Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года: Г-жа де Вейро и г-жа де Бутвиль сталкиваются с пьяными гасконцами на ночной улице.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Наставник и воспитанник. 12 января 1629 года, после полудня: Лейтенант де Ротонди докладывает кардиналу об исполнении его поручения.
Шпаги наголо, дворяне! 17 декабря 1628 года: Два графа де ла Фер сходятся в поединке

Прогулка с приключениями. 3 февраля 1629 года: Прогуливаясь по Парижу инкогнито, королева подвергается многочисленным опасностям.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Украдем вместе. 27 февраля 1629 года.: Г-н де Ронэ получает любопытное предложение от графа де Монтрезора.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

Предлоги, поводы, причины. 18 февраля 1629 года, Гренобль: Г-н де Кавуа приезжает к кардиналу де Ришелье.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Дебет доверия. 27 января 1629 года: Г-н Шере рассказывает г-ну де Кавуа то, что тот не знает о своем похищении.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Оправдать исчезновение... 2 февраля 1629 года


Оправдать исчезновение... 2 февраля 1629 года

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

После эпизода Как много девушек хороших... 1-2 февраля 1629 года (Софи)

0

2

Софи торопилась, боясь не успеть - вдруг придёт граф, и слуги расскажут ему?.. Она же, если бы успела раньше, могла бы придумать оправдание внезапному исчезновению графини, не рассказав при этом о шевалье де Ронэ - графу вряд ли понравится, если он узнает, что мадам ушла куда-то с неким дворянином...

И потому она буквально вылетела в дом, взлетев по ступенькам, и первым вопросом её было - не вернулись ли граф или графиня?
Она, конечно, знала, что граф де Бутвиль на службе, но мало ли что может случиться... И успокоилась, узнав, что граф ещё не приходил, но встревожилась, когда ей сказали также, что и графини ещё не было.

"Итак, значит, надо встретить графа раньше слуг. Но так, чтобы он ничего не заподозрил. А то ещё рассердится на мадам, и она так огорчится... Нет, надо попытаться сделать так, чтобы этого не произошло".
И Софи осталась ждать графа в гостиной. Приказав не говорить про то, что произошло утром. А заодно у неё было время - может быть, не очень много - придумать правдоподобную историю.

"Главное - я успела. А дальше...надо попытаться уговорить графа не слишком сердиться на мадам...если уж всё-таки придётся всё рассказать..."

0

3

Граф де Люз не был в восторге от своей новой службы.  Он принял дарованную ему должность, прекрасно понимая, что отказываться в его положении нельзя, но  она была гораздо ниже и его личных способностей, и того, что полагалось бы одному из Монморанси, уже показавшему себя и на военном, и на гражданском поприще.  Для юноши средней знатности, мечтающего о придворной карьере, место было в самый раз. Но Бутвиль тяготился необходимостью просиживать долгие часы в комнате, отведенной для офицеров свиты, выслушивать бесконечные соленые, но не смешные, на его взгляд,  истории своих сослуживцев, попивать вино и играть в карты - просто от нечего делать - в ожидании, когда королю заблагорассудится дать кому-то из них поручение.  В этом было что-то лакейское,  и только надежда на предстоящую кампанию удерживала графа от  резких высказываний и неосмотрительных поступков.
        На этот раз Бутвилю выпала очередь дежурить ночью, и  хотя большую часть темных часов он  продремал, настроение у него было скверное и вид усталый.  Подходя к дому, он думал о том, как сейчас застанет жену еще в постели, и они вместе позавтракают, а потом можно будет пойти куда-нибудь погулять с Эмили - редкое удовольствие в последнее время.  Но в прихожей утешительные планы графа перечеркнул заспанный лакей хозяйки дома, крайне удивив  его сообщением, что "вас в гостиной дожидаются".  По лицу лакея было видно,  что ему очень хочется узнать, зачем это племянница хозяйки прибежала с утречка,  и Бутвиль открыл дверь гостиной не раньше, чем лакей удалился.
         - Мадемуазель де Лекур? Чему обязан вашим столь ранним визитом?

+1

4

Врать Софи не умела - да раньше-то ей в этом и не было нужды. И потому очень боялась, что граф сразу изобличит её ложь. А ведь надо, чтобы он как можно позже заметил исчезновение графини - вдруг она успеет вернуться прежде, чем удерживать графа станет невозможным? Значит, попытаться задержать, выдумать что угодно...

