Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле.

Личные счеты, безличные счета. 3 марта 1629 года: Г-н де Кавуа и г-н де Рошфор обсуждают смерть миледи.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Невозможное - возможно. 20 января 1629 года: Г-н де Корнильон получает аудиенцию у своей Прекрасной Дамы.

Те, кто сидит в тюрьме, и те, кто должен сидеть. 26 января 1629 года: Г-н Барнье попадает в тюрьму, г-н Шере ищет способа ему помочь.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Обстоятельство непреодолимой силы. 1 декабря 1628 года, Лувр: Г-н Портос препятствует сеньору де Мирабелю.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Ангел из Гаваны. Начало февраля 1629 года: Донья Инес и дон Хавьер знакомятся с другом ее отца.
Месье знает толк в извращениях. Февраль 1629 года: Наследник престола развлекается.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

На пути к Спасению - не спеши! Начало февраля 1629 года, Гавана: Г-н Арамис предается отчаянию, не ведая, что его ждет.
Зимний пейзаж с ловушкой. Середина декабря 1628 года: Г-н де Ронэ пытается вновь соблазнить герцогиню де Шеврез.
Оправдать исчезновение... 2 февраля 1629 года: Г-н де Бутвиль узнает у м-ль де Лекур, что его жена вновь действует на свое усмотрение.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Личные счеты, безличные счета. 3 марта 1629 года


Личные счеты, безличные счета. 3 марта 1629 года

Сообщений 21 страница 40 из 42

1

Кавуа отсюда: Что-то кончается, что-то начинается. Ночь на 3 марта 1629 года.

0

21

- Сейчас у вашего дома покрутится оборванец, просто чтобы проверить, не ошивается ли там кто-то еще. Потом посмотрим по обстоятельствам. На вашем месте, я бы предупредил жену, что за домом присматривают друзья.
"Хотя бы потому, что у любого дома есть такие секреты, каких и друзьям знать не обязательно" - говорить он этого не стал, и так ясно. Но на письменный прибор с пером и чернилами кивнул.

Граф отсутствовал не более нескольких минут - написать несколько вежливых строк, одеться и вооружиться, и быстро переговорить со слугами.

- Так, - Тома, долговязый, и действительно чуть больше других похожий на слугу из хорошего дома, уже ждал распоряжений в прихожей. - В Пале-Кардиналь предупредишь господина младшего конюшего, что мне сегодня могут понадобиться люди. Потом отнесешь письмо в дом г-жи де Вержи. На кухне не застревать, к девчонкам не липнуть, ее секреты меня не интересуют.

В дверь сунулся слуга с сообщением, что лошади оседланы.

+1

22

Кавуа, хорошо зная сообразительность жены и, что намного хуже, ее любовь проявлять инициативу, действительно набросал для нее записку, где содержалась и просьба о том же предупредить Ламарша - во избежание резкого уменьшения числа соглядатаев.
Эжен, к сожалению, в полной мере унаследовал как всю мерзость характера д'Ожье, так и быстроту принятия решений - особенно если речь заходила о том, чтобы кого-нибудь прирезать.

Упомянутая Рошфором дама заставила Кавуа насторожить уши. Граф - и женщины! Это была одна из вечных тем для шуток и сплетен в кордегардии. Сам капитан в этом не участвовал, но знал, пожалуй, их все. Виной тому была даже не столько закрытость и отстраненность конюшего, сколько традиционная уже нелюбовь лейтенантов к Рошфору, которая проявлялась с изобретательностью, достойной лучшего применения.

Утренний Париж по-прежнему бодрил, и Кавуа в который уже раз подумал, что совершенно не обязательно было столько пить.

- Кажется, я разрушил ваши планы на день, - без особого раскаяния заметил он, когда кони уже несли их по направлению к Королевской площади. - Я хочу попросить вас, граф... Я буду очень вам благодарен, если вы забудете о том, что вам известно имя графа де Ла Фер и кому оно принадлежит. Или хотя бы не будете упоминать его всуе. Это не моя прихоть, но сегодня я нарушил слово, показывая вам эту записку.

