Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года: Г-жа де Вейро и г-жа де Бутвиль сталкиваются с пьяными гасконцами на ночной улице.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Наставник и воспитанник. 12 января 1629 года, после полудня: Лейтенант де Ротонди докладывает кардиналу об исполнении его поручения.
Воровать дурно. 20 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль выполняет поручение кардинала.

Прогулка с приключениями. 3 февраля 1629 года: Прогуливаясь по Парижу инкогнито, королева подвергается многочисленным опасностям.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Кастинг на роль ее высочества. 27 февраля 1629 года, вечер: Г-жа де Вейро отказывается отдать роль принцессы своей горничной.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

Кто победитель, кто проигравший? 9 января 1629 года: Королева обсуждает с г-жой де Мондиссье расследование графа де Рошфора.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Раз - случайность, два - закономерность. Февраль 1629 года.: Донья Асунсьон устраивает свою судьбу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Мне ваша искренность мила. 1 февраля 1629 года


Мне ваша искренность мила. 1 февраля 1629 года

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

После эпизода За грехи любимых платят двое. 1-2 февраля 1629 года

0

2

Теодор был бы полным болваном, если бы, оставив мадам де Бутвиль, не пошел сразу же искать мадам де Зайдо. Напрасно – та как сквозь землю провалилась. А мадам де Сен-Савен, когда бретер ее спросил, рассеянно покачала головой. И то ли в самом деле не знала ее адреса, то ли не хотела говорить.

И тогда же Теодор перехватил быстрый взгляд мадемуазель де Лекур. Который сразу забыл – в гостиной хватало людей, которые на него таращились. Включая самого графа де Сен-Савена, подошедшего к жене, стоило ему отойти. И какая-то старушка – как видно, глуховатая – внезапно вопросила на всю гостиную:

– Милочка, что это за искатель удачи?

Ее белокурая собеседница покраснела, встретив ответный насмешливый взгляд бретера. Прошептала что-то старушке. И получила такой же громкий ответ:

– Но он же здесь как ворона среди соловьев!

Теодор счел это достаточным приглашением. И направился к обеим дамам.

– Не мог не услышать ваше сравнение, мадам. Умоляю, отчего же не как орел в курятнике?

Старушка явно потеряла дар речь. Белокурая дама замерла, разрываясь между негодованием и смущением. И бретер как ни в чем не бывало осведомился:

– Вы не видели мадам де Зайдо?

Беседа оказалась краткой. Но тоже вызвала, похоже, любопытство мадемуазель де Лекур. И Теодор, повторив затем тот же вопрос еще нескольким дамам с тем же результатом, нахмурился, когда их глаза встретились снова. И не замедлил в этот раз к ней подойти.

– Прекрасный вечер, мадемуазель, вы не находите?

Хромой офицер средних лет, присоединившийся к девушке минутой ранее с тем же вопросом, но так и не нашедший, похоже, как продолжить беседу, метнул на него убийственный взгляд.

+1

3

- Да, чудесный вечер, шевалье. – Она совершенно искренне улыбнулась ему, и улыбка отразилась в глазах.
Собираясь, Софи казалось, что Теодор непременно, обязательно должен быть на приёме, но объяснить этого не могла. Едва войдя, она стала искать его взглядом, пыталась если не встретиться с ним, то хотя бы обратить его внимание, но шевалье словно и не замечал бы взглядов девушки…

Софи слышала громкие слова пожилой дамы, видела, как к ней и её собеседнице подошёл Теодор и что-то ответил, но его слов она не расслышала. Однако дама замолчала, и в этом молчании угадывалось возмущение.Белокурая же её собеседница, казалось, еле сдерживала смех. И она вспомнила, как вчера они беседовали втроём - с графиней и шевалье, и как они словно бы упражнялись в колкостях, и подумала, что мог бы такого сказать шевалье, чтобы так поразить пожилую даму.Однако эти размышления и наблюдения занимали её недолго: мысли её были о другом.

«Господи! Я никогда не смогу ему этого сказать… А может быть, он догадывается? Я не могу спросить его об этом, это мучительно – любить и не иметь возможности сказать… Я не должна…но молчать тоже невозможно…что делать мне?…» - смутные сомнения терзали девушку, а рядом не было никого, кто мог бы ей помочь, подсказать… Девушка снова взглянула на шевалье, и их взгляды встретились, и он отчего-то нахмурился, а она смущённо опустила ресницы.
Он подошёл к ней…она чувствовала, что должна ему что-то сказать, но не могла. Красноречивый взгляд девушки, брошенный на офицера, говорил о том, что он здесь лишний. Софи с трудом находила слова, в присутствии шевалье де Ронэ она совершенно терялась, робела, забывая обо всём, что думала до этого…

Отредактировано Софи (2018-06-09 01:00:12)

+1

4

Языком взглядов офицер владел, похоже, не лучше чем собственным. И чем-то вежливый ответ мадемуазель де Лекур его явно задел.

