Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



Восток - дело тонкое. 1616 год, Тунис, Бизерта: Юный Франсуа де Ротонди знакомится с Франсиско де Варгасом, который знакомится с нравами Туниса.
Письмо счастья. 12 февраля 1629 года.: Г-жа де Мондиссье просит г-на де Трана помочь ей передать письмо королевы г-ну де Корнильону.
Много драконов, одна принцесса. 9 марта 1629 года.: Г-н де Ронэ и Портос готовятся похитить принцессу.
Я вновь у ног твоих. Май 1629 года, Париж.: Арамис возвращается к герцогине де Шеврез.

Денежки любят счет. Февраль 1629 г.: Луиза д’Арбиньи прибывает в поместье Вентьевров.
О пользе зрелых размышлений. 11 февраля 1629 года: Г-н де Валеран рассказывает Марии Медичи о попытке королевы спасти г-на де Корнильона.
Слезы ангелов. Северное море, июнь 1624 г.: После захвата голландского корабля капитан Рохас и лейтенант де Варгас разбираются с добычей.
Гуляя с ночи до утра, мы много натворим добра. 3 февраля 1628 года.: Роже де Вентьевр и Ги де Лаварден гуляют под Ларошелью.

Пасторальный роман: иллюстрация. Декабрь 1627 года: Принцесса де Гонзага позирует для портрета, Месье ей помогает (как умеет).
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Невеста без места. 12 февраля 1629 года.: Г-н де Вентьевр и "г-н д'Арбиньи" узнают о скором прибытии "Анриетты".

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Пример бродяг и зерцало мошенников. Май 1629 года..: Г-н де Лаварден узнает, что его съели индейцы, а также другие любопытные подробности своей биографии.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Избавить женщину от слез. 16 декабря 1628 года, Париж


Избавить женщину от слез. 16 декабря 1628 года, Париж

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

..."Графьев прибавляется" (с)

0

2

Эжени терпеть не могла зиму. На то существовал целый ряд причин, главной из которых была слякоть (отравлявшая также осень и весну, но все-таки не в такой степени!), холод и необходимость скрывать самые красивые платья под плащами, накидками и прочей теплой одеждой. Но сегодняшним утром ей пришла в голову идея, обещавшая скрасить немало будущих зимних дней.
Эжени решила завести верховую лошадку. Красивую и смирную, подходящую для прогулок, но при этом достаточно быструю. Все перипетии последних месяцев почему-то подсказывали молодой женщине, что средство для быстрого перемещения может оказаться очень не лишним. При этом карета и паланкин на эту роль не годились. А вот мысль о собственной лошади, которую можно в любой момент оседлать и уехать в сопровождении слуги... О, эта мысль очень успокаивала. Необъяснимо и, наверное, нелогично, но почему нет, ведь в поместье у мадам де Вейро были лошади, и ездить она умела недурно.
Ронэ наверняка высмеял бы все эти соображения. А может, и нет, но проверять совсем не хотелось. Эжени втайне считала, что с него достаточно опеки над Эмили, которой, бедняжке, приходилось действительно трудно. Отвлекать внимание Ронэ на мелочи, когда ее собственные беды выглядели делами давно прошедших дней, было неловко. К тому же, Теодор отсутствовал в Париже, и...
И мадам де Вейро написала Портосу, с которым успела подружиться со времен первого знакомства, и это была самая веселая и искренняя дружба, какая только может сложиться между мужчиной и женщиной, которые по разным причинам не стали любовниками.
Мушкетер не стал отказываться и теперь великодушно сопровождал ее к барышнику, пообещав помочь и с выбором лошади, и с выбором упряжи, и с прочими лошадиными делами, в которых Эжени, признаться, кое-что понимала и сама, но ни за что бы в этом не призналась, и потом, мушкетер должен был в этом разбираться много лучше.

- Это так приятно, когда есть, на кого положиться, - искренне сказала она, обходя глубокую лужу, полную даже не воды, а снежной каши, и  опираясь при этом на руку Портоса. - Что бы я делала без вас, господин мушкетер?.. У меня немного друзей, но те, что есть, самые замечательные на свете!

- А мне казалось, у вас должно быть много друзей, - откликнулся Портос. -Вы добры, умны... красивы, в конце концов!