Не так уж и нарушил. Но ведь знал, что Рошфор сделает все нужные выводы. Но выбор стоял между сохранением тайны - и сохранением жизни и свободы мушкетера.

+1

23

Граф молча кивнул, принимая к сведению. Он знал пока слишком мало, чтобы судить, в какой степени шумным может стать это дело, но что-то ему подсказывало, что монсеньор может захотеть избежать огласки. Особенно если этот де Ла Фер - обычный ревнивый муж, которого использовали вслепую. И если учесть, что он спас дочь Кавуа, и, не исключено, оказал косвенную услугу самому монсеньору. Если, скажем, эта история про побег правда, или компрометирующие сведения о миледи, найденные капитаном, достаточно серьезны, и при этом могли попасть в третьи руки.

- Вы знаете этого человека, а я нет, - произнес он задумчиво. - Но я слыхал, что он не политик. Как вы полагаете, велик ли шанс, что он оказался простым орудием? Если мы найдем того, кто его направил, его имя может вообще не иметь значения.

+1

24

Ответ Кавуа едва ли польстил бы Атосу.

- Огромен, - лаконично ответил он. - Он очень честен, очень благороден, причем по-настоящему, а не на публику. Что влечет за собой...

Губы гвардейца едва заметно дрогнули в усмешке.

...У входа в известный обоим кардиналистам дом на Королевской площади стояли двое мужчин, один из которых был вооружен тесаком. Держались они очень уверенно - по крайней мере, сразу же преградили дорогу, и Кавуа, который сегодня обошелся без красного гвардейского плаща, молча положил руку на эфес.

- Прошу прощения, ваши милости, - поклонился незнакомец с тесаком. - Соблаговолите имена ваши назвать.

+1

25

Заметив жест Кавуа, Рошфор тут же шагнул вперед. Двое слуг, которые по дороге слегка отстали, чтобы не мешать беседе господ, и потому не успели спешиться, переглянулись, но за пистолеты хвататься пока не стали.

- Я граф де Рошфор, конюший кардинала де Ришелье, - представился он. - Что здесь происходит? - этот вопрос был обращен к вооруженному, но, не дав тому времени ответить, он тут же ткнул пальцем в грудь второму, без тесака. - Вашего начальника сюда, живо.

+1

26

Увидев такую важную персону, второй мужчина согнулся чуть ли не в поясе, изображая поклон, и поспешил в дом. А первый ответил:

- Простите, ваша милость. Хозяйка дома ночью преставилась, прости Господи, да не сама, значит, а убили ее.

Кавуа слушал, не снимая руку с эфеса - ход Рошфора позволил ему самому промолчать и изобразить сопровождающего. Пусть дорого одетого сопровождающего, так и Рошфор был графом, мог себе позволить, чернь вряд ли хорошо разбиралась в таких вопросах...

Комиссар, немолодой мужчина с обширными залысинами и крупным носом, но аккуратно, почти щегольски одетый, вышел из дома по прошествии некоторого времени.

- Господа... - поприветствовал он обоих мужчин коротким поклоном. - Если вы прибыли с визитом, вынужден выступить гонцом злой вести - леди Винтер скончалась нынче ночью. Но если вам угодно взглянуть на тело и попрощаться с усопшей, то слуги уже обо всем позаботились. Она наверху, в своей спальне. Ужасная история, господа, да примет Господь ее душу.

+1

27

Чтоб вас черт побрал, позаботились. Рошфор смотрел все так же высокомерно, почти безразлично, но об осмотре места происшествия можно было забыть, и это было весьма досадно. За то время, пока один из дежурных бегал, он, поняв, что засады в доме не будет, успел отправить одного из собственных слуг заниматься тем делом, ради которого взял их с собой - то есть, организацией слежки за окрестностями, которая, по всей вероятности, не должна была дать ровным счетом ничего. А второй естественным образом взял на себя заботу о лошадях, с тем, чтобы дальше быть под рукой.

