Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Кастинг на роль ее высочества. 27 февраля 1629 года, вечер: Г-жа де Вейро отказывается отдать роль принцессы своей горничной.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Король-олень. 9 января 1629 года: Гастон Орлеанский делится с братом последними слухами о королеве.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
Друг моего друга. 18 декабря 1629 года: Д’Артаньян ревнует Атоса к Кавуа.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Месье знает толк в извращениях. 25 февраля 1629 года


Месье знает толк в извращениях. 25 февраля 1629 года

Сообщений 1 страница 20 из 46

1

Кто любит извлекать изюм из булки, тот и принцессу у дракона украдет!

https://elainestirling.files.wordpress.com/2013/04/st-george-and-dragon.jpg

Отредактировано Месье (2018-07-07 15:07:55)

0

2

За окном шел снег, поэтому идти гулять им не хотелось. Дома не было ни души, и поэтому там тоже делать было нечего. Матушка - нет, ну не являться же к ней на ночь глядя! А обратно в Фонтенбло ехать было глупо - да, черт, в Париж тоже не надо было ехать, но кто же мог знать, что милая мадам де Лож так некстати заболеет!

- Хвост забыли! - крикнул Гастон, когда Де Клейн отступил к очагу, с гордостью демонстрируя украсивший стену рисунок. - Хвост!

- Ваша милость, - смиренно попросил трактирщик, в очередной раз понапрасну подергав связанными руками, - не извольте гневаться, а только ж по миру пойду - и я, и все мои.

- Зато не станешь в следующий раз лезть куда не просят, - отмахнулся Гастон и бросил в Де Клейна попавшейся под руку коркой. И попал, попал! - Хвост!

Обнаженному толстомясому силуэту в широкой кардинальской шляпе, который художник изобразил углем на стене трактира, на вкус Гастона не хватало еще хвоста.

- Коровий! Или нет! Павлиний! Во-во-во-… - в последний раз всхлипнув, он взял себя в руки - не зря он гордился своим самообладанием! - Вороний!

+2

3

- Нет, не вороний! - возразил граф де Монтрезор, лениво развалившийся на скамье напротив и вытянувший ноги в проход. - Право, ваше высочество, это будет не эстетично! Ну из какого места, позвольте спросить, у бедняги должны расти перья? И как, пучком?.. Так всю красоту закроет...
Клод  скептически оглядел рисунок.
- Лучше крысиный... - он подумал и добавил. - И кисточку на конце.
- И клюв! - пьяно хихикнул юный виконт де Сели. - Это ведь Берюль, да?..
Монтрезор поморщился. Они не так много и пили, но виконта отчего-то уже развезло.
- Ну куда ему клюв?
- Тогда рога! - не сдавался Сели.
- И кто ему те рога наставил? - вступил в разговор красавчик Эдмон де Верлен, до тех пор весьма занятый изучением прелестей сидевшей у него на коленях трактирной девки. - Он же монах.

+2

4

Де Клейн учтиво поклонился графу, однако дополнять свой рисунок, уже третий, украсивший стены «Доброго приюта», не спешил, с самым почтительным видом ожидая распоряжений принца. Роль Музы была принцу внове, и его вдохновленная фантазия уже подсказала ему и крайне необычную композицию для «Адама и Евы» в простенке между окном и очагом, и утыканных плавниками приапов на портрете кардинала де Ришелье у входа. Объяснить друзьям про плавники Гастон не успел, в отличие от сидевших спиной друг к другу Евы и Адама, у которых вместо голов были карты Франции и Англии - как раз, когда он начал о них рассказывать, в зал вернулся трактирщик, начал вопить, и им пришлось отвлечься и связать его, чтобы он не портил работу великого мастера.

- На-на-настоятель, - давясь хохотом, воскликнул граф де Брион и воздел к небу обглоданную куриную ножку, требуя внимания.

Гастон тоже хотел, конечно, ответить - и не один раз, а несколько, и Монтрезору, и Сели, и Верлену, но сквозь смех у него говорить не получалось, зато хотя бы и Брион тоже не мог ничего толком произнести.

- Прекрасные господа, - плаксиво заныл трактирщик, - да разве по-христиански это, свежепобеленные стены да этак портить?

- Точно! - обрадовался Гастон. - Рисуем настоятеля! На-стоящего! Слышите? Как нарисовать, что он именно на-стоит?

Он схватил кружку, но кружка оказалась пуста, и ближайшая бутылка тоже, а та, что была подальше, опрокинулась, но она тоже уже была пустая.