Девушка, услышав шаги и голоса за дверью, напряглась. Голос графа... "Мадонна, помоги!" И когда граф вошёл, она склонилась в лёгком реверансе, приветствуя его.
- Прошу прощения, граф...

Вы знаете графа де Монтрезора? Зачем, как вы думаете, могли вы понадобиться его людям?.. Сказать так - значит не только выдать графиню, но и...ведь о роли графа де Монтрезора ей ничего не известно...

- Я пришла к мадам...и мне сказали, что её пока нет, но она должна скоро вернуться. Кажется, она ушла на прогулку с мадам д'Анси.

Софи знала, что мадам д'Анси сейчас у себя, но граф, только что вернувшийся, мог и не знать. По крайней мере, она надеялась, что он не станет проверять... И всё равно сильно волновалась - она ведь так и не знает точно, что случилось с графиней и шевалье...

Отредактировано Софи (2018-07-06 21:33:33)

0

5

Бутвиль, сняв шляпу, ответил на реверанс девушки учтивым наклоном головы, но к светским беседам он не был сейчас расположен и уже готовился, извинившись, удалиться в спальню, но и слова Софи, и волнение,  сквозившее в её интонациях, немедленно насторожили его.  В то, что  жены нет дома, он поверил - иначе она уже вышла бы в гостиную, или приняла бы гостью в спальне.  Но куда и зачем? Февральское утро - не самая привлекательная пора для дамских прогулок, да и для светских визитов не время...  Эмили, конечно, могло вздуматься что угодно, однако мадам д'Анси явно не годилась  на роль спутницы мадам де Люз в её неожиданных выходках... 
        - Вы хотите сказать, мадемуазель, что, придя так рано, не застали  моей супруги дома? -  спросил он, подойдя ближе и пытливо разглядывая Софи. - И мадам д'Анси ушла вместе с нею? Простите, но это звучит несколько странно.  И что, собственно, заставило вас искать их общества? С вами что-то случилось?

+1

6

Под пытливым взглядом графа Софи стало неловко. Она поняла, что невольно выдала чем-то графиню.

- Благодарю вас, граф, со мной всё в порядке. - Не может же она сказать, что не могла уснуть, думая о шевалье де Ронэ, и утром, едва проснувшись, она действительно хотела побежать к графине - ведь они знакомы...и графиня могла бы, возможно, ей что-то подсказать.
Теперь Софи жалела, что не сделала этого - тогда она могла бы ещё застать их и попытаться удержать мадам де Люз.

- Я хотела пригласить мадам...пока вас не было...чтобы она не скучала...но не застала, да... Насчёт мадам д'Анси могли и ошибиться, но мне так сказали...

Софи вдруг стало стыдно за ложь, ведь граф, кажется, действительно обеспокоился... А если сказать ему правду? Сильно рассердится? А ведь она не знает, где именно они находятся - те люди ни разу не назвали имени..она бы запомнила... А если рассказать, но не говорить о Теодоре?..
Нет, дальше она так не может. Лжи противилось всё её существо. Личико её залил румянец, в голосе можно было расслышать волнение...

- Граф, если бы я вам сказала, что знаю правду, где графиня, а не то, что мне рассказали... Я прошу вас, не сердитесь на неё, я понимаю мадам, я бы и сама так, наверное, сделала... Она такая добрая и милая, и очень расстроится, если вы рассердитесь на неё...
Софи запуталась, что можно говорить, а что нельзя, и что вообще надо было бы сразу обо всём рассказать... - Прошу вас, граф... - потупила взор девушка.

Что может быть естественнее, чем нежелание впутывать любимого человека в неприятности? А иначе зачем Теодору называться графом? У неё было время над всем подумать. Только вот причины она не знала... Но может, граф знает?

