Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Кастинг на роль ее высочества. 27 февраля 1629 года, вечер: Г-жа де Вейро отказывается отдать роль принцессы своей горничной.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Король-олень. 9 января 1629 года: Гастон Орлеанский делится с братом последними слухами о королеве.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
Друг моего друга. 18 декабря 1629 года: Д’Артаньян ревнует Атоса к Кавуа.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Детектив на выданье. 9 января 1629 года


Детектив на выданье. 9 января 1629 года

Сообщений 61 страница 80 из 80

1

Осуществление плана, замысленного в эпизоде Если у женщины есть голова, то у нее есть любовник. 7 января 1629 года

0

61

- Да, - выдохнула Луиза и, поймав его руку, сжала пальцы - совсем коротенькое пожатие, потому что надо было положить этому конец, пока она совсем голову не потеряла! - Шевалье…

Нет, так было нельзя. Если бы кто-то минуту назад мимо прошел и их увидел, то мало ли что это могло бы быть - может, она по поручению ее величества пришла или он ее по дороге куда-то подловил, но в оконной нише, если их увидят… Нет, за портьерой не увидят, конечно, но портьеру ведь отдернуть можно, и пажи так развлекаются, когда думают, что там кто-то милуется, и молодые придворные… И она пошла за ним, как коза на веревочке - коза и есть, дурная!

- Во-первых, - быстро прошептала она, пытаясь в то же время прислушиваться, только выходило плохо, - моя портниха - мадам Ленотр, в квартале Тампль, вы можете у нее для меня записку оставить, только не под своим именем, конечно. Во-вторых, вы уверены, что это шевалье де Шасток? Совсем-совсем уверены?

+1

62

- Ваша славная мадам Ленотр немало, я думаю, удивилась бы, узнав, что ее имя может звучать для чьих-то ушей, как музыка, - улыбнулся Рошфор, окончательно забирая пальчики Луизы в обе свои ладони, согревая их, и поглаживая легкими прикосновениями. - Только не та, что доносится к нам с половины его величества. Слышите? - он сделал паузу, чтобы дать музыкантше прислушаться как следует, а между тем улучил момент, чтобы снова на миг прижаться губами к ее рукам, словно между делом. - Кто это так мучает лютню, неужели у кого-то из кавалеров свиты настолько дурной вкус? - ну, черт, не продолжать же просто уверять даму, что она напрасно нервничает? Переборы струн, на грани слышимости доносившиеся через множество комнат и зал, действительно звучали несколько неуверенно. Он слышал больше: и переговоры, против устава, охранников где-то внизу, и шорох мыши под соседним ковром, и - не то, чтобы вовсе не было человека, который сейчас мог бы подобраться к ним незамеченным, но это должен был быть совершенно особенный человек.

- А что шевалье? Вы полагаете, моя дорогая, паж мог солгать, или ошибиться?

Рошфор вполне мог допустить, что его собственные умозаключения оказались ложными, но не после того, как их подтвердил малолетний Меркурий, доставивший одно из посланий. А ведь была еще и сама ее величество, которая, как приходилось признать после личной встречи, не слишком была похожа на женщину, способную осознанно отдать на заклание невиновного. И несколько еще соображений, вываливать которые на прелестную женщину, сидящую перед ним, в полутьме, и в весьма условном уединении, не было ни времени, ни резона.

+1

63

- Ах, нет!

Луиза вскочила все-таки, высвобождая руки - хотя пальцы у нее действительно заледенели, но это наверняка от страха, потому что иначе она чувствовала, что она вся пылает. Как он на нее смотрел! И вроде бы просто спрашивал, а только она все равно никак не могла перестать совсем о другом думать. Музыка, боже, какая еще музыка, она вообще ничего не слышала, так у нее сердце стучало! Но если он лютню в покоях королевы слышит, то шаги он наверняка услышит - если прислушиваться будет, Луиза бы не стала, будь она мужчиной. Боже, о чем она только думает! Сказала «нет», а на что - и сама едва знает!

Луиза прижала ладони к щекам, пытаясь взять себя в руки. Нет, она увлекалась так и раньше, но тогда она не была придворной дамой французской королевы, и ее тогда настолько не ненавидели.

- Я боюсь, - честно сказала она. - И говорить сейчас, и… И что этот шевалье - он только ширма… нет, вряд ли, но что так будут говорить… Вы знаете, как я не могу ничего сделать правильно, для других дам? Так и ее величество! Не выходите со мной!