- Ах, у меня много знакомых, - поправила она его, смущенно улыбнувшись, хотя и понимая, что мушкетер ей льстит. Но было приятно. В конце концов, чем отличается лесть от вовремя сказанного комплимента? В лести больше корысти, и только.

- Но я не стала бы называть их всех друзьями. О! - неожиданная мысль озарила ее, и глаза молодой женщины приобрели заинтересованное выражение: - Вы же всех знаете в Париже, скажите, знаком ли вам...

Она понизила голос:

- ... Знаком ли вам человек по имени граф де Ла Фер?

Отредактировано Эжени де Вейро (2018-07-23 22:53:13)

0

3

- Ммм… я бы не сказал, что так уж и всех, - честно сознался Портос. С того момента, как он осознал, что отчего-то испытывает к мадам де Вейро скорее братскую симпатию, нежели мужской интерес, он стал с ней гораздо откровеннее. Между прочим, оказалось, что в этом есть своя прелесть. Женщин, с которыми можно поговорить о других женщинах, а то и спросить совета, и не стараться казаться чем-то большим, чем ты есть на самом деле, раньше на жизненном пути мушкетера не попадались.

- При дворе такого нет, ручаюсь.

Имя графа де Ла Фер действительно ни о чем Портосу не говорило.

- Но если вам действительно надо знать, я могу расспросить одного своего друга, - предложил он, имея в виду Атоса. -  Он самого высокого рода и, я уверен, если и не знаком с этим графом лично, то уж наверняка хотя бы слышал его имя.

+1

4

- Отлично, - обрадовалась Эжени. К счастью, мушкетер был из тех людей, перед которыми ей совершенно не нужно было казаться глупее и простодушнее, чем она была на самом деле.

- Это просто замечательно! Мы познакомились несколько дней назад, вечером. Я остановилась посмотреть на уличное представление. Вы знаете, не сезон, их сейчас так мало, а там были жонглеры с факелами и глотатели огня, я просто засмотрелась... Он был так добр, что не позволил украсть у меня кошелек, а потом проводил домой. Я бы и сама дошла, я была с горничной, но он сказал, что так будет лучше. Он откуда-то из провинции. Когда он говорит, некоторые слова я совсем не понимаю. Он очень мил, но, знаете... 

Она замялась, не зная, стоит ли говорить одному мужчине о своих подозрениях насчет другого. Особенно, если этот другой еще ничего не сделал. А мушкетеры всегда слыли отличными фехтовальщиками, а уж месье Портос!..

- Провинциал, - пожал плечами Портос с великолепной снисходительностью человека, который сам сравнительно недавно получил право именоваться столичным жителем. – В провинциях иной раз говорят так, что и вовсе ничего не разобрать.

К провинциальному говору мушкетер был привычен, взять хотя бы д'Артаньяна, гасконские словечки которого тоже порой резали ухо и ставили в тупик. Так что ничего подозрительного в этом Портос не видел.

- Но вас ведь не это смущает? Он что, был с вами невежлив?

"Я тоже из провинции", чуть не сказала Эжени, но вовремя спохватилась - она ведь тоже могла так сказать про этого графа, уже могла, она жила в Париже несколько недель! Здорово, что Портос это сказал именно так. Напомнил ей, как говорят в провинциях. Будто она - парижанка.
Мадам де Вейро улыбнулась:

- Что вы! Но да, этот провинциальный шарм... Он очень мил, но знаете... Хмм... Меня смущает, что я то и дело с ним встречаюсь. Он живет совсем в другом квартале, он говорил. А еще он говорит мне о любви, а мы ведь едва знакомы. Он очень любезен и прекрасно воспитан, но хочется узнать о нем больше. Он прислал мне три любовных письма... Нет, я верю в любовь с первого взгляда, но... Мне всегда казалось, что это больше женская черта, как думаете?

+1

5

- Кхм! – Портос кашлянул, скрывая растерянность. Поди пойми женщин, даже лучших из них: выходит, мадам де Вейро смущало, что этот самый граф к ней неравнодушен! – Может, и так, не знаю. Но разве это дурно? Тем более, если он, как вы говорите, очень мил и любезен.

