Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года: Г-жа де Вейро и г-жа де Бутвиль сталкиваются с пьяными гасконцами на ночной улице.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Наставник и воспитанник. 12 января 1629 года, после полудня: Лейтенант де Ротонди докладывает кардиналу об исполнении его поручения.
Воровать дурно. 20 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль выполняет поручение кардинала.

Прогулка с приключениями. 3 февраля 1629 года: Прогуливаясь по Парижу инкогнито, королева подвергается многочисленным опасностям.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Кастинг на роль ее высочества. 27 февраля 1629 года, вечер: Г-жа де Вейро отказывается отдать роль принцессы своей горничной.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

Кто победитель, кто проигравший? 9 января 1629 года: Королева обсуждает с г-жой де Мондиссье расследование графа де Рошфора.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Раз - случайность, два - закономерность. Февраль 1629 года.: Донья Асунсьон устраивает свою судьбу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Невозможное - возможно. 20 января 1629 года


Невозможное - возможно. 20 января 1629 года

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

После эпизодов:
Как было выполнено одно поручение. 26 декабря 1628 года. (шевалье де Корнильон)
Три короля и одна королева. 6 января 1629 года (Анна Австрийская)

0

2

Не далее как вчера король отбыл в Италию, и в тот же день королеве передали ответ из Испании. Случайно ли было это совпадение или нет, но королева Анна ждала этого письма с нетерпением.
План королевы исполнился: донья Эстефания, поверив истории королевы про соотечественника (Анна-то уже знала, что это не так, а вот дуэнья – нет), написала – вместо секретаря (незачем посвящать лишних людей) – приглашение месье де Корнильону. Письмо это королева Анна отдала одной из своих придворных дам и объяснила, что необходимо сначала встретиться с сеньором Мирабелем и узнать у него адрес…

- Помните, - говорила она, того молодого человека, который так выручил нас с балетом? Его адрес вы должны будете спросить. И передать это письмо нужно именно ему… – Был дан приказ передать письмо лично адресату. Королева также сказала, что об этом никто не должен знать – в первую очередь, ради безопасности самого юноши, и м-м де Буа-Траси (а то была она, одна из тех, кому могла ещё доверять королева) это поняла: она поклялась, что ничего никому не расскажет. Причину – зачем – она назвала ту же, что и донье Эстефании. – Скажите маркизу, что это из-за балета, так он скорей вам поверит.  – М-м де Буа-Траси уверила, что всё отлично поняла и всё исполнит. Иного королева Анна и не ждала: всё действительно было исполнено в точности. Ей нужно было поговорить с этим молодым человеком, самой убедиться в том, что письма никто не видел, потому что иначе..."О, зачем только я была так неосторожна в высказываниях!" - не раз укоряла себя королева.

Всё это было вчера, а сегодня была назначена встреча. Она послала пажа встретить и проводить к ней шевалье де Корнильона, как только он придёт в Лувр. В этот день у королевы было не очень хорошее настроение, её легко было расстроить или вызвать раздражение… На какое-то время юным пажам удалось развеселить королеву – они ведь ещё дети, и их рассказы про шалости, выдуманные или настоящие, были забавны, но и это продолжалось недолго. Луиза куда-то исчезла, и никто не знал, где она, а ведь она-то уж смогла бы быстро покончить со всем этим. В конце концов, прервав рассказы пажей, королева объявила, что хочет немного отдохнуть («от надоевшей свиты») и, попросив не беспокоить её, приказала никому не следовать за ней, кроме Камиллы, к которой у неё был разговор…
Это могло означать что угодно – от секретной, не предназначенной для других беседы до выражения недовольства или даже выговора. На самом же деле, они не смогли поговорить вчера, когда м-м де Буа-Траси вернулась, выполнив поручение; Анна же больше всего хотела задать ей один вопрос…

Приказ, разумеется, не касался доньи Эстефании – верная дуэнья всегда сопровождала её величество, и Анна к этому уже давно привыкла и не возражала, потому что у доньи Эстефании было одно несомненное достоинство: она была незаметна, когда нужно, и в то же время всегда рядом, чтобы в случае чего помочь, а кроме того, предана королеве Анне как никто другой. Итак, в рассказе (ну и бывает фантазия у детей!) паж передал ей ту самую фразу - значит, он всё выполнил как надо.