– Вам неп-пременно хочется его исп-портить, с-сударь? – с вызовом проговорил он. – Т-тогда…

– Нет, – перебил Теодор. Совершенно искренне, и почти мягко. – Мне всего лишь надо обменяться несколькими словами с мадемуазель де Лекур. Вы ей не брат и не отец, я знаю обоих. Поэтому давайте спросим ее саму.

Офицер резко выпрямился. Но взгляд, брошенный им на девушку, был исполнен сомнения.

+1

5

- Да, это так - шевалье знает моих брата и отца, - подтвердила девушка, заметив взгляд офицера, в котором читалось сомнение. - Прошу, месье, нам действительно надо поговорить...я буду вам признательна, если вы..оставите нас... - Как ещё она могла ответить? Софи слышала, с каким вызовом обратился офицер к шевалье де Ронэ, и не понимала причины...Вечер был действительно прекрасный, так зачем же его портить?

+1

6

Офицер резко выпрямился.

– Я кап-питан де Жанез, сударь, – сообщил он – совершенно иным тоном нежели своей молодой собеседнице минутой ранее, – из Наваррского п-полка.

Теодор назвался. И обнаружил, что его имя капитану что-то сказало. И – потому ли, по иной ли причине – тот отступил. И повернулся к мадемуазель де Лекур.

– Я надеюсь п-п-… возобновить наше знакомство… – он примолк. Явно подбирая слова.

– Позже, – вмешался Теодор. И встретил ехидной улыбкой помрачневший взгляд офицера. – Вы же это хотели сказать?

Возможно, капитан не счел нужным удостаивать наглеца ответом. Но мгновение спустя бретер и девушка остались вдвоем. Если не считать окружающую толпу.

– Мадемуазель, – в негромком голосе Теодора не осталось и намека на веселье, – если вы будете и дальше так на меня таращиться, вы и в этом городе не выйдете замуж.

+1

7

"Слава Богу, - подумала девушка, - этот навязчивый господин ушёл...". Они остались вдвоём и...Софи, удивлённая такой неожиданной резкостью (если не сказать - грубостью), не сразу нашлась, что ответить; все мысли, бывшие до того, словно исчезли, забылись... Несколько мгновений она изумлённо смотрела на шевалье - так это не вязалось с образом, запечатлённым в памяти девушки...

- Шевалье...я не..я вовсе не хотела, чтобы... - "Не выйдете замуж...и в этом городе... Но ведь вы, шевалье, тому причиной... Неужели были правы отец и брат, когда запретили мне даже случайные с ним встречи? А ведь я сама искала их - по крайней мере, сегодня точно... Вчера я действительно случайно заметила его..и должна была уйти...но не смогла".

- Простите, - едва слышно, одними губами прошептала она, потупив взгляд. Софи уже понимала, что это будет не тот разговор, какой она себе представляла; это будет сложно и всё же она должна выдержать всё до конца. Она словно чувствовала, что будет сказано дальше...но ей хотелось, чтобы то была ошибка...

+1

8

Как роза, брошенная в огонь. Это была первая его мысль. Поникла, съежилась и непостижимым образом утратила половину своей красоты – по его слову. И как ни странно, это тоже бесило. Хотя добивался он именно этого.

– Вы не хотели, – согласился Теодор. – Мадемуазель, будь вы замужем, я был бы уверен, что вы хотя бы догадываетесь, чего хотите. И с удовольствием приложил бы все усилия, чтобы вам это дать. Вы дьявольски хороши собой, милы, и… я вас хочу. Но право, не настолько, чтобы на вас жениться.

Он мог бы сказать, что враг не пожелал бы ей худшего мужа. Мог бы напомнить, как она таяла от его поцелуев. Описать, что хотел бы с ней делать. Но сейчас он стремился задеть. Ранить так больно, обжечь так глубоко, чтобы хотя бы к этому плоду она перестала тянуть руки.

+1

9

Не совсем понимая его слова, она скорее догадалась... А когда пришло осознание того, что было сказано...Ей стоило некоторых усилий удержаться... "Он никогда не любил меня. Я была влюблена, я любила его... Даже не знаю, на что я надеялась... Почему?.. Этьен говорил мне быть осторожнее, он так оберегал... Отец всегда волновался... Боже! Нет! Нет!.. Как же хорошо, что отец тогда успел вовремя... Нет, я бы всё равно не поддалась. Нет... Я была влюблена.." - Девушка неожиданно споткнулась, заметив, что думает об этом в прошедшем времени, так, как будто это уже свершилось, прошло. Если он хотел задеть её, ему это удалось...