Конечно, он наверняка и без нее это понимал, она знала уже, какой он умный, а теперь только убедилась в этом, но слова сами с ее губ сорвались, слишком она боялась, и поэтому она быстро протянула еще руку, чтобы коснуться пальцами его щеки - как извинение, ну, а еще и потому что очень хотелось. Он все поймет, конечно, и пусть сам придумает, где увидеться и как, и как ей ему ответить, если надо, и что делать - потому что она точно уже не решалась еще задерживаться!

+1

64

Рошфор удержал руку Луизы у своей щеки, и все-таки улыбнулся, такая трогательная она была в своем испуге, и в своей решимости. Что на такое скажешь? Снова "не бойтесь"? Но она знает, чего боится, и рискует только что не головой - всем. Герой-любовник вроде Ронэ знал бы, что сказать. Рошфор тоже знал все эти слова - "я не причиню вам зла", "я никому не позволю вам повредить" - но с некоторых пор полагал, что галантная ложь в любовных делах себя не оправдывает. И поэтому пообещал только то, что определенно было в его власти:

- Я постараюсь, чтобы при следующем свидании вам не пришлось бояться. И напишу, когда буду уверен. А шевалье - ну хотите, я с ним поговорю? Он скажет, я думаю, что угодно, чтобы выручить королеву.

Он легонько поцеловал запястье Луизы, и отпустил. Если она сейчас сможет собраться с мыслями, и придумать достаточно убедительную ложь - у Ришелье окажется на одну возможность для маневра больше, а у королевы, возможно, возникнет причина быть благодарной.

Отредактировано Рошфор (2018-10-20 12:51:37)

+1

65

"Что угодно"? Теперь Луиза была почти уверена, что слышит приближающиеся шаги, и едва почувствовала новое прикосновение горячих губ, но на господина графа взглянула с искренней благодарностью - все-таки это было невероятно великодушно с его стороны!

- Вы могли бы?.. Правду, пусть скажет правду - что никогда ее величество ему ни словом, ни взглядом… - тут тревога взяла верх, и Луиза махнула рукой. - До встречи!

Подхватив юбки, она без оглядки бросилась прочь и, конечно, свернула не туда, обратно к покоям королевы. Пробежав несколько шагов, она замедлила шаг, но, завидев появившуюся из боковой двери служанку с подносом, окликнула ее:

- Что это у тебя, милочка? Ее величество посылала за фруктами?..

Тон Луиза выбрала при этом неуверенный и мягкий, так, чтобы ее фразу можно было понять и как вопрос, и как нетерпение, и служанка попалась и сразу стала объяснять, что ее-то отправляли за бисквитами и вином, и к ее величеству они вернулись вдвоем, так что никто внимания не обратил, а минуту-другую спустя Луиза взяла лютню и прошла в королевский кабинет.

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2018-10-21 00:42:54)

+1

66

Проводив взглядом Луизу, Рошфор усмехнулся - его подловили, и красиво. Если бы мадам де Мондиссье придумала какую-нибудь уловку, он бы не задумываясь постарался внушить поэту именно то, чего ей хотелось. В залог будущей дружбы, частично. Но и потому, что ему одному в этом случае была бы известна разница между правдой и тем, что говорится вслух. Но правду? Да ну, смешно, правды добиваются не так. Какой вообще предлог можно найти к тому, чтобы уговаривать дворянина сказать правду, когда нет еще никаких признаков, что он собирался лгать? Или все-таки, было о чем лгать? На ум Рошфору тут же пришли загадочные беседы при Луне, которые так смутили дам. В любом случае, у шевалье де Шастока, каким бы глупцом он ни был, не было ни одной причины доверять графу. Такую причину можно бы было создать, если бы речь шла об удачной лжи.
С другой стороны, взглянуть на главного персонажа грядущей драмы в любом случае стоило, чтобы составить свое мнение. Так что граф, выждав достаточное время, чтобы дать Луизе вернуться к королеве, прошел по галерее, и осведомился у первого попавшегося гвардейца, где он может найти шевалье де Шастока.

+3

67

Бернар дежурил в этот день в комнате с гобеленами, и до конца дежурства ему оставалось всего ничего, чему он был очень рад. С утра он вообще собирался с кем-нибудь поменяться, потому что горло ужасно болело, но Льекур оказался и сам на карауле, подменял приятеля, а больше никого на месте не оказалось, кто бы был ему должен, и Бернар махнул рукой, а горло к полудню вообще прошло. Первым нашел его Льекур, который плюнул на устав и сбежал с поста, чтобы его предупредить - ну, не совсем сбежал, там остался еще сослуживец, да и что бы, на самом деле, могло случиться с ее величеством в окружении ее дам и пажей?