Говоря это, мушкетер с некоторым запозданием понял, что ему и самому, пожалуй, хочется узнать об этом графе побольше. И никакой ревностью тут и не пахло. И мадам де Вейро отнюдь не была наивной беззащитной девицей, которую стоило бы ограждать от поползновений записных сердцеедов, уж настолько он уже ее характер узнал. И легкой добычей для таковых  она не была тоже. И все-таки было тут нечто… беспокоящее. Может, именно то, что южанка беспокоилась сама?

- Вы им… увлечены, да? – осторожно поинтересовался Портос, помогая спутнице перешагнуть ручеек грязной воды. – Простите, если я лезу не в свое дело…

+1

6

Эжени задумчиво глянула на мушкетера. Портос с его трогательной заботой всегда будил в ней чувство безотчетного доверия, которое неизменно оправдывал до сих пор.

- Он граф, - загадочно улыбнулась она. - Иногда он меня восхищает. Иногда пугает. Он угадывает обо мне такие вещи...

Мадам де Вейро могла бы заподозрить связь нового знакомого с еретиками, но уже пыталась подловить его на этом и попытки ни к чему не привели. Может, если познакомить графа с господином де Приньяком, они бы друг друга узнали?..
Случай до сих пор как-то не представился...

- Он как будто недурно меня знает. Это странно. Только не думайте о нем слишком плохо. Мне кажется, он очень... серьезно настроен. 

Эжени, которую уже пытались убить в Париже, теперь предпочитала дуть на воду.
Теодор опять куда-то исчез из города, оставив ей на память милый подарок, но она все равно обижалась, как это свойственно красивым балованным женщинам, и то ли от скуки, то ли от обиды позволяла себе легкий флирт. Граф де Ла Фер оказался не худшим собеседником, но иные его замечания, слишком точно бившие в цель, вызывали у нее холодок по коже - например, его догадка о сыне. О том, что у нее есть ребенок, знала, пожалуй, только Эмили, и не стала бы она болтать, хоть и секрета большого в том не было... В конце концов, она была замужем!

+1

7

- Хм, серьезно настроен… - пробормотал Портос. Повествование Эжени отчего-то нравилось ему все меньше и меньше. Мадам де Вейро, конечно, умна, спору нет, но она женщина, а женщины так легко клюют на титулы и хорошо подвешенный язык! Охотник за приданым? Откуда-то же он знал ее секреты? Южанка слишком недавно прибыла в Париж, чтобы быть на слуху.

- Быть может, он просто ваш земляк? – честно пытаясь не думать о странном ухажере плохо, вслух предположил Портос и тут же помотал головой, возражая сам себе: - Нет, не то… вы ведь сказали, что иногда не понимаете его речь. И он вас знает, выходит, а вы его нет, откуда же… Оп-па!

Мушкетер ловко утянул молодую женщину на шаг в сторонку, спасая ее плащ от брызг грязи из-под колес проезжающей кареты, и в задумчивости проводил глазами герб, блеснувший на дверце. Что-то его настораживало, только Портос пока не мог сообразить, что именно. Герб… серьезные намерения…

- Знаете, я сегодня же поговорю с Атосом, - проворчал он. – Мне не нравится, что ваш граф… простите… слишком много о вас знает!

Делиться с мадам де Вейро едва оформившимися подозрениями Портос счел преждевременным и, пожалуй, несколько бестактным. К тому же он и сам пока не был уверен, что прав. Но склонен был предполагать, что дворянин со столь высоким титулом не станет искать себе невесту на представлении уличных жонглеров… и жениться на женщине пусть красивой и богатой, но не слишком родовитой, пожалуй, тоже не захочет.  А Портос очень не хотел бы, чтобы южанка обманулась в своих ожиданиях.

+1

8

- Он с севера, - задумчиво пробормотала Эжени, спасенная из-под колес. - Знаете, после моего приезда в Париж столько всего произошло. Меня пытались убить, хозяина моей прежней квартиры зарезали, когда похищали мою подругу, а не так давно мне пришлось под угрозой пистолета выгнать из дома самого графа де Люз и его, якобы, брата. Я совершенно растеряна и уже не знаю, что и думать. Я сама не знаю, кто мне враг! Только в друзьях я могу быть уверена, и слава богу, - молодая женщина погладила мушкетера по руке, на которую опиралась.

