Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » От переводчика » Двор Людовика XIII


Двор Людовика XIII

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Информация в этой теме, выложенная от ника Перо, была собрана игроками первых двух сезонов игры на форуме http://francexvii.borda.ru/.
Изначальное авторство постов можно посмотреть здесь

0

2

Главой всего королевского двора являлся его главный распорядитель (Grand-maître de France), троюродный брат Людовика ХIII, принц крови Луи де Бурбон, граф Суассонский (1604-1641), наследственный держатель своей должности, губернатор Дофине и Шампани. Формально он ежегодно утверждал весь штат двора, принимая клятву верности от руководителей служб, которые подчинялись ему непосредственно, и представлял этот штат королю. Еще Генрих III сумел лишить главного распорядителя (герцога Генриха де Гиза) политической власти при дворе и превратить этот первый придворный пост в почетное, но декоративное образование. Более того, ряд высших придворных должностей был поставлен практически в равное положение с постом главного распорядителя путем возведения их в ранг главных коронных чинов (grands offices), что позволяло заседать в королевском совете. Таковыми являлись главный раздатчик милостыни Франции, обер-камергер и обер-шталмейстер.

Главным раздатчиком милостыни (Grand aumоnier de France) и главой церковного двора Франции с 1632 г. стал, после добровольного отказа кардинала Ларошфуко, Альфонс дю Плесси, кардинал Лионский (ум. 1653), назначенный на этот пост по протекции своего младшего брата кардинала Ришелье, главного министра Франции. Он сразу же был посвящен в кавалеры ордена св. Духа.[17]

Должность обер-камергера (Grand chambellan), ответственного за королевские апартаменты, была наследственной в доме Гиз-Лотарингских, и в XVII в. передавалась наиболее лояльному к короне члену этой семьи. В частности, с 1621 г. ею обладал младший сын Генриха I де Гиза герцог Клод де Шеврез (1578-1657), губернатор Марша, кавалер ордена с 1618 г., наследовавший свою должность от герцога Генриха Майеннского и д’Эгийона, своего бездетного племянника. Шеврез находился в особой милости у Людовика ХIII, и во время переездов двора ему отводились апартаменты вслед за королевскими. Помимо должности обер-камергера он также занимал пост главного сокольничего двора, организатора соколиной охоты (Grand fauconnier).[18]

Обер-шталмейстером (Grand ecuyer) Людовика ХIII, то есть попечителем Большой конюшни, являлся последний фаворит короля - маркиз де Сен-Мар, занявший свой пост в 1639 г., после добровольного отказа опального герцога де Бельгарда. Анри де Рюзе, маркиз де Сен-Мар, организатор последнего заговора против Ришелье и казненный по его настоянию в 1642 г., был сыном преданной креатуры Ришелье, сюринтенданта финансов маркиза д’Эффиа (ум. 1632). Кардинал лично способствовал тому, чтобы юный Сен-Мар попал в милость к Людовику ХIII и занял столь высокий придворный пост, но ошибся в своих расчетах. Отказавшись войти в партию “кардиналистов” и стать клиентом Ришелье, маркиз вскоре оказался во главе самого разветвленного заговора против первого министра, за что поплатился своим положением и жизнью. В штате двора Сен-Мар являлся также одним из двух гардеробмейстеров (Maîtres de garde-robe) короля и, в этой связи, формально подчинялся обер-камергеру герцогу де Шеврезу.[19] Ввиду молодости фаворита его не успели посвятить в кавалеры ордена св. Духа, каковыми становились не ранее 25-летнего возраста..

К числу иных главных дворцовых чинов относились обер-церемониймейстер, первый гофмейстер, первый шталмейстер, обер-квартирмейстер, а также почетные лица при королевском столе: первый хлебодар, первый виночерпий и первый кравчий. Перечисленные посты не были коронными, и их носители занимали вторую позицию в должностной иерархии двора, за исключением герцогов-пэров, которые обладали равным положением с коронными чинами, хотя и могли быть смещаемы по желанию короля.[20]

Потомственным обер-церемониймейстером двора (Grand- maître des cérémonies de France) с 1617 г. был Клод По де Род (ум. 1642), первый барон провинции Руэрг, потомок древнего рода, возвысившегося при Генрихе III. Несмотря на то, что он обладал только баронским титулом, о его высоком положении свидетельствует особая важность его поста, соперничающая с полномочиями главного распорядителя, а также занимаемая им должность первого кравчего короля (Premier ecuyer tranchant). Женами сира де Рода были знатные дамы из лучших домов Франции – Генриетта де Ла Шатр, вдова Франсуа де Валуа, незаконного внука Карла IХ, и герцога д’Юзеса, членов высшего эшелона французской элиты, и Луиза Лотарингская, незаконная дочь кардинала Луи де Гиза. Сын Клода де Рода, Анри де Род, наследовал отцу в должности обер-церемониймейстера.[21]

Организатором церемоний королевских трапез и ответственным за состояние королевского замка был первый гофмейстер или гофмаршал двора (Premier-maître d'Hôtel), который находился в подчинении у главного распорядителя французского двора и состоял в его клиентелле. В 1636 г. первым гофмейстером был назначен маркиз де Вервен, Клод-Роже де Комменж (1604 - после 1645), сын представителя старинной гасконской фамилии Роже де Собуля, офицера на службе у Генриха III и Генриха IV. История возвышения этой семьи началась при Генрихе III, когда родственник маркиза де Вервена, Бертран де Комменж, стал одним из 45 гасконцев - гвардейцев короля. В XVII в. уже вся фамилия Комменжей была представлена при дворе: сам маркиз де Вервен наследовал в должности первого гофмейстера своему кузену Шарлю де Комменжу и затем передал ее сыну Луи вместе с титулом маркиза, которым был удостоен за военные заслуги Людовиком ХIII. Его другой кузен Франсуа, сир де Гито, являлся наследственным капитаном гвардейцев королевы Анны Австрийской. В целом эта семья была настроена оппозиционно к кардиналу Ришелье.[22]