В сопровождении подруги и дуэньи, королева направилась в один из залов, в тот, где они иногда репетировали танцы, поэтому мебели в нём было совсем мало – несколько стульев, кресло, маленький столик и стол с письменными принадлежностями. Шторы были обычно раздвинуты, и потому там всегда было очень светло. Она любила то место, потому что туда заходили редко - ведь это был зал для репетиций и танцев; и то, и другое было редко, и в основном придворные дамы были постоянно с ней в смежной с её спальней комнате, и сейчас она была почти уверена, что никого из придворных там не будет.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-06-15 19:08:36)

+1

3

Невозможное и несбыточное обрушилось на шевалье де Корнильона сверкающим звездопадом – в самый обычный пасмурный зимний день. И он до вечера не решался поверить в то, что все это - правда.

Королева желает его видеть... Два месяца минуло с их единственной встречи в Лувре, с единственного танца. Целая вечность…  Неужели она – помнит?

И на следующий день, когда он шел через Лувр вместе с румяным мальчишкой-пажом, который то и дело бросал на одетого на испанский манер молодого дворянина, чью щеку пересекал свежий шрам,  восторженные взгляды – совсем как маленький Антуан, Илер опасался, что все в одно мгновение может развеяться подобно утреннему туману. Но дворец таять, похоже, не собирался…  И сердце колотилось все сильнее.

Потом его провожатый в каком-то пустом и светлом зале кратко пояснил:
- Подождите здесь, сударь.

И тут же куда-то убежал. Ну, хотя бы в воздухе не растаял.…

Зимний пейзаж за окном заинтересовал Корнильона очень ненадолго. Ожидание очень скоро стало казаться бесконечным. А потом на пороге в сопровождении двух дам появилась та, что каждый день представала перед ним в его мечтах. Уже не в наряде сирены – в светло-зеленом платье по французской моде.

О, если бы сейчас опуститься на колени перед Прекрасной Дамой...  Но, увы, Илер мог позволить себе только то, что предписывает этикет – почтительный глубокий поклон. И принятую в подобных случаях фразу:

- Ваше Величество, я всегда к вашим услугам.

Впрочем, прямой взгляд из общепринятых норм очень выбивался...

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-06-16 00:25:11)

+1

4

По знаку королевы обе дамы, как и было условлено ранее, отошли на такое расстояние, чтобы ничего не слышали, но видели и наблюдали... Эстефания молча перебирала чётки, Камилла исчезла за портьерой. Создавалось ощущение, будто они одни.

Королева приветливо улыбнулась молодому человеку, невольно отметив про себя грациозность движений и изысканность костюма.
- Месье де Корнильон, не так ли? - "Дон Иларио...а по-французски?..." - Как мне благодарить вас - вы не представляете, как много сделали для меня, передав..то письмо.

Здесь не было никого, от кого могло быть нужно скрывать это. Донья Эстефания знала то же, что и королева, Камилле она рассказала не всё - не упомянула о подозрениях маркиза. Может быть, не успела; а может быть, нарочно.
Они стояли, словно окутанные солнечным светом, за окном был холод и мороз, а здесь, в самом зале, как-то необычно тепло. Кажется, что вот-вот зазвучит музыка, и... - В конце концов, и балет тот репетировали тогда сирены здесь.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-06-16 15:41:34)

+1

5

Неяркое зимнее солнце удивительно вовремя вышло из-за туч, несомненно желая приветствовать даму прекрасную как рассвет. В солнечных лучах королева Анна была еще прекрасней, чем тогда, в свете бесчисленных свечей... И сразу стало ясно, почему она пожелала беседовать со своим гостем наедине – разговор был не о балете, а о письме, которым так интересовались те, кому оно адресовано не было.

- То, что это мне удалось – для меня самая лучшая награда, - улыбнулся в ответ Илер. - Я счастлив, что смог послужить вам. Сеньор маркиз поведал мне о ваших обстоятельствах…

Шевалье хотел еще добавить, что последней низостью считает решение помешать сестре общаться с братом, но вдруг позабыл, как это будет по-испански…. Его захлестнула удивительная особенная радость, по сравнению с которой любая другая кажется ничего не значащей.