Она не верила в то, что напыщенные Монморанси стали бы мстить ей за ее выходку, но если влияние новой подруги на жену беспокоило графа... Кто знает?..
Появление воздыхателя, которого они сейчас обсуждали, было не последним поводом желать приобрести собственную лошадь даже при наличии кареты и упряжных. Притом, что необъяснимая тревога охватывала южанку только тогда, когда граф исчезал с ее глаз. В его присутствии все страхи казались смешными и глупыми, он очень располагал к себе.

+1

9

- Как – убить?! – Портос даже замедлил было шаг, но, спохватившись, потянул молодую женщину в сторону и ввел в гостеприимно распахнутые ворота крытого двора. Здесь было почище и уж точно посуше: барышник заботился об удобстве знатных покупателей, и плотно утоптанная земля была густо усыпана свежей соломой.

– И вы ничего мне не говорили! Еще и граф де Люз, бог ты мой, а этого-то за что?!

Последнего Портос отлично помнил еще по Ларошели и, по правде говоря, не сомневался в умении г-на Бутвиля располагать к себе людей, так что признание мадам де Вейро вызвало у него горячее одобрение и восхищение, но все остальное… Черт, и когда она только успела впутаться в такое количество приключений? До сих пор он полагал, что знает только одну такую особу…

- Может быть, кто-то желает от вас избавиться, чтобы заполучить ваше наследство? Или…

Портос умолк: из конюшни, служившей барышнику одновременно и лавкой, где тот торговал упряжью, донеслись приближающиеся голоса.

- Я пришлю слугу, мэтр Кола.

- Разумеется, сударь, разумеется, всего вам доброго!

Не успел мушкетер сообразить, почему первый голос кажется ему до боли знакомым, как дверь распахнулась, и на двор шагнул никто иной, как Атос собственной персоной.

- Ба! – обрадовался Портос после краткого замешательства. – Атос, как я рад вас видеть! Представляете, мы только что о вас говорили… вы уже выходите?

- Прежде всего здравствуйте, друг мой, - улыбаясь, откликнулся Атос. Он опирался на трость и был все еще бледнее обыкновенного, но в остальном выглядел неплохо. – И представьте меня вашей спутнице.

- Ах да, конечно! – Портос обернулся к южанке. – Видите, сударыня, нам везет. Это мой друг Атос, тот самый дворянин, о котором я вам рассказывал. Атос – а это мадам де Вейро.

Атос поклонился.

+2

10

Эжени сделала вежливый реверанс, благо, солома на полу уберегала ее юбки и плащ от грязи. О друзьях Портоса она была наслышана, но ни с кем не успела познакомиться, а тут случай представился сам.
Странные имена мушкетеров давно ее не удивляли. Волею судьбы и оговорки она оказалась посвящена в тайну Портоса, которую всеми силами старалась хранить, и теперь ей стало любопытно, как на самом деле звали господина Атоса, в котором за целый лье угадывался человек хорошего происхождения. Правда, мушкетер выглядел бледнее даже, чем того требовала мода от придворных щеголей, и эта трость...
Конечно, он военный, тут нечему удивляться. А может, даже дуэль?..

- Рада познакомиться с человеком, о котором слышала только хорошее, - Эжени улыбнулась новому знакомому и поймала себя на мысли, что этот человек чем-то похож на графа де Ла Фер. Это было совершенно неуловимое сходство, только тот, второй, держался высокомернее. Не с ней, конечно, хотя иногда даже с ней. А у мушкетера была приятная улыбка и он располагал к себе с первых слов.

- Господин Портос мой друг и, волею судьбы, мой ангел-хранитель, - слегка поддразнила она шевалье дю Валлона. - Но в рассказах он неизменно превозносит доблести своих друзей до небес. Я представляла вас античным героем!

Легкая улыбка не сходила с уст молодой женщины, но вместе с тем в ее словах не было насмешки. Это была почти правда - рассказывая о собственных приключениях, Портос не забывал и о друзьях, а красок не жалел никогда.

