Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года: Г-жа де Вейро и г-жа де Бутвиль сталкиваются с пьяными гасконцами на ночной улице.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Шпаги наголо, дворяне! 17 декабря 1628 года: Два графа де ла Фер сходятся в поединке

Прогулка с приключениями. 3 февраля 1629 года: Прогуливаясь по Парижу инкогнито, королева подвергается многочисленным опасностям.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Украдем вместе. 27 февраля 1629 года.: Г-н де Ронэ получает любопытное предложение от графа де Монтрезора.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

Varium et mutabile femina. 24 февраля 1629 года, вечер: Г-н де Ронэ возвращается с г-же де Вейро.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Дебет доверия. 27 января 1629 года: Г-н Шере рассказывает г-ну де Кавуа то, что тот не знает о своем похищении.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Личные счеты, безличные счета. 3 марта 1629 года


Личные счеты, безличные счета. 3 марта 1629 года

Сообщений 41 страница 60 из 92

1

Кавуа отсюда: Что-то кончается, что-то начинается. Ночь на 3 марта 1629 года.

0

41

- Кто-то из наших..., - в глазах Рошфора зажегся огонек, как у человека, который вдруг увидел во взятом на себя по долгу службы деле и личный интерес; и тон стал куда более дружелюбным. - Понимаю ваши сомнения, в таком случае. Но позвольте заверить вас, дон Рамон, что я ничьей вражды не боюсь. Тем важнее, чтобы монсеньор узнал как можно скорее все обстоятельства. Не только - кто, но и, главное, чего ради.

До какой степени в окружении Ришелье на самом деле не поощрялись обычные для двора влиятельного лица методы соперничества, испанцу, надо думать, знать было неоткуда. Тем более - о том, насколько тщательно сам граф избегал всякого намека на интриги, когда речь шла об отношениях внутри своего лагеря. Но если Рошфор слегка - не словами, а лишь выражением лица, - покривил душой в одном, то в другом он был совершенно честен: платить за откровенность предательством было совсем не в его обычае, а так называемая законность значила для него не больше, чем для большинства людей его круга. Без нужды копаться в делах дворянина, которые никого не касаются, было бы не только досадно, но и попросту некрасиво. Лучше всего вообще было бы превратить испанца в союзника, но пока что ему ничего не приходило в голову - что можно было бы ему поручить, за что не зазорно назначить цену. Может быть, спросить его самого?

- Да уж, зная даже и то немногое, что я знаю об этой даме, я для начала не стал бы ей угрожать, - легко отозвался Рошфор, давая понять, что не видит в отсылке к себе лично ничего кроме шутки; и тут же стал серьезнее. - Что до вашей помощи, дон Рамон, благодарю вас за предложение. Она может и впрямь оказаться нелишней, я ведь не знаю теперь, кому могу доверять. Но не будем спешить. Могу я для начала спросить вас, что это были за поездки? И что за гости, с которыми вы встречались, когда это было оговорено?

+1

42

- Спросить можете. - Испанец едва заметно улыбался. Это была улыбка на грани дружелюбия, и очень понимающая. - Могу ли я дать ответ? Я совсем не уверен. Это ведь не только мои секреты, дон Луис. И даже не только секреты покойной. Есть и те люди, которых она посещала... и они все еще живы. Но могу с чистым сердцем заверить вас, что в большинстве случаев я просто ждал под дверью или с лошадьми.

Снизу слышались шаги, скрип досок пола и голоса. Варгас заметно прислушивался.

- Но если в этих встречах и есть ключ к ее убийству, я, пожалуй, мог бы его найти.

+1

43

Рошфор улыбнулся в ответ. Это уже был другой разговор. Люди, которых миледи не решалась посещать без охраны - и которые произвели на Варгаса достаточное впечатление, чтобы он не желал с ходу их выдавать - вряд ли это были участники похищения ребенка. По крайней мере, Кавуа не упоминал о применении силы. В любом случае, капитана можно было просто предупредить. Даже если следы каким-то образом приведут к нему, или его подзащитному, тот сумеет защитить и себя, и своих, а испанец не станет болтать зря, получив оплату за помощь. А вот чем занималась миледи в последнее время, знать было важно.