Конюшенное ведомство двора с 1582 г. разделялось на большую и малую конюшни. Большую возглавлял обер-шталмейстер, малую – первый шталмейстер (Premier ecuyer). Последний фактически не зависел от первого, в его подчинении находились лошади, предназначенные для охоты короля. Первым шталмейстером был известный фаворит Людовика ХIII, предшественник в этом качестве Сен-Мара, Клод де Сен-Симон (1607 - 1693). Отец Клода, Луи II де Сен-Симон, сир дю Плесси-Шуазель, принадлежал к старинному, но обедневшему роду. Его преданность Генриху IV во время борьбы последнего за корону была оценена, и его сыновей пригласили служить пажами при королевских конюшнях, что было весьма почетно. Благодаря вниманию Людовика ХIII, Клод уже в 1627 г. стал первым шталмейстером, в следующем году совместил свой пост с должностью распорядителя волчьей охоты короля (Grand louvetier), а также начал исполнять функции камер-юнкера при королевских апартаментах. В 1635 г. ему были дарованы титулы герцога и пэра, а годом раньше он был посвящен в кавалеры ордена св. Духа вместе со старшим братом Шарлем, маркизом де Сен-Симоном. В 1636 г. герцога неожиданно подвергли опале, по-видимому, под влиянием Ришелье, однако ввиду многолетнего невмешательства в политические интриги, Сен-Симону позволили остаться при дворе и продолжать исполнять свои почетные обязанности.[23]

Важное положение при дворе занимал обер-квартирмейстер (Grand-maître des logis), который отвечал за размещение всех придворных и обслуживающего персонала в месте пребывания короля – замке или дворце. С 1638 г. этой должностью обладал второй маркиз де Фурий Рене де Шомежан, сын генерал-майора Блеза де Шомежана, погибшего при Монтобане в 1621 г. О маркизе известно только, что он отказался от карьеры в армии, целиком посвятив себя придворной службе.[24]

Трапеза короля в торжественных случаях проходила с участием приглашенных лиц, и руководил ею главный распорядитель французского двора, либо первый гофмейстер. Помимо них, еще со средних веков главными почетными лицами, обслуживающими стол короля, являлись первый хлебодар, первый виночерпий и первый кравчий, формально зависевшие от главного распорядителя. Должность первого хлебодара (Premier panetier) с ХV в. принадлежала членам семьи Коссе, в 1611 г. ставшим герцогами де Бриссак. Франсуа де Коссе наследовал ее своему отцу Шарлю II в 1621 г. Благодаря лояльности Людовику ХIII и Ришелье, герцог де Бриссак в 1633 г. стал генеральным наместником Бретани и кавалером ордена св. Духа. Его сын Тимолеон впоследствии также стал первым хлебодаром, а дочь вышла замуж за герцога де Ла Мейере (1637), племянника кардинала Ришелье.[25]

Первым виночерпием короля (Premier echançon) являлся Жан VIII де Бюэй, граф де Маран (ум. 1665),последний представитель этой семьи, чья должность была также наследственной в его роде с начала ХVI в. Ее он получил от деда, Жана VII, кавалера ордена св. Духа, верно служившего на войне и при дворе Генриху III и Генриху IV.[26] Наконец, как отмечалось, первым кравчим был барон де Род, обер-церемониймейстер двора.

К рассматриваемой группе главных придворных постов в доме короля примыкали также четыре первых камер-юнкера (Premiers gentilhommes de la chambre), все четверо - кавалеры ордена св. Духа, и два гардеробмейстера, подчинявшиеся и приносившие клятву верности обер-камергеру – герцогу де Шеврезу. Выше уже упоминалось, что второй гардеробмейстер, маркиз де Сен-Мар, как обладатель коронной должности обер-шталмейстера, находился в особом положении и зависел от Шевреза только формально, хотя и не мог претендовать на почести, закрепленные за саном герцога-пэра. Первые камер-юнкеры представляли собой весьма привилегированную часть придворного дворянства, постоянно находящуюся подле короля и следящую за состоянием его спальни и рабочего кабинета. Они руководили ординарными камер-юнкерами – исполнителями частных королевских поручений.

Жан II де Сувре, маркиз де Куртанво, губернатор Турени и капитан королевского замка Фонтенбло (ум. 1656), был уже наследственным первым камер-юнкером, каковой пост он получил в 1626 г. после смерти отца – маршала Жиля де Сувре, первого маркиза де Куртанво. Семья де Сувре давно была предана короне и лояльно настроена к Ришелье. Жиль де Сувре являлся воспитателем Людовика ХIII, а его дочь и сестра Жана II Франсуаза де Лансак стала гувернанткой будущего Людовика ХIV. Другая его дочь, Мадлена, в замужестве маркиза де Сабле, исполняла обязанности фрейлины матери короля Марии Медичи. Наконец, жена Жана II де Сувре, Катрин де Нефвиль, удостоилась чести быть хранительницей гардероба и драгоценностей Анны Австрийской в конце 40-х годов ХVII в.[27]

Первым камер-юнкером с 1624 г. был Роже дю Плесси-Лианкур, маркиз де Гершвиль, граф де Ларошгюйон (1599-1674), потомственный придворный. Его отец, Шарль дю Плесси, граф де Ларошгюйон (ум. 1628) являлся первым шталмейстером дома короля и капитаном почетной гвардии Марии Медичи. Роже наследовал ему также как первый шталмейстер, уступив затем эту должность Сен-Симону. Его мать, Антуанетта де Пон, маркиза де Гершвиль, дама из весьма знатного рода и фрейлина еще Екатерины Медичи, занимала пост гофмейстерины Марии Медичи, то есть высший пост в доме королевы. В 1643 г. Роже дю Плесси-Лианкур получил от Анны Австрийской, которая уже стала регентшей Франции, титул герцога и пэра де Ларошгюйон в награду за немилость при Ришелье. Женой герцога была Жанна де Шомберг, сестра герцога д’Аллюэна, капитана отряда легкой кавалерии дома короля.[28]

В списке первых камер-юнкеров значится также Габриэль де Рошешуар, маркиз де Мортемар (ум.1675), сын Гаспара, первого маркиза де Мортемара, получившего титул за верность Генриху III и Генриху IV. Габриэль де Рошешуар обрел свою должность в 1630 г., а в 1650 г. стал герцогом и пэром, видимо, ввиду преданности королеве во время Фронды.[29]

Наконец, первым камер-юнкером являлся граф де Со, Франсуа де Бон де Креки (1600-1677), сын Шарля де Креки, герцога де Ледигьера, и дочери коннетабля де Ледигьера Мадлены де Бон, впоследствии герцог-пэр де Ледигьер, губернатор Дофине. Свой придворный пост он завещал племяннику Шарлю, герцогу де Креки.[30]