Отредактировано Софи (2018-07-07 12:04:15)

0

7

Бутвиль понял, что сон и отдых отменяются.  Глубоко вздохнув, он положил шляпу на стол, снял плащ и бросил его туда же. Эти привычные движения помогли ему сдержать вспышку чувств, всегда возникавших у него, когда что-то случалось с Эмили. Точнее, когда она - снова и снова! - нарушала границы благоразумия, испытывая на прочность его любовь.   
          - Мадемуазель, прошу вас, успокойтесь! -  граф ободряюще улыбнулся и указал на кресло, стоящее у камина. - Присядьте и расскажите мне все, что вас тревожит.  Говорить правду всегда легче, чем придумывать благовидные объяснения странным поступкам.   А мадам де Люз мастерица устраивать такие странности, и для меня это не секрет и не новость.   И постарайтесь по возможности избегать лишних слов, говорите по существу.
          Надо было бы с этой милой и скромной девушкой вести себя полюбезнее, но Луи-Франсуа  слишком устал, чтобы тратить силы на вежливость.

0

8

Девушка и вправду была взволнована. Но как спокоен граф! И он говорит, что мадам де Люз устраивает такое не впервые... Она боялась, что граф рассердится, а он такой добрый и терпеливый...

- Благодарю вас... - девушка опустилась в кресло. - Я постараюсь... Утром, когда я собиралась к мессе, моя служанка сказала мне, что мадам де Люз ушла куда-то...в мужском костюме...с "одноглазым" дворянином... Я сразу поняла, с кем ушла мадам - мы с ним знакомы... Я надеялась, что мадам вернётся до вашего прихода...вы понимаете...
Так случилось, что я встретила в соборе графа де Монтрезора - вы, может быть, его знаете? - и он предложил мне прогуляться. А на площади к нему подошли какие-то люди, один из них был ранен. Он извинился и отошёл, но я частично слышала разговор. Им было нужно нечто очень важное - правда, я так и не узнала, что, потому что они не называли - у какого-то человека... Его имени они также не говорили. Но дело в том, что эти люди встретились с мадам де Люз и сопровождавшим её дворянином...

Софи не знала, знакомы ли граф де Люз и шевалье де Ронэ, и решила пока не называть его имени. Также, как назвала имя графа де Монтрезора - предположив, что граф де Люз мог знать его.
- Они приняли её за пажа... А его почему называли графом... Он пошёл с графиней, назвавшись вами... А они приняли его за вас. Он ранен, как я узнала из их рассказа, с графиней всё хорошо, иначе они бы сказали про пажа... Вот всё, что я знаю. Где сейчас графиня, мне неизвестно. Я попрощалась и побежала сюда, надеясь, что мадам уже вернулась...

Закончив рассказ, девушка выдохнула. Ну, теперь всё. Да, граф прав - правду говорить всегда легче. Софи  рассказала всё, что было ей известно, всю правду, умолчав только о том, что встреча в соборе с графом де Монтрезором не была случайной...сама не зная, почему.
Она не стала отвлекаться на то, откуда она знает графа де Монтрезора и шевалье де Ронэ, стараясь исполнить просьбу графа говорить по существу.  Если он спросит, она ответит. Во взгляде её, обращённом к графу, была мольба, была надежда. Надежда на то, что граф сейчас разберётся во всей этой странной истории, которую она сама не до конца понимала...

Отредактировано Софи (2018-07-11 12:39:09)

+1

9

Ну почему женщины, даже вполне разумные, неспособны внятно излагать события? Кто "он", кого "его", кто кого встретил, кто был ранен?  Бутвиль слушал, покусывая губы от досады. Единственное, что он понял даже слишком хорошо - это присутствие шевалье Ронэ при мадам де Люз в качестве супруга  и упоминание о мужском костюме Эмили.  Хоть он и дал себе однажды слово, что перестанет возмущаться эскападами жены, что его это больше не должно задевать, но пока так и не научился воспринимать Эмили как чужую женщину, и каждое слово  девушки, не имевшей ни малейшего представления о семейных сложностях графа де Люз, впивалось ему в душу как острые колючки.  Но взорваться, открыто проявить раздражение нельзя было никак -  ведь Софи де Лекур ни в чем перед ним не провинилась...
         Бутвиль стиснул кулаки, сообразил, что забыл снять перчатки, и позволил себе только сорвать их резким движением и бросить, не глядя куда. 
         -  Что означают все эти странные события, сударыня, я знаю не больше вашего. За время моего отсутствия госпоже де Люз могло прийти в голову множество заманчивых планов.  Но позвольте осведомиться, почему всё это так вас взволновало, что вы  явились сюда? Быть может, вы знаете еще что-то?