- Ключ имеет ценность, только когда заранее знаешь, какие двери им открываются, - заметил он, соглашаясь. - Когда можешь передать его другому лицу, или бросить в воду, если захочешь. Если вы готовы доставить мне такой ключ, я бы был благодарен. Не только на словах.

+2

44

Варгас еще колебался, это было заметно, но на лице его уже появились признаки того особого вдохновения, которое свойственно как наемникам, так и корсарам. И даже шпионам - может, им даже в большей степени. Наемнику думать не обязательно, испанец же явно обдумывал что-то, что сулило риск и выгоду - и план ему заранее чем-то нравился.

- Если бы я мог знать... - наконец сказал он, с чем-то определившись. - Если бы я только мог знать, что мне искать. И смогу ли я просить взамен о том, что мне действительно нужно.

Варгас не боялся показаться корыстным - он, безусловно, был таковым. А еще отлично знал, что бескорыстные люди непредсказуемы, а в делах щекотливых - еще и опасны. Тем, что могут провалить все дело из самых лучших побуждений и, скатываясь по мощеной дороге в ад, нередко тянут за собой других.
В ад испанец не торопился. Предполагал, что и дон Луис не спешит.

+1

45

Это уже было интересно: Варгас явно что-то придумал. И то, что он собирался просить в уплату не денег - не только денег - было интересно вдвойне. Так поступают, когда полагают, что могут предложить что-то по-настоящему важное.

- Почему бы и не спросить? - заметил он самым легким тоном. - Иначе мы даже не узнаем, есть ли хотя бы у меня самого то, что вы желали бы получить. Что до того, что искать... Меня, разумеется, беспокоят секреты, которые леди Винтер уносит с собой в могилу. Но куда сильнее - те, что она может и не унести. Те люди, с которыми она имела дело в последнее время. Кто-то из них скорее всего причастен к убийству. А остальные, услышав о том, что произошло, могут повести себя непредсказуемо.

Отредактировано Рошфор (2018-07-20 13:59:15)

+1

46

Варгас очень внимательно выслушал и негромко рассмеялся.

- Есть, граф, поверьте. Я не стал бы ставить вас в неловкое положение невыполнимой просьбой, - испанец чуть кивнул то ли в знак уважения, то ли в знак приязни. - Предположим - только предположим! - что мне удастся найти какие-нибудь из этих невыносимых секретов... Или неуносимых? Я правильно сказал?..

Парижский выговор Варгаса был достаточно хорош, чтобы заподозрить шутку, но уже мгновение спустя он стал абсолютно серьезен:

- ...Но это не те ставки, какие может позволить себе одинокий наемник. Кем бы я ни был у себя на родине, здесь я - изгнанник и беглец. Если бы впоследствии вы сочли возможным рекомендовать мою шпагу и прочие таланты какому-нибудь достойному человеку, я не просил бы о большем. Иными словами, быть наемником - значит, служить многим, многим - значит, никому, а это невыгодно, утомительно, хлопотно и подчас оскорбительно.

Никто не смог бы сказать по лицу Варгаса, что он только что вспомнил дуэль в лодке с человеком, которого вовсе не хотел убивать.

+1

47

Если Рошфор ненадолго задумался, то не над тем, что ответить на эту просьбу, а - как. Людей у кардинала подбирали весьма тщательно, отказывали многим, и потому создавалось впечатление, что у того больше претендентов, чем мест для них. На самом деле людей - настоящих, стоящих людей - отчаянно не хватало. Варгас был человек известный, ни храбрость его, ни его способности в проверке не нуждались. Лояльность - да, здесь было дело темное. Хороший политик заставил бы, вероятно, такого искателя именно сейчас попрыгать выше головы, доказывая свою нужность - с риском навернуться, как одиночка, там, где члена определенной клиентеллы легко прикрыли бы, и без особых шансов понять, насколько тот расположен держаться нового покровителя, зато в надежде получить немедленный результат, пусть даже добытый на грани фола. Но граф предпочитал другой образ действий. И другие способы обеспечить лояльность.