+2

11

- Господин Портос склонен преувеличивать заслуги своих друзей и преуменьшать свои, - снова улыбнулся Атос, бросив на великана взгляд, в котором можно было бы различить легкую укоризну. Если он и был удивлен, то ничем этого не обнаружил, хотя молодая красивая женщина, называющая себя другом Портоса – это было более чем необычно. – А вам, сударыня, чрезвычайно повезло, господин Портос – самый надежный и великодушный человек из всех, кого я знаю.

Эжени радостно согласилась:

- У него очень доброе сердце! Он уже спасал меня трижды... четырежды... - она наморщила лоб, пытаясь припомнить. - Да нет, больше. Правда же, больше, господин Портос?

- Меньше, - живо возразил Портос, тем не менее покраснев от удовольствия. – От силы дважды, сударыня… Но погодите, Атос, я хотел у вас спросить… Не знаком ли вам случайно некий граф де Ла Фер?

Как ни хорошо владел собой Атос, он чуть заметно вздрогнул от изумления и неожиданности. Услышать собственное имя из уст друга он ожидал всего менее. Хорошо еще, что заподозрить Портоса в подвохе мог бы лишь тот, кто совсем не знал добродушного великана.

- Граф де Ла Фер, говорите вы? – переспросил он. – Я знал двоих, носивших это имя, мой друг. Старшего и младшего. Но… почему вы спрашиваете?

- И они достойные люди, эти господа? – не унимался Портос, украдкой покосившись на мадам де Вейро с чем-то вроде торжества: мол, я ведь говорил, что Атос его знает!

- Пожалуй, да, - не без юмора откликнулся Атос. – Вполне достойные. Я так понимаю, вам выпала честь познакомиться с кем-то из них?

- Ну, не совсем мне… но да, - немного неуверенно признался Портос. Его немного смущало молчание мадам де Вейро, но раз начав, следовало продолжать. Хорошо, что мэтр Кола, как видно, заметив, что господа разговорились между собой, не показывался из лавки.

- Вот как! – с ударением произнес Атос. – Весьма любопытно, друг мой. И где же?

- В Париже, разумеется!

- Даже так… - пробормотал Атос.

Самозванец. Интересно, что за цели можно преследовать, назвавшись графом де Ла Фер? Этого Атос пока совершенно не представлял. Место при дворе? Возможно.

- Поговаривали, что граф де Ла Фер умер несколько лет назад, - испытующе глядя на Портоса, проговорил мушкетер. – Стало быть, это ошибка? Послушайте, Портос, я бы хотел с ним повидаться.

+2

12

Эжени слушала во все уши. Ее немного успокоили слова мушкетера насчет достойных людей, но только немного. Ко всему, что было связано с браком, она относилась с известной настороженностью. А граф, как честный человек, успел не раз об этом заговорить.

- Но ведь титулы переходят по наследству, - чуть улыбнулась Эжени. - Могу заверить вас, господин Атос, что граф живее всех живых. И он в Париже. И... Я могу устроить вам встречу, если пообещаете рассказать, что вам о нем известно. Если это ваш знакомый, это должна быть захватывающая история!

+1

13

- У него не было наследников, насколько я знаю, - неохотно ответил Атос. Он уже догадался, что Портос спрашивал ради мадам де Вейро.  – Ему должно быть сейчас примерно столько же лет, сколько мне, если это тот, о ком я подумал…

Мушкетер испытывал довольно мерзкое чувство. Какой-то проходимец, прикрываясь его, Атоса, именем и титулом, собирался обстряпывать какие-то свои грязные дела. Возможно, обмануть женщину. И Атос никак не мог доказать, что это самозванец. Во всяком случае, пока не мог.

За спиной, за неплотно закрытой дверью, что-то брякнуло и зашуршало, и мушкетер запоздало понял, что мэтр Кола, любопытный, как все торговцы, подслушивает. Только этого не хватало! Портос, как обычно, совершенно не подумал о том, где заводит разговор…

Впрочем, на сей раз у Атоса был превосходный предлог сменить место и время. В кои-то веки удар шпаги мог сослужить службу тому, кто его получил.