+1

5

Сели икнул, посмотрел на хохочущих приятелей и спросил:
- Почему настоятель?..
- Потому что настоятель наставляет. Рога. - терпеливо пояснил Монтрезор, дергая себя за ус. - Еще настаивает...
- На чем?.. - Сели сосредоточенно морщил лоб.
- Да черт его знает, на чем. Сейчас важно, на чем он стоит. Верлен, на чем стоит настоятель?
Верлен заглянул в пустой стакан.
- На земле... Трактирщик, вина! Ах, да... - он глянул на трактирщика. - Господа, давайте его отпустим?.. А ты, болван, соображай лучше: беленые стены есть у всех, а у тебя теперь эти... как их... фрески!

+1

6

- Он нам еще пригодится, - возмутился Гастон. - Натурщиком!

- На-турщиком, - согласился Де Клейн, который, будучи фламандцем, не вполне еще усвоил себе тонкости французского языка. - А что такое «турить»?

- Не турить, а вытуривать, - авторитетно поправил Гастон, методично встряхивая одну бутылку за другой. - Пьянчуг он вытуривает - выгоняет, значит.

Художник все равно смотрел как-то озадаченно, но принц решил, что больше он объяснять не будет, он все-таки наследник престола, а не учитель французского и изящной словесности!

- Настаивать еще наливку можно, - задумчиво добавил Брион. - Господа, а ведь у него, может, еще наливка есть?

- На своем, - расхохотался принц, лишь самую малость запоздав с каламбуром. - Пусть он настаивает на своем, Де Клейн! Рисуйте, рисуйте!

+2

7

- На своем?! - фыркнул Монтрезор. - И как вы представляете себе процесс? Нет, ваше высочество, ни настаивать, ни стоять на своем невозможно. Даже настоятелю.
Сели снова икнул и произнес жалобно:
- Господа, я ничего не понимаю...
- Вот уж не удивил, - пробормотал Верлен, сталкивая девицу с колен. - Милая , принеси хоть ты вина.

+1

8

- Тогда пусть настаивает на чужом, - миролюбиво предложил Гастон, решив, что сам он настаивать на своем не будет, раз уж Монтрезор не желает, - на его вон, например.

Он махнул пустой бутылкой в ориентировочно верном направлении, забрызгав в результате и грязный пол под картиной, и гораздо более чистого трактирщика.

- Лучше наливки, - гнул свое Брион. - Принеси наливки, птичка.

- Птичке нечем нести, - возразил Гастон. - Она ангел, вот!

Белокурые волосы и большие голубые глаза девицы придавали ей относительно невинный вид, но на этом ее сходство с ангелом заканчивалось.

+1

9

- Ага, ангел! - хихикнул Сели. - С крылышками.
- Наливки - так наливки, - согласился Верлен и легонько шлепнул девицу пониже спины — Лети уже, ангел!
Девицу крестили Марией, а звали все Маргариткой. От своей матери Фламандки, которую лет пятнадцать тому назад в округе хорошо знали, она унаследовала голубые глаза и красивые почти белые волосы, а от неизвестного отца — правильные черты лица, что сделало бы ее очень хорошенькой, когда бы Господь дал несчастной хоть толику ума. Из того, что сказали господа, девчонка не поняла ничего, кроме того, что красивый господин ее гонит.
- Что, я?..
- Ты, ты, давай побыстрей.
Маргаритка оглянулась на хозяина .
- Нести им нешто? Наливку какую? А хозяйка даст?

+1

10

- Добрые господа, - взмолился трактирщик, молитвенно поднимая перед собой связанные руки и в то же время пытаясь сесть, - умоляю, позвольте мне самому послужить вам, я подам вам самую лучшую наливку, а супруга моя, благослови Господь ее доброе сердце, ничего в этом деле не понимает.

- Либо она хорошенькая, - проницательно заметил Брион, - либо он собирается всучить нам какую-нибудь гадость.

- Либо ему надоело лежать связанным, - засмеялся Гастон. - Развязать его, что ли? Или сперва что-нибудь отрезать?

Трактирщик задергался, когда принц поднялся из-за стола, прихватив свой нож, и молодой человек засмеялся, так потешно смешивались ужас и надежда на его потной роже.

- С вашего разрешения, ваш-… ваша милость, - сказал Де Клейн, подбрасывая в руке уголек, - я посоветовал бы не делать ни того, ни другого. Вино нацедить из бочки может и девица, и матрона.