- Я не вижу необходимости подвергать вас предварительным испытаниям, как какого-то новобранца, - ответил он после короткой паузы. - И рекомендовал бы вас хоть сейчас. Но монсеньор в отъезде, и вряд ли захочет решать такие вопросы по переписке. До его возвращения предлагаю вам то, что могу предложить сам: свою дружбу, и достаточно поручений, чтобы вам не пришлось принимать их от кого-то еще, - Рошфор улыбнулся, и протянул руку. - И - на этой части я стану настаивать - не по результатам дела, а прямо с этой минуты. Когда такой человек, как вы, заявляет, что ставки слишком высоки, я принимаю это всерьез.

Официальная защита, деньги, и принадлежность к сильному лагерю. При большом доверии - еще и люди, способные доставлять сведения. "И чертовски хотелось бы понимать, из какого конкретно... скажем так, неудачного положения, придется вас вынимать, сударь, если дело пойдет не так, как хотелось бы - а я ведь стану, куда я денусь. И какие, хотя бы примерно, силы мы против себя возбудим, если наша игра принесет плоды". Примерно эти сентенции выслушал бы всякий, кого Рошфор уже считал своим человеком, но Варгас пока получил только вежливую улыбку, и выжидательное выражение. И, понимал это Варгас или нет, это не означало полного доверия. Рошфор не собирался ни действовать через голову господина де Клейрака, ни мешать этому последнему делать свою работу - не в этом случае, по крайней мере. Сам он, впрочем, проверял людей обычно в совместном деле, а не при помощи слежки и расспросов.

+1

48

Варгас медлил целых несколько мгновений, будто никак не мог поверить в такой скорый ответ - а главное, в такой ответ. Это было больше, чем он мог рассчитывать. По крайней мере, прямо сейчас.
Жизнь никогда его не баловала, если не считать принадлежности к древнему и известному роду, но в последние годы испанец не думал об этом, как о везении.

Осторожно, веря и не веря одновременно, дон Рамон протянул руку в ответ.

- Иные из поручений мне предстоит завершить, - сказал он, не оставляя неясностей. - Я не бросаю дел на полпути и дорожу словом; вы знаете, должно быть, дон Луис - плох тот наемник, который не следит, что за слухи о нем ходят.

Варгас не мог иначе озвучить свою мысль - если бы он вздумал бросить все в одночасье, это выглядело бы в равной степени подозрительно и непростительно с точки зрения заказчиков, любой из которых мог стать лишней проблемой. Такой поступок вызвал бы слишком много вопросов.

С лестницы слышались шаги и тихий звон шпор. Учитывая, что люди графа не подавали новых знаков о незваных гостях, это мог быть только Кавуа.

+1

49

- Понимаю, - Рошфор пожал протянутую руку; он не был ни разу наемным убийцей, но наемником был, и знал, что такое репутация. - Если одно из них вступит в конфликт с нашим нынешним делом, я надеюсь, что вы окажете мне доверие. Об остальных не стоит и говорить.

Дверь распахнулась, и Рошфор выпрямился, заложив руки за спину. Как обращаться к Кавуа, он до сих пор не знал - станет ли тот и сейчас разыгрывать охранника? Оставалось только оставить за капитаном первый ход, и ждать его реплики с некоторым затаенным предвкушением. Граф вряд ли признался бы в этом вслух, но играть в одну руку с капитаном гвардии его высокопреосвященства оказалось чертовски забавным делом - по крайней мере, ему нравилось.

+1

50

Может, у капитана и были планы на дальнейшую игру, но увидев Варгаса, он остановился на пороге. Наемник обернулся на звук открывшейся двери, так что дворяне оказались почти лицом к лицу.
Кавуа умудрился пропустить его появление - потому что был слишком занят, разбирая полы - и сейчас ощущал неприятное удивление, которое скрыл за вежливым кивком.
По стечению обстоятельств, он знал про испанца куда больше, чем наоборот, но и не узнать капитана кардинальской гвардии Варгас не мог. Невозможно принадлежать к кружку людей покойного Бутвиля и не знать одного из самых ненавидимых там кардиналистов.

- Сеньор Варгас?
- Капитан де Кавуа?.. - испанец приподнял бровь. - И вы здесь? Я поражен.
- Ах, если б в самом деле, - пробормотал Кавуа, недовольный тем, что Варгасу только что стало известно - люди кардинала крайне, крайне заинтересованы в расследовании смерти миледи. - Это не ваше, дон Рамон? Случаем?