Ответственными за состояние королевского гардероба являлись граф де Нансей и маркиз де Сен-Мар. Эдм де Ла Шатр, граф де Нансей (ум. 1645), известный своими мемуарами, принадлежал к старинному роду и был сыном первого графа де Нансей Анри де Ла Шатра, камер-юнкера Генриха III, пожалованного титулом в 1609 г. за верность короне. В 1643 г. Эдм де Ла Шатр стал генерал-полковником швейцарских наемников и присоединился к французской армии, воюющей с Империей, однако был захвачен в плен, где и умер.[31]

Особняком в доме короля стояло охотничье ведомство, состоявшее из четырех главных подразделений, которые, собственно, обслуживали весь двор: псарни, сокольничьей, службы для ловли волков и дополнительной. Лица, возглавлявшие каждое из этих ведомств, занимали разное положение в иерархии, но были независимы друг от друга. Герцог де Шеврез, обладатель коронной должности обер-камергера, числился главным сокольничим, а герцог де Сен-Симон, первый шталмейстер - распорядителем охоты на волков. Организатором обычной охотыкороля был обер-егермейстер (Grand veneur) герцог де Монбазон, Эркюль де Роган (1568-1654), сын Луи VI де Рогана, принца де Гемене. За безупречную преданность Генриху III и Генриху IV во время гражданских войн, в 1594 г. он получил титулы герцога и пэра, в 1597 г. стал кавалером ордена св. Духа, а с 1602 г. выполнял почетные обязанности обер-егермейстера, являясь также капитаном гвардии Марии Медичи. Позднее герцог возглавил губернаторство Парижа и Иль-де-Франса. Такой поток королевских милостей был связан с политической лояльностью Монбазона, чего нельзя сказать о его детях – Луи VII, наследовавшем все отцовские должности и титулы, и Марии, жене герцога де Шевреза.[32]

Дополнительную охотничью службу (Maître de service supplémentaire (chasse)) возглавлял Никола де Лопиталь (ум. 1644), маркиз, затем, при Анне Австрийской, с 1643 г., – герцог де Витри, не зарегистрированный Парижским парламентом, кавалер ордена св. Духа, капитан королевских гвардейцев, губернатор Прованса. Он был уже наследственным держателем своей придворной должности, т.к. его отец Луи де Лопиталь, маркиз де Витри, камер-юнкер герцога Анжуйского, брата Генриха III, являлся также капитаном королевских гвардейцев. Несмотря на немилость короля и последующее заключение Никола де Лопиталя в Бастилию ввиду его военных неудач, маркиз-герцог тем не менее смог сохранить придворный пост капитана гвардии за своей семьей, добившись передачи его своему младшему брату Франсуа, продолжая числиться начальником дополнительной охотничьей службы.[33]

Таковы были главные персонажи гражданского дома короля, центральной части двора Людовика ХIII в последние годы его царствования.[34]

[взято отсюда]

0

3

4

В данном отрывке описывается трапеза при дворе английского короля Карла I, однако известно, что данный церемониал повторял церемониал испанский, который, в свою очередь, был позаимствован из Бургундии и кастильскими монархами, и французскими.

Особо запоминающиеся уроки этикета мальчик получал во время трапез при одном из самых утонченных королевских дворов Европы. К обеду (начинавшемуся в полдень и заканчивавшемуся к двум часам) и ужину принцу полагалось являться в шляпе. Во время молитвы, которую произносил капеллан, Карл приподнимал шляпу, а затем, усаживаясь за стол по правую руку от короля, надевал ее вновь. Далее коленопреклоненный паж предлагал ему серебряный кувшин с розовой водой и салфетки. Сполоснув руки, принц выбирал, что именно будет есть, и один из дворян, прежде чем подать блюдо на стол, снимал с него пробу. Пока шла трапеза, около принца стояли на коленях другие пажи. Один из них подавал ему хлеб, другой - вино, а третий держал чашу на случай, если у него с подбородка что-нибудь капнет. Начинать разговоры мог только король; если он молчал, молчали и все остальные, но смотреть вокруг не возбранялось, и, оглядывая большую, роскошно убранную, в пилястрах, с высокими окнами, через которые лился мягкий свет, столовую, принц впитывал роскошь отцовского двора. На сервировочном столе, покрытой хрустящей льняной тканью, возвышались горки золотых и серебряных блюд, хрустальные графины и бокалы. В серебряных ящичках охлаждались бутылки с вином. По мраморному, в шахматных клетках полу неслышно скользили слуги в ливреях. С почтительного расстояния из дальнего конца зала за происходящим наблюдали избранные зрители, с которых в свою очередь не спускали глаз королевские собаки, расположившиеся на полу.

(с) Стивен Кут "Августейший мастер Выживания. Жизнь Карла II"

0

5

Придворные должности

Сенешаль Франции.
Коннетабль Франции.
Канцлер Франции.
Маршал Франции.
Адмирал Франции.
Генерал галер.
Гроссмейстер арбалетчиков.
Гроссмейстер артиллерии.
Носитель орифламмы.
Главный капеллан Франции.
Главный казначей Франции.
Главный повар Франции.
Главный смотритель вод и лесов Франции.
Главный прево Франции.
Министры, государственные секретари.
Члены Государственного совета и Тайного совета.
Губернаторы и генерал-лейтенанты короля в провинциях.

Чины относящиеся к Maison Militaire du Roi

Капитан Gardes du Corps.
Капитан-полковник Ста швейцарцев.
Капитан-полковник Стражи дверей.

La Maison du Roi (civile)

Кухня:

Главный мажордом (управляющий двора) Франции
Первый хлебодар
Первый виночерпий
Первый стольник.
Первый Maître d'hôtel

Дворец:

Главный Камергер
Палатный дворянин: 4

Гардероб:

Главный гардеробмейстер.

Главный церемониймейстер.

Жильё двора и свиты:

Главный квартирмейстер двора (гоффурьер).

Конюшня:

Главный конюший (оруженосец) Франции - "Месье ле Гран. "
Первый конюший Короля.

Охота:

Псовая охота: Главный коронный ловчий (егермейстер) (фр. grand veneur de la couronne).
Соколиная охота: Главный сокольничий.
Волчья охота: Главный ловчий волчьей охоты.

