуй, по договоренности с ним можно было без опаски вновь явиться к миледи, и даже задать слугам несколько вопросов, но Мирабелю неоткуда было знать об этом соглашении, а давать ему повод делать новые выводы Варгас не хотел.
Не время.

- Когда и где в следующий раз вы пожелаете меня видеть, дон Антонио?

Этот вопрос должен был означать, что дон Рамон хотя бы попытается что-то выяснить, но в успехе несколько сомневается. Он сам предпочел бы прислать записку, когда и если будет, о чем рассказать, но маркиз мог считать иначе.

+1

27

- Дайте мне знать, как только что-то узнаете, - согласился дон Антонио, отмечая про себя это внезапное «и мне». Не оказался ли Варгас в числе тех, чью дружбу леди Винтер стремилась приобрести не только ради них самих? Сейчас это уже не играло роли, она была мертва, но прежде?.. Нет, и тогда тоже.

Наклонившись, он извлек из-под столика бутылку и снова наполнил бокалы.

- У сеньора де Клейрака недавно сменился управляющий, - сказал он. - Прежде у него служил некто дон Хосе Гарсиа, бежавший из Испании после обвинения в ереси. Я хотел бы знать, куда он подевался и что произошло. У него есть жена и двое детей, и его хорошо знали в гостинице «Сыч и сова» неподалеку от дома - но рассказали немногое. Возьметесь?

+2

28

Варгас насторожил уши. Это было очень близко, опасно близко к тому, чем занимался в Париже Диего, и он сам, конечно, вовсе не оставался в стороне.
Но это Диего был кавалером ордена Алькантары, а он...
Еще один возможный путь на родину. Не зависящий от маркиза де Мирабеля.
Что-то новое о пропавших из виду еретиках.
Попросить мадам де Вейро навестить зятя или для нее это совершенно неоправданный риск?..  Достаточно было одного раза...

Две чаши весов. На второй лежала возможность остаться в Париже. Не зависящая от маркиза, но настолько призрачная и неверная, что легко может быть им уничтожена. Не со зла даже, но только из соображений целесообразности.
Или из мести, если дон Антонио сочтет себя оскорбленным.
Сейчас, когда Диего был в Париже, а значит, так или иначе находился под ненавязчивой опекой старшего брата, Рамон не хотел рисковать зря.

- Сеньор де Клейрак, - повторил он, будто пробовал имя на вкус. Как вино, которое только что пригубил.

Если потребуется, к Мирабелю, пожалуй, можно будет и обратиться... за поддержкой, которую он то ли захочет, то ли не захочет оказать. В глубокой тайне, конечно, потому что Варгас для того и нужен был - безымянная шпага, глаза и разум, которые до сих пор невозможно было связать с испанским посланником.
Пока он хотел только сведений - видит бог, Рамон и так собирался их найти.

- Да, дон Антонио, - чуть улыбнулся он после второго глотка. -  Это действительно любопытно. Почему бы одному изгнаннику не поискать другого... Я слышал, этот дон Хосе недурной фехтовальщик.

Слышал - значит, интересовался прежде. Не лишнее сейчас? Нет, определенно.

- Если позволите спросить... Его семья - осталась?

+1

29

Дон Антонио приподнял брови.

- Понятия не имею, - признался он, освежая оба бокала. - Я имел удовольствие навестить сеньора гардеробмейстера несколько дней назад и обнаружил, что моего соотечественника в доме больше нет. Я предположил бы, что это как-то связано со смертью его супруги, но сеньор де Клейрак показался мне… - он на мгновение задумался, подбирая слова. - Он очень не хотел об этом говорить - как если бы там что-то было нечисто. Если они расстались врагами, это может нам пригодиться.

Варгас не мог не задаться вопросом, за каким чертом маркиз ездил к Клейраку, но этот вопрос задавать было бы нескромно. А ответ легко находился сам. Ничего удивительного в этом, пожалуй, и не было...
Но после этих слов Мирабеля дона Хосе захотелось найти еще сильнее.
Рамон сдержанно кивнул.

Дон Антонио лишь склонил голову в ответ и самым любезным тоном предложил своему собеседнику еще вина. Как любой дипломат, он больше всего опасался остаться неосведомленным и оттого все сколько-нибудь необычное привлекало его внимание - от англичанки, застреленной ночью в своем доме, до испанского еретика на службе у гардеробмейстера, и сеньора де Клейрака он посетил в тот день, повинуясь тому же неутолимому любопытству - после того как маркиза де Мирабель обронила как бы невзначай, что дон Матео чрезвычайно переменился после смерти супруги. Сам дон Антонио ничего похожего не припоминал и, чем ломать голову, заехал к тому в гости, прихватив с собой одного из новых лакеев - не своих даже, но дона Родриго де Фалья, которому ради такого случая велел назваться Гарсиа. Никакой перемены в сеньоре де Клейраке он не заметил, но возможный родственник его управляющего явно не пробудил в том приязнь - и списать это на надуманность предлога маркиз никак не мог.

Делиться такими подробностями с исполнителем он, впрочем, не видел причин и, простившись с ним несколько минут спустя, выбросил сеньора де Клейрака и его управляющего из головы - еще один хлеб, пущенный по водам.

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Искусный обманщик обманет и самого себя. 3 марта 1629 года