Он поднял ладонь, на которой лежал простой кошелек серой кожи без украшений и вензелей и сложенная вчетверо записка.

Варгас почти скучающе глянул на вещи.

- С чего вы так решили?

Напряжение в воздухе было таким, что между двумя бретерами, бывшим и настоящим, вот-вот должна была проскочить молния.

- Предположил, - улыбнулся Кавуа. - Это ведь так естественно. Что это, сеньор Варгас? - Пикардиец кивнул на записку. - Заказ на убийство? Чье?

- Понятия не имею. Я не копался в вещах покойной.

"В отличие от вас", немо прозвучало в комнате.
Кавуа щурился. Это был верный признак того, что капитан зол - и эта злость обычно находила выход. Но молчал, потому что вовсе не был уверен в том, что письмо действительно адресовалось Варгасу или было написано им. Обстоятельства складывались так, будто подсказывали - да, верно, он же пришел сюда сегодня, это должна быть его бумага! Это было бы так логично.

+1

51

Напряжение, повисшее в комнате, Рошфору очень не понравилось.

- Капитан, вы позволите?

Ненавязчиво переместившись так, чтобы оказаться между двумя бретерами, готовыми завязать ссору, граф взял кошелек и записку, развернул ее, пробежал, и едва не фыркнул. Заказ на убийство? Хм, Кавуа, конечно, в каком-то смысле виднее... Ему, однако, казалось вероятнее, что по такому письму посланнику действительно должны были передать что-то. Яд, противозачаточное средство, симпатические чернила, один бог знает, что еще миледи могло понадобиться такого. И точно ли именно миледи? В письме не было подписи, и, насколько Рошфор мог судить, это была не ее рука. По каким-то неуловимым приметам похоже было, что писал иностранец. Или кто-то кто подделывается под такового - после первого загадочного послания он уже ни в чем не был уверен. Однако же, адресат письма должен был либо опознать почерк, либо найти здесь какой-то условный знак.

Заказанное мною средство для выведения пятен передайте предъявителю этого письма. Он отдаст вам деньги. Надеюсь, средство сработает так же хорошо, как и в прошлый раз.
Надеюсь на вашу плохую память - слухи об испорченном платье и моей неловкости очень меня огорчат.

- Давайте начнем с того, что, раз письмо находилось в доме, то адресат, кем бы он ни был, вряд ли с ним успел ознакомиться, - примирительно заметил он, обращаясь к Кавуа. - Трудно представить себе, что письмо с таким содержанием могло быть адресовано леди Винтер, не так ли? А вы, дон Рамон, - Рошфор протянул письмо испанцу, - раз уж капитан желает знать ваше мнение - может быть, вы тут что-нибудь понимаете?

Он высыпал несколько монет из кошелька на ладонь, и вгляделся. Иногда деньги умели говорить не хуже, чем письма, но, кажется, не в этом случае.

Отредактировано Рошфор (2018-07-24 12:44:09)

+1

52

Кавуа молчал, только многообещающе смотрел на испанца. И никто не мог бы сказать, что капитан сейчас крепко наступил себе на горло. Не ради Рошфора, но ради того только, чтобы дело, порученное кардиналом им двоим, не начало рассыпаться уже сейчас.
У него были причины как уважать Варгаса, так и подозревать в десятке смертных грехов, а то, что он принадлежал к кружку Бутвиля, только больше раздражало.
И он, кажется, успел сойтись с Ронэ, как обмолвился однажды бывший гвардеец, исправно этот самый кружок посещавший и не успевший сложить там голову...

-  Хмм, - протянул Варгас, рассматривая записку. И совершенно искренне сказал: - Вряд ли это - одно из моих поручений. Если только леди Винтер не собиралась подробно мне все объяснить нынче днем...

От бумаги тянуло сложным, приятным запахом, и испанец осторожно поднес ее к носу. Определенно, духи. Оригинальные, подходящие как мужчине, так и женщине, и недешевые.

- Надеюсь, это не яд, - пробормотал он. - Господин капитан, вы держали это письмо дольше всех. Не чувствуете чего-нибудь... странного?