+2

10

В особняк тетушки мадемуазель де Лекур графиня де Люз, забрав наконец у Паспарту сумку, почти влетела. С черного хода, заставив шарахнуться в сторону выносившую помои судомойку. Молясь о том, чтобы не все обитатели особняка были подняты на ноги. Потому что граф, вероятней всего, был дома, если только какая-нибудь счастливая случайность не задержала его по дороге.
Оставив бретера, как она надеялась, лежать, Эмили сначала направилась в королевскую ставку. Забрав у Паспарту сумку с обещанием снова дать ее нести, и спрятавшись в подворотне, послала слугу передать господину де Бутвилю, что его срочно ждет некий Франсуа де Кюинь. Но господин де Бутвиль, как оказалось, уже закончил свое дежурство и отправился, по всей видимости, домой. Куда и припустила со всех ног его жена.
Она вихрем влетела в гостиную и остановилась на пороге, с облегчением переведя дух — Луи-Франсуа был здесь, живой и здоровый. И только после этого поняла, какое зрелище являет сама: встрепанная, перепачканная кровью убитого, а может, и бретера, и Бог весть чем еще... Если бы она увидела мужа таким, она бы до смерти перепугалась, и потому выпалила первое, что, как ей казалось, должно было его успокоить:
- Кровь не моя!
Мадемуазель де Лекур графиня попросту не заметила.

+1

11

Софи задумалась, вспоминая. "Ещё что-то... Но - что?.."
- Я знаю только, - неуверенно начала девушка, решив уже говорить обо всём, что знает, - что тот, кто сопровождал мадам, шевалье де Ронэ. Я..немного знакома с ним. И он, судя по рассказу тех людей, ранен. - Она немного замялась. - Когда я услышала их рассказ, я сразу вспомнила, что графиня ушла куда-то утром переодетая, и решила, что речь идёт о ней, и не ошиблась... Я испугалась - ведь те люди не сказали ничего о том, что случилось после...с мадам и шевалье де Ронэ, и, простившись с графом де Монтрезором, побежала сюда - если вдруг уже вернулись бы вы или графиня... Я испугалась...

Софи остановилась, припоминая. Может быть, если она и вправду знала что-то ещё, то сейчас не могла вспомнить. Главное, что граф предупреждён. А там они уже смогут найти графиню... Однако этого не понадобилось...
...Софи отступила, пропуская мадам де Люз. На ней была, по-видимому, кровь шевалье де Ронэ, но...где он сам? От неожиданности и изумления Софи не сразу нашлась, что сказать... Она взглянула на графа - и без того, по всей видимости, встревоженный её рассказом, он был, кажется, ещё больше взволнован...

Отредактировано Софи (2018-07-21 11:12:20)

+1

12

В этот момент граф де Люз впервые за много лет всерьез пожалел, что не пошел по пути, который когда-то предназначал ему отец, и не принял духовный сан. А еще лучше было бы уйти в монастырь - закрыть за собой прочные двери и никогда, никогда больше не иметь дела с женщинами.  С милыми, добрыми, заботливыми женщинами. Которые  способны свести мужчину с ума, даже не будучи соблазнительными красотками. Которые не ведают, что творят, и ведать не желают...
        Впоследствии Бутвиль сам удивлялся, как ему хватило выдержки не обрушить на Эмили шквал гневных слов. Наверно, помогло присутствие кроткой мадемуазель де Лекур.  Он только накрутил на палец прядь своих волос, лежавшую на плече, и крепко дернул.
        - Кровь не ваша? -  иронически прищурившись, он окинул взглядом свою ненаглядную супругу. - Очень рад. Неужели вас можно поздравить с  первым убийством? Вот что значит общаться с шевалье де Ронэ! Но он, кажется, ранен? - обратился Бутвиль к Софи. - Невероятно! Наш герой позволил себя задеть? Видимо, он плохо выспался перед новым подвигом.  В чем сей подвиг заключается, правда, я из ваших слов не понял.  Похоже, всем женщинам свойственно начинать рассказ с середины, опуская все существенные подробности.  Я буду вам весьма благодарен, мадемуазель, если вы посидите здесь и попытаетесь сообразить, чего вы еще не рассказали, а мы с вами,  о моя прекрасная дама, - он взял Эмили за локоть и сильно нажал, - пойдем в нашу комнату, где вы сможете привести себя в пристойный вид... а может, и объяснить мне суть этой диковинной истории.