Напоминание о цене, которой была оплачена эта радость, до сих пор скрывала повязка - ожоги заживали очень медленно…

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-06-30 09:10:17)

+1

6

Видя сияющие радостью глаза юноши, видя улыбку, играющую на тонких губах, Анна невольно залюбовалась им; она думала: "Нет, маркиз всё-таки ошибался в своих подозрениях... Он искренен и этим так не похож на большинство придворных; по нему видно, что предать он... не способен". - Невольный вздох вырвался из груди при последних словах молодого человека, в глазах промелькнула печаль, она сжала веер - разные эмоции одолевали её, но больше всего отчаяние - от невозможности что-либо сделать, чтобы изменить это положение...

- Вчера мне передали ответ, - как будто вспомнила королева Анна. - Месье, скажите, прошу вас - никто не видел письма? Поймите только правильно: маркиз рассказал мне... вернее, передал... что произошло... Я не знаю, почему, но он боится, что письмо могли найти ("или что вы... могли показать..." - но этого она не сказала), а я не верю. - "Опять - не зная, почему. Просто что-то подсказывает".
Тяжело дались королеве эти слова. Потому что сейчас, увидев молодого человека, она почти что уверилась в безосновательности подозрений сеньора Мирабеля. Но маркиз был её другом - одним из немногих, и обычно он редко ошибался, поэтому всё-таки решилась задать этот вопрос, чтобы окончательно развеять все тревоги и сомнения: бывает же порой так, что люди совсем не такие, какими кажутся... Правда, ещё тогда королеву Анну смутило одно обстоятельство в рассказе маркиза де Мирабеля, переданном через Луизу: молодой человек был ранен, выполняя поручение, а если бы он предал... тогда зачем было его ранить? 

- Я укоряю себя за то, что была неосторожна в письме... и, если бы оно попало в руки кардинала... Но повторюсь - я не верю, хоть и боюсь, и вы один можете сказать, правда это или нет, не томите же... - Сейчас в голосе звучала надежда. "Говорите же, не молчите, я прошу вас..."

+1

7

Как же она одинока – прекрасная королева фей, волей судеб ставшая женой ничем не примечательного смертного… Илер хотел сказать, что по одному ее слову готов сделать все возможное и невозможное, но радостная весенняя мелодия вдруг оборвалась, зазвенев порванной струной.

Значит, сеньор Мирабель посчитал, что шевалье де Корнильон способен на предательство! Это совершенно не укладывалось в голове, однако имело место быть. Конечно, Илер понимал, что придуманная им по ходу разговора история не особо убедительна, но как дон Антонио мог подумать о нем такое?! И ведь ответить на это нелепое обвинение как подобает, у него возможности нет!

Пытаясь привести мысли в порядок, шевалье машинально взялся за край оконного занавеса, тяжелая кисть шнура, который этот занавес удерживал, качнулась и пришлась как раз по незажившему еще ожогу. Боль вмиг отвлекла от тягостных размышлений. Только сейчас Илер до конца осознал сказанное королевой - прекрасная Анна словам маркиза не поверила!

И он наконец ответил, глядя в глаза своей прекрасной собеседнице:

- Насчет письма вы можете быть спокойны - в руки кардинала оно не попало, хотя его люди очень старались. Слово дворянина из дома Монморанси.

+1

8

"Из дома Монморанси... Монморанси? Как любопытно... В таком случае, почему... Но не буду спрашивать - возможно, есть причины..." - да, её величеству была хорошо знакома эта фамилия!
Не осталось не замеченным королевой ни движение юноши - словно он хотел удержаться, ни внезапная бледность.
- Что с вами, шевалье? Вы бледны... - Она обернулась, туда, где... уже была... Камилла, и снова повернулась к юноше. "И как ей удаётся так тихо исчезать и появляться?"