0

6

Министры его величества (по-французски; кстати, весь форум весьма занимателен):
http://passion-histoire.net/n/www/viewt … 5b#p135760

0

7

Статья Шишкина Дворянское окружение Людовика XIII

0

8

Все кавалеры Ордена Святого Духа. Выделены имена тех, кто участвует в данном проекте.

Людовик XIII получил орден 18 октября 1610 года, в день коронации.

Список

Première promotion (18 octobre 1610)
Chevalier :
Henri de Bourbon, IIe du nom, prince de Condé, premier pair et Grand-maître de France.

Deuxième promotion (septembre 1618)
Prélat :
François de La Rochefoucauld, cardinal, évêque de Senlis, Grand-Aumônier de France.

Troisième promotion (31 décembre 1619)
Prélats reçus en l'église des Grands-Augustins de Paris :
Henri de Gondi, cardinal de Retz, évêque de Paris, maître de l'Oratoire du Roi.
Bertrand d'Echaux, archevêque de Tours et premier aumônier du Roi.
Christophe de l'Étang, évêque de Carcassonne et maître de la chapelle du Roi.
Gabriel de L'Aubespine, évêque d'Orléans.
Arthur d'Épinay de Saint-Luc, évêque de Marseille.
Chevaliers :
Gaston Jean-Baptiste de France, duc d'Orléans, frère du roi Louis XIII.
Louis de Bourbon, comte de Soissons, pair et Grand-maître de France, gouverneur de Dauphiné.
Charles de Lorraine, duc de Guise, pair de France, prince de Joinville, gouverneur de Provence.
Henri de Lorraine, duc de Mayenne et d'Aiguillon, pair et Grand chambellan de France, gouverneur de Guyenne.
Claude de Lorraine, prince de Joinville, duc de Chevreuse, pair et Grand chambellan de France, gouverneur de la Haute et Basse Marche.
César, duc de Vendôme, de Beaufort, d'Étampes et de Ponthièvre, prince de Martigues, gouverneur de Bretagne, pair et depuis Grand maître et surintendant général de la navigation et du commerce de France.
Charles de Valois, duc d'Angoulême, comte d'Auvergne, etc., pair de France et colonel général de la cavalerie légère.
Charles de Lorraine, duc d'Elboeuf, pair de France, gouverneur de Picardie.
Henri, duc de Montmorency, pair et amiral de France, gouverneur de Languedoc, depuis maréchal de France.
Emmanuel de Crussol, duc d'Uzès, pair de France, chevalier d'honneur de la reine Anne d'Autriche.
Henri de Gondi, duc de Retz et de Beaupreau, pair de France.
Charles d'Albert, duc de Luynes, pair et Grand fauconnier de France, gouverneur de Picardie, Connétable de France.
Honoré d'Albert, duc de Chaulnes, pair et maréchal de France, gouverneur de Picardie.
Louis de Rohan, comte de Rochefort, depuis prince de Guémené, duc de Montbazon, pair et Grand veneur de France.
Joachim de Bellengreville, seigneur de Neuville-Gambetz, de Bomicourt, etc., prévôt de l'hôtel du Roi et grande prévôté de France.
Martin du Bellay, prince d'Ivetot, marquis de Thouarcé, etc., lieutenant général en Normandie, puis en Anjou, capitaine de cinquante hommes d'armes des Ordonnances, maréchal des camps et armées du Roi.
Charles, sire de Créquy, prince de Poix, comte de Sault, depuis duc de Lesdiguières, pair et maréchal de France.
Gilbert Filhet, seigneur de la Curée et de la Roche-Turpin, capitaine de cinquante hommes d'armes, maréchal des camps et armées du Roi.
Philippe de Béthune, comte de Charost, bailli de Mantes et de Meulant, ambassadeur en Italie, en Allemagne et en Angleterre.
Charles de Coligny, marquis d'Andelot, lieutenant général au gouvernement de Champagne.
Jean-François de la Guiche, seigneur de Saint-Géran, comte de la Palisse, gouverneur du Bourbonnais, depuis maréchal de France.
René du Bec, marquis de Vardes et de la Bosse, conseiller d'État, capitaine de cinquante hommes d'armes, gouverneur du pays de Thiérache.
Antoine-Arnaud de Pardaillan, seigneur de Gondrin et d'Antin, marquis de Montespan, capitaine des Gardes du corps du Roi, maréchal de camp, et lieutenant général en la province de Guyenne.
Henri de Schomberg, comte de Nanteuil, surintendant des Finances, gouverneur de la Haute et Basse Marche et du Limousin, maréchal de France.
François de Bassompierre, colonel général des Suisses, puis maréchal de France.
Henri de Bourdeille, vicomte de Bourdeille, marquis, d'Archiac, capitaine de cent hommes d'armes, sénéchal et gouverneur de Périgord.
Jean-Baptiste d'Ornano, comte de Montlor, colonel général des Corses, lieutenant général en Normandie, gouverneur de la personne de Monsieur frère unique du Roi, puis maréchal de France.
Timoléon d'Espinay, seigneur de Saint-Luc, comte d'Estelan, gouverneur de Brouage, lieutenant général en Guyenne et depuis maréchal de France.
Henri de Baufremont, marquis de Sénecey, gouverneur d'Auxonne.
René Potier, comte puis duc de Tresme, pair de France, capitaine des Gardes du corps du Roi, lieutenant général au gouvernement de Champagne.
Philippe-Emmanuel de Gondi, comte de Joigny, général des galères.
Charles d'Angennes, marquis de Rambouillet, vidame du Mans, seigneur d'Arquenay, etc., capitaine des Cent gentilshommes de la maison du Roi, ambassadeur extraordinaire en Espagne.
Louis de Crévant, vicomte de Brigueil, marquis d'Humières, capitaine des Cent gentilshommes de la maison du Roi et gouverneur de Compiègne.
Bertrand de Vignolles, dit de la Hire, baron de Vignolles, seigneur de Casaubon et Preschat, lieutenant général en Champagne, premier maréchal des camps et armées du Roi, gouverneur de Sainte-Ménéhould.
Antoine de Gramont, souverain de Bidache, comte de Guiche et de Louvignières, puis duc de Gramont, vice-roi de Navarre et de Béarn, gouverneur de Bayonne.
François Nompar de Caumont, comte de Lauzun, conseiller d'État, capitaine de cinquante hommes d'armes.
Melchior Mitte, comte de Miolans, marquis de Saint-Chaumont et de Montpezal, seigneur de Chevrières, ministre d'État, lieutenant général des armées du Roi, et au gouvernement de Provence, ambassadeur extraordinaire à Rome.
Léonor de la Magdeleine, marquis de Ragny, lieutenant pour le Roi au comté de Charollois.
Jean de Warignies, seigneur de Blainville, maître de la garde-robe du Roi.
Léon d'Albert, seigneur de Brantes, capitaine lieutenant des Chevau-légers de la garde, gouverneur de Blaye, depuis duc de Luxembourg et pair de France.
Nicolas de Brichanteau, marquis de Nangis, conseiller d'État, capitaine de cinquante hommes d'armes.
Charles de Vivonne, baron de la Chasteigneraye, gouverneur de Partenai.
André de Cochefilet, comte de Vauvineux, baron de Vaucelas, ambassadeur en Espagne.
Gaspard Dauvet, seigneur des Marêts, conseiller d'État, gouverneur de Beauvais et pays de Beauvaisis, ambassadeur en Angleterre.
Lancelot, seigneur de Vassé, baron de la Roche-Mabile, seigneur d'Esquilly, etc., conseiller d'État.
Charles, sire de Rambures, maréchal de camp, gouverneur de Doullens.
Antoine de Buade, seigneur de Frontenac, baron de Palluau, capitaine du château de Saint-Germain-en-Laye, premier maître d'hôtel du Roi.
Nicolas de l'Hospital, marquis puis duc de Vitry, maréchal de France, gouverneur de la Brie.
Jean de Souvré, marquis de Courtenvaux, conseiller d'État, premier gentilhomme de la Chambre du Roi, et gouverneur de Touraine.
François de l'Hospital, seigneur du Hallier, comte de Rosnay, capitaine des Gardes du corps du Roi, depuis maréchal de France et ministre d'État.
Louis de la Marck, marquis de Mauny, premier écuyer de la reine Anne d'Autriche.
Charles, marquis puis duc de la Vieuville, capitaine des Gardes du corps du Roi, surintendant des Finances, et Grand fauconnier de France.
Louis d' Alogny, marquis de Rochefort, baron de Craon et bailli du Berri.
César-Auguste de Saint-Lary, baron de Termes, Grand écuyer de France.
Alexandre de Rohan, marquis de Marigny, capitaine de cent hommes d'armes.
François de Silly, comte puis duc de la Rocheguyon, Grand louvetier de France.
Antoine-Hercule de Budos, marquis de Portes, vice-amiral de France.
François, comte puis duc de La Rochefoucauld, gouverneur du Poitou.
Jacques d'Etampes, seigneur de Valençai, Grand maréchal des logis de la maison du Roi, puis gouverneur de Calais.
Henri d'Albret, baron de Moissens, mestre de camp de mille hommes de pied entretenus pour le Roi au pays de Bigorre.