И в особняк леди Винтер они с Кавуа зашли вдвоем.

- Угодно. Вернее, я бы хотел взглянуть на покойницу, а моему..., - он оглянулся на Кавуа, который зачем-то решил держать себя как охранник, и счел за лучшее не ломать тому игру, в чем бы она ни состояла, - моему спутнику будет угодно поговорить со слугами, и вознаградить их за проявленное усердие. Не отпускайте их до моего возвращения, - он одарил капитана холодным взглядом, какого бы никогда не позволил себе с равным, - а вы, комиссар, окажите содействие. Я найду дорогу сам.

Он поднялся в спальню леди Винтер с таким видом, словно не первый раз ходил этой дорогой. Так, чтобы никто не решился пойти за ним следом.

Отредактировано Рошфор (2018-07-02 02:13:50)

+1

28

Кавуа изобразил молчаливое согласие, отметив про себя еще припомнить Рошфору эти взгляды, но восхитившись безупречностью игры.

- Пожалуйте сюда, - кивнул ему один из помощников комиссара, поглядывая почему-то на расшитую серебром перевязь гвардейца. - В гостиную вот... Дворецкий ейной милости тут, и остальные, значит...

Кавуа не стал возражать.
Дворецкий, представившийся Кумбсом - о чем пришлось догадываться, так невнятно он говорил, - до сих пор держал тряпицу с чем-то холодным возле лица, прикрывая роскошно рассеченную скулу, опухшую так, будто беднягу покусали пчелы. Лицо его выглядело заметно перекошенным.
"Эфесом", - подумал гвардеец, знавший, кто был тому виной. Не лезвием же, не похоже.
В углу беззвучно плакала не то горничная, не то камеристка, рядом сидел мрачный лакей.
- Это все? - Кавуа приподнял бровь, обернулся на помощника комиссара.
- Кучер еще, ваша милость. В кухне он, позвать прикажете?
- Да. Я хочу знать, что произошло.
В ответ на эту простую фразу Кумбс отнял тряпку от лица и попытался что-то сказать.
- Убили ее, ваша милость, - горестно перевела горничная. - Ночью человек пришел, и... И...
В течение следующих нескольких минут Кавуа слушал подробный пересказ минувших событий в трех разных, но похожих вариантах.
- Я хотел бы побеседовать с ней наедине, - кивнул он в конце концов на горничную-камеристку. - Как зовут тебя, милая? Мадлен? Пойдем, есть здесь свободная комната?
Женщина мгновенно заподозрила неладное, но незнакомец меньше всего походил на одержимого внезапной страстью. Но береженого бог бережет...

* * *

В спальне миледи стоял густой запах ладана, еще не выветрившийся после визита священника. Тело женщины, статуей замершее на кровати, было накрыто простыней. В приоткрытые ставни окна пробивался свет.
На столике возле кровати стояла опечатанная уже комиссаром шкатулка. В шандале догорали оставшиеся после отпевания свечи. 
Сундук возле стены, за кроватью, тоже был опечатан. В комнате царил относительный порядок - здесь явно прибирались, пусть и на скорую руку, перед приходом священника...
На двери гардеробной, выходящей в спальню, тоже красовалась уже знакомая графу печать.