+2

13

- Первое убийство я совершила уже давно! - сверкнула глазами на мужа графиня. Она была готова повиниться, понимала его встревоженность, - о, сама бы на его месте она была бы вне себя! - но почему такая несправедливость?! - Шевалье де Ронэ ранен, потому что хотели убить вас! И если бы не он, вы остались бы вдовцом, чему, как я вижу, вы были бы рады!
Теперь несправедливой была уже она, но, раз закусив удила, мадам де Бутвиль остановиться могла с большим трудом. В запальчивости она даже не поняла, что Луи-Франсуа откуда-то знает о ранении бретера. И почему-то обращается к присутствующей здесь зачем-то мадемуазель де Лекур.
- Пустите, мне больно! - Эмили дернула локоть и шагнула в сторону спальни.

+1

14

В ответ на обращённые к ней слова графа Софи лишь кивнула. Она пребывала в растерянности: с одной стороны, граф просит остаться и вспомнить что-то ещё, но ей как будто больше нечего добавить к тому, что она уже рассказала. А кроме того, ей сейчас больше всего хотелось уйти - она чувствовала себя неловко...

- Простите, но боюсь, я больше ничего не смогу добавить к тому, что уже рассказала вам, граф... Причины этой истории мне неизвестны... С вашего позволения, я вас оставлю. Если вам понадобится помощь, то только позовите...

История, только что развернувшая перед ней, поразила девушку. Многое в ней казалось странным, много было неизвестного, но, возможно, мадам де Люз сама сможет рассказать графу о том, что она, Софи, не знала. Она не сказала графу, что ещё потому так быстро прибежала домой, потому что подумала, что если шевалье де Ронэ ранен (а ведь она не знала, где они находились, и насколько далеко или близко), то графиня могла привести его сюда, и могла действительно потребоваться её помощь... Опять шевалье...она никак не может забыть его, выкинуть из головы...

"Граф почему-то так рассердился из-за шевалье... И говорил с такой иронией о нём... Что совсем непохоже на него - обычно столь сдержанного. Хотя в подобной ситуации..сдержанным быть, наверное, невозможно. Я так надеюсь, что граф не будет слишком строг с молодой графиней...ведь она, верно, действительно хотела сделать как лучше..."
В чём-то Софи понимала молодую графиню, и всё же призналась самой себе, что в подобной ситуации она, скорей всего. поступила бы точно также...

+3

15

- Если сообщить вам больше нечего, - Бутвиль старался говорить спокойно с девушкой, которая перед ним ни в чем не провинилась, - не смею вас более задерживать.  Простите за неучтивость, но я должен вас покинуть  -  мадам де Люз нуждается сейчас в моей помощи. Надеюсь, вы понимаете, что не стоит рассказывать в гостиных о том, что вы здесь увидели. И примите на прощанье мой совет, мадемуазель: не подходите к шевалье де Ронэ ближе чем на полмили.  Общение с ним ни одну женщину не доведет до добра!
          Исчерпав на этом всю доступную ему в данный момент любезность, граф повернулся к гостье спиной и, взяв жену за руку, поспешно втащил ее в спальню, пока кто-то из обитателей дома не увидел, в каком она состоянии.
          - Вам нужно умыться и переодеться, - сказал он бесцветным голосом, плотно закрыв дверь. -   Не будем звать слуг, я вам помогу.   
         Подойдя к умывальному столику, он налил воды из большого кувшина в тазик, попробовал пальцем.
         - Холодновато... Но зато так вы скорее придете в себя и, надеюсь, сумеете более вразумительно, чем наша утренняя гостья, объяснить, что произошло на этот раз.