Quatrième promotion (26 juillet 1622)
Faite à Grenoble, en l'église cathédrale.

François de Bonne, duc de Lesdiguières, pair et Connétable de France, gouverneur et lieutenant général du Dauphiné.

Cinquième promotion (28 juin 1625)
Faite dans la chapelle de l'hôtel de Sommerset, à Londres, le 28 juin 1625.

Antoine Coeffier, dit Ruzé, marquis d'Effiat et de Longjumeau, baron de Massy et de Beaulieu, gouverneur du Bourbonnais et de l'Auvergne, surintendant des Finances et depuis maréchal de France.

Sixième promotion (24 mars 1632)
Prélat :
Alfonse-Louis du Plessis de Richelieu, cardinal et archevêque de Lyon, Grand aumônier de France.

Septième promotion (14 mai 1633)
Faite à Fontainebleau.

Prélats :
Armand-Jean du Plessis, cardinal, duc de Richelieu, pair de France, Grand maître et surintendant général de la navigation et du commerce, gouverneur de Bretagne.
Louis de Nogaret, cardinal de la Valette, archevêque de Toulouse.
Claude de Rébé, archevêque de Narbonne, baron d'Arcque, président né des Etats du Languedoc.
Jean-François de Gondi, premier archevêque de Paris, maître de la chapelle du Roi.
Henri d'Escoubleau de Sourdis, archevêque de Bordeaux, primat d'Aquitaine.
Chevaliers :
Henri d'Orléans, duc de Longueville, gouverneur de Normandie.
Henri de Lorraine, comte d'Harcourt, Grand écuyer de France.
Louis de Valois, comte d'Alets, depuis duc d'Angoulême et gouverneur de Provence.
Henri de la Trémoïlle, duc de Thouars, pair de France, prince de Tarente et de Talmond, comte de Laval, etc.
Charles de Lévis, duc de Ventadour, pair de France, lieutenant général en Languedoc et gouverneur du Limousin.
Henri de Nogaret de la Valette, dit de Foix, duc de Candale, pair de France.
Charles de Schomberg, duc de Halluin, colonel général des Reîtres, maréchal des troupes allemandes, gouverneur du Languedoc, pair et maréchal de France.
François de Cossé, duc de Brissac, pair et Grand panetier de France.
Bernard de Nogaret, de la Valette et de Foix, duc de la Valette et d'Epernon, colonel général de l'infanterie française, gouverneur de Metz.
Charles-Henri, comte de Clermont et de Tonnerre, marquis de Crusy, etc., premier baron et connétable héréditaire de Dauphiné, conseiller d'État et capitaine de cent hommes d'armes.
François Hannibal d'Estrées, marquis de Cœuvres, maréchal de France, puis duc et pair de France.
Jean de Nettancourt, comte de Vaubecourt, baron d'Orne et de Choiseul, conseiller d'État, maréchal des camps et armées du Roi, gouverneur de Châlons.
Henri de Saint-Nectaire, ou Senneterre, marquis de la Ferté-Nabert, ambassadeur en Angleterre et à Rome, ministre d'État.
Philibert, vicomte de Pompadour, lieutenant général pour le Roi en Limousin.
René aux Epaules, dit de Laval, marquis de Néelle, maréchal de camp.
Guillaume de Simiane, marquis de Gordes, capitaine des Gardes du corps du Roi.
Charles, comte de Lannoi, premier maître d'hôtel du Roi, gouverneur de Montreuil.
François de Nagu, marquis de Varennes, gouverneur d'Aigue-Mortes.
Urbain de Maillé, marquis de Brézé, maréchal de France, gouverneur de Calais et de Saumur.
Jean de Gallard, de Béarn, comte de Brassac, gouverneur de Saintonge.
François de Noailles, comte d'Ayen, conseiller d'État, capitaine de cent hommes d'armes des Ordonnances, maréchal des camps et armées du Roi, lieutenant général en Auvergne.
Bernard de Baylens, baron de Poyanne, lieutenant général au pays de Béarn.
Gabriel de la Vallée-Fossés, marquis d'Everly, maréchal de camp, gouverneur de Lorraine et des villes de Montpellier et de Verdun.
Charles de Livron, marquis de Bourbonne, lieutenant général en Champagne, maréchal de camp.
Gaspard-Armand, vicomte de Polignac, marquis de Chalançon, gouverneur du Puy-en-Velay.
Louis, vicomte puis duc d'Arpajon, marquis de Séverac, lieutenant général des armées du Roi.
Charles d'Escoubleau, marquis de Sourdis et d'Alluye, conseiller d'État, maréchal des camps et armées du Roi, gouverneur d'Orléans.
François de Blanchefort de Bonne de Créqui, comte de Sault, depuis duc de Lesdiguières, pair de France et gouverneur du Dauphiné.