- Подождите, - попросил Бернар, у которого голова шла кругом, - я не понимаю. Этот граф де Рошфор, он человек господина кардинала?

Льекур закатил глаза и кивнул, а потом стал объяснять снова - что он явился на аудиенцию и ее величество велела ему выяснить, какой болван подбрасывает ей стихи…

- Я не болван! - возмутился Бернар. - И вообще, она же знает…

Льекур так на него уставился, что Бернар сразу понял, что этого говорить было не надо.

- Вы ей признались? Когда?

Бернар только отмахнулся, потому что это было неважно.

- Она так и сказала - какой болван?

- Нет, - нетерпеливо отозвался Льекур. - Когда вы ей признались?

Тут в комнату вошла какая-то служанка, и по том, как она на Бернара поглядела, он сразу понял, что она уже знает, а за ней быстро прошла какая-то дама, и она тоже на Бернара сразу посмотрела, а за ней - паж, и он тоже, и Льекур, наверно, это тоже заметил, потому что он шепнул: «Держись! Я на пост» и ушел, и месье д’Удильи, который дежурил у дверей напротив, воровато огляделся и поспешил к Бернару, но тут в гобеленной появился кто-то совсем незнакомый, и д’Удильи торопливо вернулся на пост.

+1

68

По дороге в комнату с гобеленами Рошфор столкнулся с парой человек. Желающих взглянуть на героя дня уже хватало - как видно, не одна Мондиссье ухитрилась выскользнуть из зала. Он остановился на пороге, едва удостоив взглядом гвардейца, стоявшего возле той двери, в которую он вошел. Шевалье де Шасток караулил напротив. Вид у него был достаточно скромный, и, вместе с тем, растерянный, чтобы граф еще раз убедился, что это не интриган, не подосланный кем-либо кандидат в любовники, а так, влюбленный мальчишка.
Все это было ужасно грустно. Но - благо Франции. Но - интересы монсеньора. И, не в последнюю очередь - серебряные глаза прекрасной Луизы, и, черт возьми, он ведь обещал кое-что своей даме, и так много времени прошло с тех пор, как ему в последний раз приходило в голову назвать какую-то даму своей.
Он прошел через зал, и остановился напротив шевалье, откровенно изучая, глаза в глаза.
- Шевалье де Шасток? Меня зовут граф де Рошфор, - представился он настоящим именем. - Вы меня не знаете, но я дурно поступил с вами, хотя и не по своей воле. И не желал бы, чтобы у вас составилось впечатление, что я избегаю встречи.
Ответ должен был сказать ему достаточно много. Популярен среди товарищей, или нет - осведомили ли уже его. Задира, или разумный человек. Стоит ли вообще серьезного разговора.

Отредактировано Рошфор (2018-11-02 10:05:22)

+1

69

Бернар уставился на Рошфора в полной растерянности, напрочь не зная, что ответить. Человек кардинала, который… которого ее величество вызвала, чтобы узнать… Но ведь она знала! И ведь она сама его предупреждала, чтобы он был осторожен!

- Да? - пробормотал Бернар, сам не зная, что именно он имеет в виду. - То есть простите, но я вас знаю… про вас знаю. Вы служите его высокопреосвященству, верно?

На самом деле он только начинал понимать, что случилось и почему Льекур был так встревожен. Кардинал ее величество ненавидел, это все знали, и вот теперь из-за него… Но он же молчал и был осторожен! А она вызвала Рошфора, чтобы… Нет, Льекур, наверно, что-то не так понял!

Бернар посмотрел на д’Удильи, который, кажется, прислушивался, и решил, что лучше будет молчать и ничего не говорить, потому что ее величество же велела ему быть осторожным, и добавил поэтому, очень сухо:

- Чем могу быть полезен?

+1

70

Рошфор кивнул. Шевалье не торопился хвататься за шпагу, это говорило в его пользу. Возможно, с ним получится поговорить... более или менее разумно.

- Я служу его высокопреосвященству, и поэтому удивлен не меньше вас, что ее величество пожелала прибегнуть к моей помощи. Мы с вами, шевалье, попали в центр каких-то интриг, смысл которых мне непонятен. Вы слышали когда-нибудь, чтобы замужняя дама решила оповестить весь свет, что получает любовные письма, и не показывает их мужу?