Она взглянула на Теодора...нет, на шевалье - теперь она больше не называла его мысленно по имени - взглянула совсем по-другому, словно упала с глаз пелена. "Неужели и тогда, в книжной лавке, и потом, на постоялом дворе, он хотел...только одного? Я впервые влюбилась, и так сильно..." - Все мысли промелькнули в её голове за какие-то мгновения, секунды...
Да, одна всего лишь фраза, одно предложение расставило всё по своим местам. Трудно описать чувства девушки в тот момент. Только она вдруг распрямилась, вскинула голову, взглянула прямо в тёмные глаза...и насколько могла спокойно сказала:

- Нет, шевалье, будь я замужем, этого бы не случилось - я была бы верна. Даже ещё проще - мы бы с вами не встретились. Правда, тогда я никогда не узнала бы, как может быть...за что я должна быть вам благодарна, потому что буду впредь осторожнее. И не такой доверчивой.  - "Я никогда не скажу вам того, что в мыслях повторяла столько раз..."
- И..я также благодарю вас за честность. - Если шевалье де Ронэ ожидал вспышек гнева, ярости, слёз, истерик, то он ошибся. Слёзы могли быть потом, дома, оставшись одна...но не здесь. Такой была её мать, такой была она сама. Она всегда старалась подражать матери, мама была примером для неё, тогда ещё ребёнка, девочки... За это короткое время Софи повзрослела. Не возрастом - духом, душой.

+1

10

Теодор весьма успешно изобразил недоумение. За честность его благодарили впервые – крошка, похоже, пыталась отомстить ему за прямоту. Помнится, брат ее пытался идти схожим путем.

– Что, после того, как я вам столько лгал? – усмехнулся он. –  Мне, право, стало любопытно, чего я, по-вашему, от вас хотел? Единственно возможности пасть к краю дерзновенно окутывающих ваше совершенство тканей в надежде обрести право молить вас о тени вашей дружбы и знаке нежной склонности, орошая, как и подобает младенцу, кормящемуся грудью муз, росинками красот французского языка ниву вашего слуха?

К некоторому разочарованию бретера, выдержать до конца столь любимый в салоне мадам де Рамбулье прочувствованный тон ему не удалось. И он прикусил язык – как ему ни хотелось добавить что-нибудь еще.

        Горячий лед, соленый мед,
        Мясной клинок, неслышный звон,
        Бегун без ног, безбрежный брод,
        Незримый сон – и верность жен.

Смех, оставшийся лишь в его взгляде, сменился ироничным вниманием.

+1

11

Этот изысканный язык не был сложным для Софи - она не зря любила читать книги и метафоры там встречались довольно часто. Но ирония, с которой он говорил это, отчего-то задела девушку. Хотя подобные мысли она гнала от себя, впервые возникнув там, в комнате постоялого двора, они не хотели оставлять её, из-за чего двушка чувствовала себя как бы пристыженно. По крайней мере, некоторое время назад. Личико её вспыхнуло.
- Да, даже после того..потому что верила вам. Откуда же могу я знать, что вы хотели, - пожала плечами девушка как бы в недоумении - не могла же она выдать себя!.. - Вы говорите прямо - я отвечаю также. Скольким девушкам вы вскружили голову? - лёгкая усмешка, но с привкусом горечи, послышалась в её голосе. Она сейчас не имела намерения как-то задеть его, слова вырвались сами...

"Я напишу отцу...я скажу, что всё прошло, всё кончено, что я готова покориться ему и выйти замуж...Теперь всё равно за кого. Я только надеюсь, что он не отдаст меня за этого противного месье де Берседа... Напишу Этьену. Расскажу обо всём. Он поймёт меня. Пусть только не рассказывает ничего отцу...не надо... Как странно - я никогда не думала, что всё произойдёт вот так..что я буду так спокойна..."

Отредактировано Софи (2018-06-14 23:41:33)

+1

12

Теодор и не хотел бы, но видел ее уловки насквозь. Этот жаркий румянец, этот растерянный лепет – не могла же она и в самом деле считать, что он ей лгал! Не ждала же число в ответ! Ребенок, которого поманили медовым пряником, чтобы отдернуть затем руку. Он подумал еще про осу, слетевшую на открытую ладонь, но решил, что эта метафора была слишком сложной.

– Вы не знали, – согласился он. – И не задумались, и не послушались ни отца, ни брата. Хотя, признаю честно, защитить вашу добродетель они были способны не лучше вашего. Выходите замуж, мадемуазель, и побыстрее. Как сказал апостол Павел, melius est enim nubere, quam uri, или в переводе:

        Пока вам не настал конец,
        Скорее, дева, под венец.

Доброго вечера!

Он поклонился прежде чем отступить. Подумал, что хотя бы за это заслуживает вызова, и не одного. Что она не решится жаловаться, даже если у нее есть кому. И отчего-то разозлился еще больше, хотя следовало – жалеть.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Мне ваша искренность мила. 1 февраля 1629 года