Де Клейн, наверно, еще не привык, что к принцу можно обращаться «сударь», и Гастон поощрительно ему улыбнулся.

+1

11

- Девица - нешто я? - удивилась Маргаритка. - Мне хозяйка не позволяет...
- Так зови хозяйку, и побыстрее, - распорядился Верлен. - Видишь, господа от жажды умирают.
Монтрезор лениво потянулся.
- Почти уж померли. Может, и правда его развязать? Де Клейн, не бойтесь, испортить сии шедевры мы не позволим.
Пугать связанного трактирщика не казалось ему забавным.
Сели вдруг встрепенулся, похлопал белесыми ресницами и изрек:
- Господа, а хвост-то? Про хвост-то забыли!
- Виконт, зачем вам хвост? - хмыкнул Монтрезор. - Вы и без хвоста вполне себе...
- Не мне, ему! - Сели неопределенно махнул рукой, и Монтрезор тут же деланно удивился: - Бриону?!
-

+1

12

- Право же, господа, я полагаю, что я хорош и с тем хвостом, который уже имею, - церемонно изрек Брион, повиливая бедрами для пущей убедительности, и Гастон, захлебываясь от неудержимого хохота, выронил нож на пол и сам едва не повалился следом.

- Достойные господа! - снова взмолился трактирщик, устремляя на Монтрезора умильный взор, - простите, бес попутал, я и сам нынче вижу, что был неправ!

Маргаритка меж тем устремилась к лестнице, взывая к хозяйке голоском столь нежным и проникновенным, что непонятно оставалось, отчего это трактирщица не спешила разделить участь супруга. Гастон, сосредоточенно искавший нож на грязном полу, заинтересованно поднял голову, но тут вернулся шевалье дю Буа д’Эннемец, который отлучился по некоторой надобности, когда Де Клейн начал рисовать зад второму кардиналу, и, в два прыжка догнав девицу, закрыл ей рот поцелуем.

- Я ее поищу! - крикнул он затем и повлек Маргаритку наверх.

- Еще чего! - возмутился принц. - А как же вино? И вообще, это несправедливо, что я страдаю от безнадежной любви, а у вас будет дама… гм, сердца.

- Дама глотки, конечно, была бы лучше! - возразил д’Эннемец, и у Гастона опять подкосились ноги, и он шлепнулся на ближайшую лавку.

+1

13

- Дама глотки! - расхохотался Сели, пытаясь встать. - Это как?!
- Вам рассказать, виконт? - хмыкнул Верлен, отрывая куриное крылышко. - Д’Эннемец, будьте любезны, поторопите там мадам? Право, душа просит...
- Как же, поторопит... - Монтрезор пристально разглядывал якобы «Берюля», думая, чего тому не хватает, кроме хвоста. По всему выходило, что чего-то не хватало... - Если мадам похожа на дочку...
- Он не поделится! - хрюкнул Сели.

+1

14

- Тогда у него будет две дамы, - возразил Гастон, и негодовал он почти всерьез, - а у меня не одной! Тут ни одной, во всяком случае.

- Зачем вам две дамы, ва-… - Брион вовремя спохватился, - друг мой? У вас же только один…

- Чтоб были, - тотчас же перебил Де Клейн. - Дама сердца и дама… гм.

Гастон, который снова смеялся так, что не мог говорить, принялся махать рукой в сторону голого кардинала.

- Х-х-хво-ост, - с трудом выдавил он из себя и снова зашелся хохотом, не сводя с Монтрезора умоляющего взгляда. Вот кто точно поймет!

Тут болван-трактирщик снова принялся скулить, и Гастон бросил в него ножом, хотя, конечно, не попал.

0

15

- Ага, дама того самого... - подхватил Монтрезор. - Де Клейн, да приделайте же наконец бедняге хвост, право, нельзя  же так издеваться над почтенным прелатом.
- Хвост - на конец... - Верлен задумчиво отрезал кусок сыра и также задумчиво принялся его жевать. - Нет, я всегда знал, что с монахами что-то не так...
Сели почесал нос и глубокомысленно изрек:
- Монахам не нужны дамы.

+1

16

- Второ-о-ой, - простонал Гастон и наклонился за ножом, который никак не мог ухватить.

Брион опрокинул третий кувшин над своей кружкой, выдаивая еще несколько бордовых капель.

- Монахам не нужны дамы? - переспросил он. - Зачем нужны дамы, когда есть монахи, да?

- Монахи вообще не нужны, - не согласился Де Клейн - вспомнив, наверное, что он протестант, и подошел к своему творению.