+2

29

Рошфор подошел к постели, откинул ткань... И перекрестился. И с губ его сорвалось не ругательство, а первые слова молитвы. Развороченное выстрелом в упор лицо миледи ничем не напоминало то, как она выглядела при жизни. "Этот граф де Ла Фер убивает как убийца, наверняка" - подумал он, и тут же возразил себе, что несправедлив: профессиональный наемник воспользовался бы клинком, меньше шума. Он задвинул засов на двери, чтобы не помешали нежданные посетители - пусть думают, что он тут рыдает, или пытается справиться с приступом гнева, да хоть с дурнотой, какая, к чертям, разница. Распахнул ставни, чтобы дать доступ свету, и потянул простыню дальше, ожидая увидеть - или не увидеть - следы борьбы на теле. Вопреки репутации, он не видел миледи раздетой при жизни, и сейчас, возможно, почувствовал бы перед неловкость перед женщиной, которую знал много лет, вынужденный задрать и отодвинуть ткань легкой рубашки, чтобы проверить запястья, щиколотки, плечи - те места, где обычно остаются подобные синяки. Почувствовал бы, если бы представшее его глазам зрелище не потрясло его больше, чем последствия выстрела. Он взял со стола шандал, опустился на колени, и поднес свечи ближе, вглядываясь. Что это такое у нее на плече, понять было невозможно. Следы пытки? Ожоги, раны, швы, все сразу. И ничего больше - остальная кожа была чистой и безупречно гладкой. Он оправил ткань, не без облегчения возвратил простыню на место, и постоял секунду, прикрыв глаза, пытаясь сосредоточиться на том, что должно быть сделано.

Выдвинул ящик стола, другой, быстро, не вчитываясь, перебрал бумаги, после чего без размышлений сломал печать на шкатулке. Невелика беда, комиссар еще здесь, наложит новую.

Отредактировано Рошфор (2018-07-02 14:48:45)

+1

30

Пока граф де Рошфор осматривал комнату наверху, его временно безымянный спутник обзавелся новыми сведениями.
Так он узнал, что миледи за последние две недели рассчитала большую часть прислуги; что с вечера ей готовили два платья, выходное и дорожное, что она собиралась в дальнюю поездку, как это нередко бывало, и что до убийцы ее навещали еще два дворянина, но надолго не задержались.
Пикардиец подумал, что эта пара его интересует мало. Кто бы ни был заинтересован в смерти миледи, в эту ночь он постарался бы держаться как можно дальше от ее дома. Но все равно уточнил подробности, которых почти что и не было. Внешность? Обыкновенная. Усы и бородка. И плащи темные, да, немаркие, значится.
Узнал Кавуа и то, что одна из служанок сбежала из дома, прихватив немного драгоценностей. Звали ее Фаншон, прислуга знала, что где-то у нее был ребенок - миледи была так добра, чтобы отдать его кормилице. Капитан тут же подумал, что младенец мог принадлежать и самой миледи, иначе откуда такое великодушие?..
Самой интересной оказалась новость о том, что дом леди Винтер практически продан. Все указывало на то, что в записке содержалась чистая правда - тем больше капитану хотелось найти ее автора.
Услышав от слуг все, что могло заслуживать хоть какого-то внимания, Кавуа прошелся по гостиной, разглядывая мебель и убранство. Следы убийства уже тщательно замыли, и он, ничего интересного не обнаружив, ушел в кабинет.
Сама идея рыться в вещах покойной его смущала. Он дотронулся до подсвечника с огарком, отметил, что комиссар успел опечатать ящички стола - но здесь его внимание привлекла заметная щель между досками пола там, где заканчивался ковер.
Кавуа опустился на одно колено и вогнал в щель кинжал, безжалостно выламывая доску. Там, в глубине, что-то лежало.

* * *

Свист под окном совпал с тяжелым стуком в дверь. Голос комиссара просил вежливо, но настойчиво:

- Отворите, ваша милость!

Не то, чтобы он боялся, будто что-нибудь пропадет, но закрываться наедине с мертвым телом, прости Господи и помилуй!

+2

31

Свист заинтересовал Рошфора больше, чем стук, и сначала он выглядел в окно. Человек, который направлялся к особняку, был ему знаком. Еще один наемный убийца, иногда кажется, что в Париже только они и живут. Убийцы, заговорщики и придворные, и часто все это одни и те же. Сейчас он будет какое-то время препираться со стражниками у двери... Или шарахнется прочь, и за ним пойдут, раз уж Фонтен обратил на него внимание. Нет. Незачем его отпускать, ничего интересного нам после этого его маршрут не скажет, а кроме того, этот испанец как раз из тех немногих, кто может заметить слежку.