Кавуа приподнял бровь. Из общения с Барнье он успел кое-что вынести, поэтому сказал, оставив едкую шутку при себе:

- Подобные яды не действуют мгновенно, сеньор Варгас. Если письмо и отравлено, мы все это скоро узнаем, - в глазах пикардийца сверкнула ирония. Он повернулся к Рошфору:

- Миледи хранила это в очень укромном месте. Довольно странно для такого письма. И эта надушенная бумага... И кошелек тоже?..

- Возможно, они просто лежали рядом, - глубокомысленно заметил испанец. Он испытывал весьма странные ощущения, отлично осознавая, что спутнику дона Луиса их сотрудничество приходится отчетливо не по вкусу.
Стоило узнать побольше, пожалуй...
Денег, лежащих на ладони Рошфора, хватило бы на небольшую бочку средства от пятен, хоть и было их немного. Следовательно, это была плата за что-то иное.

+3

53

Рошфор пожал плечами.

- Об этом я бы не беспокоился. Кто станет хранить у себя отравленное письмо? Оно будет терять свои свойства, и отравлять воздух в доме. Если только укромное место не было чем-то вроде металлического ларца...

От кошелька действительно тянуло духами так, что на руках непременно останется запах. Куда сильнее, чем от письма. Рошфор поморщился.
- Того, кто подержал этот кошелек в руках, можно будет узнать еще несколько часов. Можно подумать, он прибыл сюда прямиком из какой-нибудь парфюмерной лавки.

Какие вообще могли быть варианты? Миледи могла намереваться отправить кого-то с этим письмом и деньгами, и получить взамен - что-то. Зачем тогда этот запах, заметный, запоминающийся, и вовсе не похожий на ее собственные духи? Средство отвести от себя подозрение, вкупе с измененным почерком? Но адресат должен был, напротив, узнать, кто писал, по какой-то примете. Сам запах и был приметой? Далее, она могла сама быть посредницей, для кого-то - скорее всего для какой-то еще более знатной дамы, в таком случае. О чем могла идти речь? О яде, или о средстве для изгнания плода, или - забавная мысль - о приворотном зелье для изменившего любовника. Что еще можно назвать "пятном" на своем платье? Однако, заказчица и поставщик должны быть уже знакомы друг с другом, а использовать леди Винтер в качестве простой курьерши, пусть даже в важнейшем и очень секретном деле... Трудно представить, кому вообще могло прийти подобное в голову. Да и потом - кто прячет в "укромном" месте записку, которую намерен вот-вот передать по назначению? Заперла бы в ларец до утра, и только. Наконец, письмо могло принадлежать кому-то еще, и храниться в доме для шантажа, и это было вероятнее всего. Рошфор взял у Варгаса письмо, подошел к окну, и развернул его на просвет, пытаясь понять, сколько раз его уже открывали и складывали.

- Капитан, - задумчиво поинтересовался он, - а вы не думаете, что это письмо могло уже побывать у своего адресата? И оказаться у леди Винтер после того, как сделка была совершена, и уже от него? Вместе с кошельком, если он, предположим, может служить уликой.

"Это ведь не ее рука, и не ее духи", - прибавил бы он, если бы они обсуждали эту записку наедине, но испанцу не обязательно было знать, насколько близко оба они - и капитан, и сам Рошфор - были знакомы с леди Винтер.

+3

54

Кавуа не стал говорить о том, что письмо и записка хранились в коробке из-под засахаренных фруктов там же, под полом. Он вообще не стал говорить, что взламывал пол - лишняя подробность.

- Никогда не слышал, чтобы запах служил уликой, но здравое зерно в этом есть, - решил пикардиец, слегка недоумевая - почему, черт возьми, все это обсуждается при Варгасе? - Граф, записка не лежала в кошельке, они лежали рядом. Может быть, это вещи, вовсе не связанные между собой. Но тогда... Черт, я ничего не понимаю в парфюмерии.

- Я тоже, - пробормотал Варгас и встал так, чтобы иметь возможность с некоторого расстояния заглядывать через плечо Рошфора. Записка выглядела довольно потертой, будто кто-то успел поносить ее за обшлагом или корсажем.
Неожиданная мысль пришла испанцу в голову и он опустил взгляд. Еще раз взвесил "за и против" и сказал:

- Но знаю одного человека, кто разбирается, и недурно. Дон Луис, хотите, чтобы я показал этот кошелек человеку... хмм... знающему? - он обозначил едва заметную улыбку. - Может быть, даже хотите заглянуть к нему со мной?..