В памяти всплыли слова Луизы: "...А может, показал кому-то письмо кому не надо, и поэтому сеньор маркиз беспокоится. А, и его еще ранили, и он совсем не хотел об этом говорить..." - Насчёт первого уже было ясно - изумление шевалье, что он даже не сразу ответил, его... клятва... сказали ей о многом, в том числе и о том, что он не лжёт. А вот второе... "Конечно, Луиза, он и не сказал бы маркизу о ране - кто же рассказывает об этом?" - Уж не рана ли причиной внезапной бледности? Сначала, взволнованная и обеспокоенная подозрениями маркиза, королева забыла обо всём остальном, но теперь она вспомнила...

...Вот именно - уже была. И, поймав взгляд королевы, мадам де Буа-Траси быстро подошла к её величеству.
- Прикажите, мадам... - дальше королева говорила уже тише. Когда Камилла исчезла во второй раз, королева, знаком предложив шевалье де Корнильону следовать за ней, подошла к маленькому столику и опустилась на один из стульев, стоявших возле него, жестом приглашая молодого человека сделать то же самое.

- Прошу вас, - тон королевы не подразумевал отказа, который был вполне возможен, и она даже знала, как это могло прозвучать.
- Я верю вам... и благодарю вас. Я рада, что не ошиблась. Я прошу - не думайте плохо о маркизе. Скорей всего, что-то могло насторожить его... или, может быть, он просто ошибся в своих выводах... но маркиз де Мирабель - мой друг. - Она ободряюще улыбнулась шевалье. - Кое-что я знаю от сеньора Мирабеля, но ведь вы, наверное, не всё ему рассказали?...

Отредактировано Анна Австрийская (2018-06-22 20:16:31)

+1

9

- Вы правы - было то, что я не мог ему рассказать - потому что это касалось не только меня, - ответил шевалье,  присаживаясь возле изящного столика.

«И неизвестно как сеньор Мирабель воспользовался бы такими сведениями». А прекрасной Анне – Илер в этом даже не сомневался, - можно было рассказать все. Точнее, почти все – умолчав лишь о редком унижении, через которое ему пришлось пройти.

- Трое интересовавшихся вашей перепиской встретили меня сразу – недалеко от особняка маркиза. Пришлось объяснять господам, насколько они не правы, проявляя излишний интерес к чужим письмам, - начал свой рассказ молодой человек. - Но об этом вы, наверное, знаете?

- Да, об этом мне говорили, - припомнила Анна. «Люди кардинала, несомненно, ибо кто ещё это мог быть?» А дальше рассказ Луизы получился совсем уж запутанным. – «А потом он пошёл с другом... и там тоже напали, и опять трое... - так, кажется, рассказывала Луиза. - Но она не сказала, что он был здесь ранен. И вообще сказала про рану позже, наверное, сразу забыла или не хотела говорить» – вспоминала она. Да, тогда трудно было понять, что конкретно произошло. Что ж, сейчас она обо всём узнает...

- Продолжайте же, шевалье, – улыбнулась королева. – «Где же Камилла?..»

От улыбки прекрасной Анны в этом светлом зале стало еще светлее. И шевалье на миг позабыл обо всем.

- А далее речь пойдет о самых настоящих чудесах, за которые мне надлежит благодарить именно вас, - улыбнулся Илер, удивляясь как неожиданно самые сокровенные мысли становятся словами. И, разумеется, на щеках тут же вспыхнул румянец. – Ведь из той неравной схватки я вышел без единой царапины. Мимо подворотни, где я уже до неприличия долго имел вынужденную беседу с людьми кардинала, по счастливому стечению обстоятельств проходил мой товарищ – мы вместе служили в испанской армии в Нидерландах. И неравный расклад вмиг выровнялся, так что дальнейшие объяснения много времени не заняли. Я был уверен, что эти господа в ближайшее время проблем никому не доставят, но очень ошибся....

Молодой человек вдруг изменился в лице и замолчал на полуслове – если первая часть этой истории очень напоминала рыцарский роман, то вторая была совсем иной...

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-07-25 08:04:58)

+1

10

Камилла, словно читая мысли королевы, снова появилась вовремя, на этот раз не одна. Пажи с поклоном приблизились к ним как раз в тот момент, когда шевалье прервал рассказ... Один паж поставил на маленький столик бокалы с вином, второй - угощение, фрукты... Изящным жестом королева указала шевалье на принесённое пажами угощение. Оба мальчика-пажа удалились также тихо и незаметно, как и пришли, словно исчезли. И только когда они ушли, королева вновь обратилась к молодому человеку. Что юноша изменился в лице, невозможно было не заметить, было похоже на то, как если бы ему было больно вспоминать, что случилось...