Отредактировано Бутвиль (2018-07-22 22:02:25)

+1

16

Эмили закусила губу, наблюдая эти приготовления. На какой-то момент ей даже стало страшно. Но не топить же он ее собрался...
- Я понимаю, что вы злитесь... Я бы тоже на вашем месте злилась... Но это очень важно, честное слово! Я, когда не хотела вас отвлекать от дел, не думала, что это так важно и опасно... Думала, схожу быстренько, потому что глупость какая-то. И шевалье де Ронэ с собой взяла, чтобы проводил. Потому что он нечаянно свидетелем был, когда на приеме госпожа де Зайдо ко мне подошла, и все равно не отвязался бы. Еще бы вам сказал, с него станется... Но я совсем не хотела, чтобы он назвался вами! Я так зла была тогда, что убила бы его... А потом... Вы на меня должны сердиться, не на него. Если бы не он, меня бы увели не знаю, куда, или убили... Зайдо убили, и мать его чудом нет... Их пятеро было. А у Ронэ вот такая дыра в боку!
Она хотела показать, какая, но в руках ее была зажата сумка с бумагами, все еще
обмотанная окровавленным ремнем. Графиня положила ее на кровать.
- Вот. Тут бумаги кардинала. Там что-то, оно касается герцога Анри... Зайдо сказал так... - она зажмурилась, и в голосе ее появились истерические визгливые нотки Зайдо. - «Вы полагаете, верно, что армия, с коей вы движетесь ныне на юг, направляется в Савойю, не так ли? Заблуждение, глубочайшее заблуждение! И не нечаянное, а вызванное злой волей!   Истинной целью похода назначен Лангедок, однакоже столь снедаем неуемной жаждой власти тот, кто отправил меня сюда, что ото всех хранит он свои планы и лишь в последний момент обнародует он их, делая тайное явным. И вместо того, чтобы ударить на Савойю, как стрела, спущенная с тетивы, ринется сия армия на юг.»
Эмили перевела дух. За такой доклад Давенпорт ее прибил бы... Неужели она разучилась связно говорить?.. Она подняла несчастные глаза на мужа. Просто невозможно ни о чем думать, когда у него такой чужой вид!
- Мы решили, что вы лучше знаете, что с этим делать.

+2

17

Смотреть на Эмили в таком состоянии было больно. И эта боль мешала Бутвилю осознать суть её слов.  Наверно, следовало бы, как всегда, обнять, поцеловать, утешить, но у Луи-Франсуа не было сил следовать душевным порывам. Слишком часто он надеялся, что после очередного всепрощения жена поймет его чувства и перестанет его мучить, но  надежды не сбывались, и хотя любовь не угасла, но скрывалась теперь под немалым слоем остывшего пепла.
        - Я понял только то, что Теодор ранен и что вы снова рисковали головой, - устало сказал он, присев на край кровати. - Будьте добры, умойтесь, успокойтесь и расскажите все с самого начала.
        Эмили кинула прямо на пол плащ, стянула перчатки, потом берет, позволяя кудрям, которые и так уже торчали из под берета во все стороны, рассыпаться по плечам, бросила все это на табурет, и, кусая губы, принялась расстегивать пуговицы камзола, стараясь упорядочить в голове то, что недавно произошло.
Потом вздохнула и изложила события четко и ясно, как будто действительно отчитывалась перед Давенпортом. По порядку и без лишних слов, начиная с того, как на приеме к ним с бретером подошла госпожа де Зайдо. Как они договорились встретиться и пошли к Зайдо в дом, как он хотел отдать сумку Бутвилю, и вдруг появились незнакомые люди — все до того, как она оставила Ронэ у него дома и пошла за мужем в королевскую ставку.
Камзол тем временем лег на тот же табурет, и мадам де Бутвиль, усевшись на кучку одежды сверху, принялась неловко стягивать сапоги.
      - Вот теперь все понятно, - глубоко вздохнув, сказал Луи-Франсуа, когда донесение Эмили подошло к концу.  - Ничего нового...  Вы всегда вдохновляетесь самыми лучшими помыслами и столь же неуклонно избираете для исполнения их самые неверные средства.  Но сегодня вы превзошли саму себя.
         - Почему? - совершенно искренне удивилась Эмили. Глупостей она, конечно, сделала в своей жизни достаточно, но сегодняшнюю историю глупостью не считала — ведь Луи-Франсуа был жив и здоров... А с бумагами он разберется...
         - Да  потому,  дитя мое, что о любом – понимаете, о  любом деле, слухе, сплетне, подозрении – в общем, обо всём, что так или иначе касается дома Монморанси, должен в первую очередь узнавать я!  И действовать должен тоже я. "Вы решили, что я лучше знаю"...  Как великодушно с вашей стороны! Но почему, почему вы решили это, когда уже попали в переплет, когда случилась  беда? Я не маленький ребенок, не калека и не дряхлый старец,  чтобы вместо меня   действовали другие, и уж тем более женщина! Если сочту нужным просить кого-то о помощи, о поддержке – попрошу.    При необходимости я обратился бы к вам, даже к этому вашему Теодору, да. Но  звать постороннего человека, не известив меня, решать за меня, – это унизительно, оскорбительно, неужели вы не понимаете? Мужчина, которого  защищает жена…  И к тому же вы рискнули жизнью своей и другого человека, пусть враждебного  мне, но по какой-то немыслимой причине верного вам.   И это теперь – на моей совести!  Вы хотели сделать из меня всеобщее посмешище?     Уверен, что не хотели. Но именно это у вас получилось!