- Но простите великодушно, сударыня, не могли бы мы продолжить разговор где-нибудь в более удобном месте? – Он выразительно качнул тростью. – К сожалению, я еще не могу стоять достаточно долго, чтобы успеть удовлетворить ваше любопытство.

Ему даже не пришлось кривить душой: раненая нога начинала нещадно ныть и тяжелеть, стоило простоять хотя бы пару минут.

- Ах да, черт возьми! – спохватился Портос. – Простите, Атос, я должен был сообразить… Сударыня, что скажете?

Великан вопросительно взглянул на южанку. Будь на ее месте мужчина, Портос без церемоний предложил бы всем троим зайти в ближайший кабачок, но он не был уверен, что ей такое предложение понравится.

+1

14

- В кондитерскую? - чуть лукаво предложила Эжени, отлично понимая, что мушкетерам вряд ли по вкусу сладости, но в кабак ей совершенно не хотелось. Даже в таком блестящем обществе. - Или в церковь...

Портос невольно сморщился. Атос улыбнулся.
- Мне, право, все равно, - пожал он плечами. – Лишь бы вам было там удобно.

- В церкви сейчас, должно быть, пусто, - проворчал Портос. Из двух зол – запаха ладана и запаха патоки – он уж предпочел бы ладан.

Эжени уловила недовольство друга, не без невольного восхищения отметила галантность раненого мушкетера, и подумала, что с ее стороны было бы дурно причинять ему лишние неудобства.

- Я немного устала, мы шли пешком, - слукавила она, не желая задевать чувства блестящего военного. - А церковь совсем рядом, правда ведь, месье Портос?

- В двух шагах, - не без сожаления расставаясь с надеждой на уютный трактирчик, откликнулся Портос. Он все время забывал, что мадам де Вейро еще плохо знает город. Сзади вновь зашуршало, дверь протяжно скрипнула, и в образовавшуюся щель поспешно выбрался обеспокоенный мэтр Кола: осознав, что двое перспективных покупателей уходят прямо из рук, он кинулся спасать положение.

- Вы уж простите, уважаемые, но какая церковь, зачем церковь? – затараторил он. - Господину Атосу вот ходить тяжело, а вы же, небось, тоже не просто так сюда зашли, лошадку небось присмотреть для мадам, или седло бархатное, что же вы без покупки-то уйдете? У меня такая кобылка для мадам есть, чистокровка, четырехлетка, хоть ребенка сажай… а в лавке комната есть для важных клиентов, у меня там и тихо, и уютно, и вина я поставлю, а потом и кобылку посмотрите… а там и не помешает вам никто, беседуйте хоть до вечера… Вот, извольте сюда, извольте!

Не переставая тараторить и расхваливать стати чистокровной кобылки, мэтр Кола провел клиентов в действительно вполне уютную комнатку за лавкой. Неистребимый запах выдубленной кожи, лошадей и соломы здесь почти не ощущался, в углу, распространяя приятное тепло, тлела жаровня с углями, а оконце было задернуто чистой саржевой занавеской. Барышник поспешно захлопнул лежавшую на столе конторскую книгу и мигом вынул из поставца оплетенную бутыль и три глиняных кружки.

- Вот, не побрезгуйте угощением… а коли понадобится чего, так зовите, я поблизости!

Барышник задом наперед вывалился за дверь и закрыл ее за собой. В комнатке стало тихо.

- Мэтр Кола своего не упустит, - ухмыльнулся наконец Портос, отодвигая от стола один за другим три табурета. – И вино у него неплохое, насколько я помню.

- Бургундское, - кивнул Атос. – Итак, садитесь, сударыня, и спрашивайте. Что именно вы хотели бы узнать?

- Все! - заинтересованно отозвалась Эжени, с помощью Портоса сбросив тяжелый теплый плащ на стоящий у окна сундук и устроившись за столом. Она успела обзавестись платьями по последней парижской моде, и теперь ее выдавал только мягкий южный акцент и некоторая провинциальная наивность. Пить она не хотела, боясь опьянеть, и сделала глоток из чистой вежливости. Друг Портоса интриговал ее все больше. Он так предлагал ей задавать вопросы, будто знал о графе де Ла Фер решительно все. Может, они были друзьями?
Эжени смутила мысль, что тогда месье Атос мог обмолвиться при графе о ее расспросах; вышло бы неловко.