"Так, значит, шевалье служил в испанской армии... Этот момент кое-что объясняет. Дальше... Значит, он был ранен уже когда был один, после встречи с другом - о нём и Луиза мне говорила.  Что-то не так с этой второй схваткой. Он сказал о ней маркизу, но сейчас ни словом не упомянул о ней. Можно ли предположить, что маркизу он сказал не совсем правду? Что же произошло во второй раз?" - Королева размышляла об этом, пока пажи расставляли на столике...

- Увы, все мы ошибаемся. - Невозможно было угадать, что чувствует королева, если только не заглянуть в её глаза, которые всегда выдавали её, как бы ни привыкла она держать себя и не выказать своих чувств. - И..нет, шевалье, вам следует благодарить не меня, а нашего Создателя - один он может совершать чудеса.... О, я вижу, вам о чём-то не хочется вспоминать... - И пояснила, откуда сделала такие выводы:
- Не удивляйтесь, ваши чувства легко прочитать на лице. - Анна говорила мягко, спокойно, с улыбкой. От королевы не скользнули ни румянец, вспыхнувший на щеках юноши, ни его растерянность, ни, возможно, некоторая нерешительность, неожиданно прерванный рассказ и смущение. Привыкшая подмечать детали, она порой делала это интуитивно. Королева в задумчивости взяла бокал.
- Что ж, если не хотите, если не можете - не говорите. Но как мне рассказали, после..этой встречи с вашим другом...вы второй раз, уже один, без него, сумели отбиться ещё от троих нападавших... Я восхищена вашей храбростью и отвагой.

Наблюдать за молодым человеком становилось всё интересней, и чем больше это продолжалось, тем больше уверялась Анна - маркиз ошибся, этот искренний юноша, шевалье де Корнильон, не мог предать, он был просто на это неспособен. И королева решила при первой же возможности поговорить с маркизом де Мирабелем о шевалье.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-06-26 21:05:45)

+1

11

О да, о том, что случилось после, Илер предпочел бы вообще никогда не вспоминать. Но, увы, помнилось все удивительно четко, в мельчайших подробностях….  Потому на пажей и придворную даму Корнильон даже не обратил внимания. А вот бокал с вином оказался очень кстати – его можно было стиснуть в руке и наконец хоть как-то привести мысли в порядок.

- Это так, только цена у разных ошибок бывает разная…

Шевалье поставил бокал и стал машинально расправлять кружева на манжетах, хотя, конечно, никаких следов от ремней на запястьях давно уже не осталось.

- Я недооценил разнообразные таланты подручных кардинала, - Илер горько усмехнулся. - Подумал, что еще одна такая компания вполне может ждать меня на почтовой станции и решил взять коня у кузена, в особняке Монморанси. А Луи-Франсуа придумал, как сделать, чтобы доверенное мне письмо ни при каком раскладе не попало в чужие руки. Потому что у графа де Люз его никто точно искать не будет. Мы договорились, что встретимся в трактире у городских ворот, там он вернет мне послание, и я отправлюсь дальше. Только все получилось совсем иначе... За мной, оказывается, все это время следили, и в трактире попросту подсыпали что-то в вино...

Рассказ следовало завершить нарочито беззаботно и это, кажется, даже удалось.

- Большого проку им в этом не было – письма они, разумеется, не нашли, а все то, чего действительно заслуживали, получили очень скоро...

Какие удивительные у нее глаза…   И как бы он хотел, чтобы правдой оказалась та его выдумка про еще одну неравную схватку, завершившуюся победой! Тогда можно было бы на похвалу Прекрасной Дамы ответить, как подобает рыцарю: «Я просто сделал то, что должен был сделать». Но ему выпало совсем иное…

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-06-29 00:39:32)

+1

12

"Я недооценил разнообразные таланты подручных кардинала... Письма не нашли, а всё то, что заслуживали, получили очень скоро... " - эти слова заставили королеву внимательнее присмотреться к юноше. Между тем королева отвечала:

- Я в этом не сомневаюсь, шевалье. Как нисколько не сомневаюсь в вашем рассказе, хоть он и похож на роман... Отважный рыцарь, злодеи, сражение, и - победа.