François de Béthune, comte d'Orval, puis duc de Béthune, premier écuyer de la reine Anne d'Autriche.
Claude de Rouvroy de Saint-Simon, pair et Grand louvetier de France, depuis duc de Saint-Simon.
Charles du Camboût, baron de Pont-Château et de la Roche-Bernard, marquis de Coislin, gouverneur de Brest, lieutenant général pour le Roi en Basse-Bretagne.
François de Vignerot, marquis du Pont-de-Courlai, gouverneur du Havre de Grâce, depuis général des galères de France.
Charles de La Porte, marquis puis duc de la Meilleraye, pair, Grand maître de l'artillerie et maréchal de France.
Gabriel de Rochechouart, marquis puis duc de Mortemart, pair de France, et gouverneur de Paris.
Antoine d'Aumont et de Rochebaron, seigneur de Villequier, depuis duc, pair et maréchal de France.
Just-Henri, comte de Tournon et de Roussillon, sénéchal d'Auvergne, maréchal de camp.
Louis de Mouy, seigneur de la Meilleraye, lieutenant général au gouvernement de Normandie.
Charles Damas, comte de Thianges, maréchal de camp, lieutenant général des pays de Bresse et de Charollois.
Hector de Gelas de Voisins, marquis de Leheron et d'Ambres, vicomte de Lautrec, sénéchal et gouverneur du Lauragais.
Henri de Baudean, comte de Parabère, marquis de la Mothe-Sainte-Heraye, vicomte de Pardaillan, seigneur de Castelnau, etc., conseiller d'État, gouverneur du Haut et Bas-Poitou.
Jean de Monchy, marquis de Montcavrel, gouverneur d'Ardres et d'Etampes.
Roger du Plessis, seigneur de Liancourt, marquis de Guercheville, comte de la Rocheguyon, depuis duc de Liancourt et pair de France.
Charles de Rouvroy de Saint-Simon, dit le marquis de Saint-Simon, seigneur du Plessis et de Pont-Sainte-Maixence, colonel du régiment de Navarre, lieutenant général des armées du Roi et gouverneur de Senlis.

Huitième promotion (22 mai 1642)
Faite au camp devant la ville de Perpignan.

Chevalier :
Honoré Grimaldi, prince de Monaco, premier duc de Valentinois, pair de France.

Список награжденных, но не получивших на рукиорден:

Année 1611
François de Monceaux d'Auxi, baron de Mérigny, vice-amiral de Normandie.
François Damas, seigneur de Thianges.
Christophe de Harlay, comte de Beaumont, ambassadeur en Angleterre.
Pierre de Harcourt, marquis de Beuvron.

Année 1612
François d'Esparbès de Lussan, marquis d'Aubeterre, maréchal de France.
Isaac de La Rochefoucauld, baron de Montendre.

Année 1613 :
Armand-Léon de Durfort, seigneur de Born, lieutenant général de l'artillerie de France.

Année 1614
Antoine d'Authun, seigneur de la Baume, sénéchal de la ville de Lyon.
Charles comte d'Escars, baron d'Aix.

Année 1615
Louis de Montbron, seigneur de Fontaines et de Chalandray.
César de Dizimieu, gouverneur des ville et château de Vienne.
Étienne de Bonne, vicomte de Tallard.

Année 1616
Léon de Durfort.
Louis de Gouffier, duc de Rouannois.

Année 1618
Emmanuel de Savoie, baron de Pressigny, sénéchal et gouverneur du pays et duché de Châtellerault.
Henri des Prez, seigneur de Montpezat.
Charles de Balzac, évêque et comte de Noyon, pair de, France.
Claude de Joyeuse, comte de Grand-Pré.

Année 1619
Alexandre de Vieuxpont, marquis de Coëmur, vice-amiral de Bretagne.
André d'Oraison.
Jacques de Castille, baron de Castelnau.
Claude-François de la Baume, comte de Mont-Revel.
Henri de Balzac, seigneur de Clermont d'Entragues.
Edme de Rochefort, marquis de la Boullaye, lieutenant général en Nivernois.

Année 1621
Jacques du Blé, marquis d'Uxelles.

Année 1625
François de Savary, marquis de Maulevrier.
François de l'Aubespine, baron d'Hauterive.

Année 1626

Adrien de Montluc Montesquiou, prince de Chabannois, lieutenant général au pays de Foix.

Année 1629
César de Balzac d'Entragues, seigneur de Gré.
Jean-Louis de Rochechouart, seigneur de Chandenier.
Louis de Marillac, comte de Beaumont-le-Roger, maréchal de France.

Année 1633
Emmanuel-Philibert de la Beraudière.
Jean de Saint-Bonnet, seigneur de Thoiras, maréchal de France.
Charles de Levis, comte de Charlus.
Entio, marquis de Bentivoglio.
Georges de Brancas, duc de Villars, pair de France.