- Но если вы говорите, что это человек достойный, мне, кажется, не о чем беспокоиться, - осторожно улыбнулась она. - Мой интерес самого невинного свойства - какой женщине не хотелось бы узнать побольше о человеке, ищущем ее руки?

"И которую уже пытались убить в Париже", могла бы добавить она.

+2

15

Атос, опустившийся на свой табурет только после того, как уселась мадам де Вейро, при этих словах невольно подался вперед; глаза у него едва заметно сузились. Все было еще хуже, чем он предполагал. Брачный мошенник! И под его именем. Черт возьми, впору подумать, что над родом де Ла Фер висит какое-то проклятие. Мадам де Вейро была молода, красива и, по-видимому, богата – лакомый кусочек для ищущих выгодного брака. Счастье еще, что молодая женщина почуяла что-то неладное и решила разузнать о женихе побольше…

Самым простым было бы, конечно, повидать самозванца и уличить во лжи: ни один мошенник не рискнет настаивать на своем, столкнувшись с тем, кто хорошо знает оригинал. Скорее всего, после такой встречи мадам де Вейро больше никогда не увидит проходимца. Но это не давало никакой надежды на то, что тот и в дальнейшем не будет пользоваться именем графа де Ла Фер.

- Видите ли, сударыня, - мягко проговорил Атос, - я был очень хорошо знаком с графом лет семь-восемь назад, но с тех пор мы не виделись. В то время он считался одним из самых завидных женихов тех мест. Потом до меня дошли слухи, что он бесследно исчез из своего замка, может быть, умер… Я был бы чрезвычайно рад узнать, что слухи оказались ложными.

Он опасался насторожить подопечную Портоса раньше времени. Женщина могла выдать себя и спугнуть негодяя. Атос с сожалением подумал, что пройдет еще немало времени, прежде чем он сможет скрестить с ним шпагу. Это был бы наилучший выход, но увы…

- Но тогда все очень просто! – заявил внимательно слушавший Портос. Он знал своего друга достаточно давно, чтобы понять:  Атосу что-то не нравится. Бесследно исчезнувший граф ему и самому казался подозрительным, и чем дальше, тем больше, но, в конце концов, чего только на свете не бывает… – Достаточно вас свести вместе и убедиться, что этот человек тот, за кого себя выдает. Ведь вы узнаете его, если увидите, Атос?

- Разумеется, - кивнул Атос.

- И тогда вам уже не в чем будет сомневаться, сударыня!

+2

16

Эжени, которая начинала потихоньку складывать два и два, оставляя при этом три в уме, переводила внимательный взгляд с одного мужчины на другого.

- Что же... - нерешительно сказала она. - Если вы были так дружны, месье Атос, он будет только рад встретиться с вами. Я могла бы просто дать вам его адрес, но я знаю только, что записки мой слуга оставляет для него в трактире "Обломок", это где-то возле Сены.

Она чуть покраснела.

- Ничего такого, что могло бы быть дурно истолковано, - смущенно заверила она обоих мужчин. - Я только дважды писала ему, собираюсь ли вечером в театр или ему не стоит ждать.

Мадам де Вейро говорила чистую правду.

- Но я могла бы устроить у себя поэтический вечер для друзей. Пригласить вас, господа, и еще графиню де Люз, она моя подруга. В конце концов, мне же надо извиниться перед ее мужем за пистолет, надеюсь только, что в этот раз он придет без кузена, но если даже с кузеном, пусть, и даже если не придет, пусть бы пришла мадам де Бутвиль, она такая замечательная! Вы непременно должны с ней познакомиться! Ой, я и забыла, ведь господин Портос с ней должен быть знаком, она что-то рассказывала...

Отредактировано Эжени де Вейро (2018-07-30 08:00:05)

+2

17

Портос закашлялся. Атос, собравшийся уже было предложить мадам де Вейро сделать жениху сюрприз и не предупреждать о присутствии старых друзей, выразительно вскинул бровь.

- Мадам де Бутвиль? – почти в один голос переспросили оба и переглянулись.

- Надо же, как тесен мир, - философски заметил уже Атос. – Вы не поверите, сударыня, но я тоже знаком с графиней де Люз.