- Господин комиссар, - граф резко толкнул дверь, едва не угодив почтенному чиновнику ею в лоб; на безутешного любовника он вовсе не походил. - Именем его высокопреосвященства, я беру дознание по этому убийству в свои руки. Идемте, у нас гость.

За то время, пока Кавуа расспрашивал слуг, граф, в свою очередь, успел убедиться, что побег, или, по крайней мере, отъезд миледи готовила. А сейчас - поспешно спустился вниз, не дожидаясь ответа чиновника, и появился на пороге как раз в тот момент, когда прохожий, к которому привлекли его внимание снизу, подошел к двери.

- Дон Рамон, - произнес Рошфор по-испански с безукоризненной вежливостью. - Прошу вас, войдите в дом.

Отредактировано Рошфор (2018-07-03 21:08:02)

+2

32

Комиссар, не столько сопровождая графа, сколько пытаясь что-то ему втолковать - обычное же убийство из ревности, и что его милость тут еще дознаться хочет, непонятно! - спустился вместе с ним.
Кавуа где-то запропал  (возможно, за закрытой дверью кабинета), слуги выглядели людьми, ждущими неприятностей, причем еще больших, чем уже на них обрушились, и под руку не лезли.

Варгас, который никак не ждал, что вместо лакея на пороге появится высокий и хорошо одетый надменный мужчина, прищурился и окинул его взглядом с ног до головы так, будто не успел как следует рассмотреть.
Он всего лишь отыгрывал мгновения на размышления - такие же молниеносные, как иной удар шпагой, потому что затягивать было нельзя. И не нужно.

- Вам не придется меня долго просить, дон Луис.

Варгас ослепительно улыбнулся и уверенно шагнул в прихожую, и никто не мог бы сказать, что у него промелькнула мысль развернуться и уйти. Леди Винтер, которую он знал как умнейшую и опаснейшую женщину, не имела привычки собирать в спальне двух любовников разом, следовательно, дело было в чем-то ином. А учитывая ее недавнюю просьбу...
Нет, лучше было войти.
Варгас снял шляпу, стряхнул с нее капли не то дождя, не то снега, привычным жестом сунул в руки слуги, и еще раз окинул взглядом сначала Рошфора, потом и комиссара.

- Что здесь происходит, господа? - по-испански же осведомился он.

+1

33

- Не знаю, - Улыбка Рошфора была куда более сдержанной, - вот господин комиссар говорит, убийство из ревности, - он не кивнул в сторону комиссара, и не перешел на французский язык; очень надеясь, что у того достанет сейчас если не ума, то опыта не вмешиваться. - Но может быть, вы окажете мне любезность, и что-нибудь проясните? Я был бы рад избавить вас от лишних расспросов, если бы знал, что за дела у вас были с убитой. Помимо тех, разумеется, о которых мужчина сказать не может, не оказавшись нескромным.

Миледи, конечно, могла завести любовную связь с наемником, Варгас был достаточно привлекателен, чтобы она выбрала этот путь. Но только для того, чтобы получить от него что-то еще - тут Рошфор мимолетно подумал о графе де Варде, единственном родственнике, с которым поддерживал близкую связь, и о том, что ведь еще ему придется сообщать, черт... вот кто будет сражен известием наповал. И дон Рамон не казался ему человеком, способным испытывать по этому поводу иллюзии. А вот комиссар, что очень удачно, похоже, вцепился бы с удовольствием в первого, о ком станет известно, что он в последнее время бывал в доме, был он на деле ее любовником, или нет. А вцепившись в такого, как дон Рамон, можно узнать много интересного. И лишнего - того, на что сам Рошфор, в отличие от официального правосудия, имел право закрыть глаза. Так что граф не спешил давить, с интересом наблюдая за изменениями подвижного лица испанца.

Отредактировано Рошфор (2018-07-04 12:14:39)

+2

34

Комиссар, похоже, не понимал по-испански ни слова, потому что переводил взгляд с одного дворянина на другого и выглядел... терпеливо. Граф де Рошфор изволил взять это дело на себя, да еще именем кардинала - жаловаться было, решительно, не на что. А связываться с гостем не очень хотелось, потому что он выглядел не слишком богато, но носил отличную шпагу, а это намекало на особые высоты дворянской спеси. Может быть, даже горные кряжи.