Отредактировано Перо (2015-12-12 20:56:38)

0

9

ВСЕЛЕННАЯ МУШКЕТЕРОВ. ВЕЛЬМОЖА, ПРИДВОРНЫЙ, СЛУГА
«Король – единственный человек при дворе, который не является слугой» – это Шарль Лемель написал в XVIII веке, однако его замечание справедливо и для рассматриваемой нами эпохи. Слугами короля были знатные вельможи (вспомните ссору графа де Суассона с принцем Конде из-за права подать королю салфетку), у которых тоже были слуги из благородных (Монтиньи, губернатор Пон-де-л'Арш, был слугой герцога де Лонгвиля), а у тех – уже слуги попроще.

Королевская свита окончательно сложилась именно в XVII веке; она подразделялась на личный штат короля («гражданский дом») и военную свиту. В «гражданский дом» входили придворное духовенство, придворные повара, придворные камердинеры, квартирмейстеры, конюшие, почтмейстеры, ловчие, егермейстеры, церемониймейстеры и постельничие.

Церковный штат состоял из grand aumфnier de France (высшее духовное лицо при особе короля, державшее под своим контролем все, что относилось к области культа); главного духовника короля и исповедника. Духовники, служившие посменно, должны были присутствовать при пробуждении короля и при его отходе ко сну, а также при всех службах, где он бывал; они подавали ему святую воду, а во время божественной службы держали его перчатки и шляпу; перед королевской трапезой они читали молитвы. Помимо этого были еще капелланы, клирики, причетники королевской часовни, ризничий и большое число военных капелланов.

К королевской кухне было прикреплено целых семь придворных служб: там были чашники, кравчие, виночерпии; королевские повара; стольники; хлебодары; дворцовые повара; старшины дровяного двора; распорядители хранилища фруктов. В каждой службе были высшие чиновники и подчиненные. К первым относились дворецкие, главный хлебодар, главный виночерпий, главный стольник, постельничие и т. д. В их задачу, среди прочего, входило закупать товары со скидкой у придворных поставщиков. По понедельникам, четвергам и субботам они проводили собрания, на которых подсчитывали дневные расходы.

Среди камергеров существовала своя иерархия; им подчинялись пажи и слуги обоего пола. К приемной короля были приставлены три привратника; при спальне служили камердинеры и камер-лакеи. Распорядитель королевского гардероба имел в своем подчинении нескольких старшин, слуг, носильщиков, а также купцов и ремесленников, обеспечивавших короля одеждой. Помимо этого, короля обслуживали цирюльники, брадобреи, личные врачи, хирурги, аптекари; особый дворянин выносил королевский ночной горшок. При кабинете состояли секретари, курьеры, библиотекари, печатник, переплетчик, хранитель планов, карт и чертежей, чтецы и переводчики.

На королевской службе находились мебельщики, обойщики, часовщики, полотеры, грузчики, переносившие мебель во время переездов, носильщики, погонщики и разнорабочие. Особые должности были предусмотрены для присмотра за королевскими животными, комнатными собачками и птицами; для выездов на охоту существовали ловчие, сокольничие, псари, доезжачие, конюшие – огромный штат слуг с четкой специализацией: охота на косуль, кабанов, волков, зайцев, цапель, ворон, куропаток, уток…

Всем королевским двором распоряжался главный церемониймейстер; для торжественных случаев были также предусмотрены герольдмейстер, герольды, конные и пешие пажи, оруженосцы и придворные музыканты. Организацией переездов и путешествий занимались квартирмейстеры, фурьеры, вестовые, капитан проводников и его подчиненные.

В военную свиту входили четыре роты личной охраны, «сто швейцарцев» (парадная гвардейская рота), дворцовая стража, жандармы, легкая кавалерия, королевские мушкетеры, конные гренадеры, французские гвардейцы и швейцарские гвардейцы.

14 сентября 1606 года в Фонтенбло состоялась торжественная церемония крещения дофина Людовика и его сестер Елизаветы и Кристины (по обычаю, она должна была проводиться в Соборе Парижской Богоматери, но в столице тогда свирепствовала чума). Дофин встал в восемь утра, позавтракал, а затем его, как и его сестер, развели по парадным спальням и положили на высокие кровати, к которым вели ступеньки, с балдахином и горностаевым покрывалом. Этикет был соблюден: сначала церемония пробуждения, затем раздевание и распределение между присутствующими и слугами королевских детей кувшинов, тазов, подушек, свечей и священных даров.

В четыре часа (!) кортеж выступил в путь, сообразуясь с указаниями главного церемониймейстера: «Впереди шли швейцарские гвардейцы с факелами в руках. За ними следовали сто придворных дворян. Позади шли флейтисты, барабанщики, гобоисты, трубачи и девять герольдов, потом великий прево двора, рыцари ордена Святого Духа и, наконец, три виновника торжества… Господин принц де Конде держал за руку господина дофина, которого господин де Сувре (гувернер. – Е. Г.) нес на руках вместо него (!). Герцог де Гиз нес шлейф горностаевой мантии, за ним выступали двадцать вельмож, освещающих дорогу факелами. Следом шли господин кардинал де Жуаёз – легат, представляющий крестного: папу Павла V, – и госпожа герцогиня Мантуанская – крестная. Принцессы крови, присутствовавшие на церемонии пробуждения, замыкали шествие».

Если добавить к «королевскому дому» свиту обеих королев (правящей и королевы-матери), кормилиц, гувернанток, горничных, лакеев, «дядек» и пр., состоящих при малолетних принцах, а также штат прислуги других особ королевской крови – получится население небольшого городка. Неслучайно, когда сестра Людовика XIII Генриетта-Мария вышла замуж за английского короля Карла I, Мария Медичи и Анна Австрийская поехали ее провожать разными путями и встретились только в Амьене: чтобы не разорить города, в которых они останавливались по дороге (ведь города были обязаны бесплатно оказывать им гостеприимство). Генриетту-Марию сопровождал герцог Бекингем, и его свита не уступала королевской: восемь титулованных аристократов и шесть нетитулованных дворян, двадцать четыре рыцаря, у каждого из которых было по шесть пажей и шесть лакеев. К личным услугам милорда были двадцать йоменов, которых, в свою очередь, обслуживали семьдесят грумов, а также тридцать горничных, два шеф-повара, двадцать пять поварят, четырнадцать служанок, пятьдесят чернорабочих, двадцать четыре пеших слуги и двадцать конных, шесть доезжачих, восемнадцать гонцов – всего 800 человек.