+1

55

- От знакомства со сведущим человеком не откажусь никогда, - тут же согласился Рошфор. - Но вот что я думаю, господа. Этот клад ждал своего часа не один день, и может подождать еще немного. Нам сейчас важнее не упустить те следы, которые простывают быстро. Капитан, дон Рамон согласился помочь нам пролить свет на последние дни леди Винтер, и полагаю, что нам не стоит его задерживать разговорами. Меня интересует, что она делала, с кем встречалась, и почему собиралась уезжать, а она собиралась, это заметно, и в ближайшие дни, - он взглянул на Кавуа, и чуть кивнул, подтверждая: состояние гардеробной и содержимое ящиков стола о последнем гласили достаточно явно, чтобы убедиться, что автор первой загадочной записки - интересно, сколько их еще будет? - не обманул и в этом; и снова обратился к испанцу. - Разве что вам, дон Рамон, удалось припомнить что-нибудь важное, что нам следует знать прямо сейчас.

Он с удовольствием закончил бы разговор с испанцем наедине - не потому, что хотел что-то из этого соглашения скрыть от Кавуа, даже напротив, капитану в любом случае следовало о нем знать, но потому, что эти двое ощутимо нервировали друг друга. Однако, попросить об этом капитана значило бы подорвать то хрупкое доверие, которое как будто начало между ними выстраиваться. Так что он решил играть в открытую, надеясь, что терпения Кавуа хватит еще на несколько минут.
- Напишите несколько слов, - он подошел к столу, и выбрал из груды бумаг какой-то счет от портнихи, на обороте которого было пусто, и пододвинул Варгасу, предупредив капитана взглядом, что сейчас вмешиваться не стоит. - Чтобы я мог узнать вашу руку, если понадобится.

+1

56

Кавуа ответил графу взглядом, в котором читалось легкое недоумение - "вам действительно нужен именно этот человек?.." Но вмешиваться капитан не стал. Он не смог бы так долго служить кардиналу, если бы не обладал своеобразным чувством момента.

Варгас оценил предложение. Глянул на дона Луиса, скрывая мягкую иронию в глазах: "А если я безграмотен?.." Но все же открыл изящную чернильницу покойной, взял перо и аккуратно вывел несколько слов, чувствуя себя при этом так, словно подписывал себе смертный приговор или иную, столь же приятную бумагу. Хотя у леди Винтер не было писем, написанных его рукой, по крайней мере таких, в которых бы содержалось что-то важное, иные бумаги существовали в природе и Варгас, пожалуй, меньше всего хотел бы, чтобы...
Нет. Неважно. Это было бы слишком.
Заточенное перо оставило короткую строчку, выписанную резким, четким, и при этом летящим почерком.
Варгас оставил собственный адрес, не пожелав доверить бумаге ничего иного. В конце концов, найти его место обитания не составило бы труда, при некотором желании, но жесты доброй воли не бывают лишними.

- Посылать за мной можно сюда, - он присыпал записку песком и протянул дону Луису. - Моя квартирная хозяйка милейшая старушка и аккуратно передает мне все письма.

Он коротко поклонился обоим дворянам, дождался ответного кивка от Кавуа и с непринужденным изяществом промедлил с уходом, будто ожидая разрешения уйти - это тоже было правильно, теперь, после этого невероятного рукопожатия и договора.

+2

57

Рошфор взял лист бумаги с адресом.
- Навестите меня вечером, обменяемся новостями. Я живу на улице Юшетт, - поднимать при Кавуа еще и денежный вопрос не стоило определенно, это никому бы не доставило удовольствия.