Варгас еще раз обвел взглядом прихожую, на мгновение задержал его на похоронно-скорбном лице лакея, и... не стал торопиться с выводами. От такого человека, как миледи, можно было ждать чего угодно. И даже обмолвка о том, что была убита некая женщина, не заставила испанца принять, казалось бы, очевидное. Зная миледи и, особенно, зная ее недавние планы, в доме запросто мог лежать какой угодно труп. Даже королевской фрейлины - мало ли от кого она решила избавиться напоследок.

На лице дона Рамона отразилось легкое удивление - столь же вежливое, каким был тон Рошфора - и Варгас переспросил:

- Прошу прощения, дон Луис, о ком именно мы говорим?

+3

35

Рошфор мысленно обозвал себя ослом - незачем было темнить больше необходимого. По правде сказать, он не стал бы подозревать Варгаса, даже если бы не знал настоящего виновника. Взять хоть бы пистолет и никому не нужный шум ночью. Не его стиль. Только вот для того, чтобы прийти к подобному выводу, нужно было знать его стиль, а следовательно и род занятий. Устроить Варгасу неприятности по "случайно всплывшим" в ходе расследования обстоятельствам он мог хоть прямо сейчас - достаточно было бы перейти на французский, а потом, вежливо распрощавшись с гостем, обмолвиться комиссару о паре фактов из его если не биографии, то, скажем так, репутации, и попросить проверить остальное. Или, если уж действовать совсем жестко, взять ложный след самому. Но ему нужны были сведения, а не кровь или побег испанца.

- О леди Винтер, которая лежит сейчас наверху с пистолетной раной во лбу, - произнес он чуть жестче, прищурившись, словно ему сейчас пришло в голову, что наемный убийца и впрямь мог оказаться виновником этого события. Иначе зачем же ему вилять? - Если вы ожидали, дон Рамон, встретить здесь кого-то еще, я был бы вам весьма благодарен за любые сведения, - он выдохнул, и провел рукой по лбу и глазам, словно отгоняя нелепую мысль, покачал головой, и добавил, заметно сбавив тон. - Из пистолета. В лицо. Ночью. Кто бы это ни сделал, он должен чувствовать себя совершенно безнаказанным. И мне, признаться, не терпится доказать мерзавцу, что он не прав. Куда мы зайдем, если благородных дам будут убивать как шлюх? Еще и англичанка, со связями при дворе. Его высокопреосвященство будет в ярости.

Яснее было сказать нельзя: по этому делу будут землю рыть. И ложный подозреваемый, за неимением настоящего, тоже может весьма пригодиться.

Отредактировано Рошфор (2018-07-05 09:15:59)

+3

36

Варгас отнюдь не думал, что на шлюх кто-то тратит пули - разве что случайно, в пылу сражения, не повезет какой-нибудь потасканной прелестнице из армейского обоза - но известие настолько неприятно его удивило, что это отразилось на лице. Испанец заметно помрачнел.

- Какая жалость, - после короткой паузы серьезно сказал он. - Я слышал, что кто-то угрожал ей в последнее время...

Варгас вдруг поднял на Рошфора взгляд, зеркально отразивший взгляд самого графа немногим ранее. Легко было догадаться, какая мысль пришла испанцу в голову - смотрел он жестко, недобро и оценивающе. Длилось это какой-то миг, а потом он отвел глаза и мягко спросил:

- Могу я взглянуть на тело?..

Одна удачная инсценировка - и так легко вдруг оказаться в дураках.