Инфанта Анна Австрийская приехала во Францию, чтобы стать супругой Людовика XIII, захватив с собой свиту из более чем шестидесяти дам и сотни придворных (свита Елизаветы Французской, отправлявшейся в Испанию, была вдвое меньше, и это сразу же вызвало трения между двумя дворами). Через три года при дворе французской королевы состояло уже пятьсот человек: к испанцам примкнули французы. Обер-гофмейстериной двора и главой Совета Анны Австрийской была Мария де Роган, супруга Альбера де Люиня. Эта важная и почетная должность должна была принадлежать по праву вдове коннетабля де Монморанси, статс-даме Анны Австрийской, но та была вынуждена уступить свои прерогативы жене всесильного фаворита и удалилась от двора. Когда Люинь умер, она заявила о своих правах и потребовала отстранить от должности вдову королевского любимца. Дело затянулось до 1623 года, Мария де Роган уже успела выйти замуж за герцога де Шевреза. Людовик XIII устроил по поводу этой тяжбы совещание с юристами и даже специально созвал заседание Совета. Двор заключал пари: одни ставили на обаяние молодости, другие – на почтение к старости. Мария Медичи, неожиданно для всех, приняла сторону герцогини де Шеврез. Король, как это часто бывало, выбрал золотую середину: Шевреза назначил обер-камергером, а должность обер-гофмейстерины отменил вообще.

Любой вельможа содержал целый штат слуг, включая домашнюю прислугу, конюхов, кучеров, псарей, доезжачих, поваров, кухарок, поварят, камердинеров, горничных, лакеев, буфетчиков и обязательно выездных лакеев, стоявших на запятках кареты и носивших ливрею с гербом хозяина.

Слуга – это не только род занятий или общественное положение, это еще и особая психология. В Париже было множество приживалов, сотрапезников и прихлебателей, которые ходили по богатым домам, где держали открытый стол, и питались там «на халяву». Какая там дворянская честь! Один дворянин-гасконец, принадлежавший к племени прихлебателей, как-то за обедом потянулся к блюду с фруктами, ткнул в яблоко ножом и случайно разбил блюдо. Возмущенный хозяин заметил ему на это: «Сударь, блюда можно лизать, но не разбивать же!»

Надо отметить, что прижимистый Людовик XIII вообще не видел смысла в содержании двора, который поглощал огромные суммы денег, но – «положение обязывает»…

Ришелье сам был обер-гофмейстером двора Марии Медичи и главой ее Совета; пользуясь своим положением, он пристроил во фрейлины королевы-матери своих племянниц и других родственниц. С 1624 года он совмещал эту должность с исполнением обязанностей главного королевского министра, пока, наконец, не разразился кризис 1630 года – «День одураченных». Королева-мать дала кардиналу отставку и прогнала всех его родственниц, зато положение Ришелье при короле упрочилось.

Еще неизвестно, какое направление приняли бы события в тот злосчастный и знаменательный день, если бы Ришелье не сумел внезапно появиться в покоях Марии Медичи во время ее бурного объяснения с сыном. А удалось это потому, что горничная королевы-матери, которой кардинал исправно платил, постаралась раздобыть ключ от потайной двери. На неофициальной службе у королевского министра состояла госпожа де Ланнуа, статс-дама Анны Австрийской, исправно доносившая ему обо всех встречах и разговорах своей госпожи. В конце 16 30-х годов Ришелье приставил к королеве чету де Брассаков: муж был назначен гофмейстером ее двора, жена – статс-дамой. Анна нимало не заблуждалась относительно истинной роли этих людей и даже в минуту слабости умоляла госпожу де Брассак замолвить за нее словечко перед кардиналом.

«Прислуга в России – вьючное животное; в Германии – раб; во Франции – слуга; в Италии – товарищ по несчастью». Этот афоризм тоже принадлежит более поздней эпохе, а в начале XVII века слуга во Франции был именно товарищем по несчастью: даже в тюрьму господин отправлялся вместе со своим слугой, который, как правило, следовал за ним добровольно.

Между слугами и господами складывались особые, почти родственные отношения. Нередко дети слуг продолжали служить детям господ, хотя ничто не мешало им поискать себе новых хозяев; бывало, что они не покидали службы, даже если не получали жалованья; слуги повсюду следовали за своими господами, разделяя их горести и радости. Так, когда епископ Люсонский Ришелье, направляясь в ноябре 1622 года в Лион, получил по дороге долгожданное послание от папы, уведомляющее о возведении его в сан кардинала, его верный камердинер Дебурне выскочил из дома, вопя на весь поселок: «Мы кардинал! Мы кардинал!»

У Людовика XIII не было друзей среди слуг; все его фавориты старались извлечь материальные выгоды из своего положения. Впрочем, полюбить короля, верно, было непросто, и его «несносный характер», на который жаловался Сен-Map, нельзя сбрасывать со счетов. Король отказывал своим слугам в праве на личную жизнь (если только сам не брался ее устроить); любое проявление собственной воли с их стороны удивляло его так же, как если бы оловянные солдатики отказались подчиниться приказу. А вот Анне Австрийской служили «не за страх, а за совесть»: даже фрейлина Мария де Отфор, фаворитка короля (!), стала ее лучшей подругой. Ее паж Пьер де Лапорт (официально его должность состояла в том, чтобы нести шлейф королевы во время торжественных церемоний) рисковал свободой, передавая шифрованные письма герцогине де Шеврез и иноземным государям. Однажды его взяли с поличным и посадили в Бастилию, но даже вид орудий пытки не заставил его признаться в чем-либо, что могло бы бросить тень на королеву.

Личной преданностью своих слуг могла похвастаться и герцогиня де Шеврез: когда она в 1637 году бежала в Испанию, опасаясь Бастилии, бывший слуга-баск по имени Поте, знававший ее еще госпожой де Люинь, и поверенный герцога де Ларошфуко Мальбати проводили ее за Пиренеи и отказались взять деньги, а когда их потом вызвали на допрос, не выдали ее ни словечком.

Отсюда. На этом ЖЖ много всего по тэгу «Вселенная мушкетеров», но по большей части заимствованного из Глаголевой без указания авторства. Источник этого текста также может быть иным.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » От переводчика » Двор Людовика XIII