Рошфор дождался, пока за испанцем закроется дверь, и отзвучат шаги по лестнице, и обернулся к Кавуа.
- Он выполнял обязанности телохранителя леди Винтер в последние дни, - пояснил он, предваряя вопросы. - И говорит, что ей угрожали. Он не назвал адреса ее встреч, что говорит лишь о том, что люди замешаны серьезные, однако взялся что-нибудь разузнать сам, и, думаю, к вечеру будет готов рассказать мне больше. Как я понимаю, ваш подзащитный к убийству заранее не готовился. Может быть, сеньор Варгас выведет нас на тех других, кто желал ее смерти. Или на те ее дела, которые могли к этому привести. Вам, я вижу, не по душе, что я вообще согласился иметь с ним дело? - после состоявшейся сцены вопрос был больше похож на риторический, но граф не хотел оставлять недоговоренностей.

+1

58

- Он регулярно посещает зал, где встречаются друзья покойного Бутвиля. Эта компания спит и видит меня мертвым, вы выбираете в союзники самого умного и опасного из них, и удивляетесь, почему мне это не по душе, - усмехнулся Кавуа. - Рошфор, я очень рассчитываю на то, что вы знаете о нем не меньше моего. Он бывший пират, черт побери, вы верите его слову?

Строго говоря, не пират, а корсар испанской короны, и узнал об этом Кавуа только после легендарной уже дуэли посреди Сены - от месье де Трана, который недурно умел слушать и делать выводы, и навещал раненого Варгаса, так и не сойдясь с ним накоротке. Испанец был скрытен как десяток шпионов, и притом высокороден; что случилось там, в Испании, и от чего Варгас бежал, капитан так и не дознался.

+3

59

В том, что говорил капитан, было много правды. И еще больше здравого смысла. Но Рошфор склонен был полагать, вопреки очевидности, что будущее имеет над поступками человека гораздо больше власти, нежели прошлое - в тех случаях, когда оно у него есть.

- Я рассчитываю на то, что он не захочет нарушить мое доверие, - ответил он серьезно. - Он сказал, что устал служить всем подряд, и я дал ему шанс оставить прошлое позади. Без клятв и условий. И он, надеюсь, знает обо мне достаточно, чтобы понять, что это всерьез. Я не говорю, что верю безоговорочно, но если дон Рамон сейчас сочтет возможным меня разочаровать, мы сможем с уверенностью сказать, что против нас в игре замешана сила, которая способна дать больше, или создать угрозу сильнее. Чем раньше мы узнаем о такой возможности, тем лучше.

Тем более, что в его случае вряд ли придется долго гадать, что это может быть за сила. Что можно предложить изгнаннику более ценное, чем надежное положение на новом месте? Только возможность вернуться домой. Если в деле все-таки как-то замешана Испания.

- И я сомневаюсь, - он все же позволил себе слегка улыбнуться, - что этой силой станет вендетта, которую вам объявили друзья Бутвиля. В остальном... Леди Винтер действительно собиралась уезжать, - продолжил граф, переходя к главному, - но сомневаюсь, что прямо нынче: вещи еще далеко не собраны. И занималась продажей дома, - он кивнул на груду бумаг на столе, - но сделка еще не завершена. Готовилась ехать, но не сказать, чтобы спешно бежала. Так что похоже, что время поджимало вовсе не у нее, а у нашего незнакомца с ромашкой.

Отредактировано Рошфор (2018-07-26 17:18:44)

+2

60

Кавуа на мгновение обозначил ухмылку. Сверкнул оскалом. "Вендетта", как же. С ним давно уже не хотели связываться, и обидно было осознавать, что боятся не его шпаги. Боятся повторить судьбу Бутвиля, которого он, якобы, помог отправить на плаху.

- Время поджимало и у меня, - сказал он, еще раз пройдясь по комнате.  - Автор знаком со мной, миледи и третьим участником событий, а это сужает круг поисков. Кстати, одна из служанок миледи сбежала.

Капитан коротко пересказал услышанное от прислуги.
Его мысли занимал финансовый вопрос. Миледи нужны были деньги. Где она собиралась их брать?.. Продажа дома могла принести хорошую сумму. Но достаточную ли?

- Я думаю, будет правильно, если я нынче же днем отправлюсь к Шере с этой запиской. Он видел достаточно бумаг в Пале и может статься так, что этот почерк он узнает. Если нет, попробуем иначе...  Граф, вы видели ее клеймо? - Кавуа кивнул на тело, накрытое простыней.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Личные счеты, безличные счета. 3 марта 1629 года