+1

37

Рошфор ответил надменной усмешкой - у него было достаточно козырей на руках. Которая тут же сменилась сочувственным выражением, когда собеседник, в свою очередь, сбавил тон.
- Простите, о чем я только думал до сих пор, - произнес он почти искренне. - Конечно, вы можете проститься с покойной. Одну минуту.
Он подхватил под руку комиссара, и отвел в сторону. Только чтобы дать необходимые указания - пусть ваши люди продолжат охранять дом, не отлучайтесь, и, если вы уже опечатали какие-то бумаги, будьте любезны подготовить их для передачи в иные инстанции. Все будет оплачено, и оценено по заслугам.
После чего провел дона Рамона наверх. И сделал приглашающий жест в сторону кровати - прошу вас. Сам оставаясь чуть позади.

Отредактировано Рошфор (2018-07-06 15:47:43)

+2

38

Варгас окинул комнату взглядом, тут же обнаружив следы обыска. Достаточно было взглянуть на сломанную печать на любимой шкатулке миледи, чтобы прийти к правильному выводу.
Итак, люди кардинала расследуют ее смерть...
Испанец подошел к постели, осторожно потянул за край покрывала, открывая беспощадно обезображенное лицо, и перекрестился.

- Requiem aeternam dona eis, Domine... Requiescant in pace...1 - почти беззвучно выдохнул он.

Ничего подобного Варгас не ждал. Видеть женщину, которую привык считать самим очарованием, опасным и завораживающим, в таком виде... Это было выше его сил - и вне его желаний. И он осторожно вернул на место край простыни.
Итак, все, о чем они с ней говорили, отныне приобретало иное значение.
Про обещанные ему деньги можно было забыть, но к ним должна была прилагаться записка. Миледи могла не успеть или решить передать все на словах - и хорошо, если так, но рассчитывать на это всерьез Варгас, конечно, не мог.
Он развернулся к Рошфору.

- Значит, вы ищете убийцу, дон Луис? - уточнил испанец. - Охотно вам в этом помогу. Я не ждал встретить здесь никого, потому что леди Винтер была необычайно разумной женщиной, и ее гости, я полагаю, вовсе никогда не встречались друг с другом в ее доме. Если иное не было оговорено. Но это лишь мои предположения. Признаюсь, я даже вас не ждал здесь встретить. Отчего эта смерть так важна для вас?

1 "Вечный покой даруй им, Господи... Да почивают в мире..." лат.

+2

39

Рошфор пожал плечами.
- Политика, - коротко сказал он. - Дипломатия. Леди Винтер в родстве с одним из друзей короля Карла, - это было правдой, и не было секретом, как и тот факт, что с Англией сейчас велись сложные переговоры о мире. - В таких делах время бывает дорого. Если вы сможете сократить мне путь к истине, дон Рамон, вы окажете Франции услугу.
"А если не захотите, то все равно, возможно, окажете".
- Любые сведения, которые могут пролить свет на это дело, и на последние дни убитой, - спокойно уточнил он. - Вы знаете, что я никогда не использую откровенность дворянина во зло. Все, что я услышу сейчас, о вас, или о других непричастных людях, я позабуду тотчас же. О секретах покойной я не могу обещать того же, но..., - он сделал легкую паузу, - мертвые мертвы.

+2

40

- Политика, - повторил Варгас. - Всегда политика.

Непонятно было, осуждает он или просто констатирует факт. Слова Рошфора он встретил заинтересованным взглядом, в котором на фразе "откровенность дворянина" что-то мелькнуло - но что?

- Эта женщина заслуживала большего.

Это была последняя эпитафия миледи от Варгаса, потому что следом он перешел к делу:

- Вы полагаете, что у меня есть сведения о том, кто ее убил? Удивительная уверенность. Я знаю только то, что кто-то угрожал ей. Кто-то из окружения вашего покровителя, дон Луис, и поэтому встреча с вами в доме покойной неприятно меня удивила. Но я искренне сомневаюсь, что вы стали бы действовать так грубо.

Испанец не стал добавлять - "разве что вы хотели отвести от себя всяческие подозрения".

- Она не чувствовала себя в безопасности, поэтому в последние дни я сопровождал ее в некоторых поездках. Как телохранитель. Ничего более.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Личные счеты, безличные счета. 3 марта 1629 года