+2

71

Бернар сморгнул, пытаясь подавить невольную гримасу отвращения, так ему не понравилось это "мы с вами". Рошфор был прихвостень кардинала, а он служил ее величеству, и ничего общего, никаких "мы с вами", у них не было. И какие тут могут быть интриги, Бернар тоже не понимал, он ни в какие интриги не путался, и ее величество уж точно нет, а вот люди кардинала, напротив, только и делали что интриговали.

- Да? - снова спросил он. - То есть нет, конечно.

Это действительно было странно, если ее величество сама… но может, она и не сама, а если сама, то не по своей воле. Тут Бернар понял, что совсем запутался и лучше будет, если он будет молчать, тем более что и д’Удильи так смотрел на них, что ясно было, как ему любопытно и как он злится.

+1

72

Скрыть гвардеец ее величества ничего не умел, и Рошфор высокомерно улыбнулся, нарочно давая понять, что заметил его неприязнь.

- Вы неосторожны, шевалье де Шасток,  - произнес он, глядя прямо в лицо охраннику. - Вы пишете о встрече. Ночной встрече. Сейчас, вероятно, весь Лувр гадает, при каких обстоятельствах произошла эта встреча. Вас будут расспрашивать. Мой вам совет - молчите. Солгать вы не сможете, правде не поверят.

Это был откровенно дурной совет. Что бы там ни происходило, между ее величеством и этим провинциалом, сплетники, особенно враждебные сплетники, вообразят самые компрометирующие обстоятельства из возможных. И молчание истолкуют против Шастока, и против самой королевы. Но Рошфор давал этот совет не для того, чтобы собеседник ему последовал.

Отредактировано Рошфор (2018-11-10 14:00:32)

+1

73

Бернар весь помертвел, когда он понял, о чем Рошфор говорит - но разве же он писал про ночные встречи? Он же ничего такого не писал, он был осторожен! А этот, этот… откуда он знает? Ведь только ее величество знала!

- Что вы выдумываете! - возмутился Бернар. - Какие еще ночные встречи? С ее величеством? Как вы смеете, это же оскорбление, королевы, в ее же покоях и… и вообще наглая ложь!

Специально он голос на последних словах, конечно, не повышал, но это д’Удильи явно услышал и прямо на своем месте подпрыгнул, но Бернару было уже все равно, тем более что он вдруг понял, откуда Рошфор мог знать - от мадам де Мондиссье! Она же была с ее величеством тогда и так гнусно д’Онвре подставила! А теперь, оказывается, и королеву тоже, свою покровительницу, подругу!

Отредактировано Бернар де Шасток (2018-11-10 15:55:13)

+1

74

- Ложь? Позвольте мне освежить вашу память, шевалье, прежде чем оба мы натворим глупостей.

Рошфор шагнул чуть ближе, и понизил голос так, чтобы второй гвардеец, тяжело дышавший от возмущения где-то у него за спиной, не смог ничего услышать.

- Ваш хладный взгляд вонзился в сердце мне,
Сразив меня, и к вашему подолу
Я пал, узрев единый раз вас при Луне,
Которая
..., - тотчас, кажется. Или в тот раз, не уверен, - склонилась долу.

Граф отступил, и снова холодно улыбнулся.
- Угодно вам предъявить мне претензии в оскорблении королевы, и сделать этот сюжет еще более публичным?

+1

75

Услышать свои прочувствованные строки от прихвостня кардинала было таким ударом для Бернара, что молодой человек от ярости просто потерял дар речи.

- Шасток! - окликнул д’Удильи. - Вы там в порядке?

- Да, - пробормотал Бернар, хотя в порядке он, конечно, не был. Чтобы кто-то… кто-то подумал… - Это только стихи! Может, вы и понимаете все буквально, но любой мало-мальски образованный человек!.. Это просто для рифмы!

Мадам де Мондиссье, вот точно. Предательница, иначе никогда бы этому графу не пришло в голову… Ночные встречи! Нет, он не будет молчать!

+2

76

Оправдания Бернара вызвали у графа еще одну улыбку, почти сочувственную. Скандала тот явно не хотел. И за королеву искренне беспокоился. И конечно, Рошфору и в голову бы не пришло всерьез предположить, что ее величество унизила себя свиданием с этим стихоплетом. И тем не менее... кажется, обвинение во лжи гвардейцу следовало переадресовать себе самому. Уж больно он испугался, а не похож на труса.