Бокал, поднесённый к губам, так и замер. Нельзя, чтобы чувства были заметны на её лице. Королева усилием заставила себя сделать глоток и медленно поставить бокал.
"Первый раз, по его же словам, шевалье ранен не был. Но Луиза говорила про то, что на него напали во второй раз. Но Луиза рассказывала то, что знала от маркиза. А я сейчас знаю то, что ей неизвестно. Ему что-то подсыпали в бокал...а затем попытались найти письмо. Если всё так, то откуда эта повязка?"

То,  чего королева не знала, дорисовали воображение и интуиция. Только молодой человек сидел слева от неё, и она не могла рассмотреть как следует... Уже собираясь что-то ответить, она - ах! - случайно выронила веер...
Действительно случайно - просто она немного задумалась и отвлеклась, на мгновение забыв, что должна держать себя в руках... В Испании это было бы, конечно, проще (там невозможно вести себя иначе), но здесь Франция... И этикет не так строг...

Отредактировано Анна Австрийская (2018-06-29 11:55:13)

+1

13

- Два рыцаря, которым выпало счастье послужить Прекрасной Даме, - с улыбкой поправил королеву молодой человек, - Если бы граф де Люз не вмешался вовремя, неизвестно, чем закончился бы этот роман…

Точнее, очень хорошо известно, но об этом даже думать было холодно. А сражение ведь действительно было – только такое, что худшему врагу не пожелаешь... Но так ли велика эта цена? Порой никакую цену нельзя считать излишне высокой…

К вину Илер до сих пор даже не притронулся – каждый взгляд, каждая улыбка златокудрой дамы, прекрасной как рассвет, пьянили лучше любого вина.

А она вдруг о чем-то задумалась и выронила веер… Казалось, прошло всего мгновение, а шевалье, опустившись на одно колено, уже поднял упавшую вещицу и подал ее прекрасной Анне. Левой рукой – даже не задумавшись о том, что складки тонкой рубашки, которая была видна в разрезе рукава, повязку на руке не скроют. Ведь для него неожиданно сбылась еще одна радость, и сейчас Илер чувствовал себя счастливейшим из всех живущих.

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-06-29 20:42:49)

+1

14

- Благодарю вас, шевалье... - Анна приняла веер из рук юноши и машинально положила его на стол, едва скользнув по нему взглядом, потому что взор её был словно прикован к совсем другому, и невольное "Ах!.." вырвалось из груди, когда она сквозь складки белоснежной тонкой рубашки увидела повязку... Сколько прошло времени с того момента, как она передала письмо маркизу? Месяц? Чуть больше?... За такое время обычная рана зажила бы... А как он побледнел, когда тяжёлая кисть шнура, удерживающего занавеси, ударила его по руке...

В голове всплыла история, которую ей рассказывала ещё в детстве кормилица - о том, как едва не погиб из-за сильных ожогов её дед, испанский король Филипп II. При этом кормилица явно осуждала того придворного, который куда-то вышел и оставил короля, чего, по её мнению, делать вовсе не следовало. "Ожоги заживали медленно, и врачи очень боялись..." - словно услышала Анна голос кормилицы, рассказывавшей эту историю. Ожоги?... Неужели можно быть настолько жестокими?! А что ещё может быть?... И какая, должно быть, выдержка у молодого человека, если он смог всё перенести! Мысли промелькнули в мгновение ока, сменяя одна другую. Она поняла, о чём не мог молодой человек рассказать ни ей, ни маркизу.

- Что это? - едва слышно прошептала королева, указывая на повязку, но - видимо, из опасения сделать хуже - не касаясь её.
Рассказ теперь виделся совсем иначе. Она поняла то, что не было сказано. И всё встало на свои места.
"Я недооценил таланты подручных кардинала..." - теперь эти слова приобрели другой смысл, и королева Анна ужаснулась: что же они с ним могли сделать?!  "Кардинал...снова кардинал... Я больше не могу! Это невыносимо!"