- И с графом де Люз тоже, - тихонько пробурчал Портос. С его точки зрения, пригласить г-на де Бутвиля было наилучшим способом испортить любую вечеринку. А уж если там еще и брат есть!

- Но что же вы, простите, сделали такого с пистолетом господина де Бутвиля, что должны за это извиняться? – с интересом осведомился Атос.

+1

18

- Эмили... - она тут же поправилась: - Мадам де Люз гостила у меня, недолго. Ее выкрали из моего дома, зарезали старика-хозяина, и отвезли в монастырь. Силой. Это длинная история, но... Эмили удалось вернуться ко мне, и тогда за ней приехал ее муж и его кузен. Очень странный кузен, мне показалось, что он так много знает об этой истории, и он так холодно с нами держался, а тело... Тело хозяина нашла я, - она на мгновение прикрыла губы ладонью, потому что ей стало дурно от воспоминания. - Понимаете, я очень переживала. Я никак не могу забыть эту картину. Он был таким добрым человеком! В общем... я боялась, что это они, эти двое, и решили отправить Эми... мадам де Люз в монастырь.

Эжени от волнения чуть не перешла на ланг д'ок, акцент ее стал ярче, а речь сбивчивей. Она смотрела на мушкетеров отчаянными глазами, будто боялась немедленного осуждения - и правда, возмутительно же, но как не рассказать. Если не рассказать, обязательно не так поймут.

- Они были очень... резки. И тогда я взяла пистолет и попросила их уйти.

"Велела убираться", было бы честней, но Эжени, и без того смущенная дальше некуда, опустила глаза и принялась теребить перчатки.

- Эмили тоже с ними ушла, но, кажется, ничего не случилось... Обошлось... Только, мне кажется, граф ни за что не позволит ей больше меня навещать.

Она выглядела изрядно расстроенной.

Отредактировано Эжени де Вейро (2018-07-30 07:59:32)

+3

19

Бог ты мой, - вздохнул Атос. Похоже, подруги друг друга стоили. Впрочем, нарисованная мадам де Вейро картина выглядела, мягко говоря, достаточно серьезной, чтобы молодая женщина пошла на столь решительный поступок. – Я не знал, что у господина Бутвиля есть еще один брат… Не беспокойтесь, сударыня. Насколько я знаю госпожу графиню, она всегда поступает по-своему. И если она захочет вас навестить, ни граф, ни его брат, ни даже тысяча братьев ее не остановят.

- Если его вообще беспокоит, господина Бутвиля, где его жена и что с ней делается! – буркнул Портос. – И на вашем месте я поступил бы точно так же.

- Ну, дорогой мой, если бы на месте мадам де Вейро были вы, боюсь, господин Бутвиль так легко бы не отделался… - заметил Атос совершенно серьезно.

- Да уж будьте уверены!

Атос придвинул южанке кружку.

- Выпейте, сударыня, вы слишком взволнованы... Давайте вернемся к вашему жениху. Вы, должно быть, догадываетесь, что граф знал меня под совершенно другим именем. Так что будет лучше, наверное, если вы не станете говорить ему, что я его старый знакомый. Как знать, захочет ли он видеть человека из своего прошлого…

+2

20

Пикировка друзей заставила Эжени улыбнуться и она честно сделала глоток из кружки. Да уж, был бы там господин Портос!..
Или Теодор...
Вздохнув, она вынуждена была признать, что ничего бы существенно не изменилось. Муж очаровательной Эмили был в своем праве, и кто встал бы против?..

- И ничего он не мой жених, - удивилась она. - Я сказала, "ищет руки", но разве я ее отдала?

Разговоры о возможной свадьбе мадам де Вейро почему-то нервировали. Вот уже последний год. Нервировать они ее начали сразу после того, как кончился срок траура и родня начала недвусмысленно намекать.
Над словами Атоса она задумалась.

- Я могу не говорить ему ничего, - нерешительно сказала южанка. - Но я же чувствую, что что-то затевается. Вы... Вы же не собираетесь причинить ему вред? Он не сделал пока ничего дурного!

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Избавить женщину от слез. 16 декабря 1628 года, Париж