- Погодите же! - воскликнул Гастон - честно говоря, слегка задетый, что на него не обращают внимания. - Что значит - не нужны? Нужны! Нам нужен настоятель!

Словно в ответ на это утверждение, дверь трактира распахнулась, впуская не только порыв холодного ветра, но и невысокого, румяного с холода старичка, весь вид которого выдавал в нем священника - и священника возмущенного.

- Pax vobiscum,1 дети мои! - провозгласил он с порога.

- Et tuum, pater,1 - отозвался Гастон, который никогда не был силен в латыни, в то время как Де Клейн пробормотал: «Накаркали!» - достаточно громко, чтобы его услышали все присутствующие.

- Что за непотребство наблюдаю я здесь, дети мои?

Гастон замялся, подбирая слова.

1

Мир вам! - И твой, отец!

0

17

То же, или что-то подобное, почувствовали, пожалуй и все остальные. Монтрезор, которому и так шутка уже казалась затянувшейся, поморщился от латыни Месье и пожал плечами, юный Сели внезапно смутился и пробормотал:
- А что такого?...
И только говорливый Верлен, казалось, оживился при виде нового действующнго лица.
- Что вы, святой отец! - воскликнул он, бросаясь к священнику, обнимая его за плечи и то ли увлекая, то ли подтаскивая к скамье. - Вот так, присядьте...
Старичку под напором молодого человека ничего не оставалось, как опуститься на скамью, а Верлен с жаром продолжал:
- Где же, в чем вы видите непотребство, святой отец? Вот, к примеру, как вы думаете, что это?
Он указал на изображение до сих пор все еще бесхвостого Берюля.

+1

18

Священник устремил на молодого человека суровый взгляд.

- Шуткой вы сие полагаете? Хорошей, веселой шуткой? Над служителем божьим и над одним из малых сих? Вы, дворяне, благородные господа, коим следовало бы защищать слабых и утешать обиженных…

- Ну уж нет, святой отец, - запротестовал Гастон, - за утешением к нам лучше не ходить… или разве что дамам. Даму мы всегда готовы утешить.

Священник устремил на него укоризненный взгляд, и принц, слегка смутившись, обернулся к Монтрезору.

- Ну давайте его развяжем. Но только если он принесет вина и не будет портить наш шедевр.

Священник также перевел взгляд на Монтрезора, которого он явно счел если не заводилой, то старшим.

- Шедевр, - повторил он с явной иронией. - Вы тоже так полагаете, сударь?

Гастон хотел сказать, что решает здесь он, но вместо этого отчего-то покосился на Бриона, который тоже выглядел смущенным.

0

19

- Шедевр,  - пожал плечами Монтрезор, поискал глазами на столе нож, взял его и направился к трактирщику. - Между прочим, господин... хм... великолепный художник,  вы не находите?
- Конечно,  - горячо подхватил Верлен, - шедевр! Вы только взгляните, господа, какие линии, какое сходство! Или вас смущает сюжет?
Он оглядел присутствующих.
- Господа, кого-то смущает сюжет?  Может быть вас? - он обратил взгляд к кюре. - Но это от того, верно, что вы не разгадали его смысл! Так ведь, господа?
Сели невпопад хихикнул, сделал серьезное лицо и кивнул.
В это время усилиями графа де Монтрезора трактирщик оказался на свободе.
- Не вздумай шуметь и возмущаться, - процедил ему на ухо Клод. - Быстрее уйдем. И подай вина. Не обидим.

+1

20

Трактирщик возмущенно сверкнул темными глазами из-под кустистых бровей и неуклюже поднялся на ноги, потирая запястья - хотя не так долго он был связан, вряд ли они успели занеметь. Гастон так разозлился на эту комедию, что чуть не спросил его, не хочет ли он, чтобы они связали его снова, когда вопрос Верлена удачно его отвлек.

- Нам нужен настоятель! - воскликнул он. - Без настоятеля весь смысл теряется! О! Де Клейн!

Онемев от переполнявших его чувств, он вытянул палец и указал на священника, который, не успев ответить Верлену, обернулся теперь к принцу.

- Шутка хороша лишь тогда, когда она смешна всем, - провозгласил он.

- Скажите это шутам, ваше преподобие, - сухо заметил Брион. - Но право, ваш-… «прекрасные господа», здесь больше не весело.

Гастон хотел уже согласиться, но потом вспомнил:

- Это потому что Верлен еще не объяснил нам смысл!

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Месье знает толк в извращениях. 25 февраля 1629 года