- Шевалье... Дон Иларио... И вы..неужели только ради...ради чего? Если бы маркиз знал об этом, он нисколько бы не сомневался в вас. Я..просто не нахожу сейчас  слов... - "Да, чтобы выразить все те чувства, что переполняют меня..." А они были самыми разными: от сожаления и ужаса до ненависти и гнева на того, из-за кого ей приходится прибегать к уловкам, чтобы переписываться с братом, из-за кого пострадал невиновный юноша, этот милый шевалье...

Отредактировано Анна Австрийская (2018-07-25 20:33:11)

+1

15

Илер, вмиг позабыв обо всем, желал сейчас лишь одного - чтобы время остановилось, позволив ему остаться коленопреклоненным у ног Прекрасной Дамы… Желание это, конечно, было заведомо несбыточным, но он не думал, что радость окажется настолько краткой. Солнечный свет осыпался сверкающими осколками, когда неожиданно прозвучал вопрос, на который шевалье не мог ответить. Сказать неправду или полуправду сейчас казалось немыслимым, но рассказать о пережитом унижении - вообще невообразимо…

Мысли кружились, как листья на осеннем ветру, румянец на щеках пылал все ярче. В зеленых глазах прекрасной королевы теперь была печаль и ведь именно его недальновидность стала тому причиной! А потом прекрасная Анна заговорила вновь, и шевалье стало ясно, что все несказанное словно уже прозвучало. Владычица его сердца знает, какую цену ему пришлось заплатить…

Так к чему скрывать остальное? И теперь он ответил сразу:

- Ради вас, моя королева. А это…, -  Илер замолчал на полуслове, осознав, что все в одно мгновение изменилось и стало теперь совсем иным. - Это подтверждение того, что вы всегда можете на меня рассчитывать. Доказательство, в котором вы, смею надеяться, не усомнитесь. И если нужно будет сделать заведомо невозможное, просто дайте мне об этом знать…

+1

16

- Дон Иларио... - ей нравилось звучание его имени. - Поднимитесь, прошу вас. - Она указала на стул напротив.
- Я не смогу этого забыть...и о каких сомнениях может идти речь..теперь?! И невозможное делать совсем не нужно... Быть может, сами того не зная, вы уже однажды исполнили моё желание - когда мы с вами танцевали в балете и вы не знали ещё, кто я...
Вы подарили мне тогда незабываемые мгновения... Мгновения свободы - потому что я забыла, кто я... То, о чём мне обычно приходится помнить. Сначала я даже немного сердилась на донью Эстефанию, что так неосторожно, хоть и случайно раскрыла моё инкогнито. Скажите мне, шевалье, почему после балета я больше не видела вас в Лувре?

Королева заметила, что юноша так и не притронулся ни к вину, ни к угощению. И румянец на щеках, и его слова...в них не было хвастовства, одна лишь юношеская пылкость, когда кажется, что готов свернуть горы... Однако на этот раз королева делать выводы не спешила.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-07-10 23:53:51)

+1

17

Имя, которое шевалье выбрал когда-то по воле обстоятельств, в ее устах звучало как музыка…

Илер чуть склонил голову, а в следующее мгновение, повинуясь безумному порыву, спорить с которым теперь было просто невозможно, коснулся губами края платья прекрасной Анны. И только потом поднялся и вернулся на свое место, не помня себя от радости.

- Пока не нужно, да... Но вы ведь напишете ответ брату, и кто-то должен будет его передать…

Илер наконец поднес к губам наполненный бокал, сделал несколько глотков… Вино оказалось или показалось таким сладким...

- Увы, меня более не было ни возможности, ни повода появиться в Лувре. Я ведь не принадлежу к числу придворных. К тому же за это время успело случиться многое, - молодой человек неосознанно провел рукой по свежему шраму на щеке. – Но я помнил о вас всегда, и этот танец вспоминал каждый день...