- Я видел лица придворных дам, когда они услышали эти строки. И пришел вас предупредить. Эту вашу рифму, - Рошфор даже постарался не слишком много яду впустить в голос, - поймут так, как захотят понять. У ее величества есть враги.

Он отступил еще на шаг, и коротко наклонил голову.

-  Вы были ошеломлены всем случившимся, шевалье, и я не стану ставить вам в вину случайно вырвавшиеся слова. Если же вы сами захотите продолжить беседу... о поэзии - найти меня в Париже нетрудно. Я живу на улице Юшетт.

Рошфор развернулся, и неторопливо направился к двери, которую подпирал второй гвардеец.

+1

77

Бернар замешкался только на мгновение, а потом заорал на всю гобеленную:

- Эй, господин граф! Не спешите! Вы, кажется, забыли, что посмели оскорбить ее величество! Угодно вам, э-э-э… взять назад свои обвинения или подтвердить их с оружием в руках? Или вообще сбежать?

Д’Удильи, кажется, даже поперхнулся, а потом сказал:

- Не кипятитесь, Шасток. Никто, кто знает ее величество, не заподозрит ее ни в чем дурном.

- Если он что-то соображает, - перебил Бернар, который думал сейчас только о том, что спустить эти грязные инсинуации нельзя, а то их еще по всему Парижу  разнесут - с кардинальского шпиона и не то станется.

+1

78

Тупицей Рошфор обозвал собеседника только в уме - хватило выдержки. Развернулся, подошел обратно, и ответил холодно и раздельно, понизив голос настолько, насколько гвардеец повысил свой, и пронизывая его тем взглядом, от которого и птицам более высокого полета порой становилось не по себе.

- Перестаньте орать, господин гвардеец. Вы, в конце концов, на посту. Вы чувствуете себя оскорбленным? Прекрасно. Так и поступайте, как дворянин, а не как уличный мальчишка. Пришлите ко мне секунданта с вызовом, назначим время и место. Я ведь вам сказал, где меня найти. И не забывайте, что королеву Франции черт знает в чем обвинили не я, а вы. Ради рифмы, вы говорите? Что ж, придется вам убедиться, что многие при дворе склонны относиться серьезно к словам дворянина, рифмованным или нет.

Отредактировано Рошфор (2018-11-11 22:05:05)

+2

79

Если бы Бернар мог рассуждать здраво, он бы понял, конечно, что все это была чушь собачья, и, как и сказал д’Удильи, никто бы не заподозрил ее величество в чем-то недостойном, и уж точно не с бедным провинциальным дворянином - ни при ее дворе, ни при каком-либо другом, это только его величество ревновал ее к кому угодно, а кардинал эту его ревность раздувал. Но рассуждать здраво он как раз был не в состоянии, и поэтому холодный взгляд кардинальского шпиона встретил не дрогнув.

- Лучше признайтесь сразу, что вы трус, - свистящим шепотом ответил он, - и что еще прежде чем я к вам приду, меня арестуют за нарушение эдиктов - или еще по какому-нибудь надуманному поводу. Извинитесь или доставайте шпагу, если вы в самом деле дворянин.

Теперь он вспомнил, что Льекур сказал - что этот граф, может, и не граф вовсе, и сразу почувствовал себя как оплеванный - может, еще и потому, что он вдруг как-то неожиданно понял, что ее величество действительно приказала… этому… когда она знала… и неужели она не подумала, что он… что его?.. Но вызов был уже брошен, и может, это было и к лучшему.

+4

80

Рошфор снова улыбнулся, и покачал головой. Ну надо же. Жаль, конечно... Но на этот вопрос у него издавна был только один ответ, и этого даже его высокопреосвященство не вправе был ему запретить. Другое дело, что в лицо этого вопроса он не слышал очень давно - с тех пор, как его в Париже узнали достаточно, чтобы задаваться им только за спиной.

- Кто же вас арестует, когда вы трусите сделать формальный вызов? - все с тем же ледяным спокойствием поинтересовался граф. - Кабацкие драки ненаказуемы. Но вам, сударь, не повезло, я не принимаю участия в потасовках, - на этих словах Бернар получил пощечину, нисколько не символическую. - Мой секундант разыщет вас завтра. Или вы предпочтете ударить в спину, чтобы избежать настоящего поединка?

После чего действительно развернулся спиной, и стремительным шагом направился к выходу.

+3


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Детектив на выданье. 9 января 1629 года