+2

18

- Никто не узнает, - пробурчала Эмили, стаскивая грязные штаны, вздохнула и пояснила:
- Ну откуда я могла знать, что это касается Монморанси? Я вообще думала, что эта дама ненормальная. И хотела с Лапеном туда пойти... У вас же новая должность, и к чему вам на всякие глупости отвлекаться.
Новой должностью Луи-Франсуа вроде бы не был слишком доволен, хотя и не говорил ничего, и графиня де Люз, стянувшая и бросившая там же чулки и в одной рубашке и подштанниках прошлепавшая к умывальному тазу, впервые подумала, что муж, пожалуй, не только не скажет ей спасибо, но и разозлится, если узнает, что обязан этим своим назначением успехам своей жены в качестве шпионки кардинала... Она выдохнула и плеснула в лицо холодной водой. Не надо ему знать про Ришелье... Хотя между нею и его высокопреосвященством ничего напрямую не было сказано, но Эмили же поняла... И, что уж самой себе врать, история в монастыре ей понравилась. Потому что она авантюристка, и дочь авантюриста, и племянница авантюриста, и в жены Бутвилю не годится... Эмили даже всхлипнула тихонько, но за плеском воды это было незаметно. Ему бы надо тихую и милую девушку, вроде  Софи де Лекур...
Графиня выпрямилась и повернула к мужу мокрое разрумянившееся от холодной воды личико.
- Луи, а что здесь делала мадемуазель де Лекур?

0

19

Главное неудовольствие было высказано, и настроение Бутвиля изменилось. Глядя на то, как Эмили разоблачается и моется, он подумал, что любая из знакомых ему дам выглядела бы в подобных обстоятельствах нелепо и смехотворно, а вот ей ни растрепанная прическа, ни запачканная одежда ничуть не вредит.  И ни капли кокетства, сама естественность...  Он уже готов был сказать жене об этом своем наблюдении, но тут ее вопрос заставил его удивленно поднять брови:
         - Мадемуазель де Лекур? Понятия не имею. Я пришел и застал ее тут. Она пыталась меня о чем-то предупредить, говорила про вас... Я слишком устал, чтобы разбираться в бессвязном девичьем лепете ранним утром. И я думал, это вы мне объясните!

Отредактировано Бутвиль (2018-07-26 20:35:38)

+1

20

- Про меня? - удивилась Эмили. - Я ее со вчерашнего вечера не видела. Наверное, ей слуги доложили, что я с Ронэ ушла. Она и пришла меня... ну прикрыть... Вообще-то он ей нравится...
Наскоро утеревшись, она подошла к кровати и забралась на нее с ногами, пояснив:
- Пол холодный... Но Луи, вы же поняли, что хотел сказать этот Зайдо? Я вот не поняла, как это можно — взять и армию повернуть? А король?.. Давайте посмотрим, что в этой сумке? Мы не смотрели... Я очень боюсь, что это что-то специально против вас, потому что мадам де Зайдо хотела, чтобы пришли вы или я, а те люди арестовывать пришли... Так сказали.
Эмили размотала ремень, открыла сумку. Ахнула... Подняла на мужа растерянный взгляд, бледнея...
- Но... это...
В дрожащей руке молодой женщины была тряпка в пятнах крови. Тонкое полотно рубашки. Рваной мужской рубашки.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Оправдать исчезновение... 2 февраля 1629 года