Даже тогда, на краю черной бездны…

Шевалье сам не понял, подумал он это или же все-таки произнес вслух…

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-07-09 23:28:56)

+1

18

Даже если королева услышала нечаянно высказанные вслух мысли юноши, то ничем не показала этого. Не надо лишний раз напоминать ему об этом...только теперь она знала, как и он, что тогда произошло на самом деле...
Анна быстро огл­янулась, когда молодой человек поднялся, не видела ли этого донья Эстефания, но либо та не увидела ничего необычного, либо попросту не успела сделать что-либо или сказать...

"Господи, что он говорит?! Я помнил о вас всегда... Понимает ли он, что сказал? А ведь было что-то ещё... Да, точно: когда он ответил..ради вас... Именно так. Стоит ли заключить?.. Нет, я не буду думать об этом, потому что не хочу подвергать его опасности гнева короля и опалы..."

- Вам нужен повод? Он у вас есть. Вы ведь знакомы с Луизой де Мондиссье, вы можете прийти как будто к ней, и это никого не удивит. Но я хотела бы видеть вас чаще. И...да, я вижу, дон Иларио, время вы не теряли...

Шрам был ещё свеж, значит, произошло это недавно... Но, кстати говоря, он нисколько не портил красивого лица юноши...

Анна не смогла удержаться от улыбки в ответ на пылкие слова юноши. Он молод и горяч, ему кажется, будто нет ничего невозможного...

- Ответ я напишу, но отправлю его только тогда, когда монсеньор кардинал покинет Париж, чтобы сопровождать Его Величество. А у сеньора маркиза, я полагаю, достаточно людей, чтобы отправить гонца. Вы уже и так сильно рисковали собой. Я не хочу этого...

Она уже поняла, что делать. Уже знала, что сделает. Наверное. Ведь всё могло поменяться. И никогда не знаешь, как именно. Но в одном точно была уверена: он действительно верит в то, что влюблён... А ведь ей невозможное не нужно. И  если он действительно искренен в своих чувствах, то выполнит её просьбу не рисковать собой...хотя бы не искать приключений самому. Ещё раз она не перенесёт смерти...она всё ещё помнила, как из-за неё погиб герцог Бекингэм, и повторения ей не хотелось...

Отредактировано Анна Австрийская (2018-07-11 13:05:30)

+1

19

Еще вчера пределом мечтаний шевалье было вновь увидеть прекрасную Анну – не во сне, а наяву, хотя бы издалека... А сегодня, сейчас он беседует с ней! И несбыточное продолжало сбываться, хотя уже сбывшегося было более чем достаточно чтобы надолго сделать его счастливым…

- Ваше желание – закон для меня, сеньора, - Илер неожиданно обратился к своей прекрасной собеседнице точно также как на балу, когда он танцевал с королевой фей, не зная, что она королева Франции. Пусть хотя бы на несколько мгновений для нее вновь сбудется то невозможное!

Он снова взял со стола бокал, сделал еще глоток, улыбнулся:
– Да, через неделю после балета я искал небанального времяпрепровождения, и искомое обрел в полной мере. Дуэль в лодке банальностью точно не назовешь…  И с противником мне удивительно повезло. Но, увы, мы толком не успели распробовать это отменное вино - лодку стало сносить к мосту и купания в ноябрьской Сене нам удалось избежать только чудом.

Завершив свой краткий рассказ, Илер рассмеялся как мальчишка. А после заговорил уже серьезно:

-Только слепой может дважды упасть в одну и ту же яму, сеньора. Теперь я очень хорошо представляю, чего следует опасаться, так что такое точно не повторится...

+1

20

Звонкий по-мальчишески смех юноши заставил улыбнуться - совершенно искренне, не натянуто-вежливо - королеву Анну. "Дуэль? В лодке? На безрассудного он не похож...и как это только можно было придумать?.."

Ответить королеве помешала неожиданно  вернувшаяся графиня де Буа-Траси, которая, склонившись к ней, тихо что-то прошептала, и на лице королевы невольно отразилось сожаление, она быстро отвечала Камилле, а когда та отошла, не удержавшись от тихого печального вздоха, поднялась со своего места.

- Увы, дон Иларио, как бы мне ни хотелось побеседовать с вами ещё, я должна идти, но надеюсь, что буду видеть вас чаще. - Она протянула руку...

Отредактировано Анна Австрийская (2018-07-21 08:13:58)

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Невозможное - возможно. 20 января 1629 года