Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле.

Личные счеты, безличные счета. 3 марта 1629 года: Г-н де Кавуа и г-н де Рошфор обсуждают смерть миледи.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Невозможное - возможно. 20 января 1629 года: Г-н де Корнильон получает аудиенцию у своей Прекрасной Дамы.

Те, кто сидит в тюрьме, и те, кто должен сидеть. 26 января 1629 года: Г-н Барнье попадает в тюрьму, г-н Шере ищет способа ему помочь.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Обстоятельство непреодолимой силы. 1 декабря 1628 года, Лувр: Г-н Портос препятствует сеньору де Мирабелю.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Ангел из Гаваны. Начало февраля 1629 года: Донья Инес и дон Хавьер знакомятся с другом ее отца.
Месье знает толк в извращениях. Февраль 1629 года: Наследник престола развлекается.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

На пути к Спасению - не спеши! Начало февраля 1629 года, Гавана: Г-н Арамис предается отчаянию, не ведая, что его ждет.
Зимний пейзаж с ловушкой. Середина декабря 1628 года: Г-н де Ронэ пытается вновь соблазнить герцогиню де Шеврез.
Оправдать исчезновение... 2 февраля 1629 года: Г-н де Бутвиль узнает у м-ль де Лекур, что его жена вновь действует на свое усмотрение.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Как много девушек хороших... 1-2 февраля 1629 года


Как много девушек хороших... 1-2 февраля 1629 года

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

На приеме у графа де Сен-Савен, в соборе Нотр-Дам города Дижона и на площади перед собором

Отредактировано Монтрезор (2018-06-16 13:40:28)

0

2

На прием к графу де Сен-Савен Монтрезор зашел скуки ради. В свите короля друзей его у него не было, занять вечер было особо нечем, да и матушке он обещал посещать провинциальные развлечения и... присматриваться к девушкам на выданье. Занятие не из веселых, но раз обещал.

Со вдовствующей графиней он ухитрился поссориться почти перед самым отъездом. Вообще мысль женить наследника пришла ей в голову, как только умер его отец. И вот уже почти три года госпожа де Бурдей знакомила Клода с разными девицами, отчего молодой граф стал отчаянно сторониться дев на выданье. Его мутило от глупых разговоров «о возвышенном», невинного румянца  и неумело закатывавшихся глазок, и с грустью вспоминалась прелестная баронесса де Ланселла. Когда же старшая дочь подарила ее сиятельству внука, счастливая бабушка на женитьбе сына, с точки зрения этого сына, просто помешалась.
Чашу терпения Монтрезора переполнил завтрак с некой девицей, непонятно зачем оставшейся у них погостить и совершенно неприлично оставленной графиней наедине с сыном. Бедняжка краснела, бледнела, трясла беленькими кудряшками, делающими ее , по мнению Клода, похожими на овцу, и, подобно той овце, блеяла какую-то чушь про пастушков, а потом чуть не расплакалась. Когда граф узнал от матери, что невесте отроду всего четырнадцать лет, он взорвался, наговорил родительнице дерзостей и выскочил из ее гостиной, чуть не сбив с ног лакея.

Конечно же, Монтрезор в тот же день рассказал об этом Месье. Гастон, собирающийся жениться второй раз, развеселился, сказал, что надобно слушаться матушку, жениться — это не больно, и, в конце концов, жена ничему не мешает.

С матушкой, которую нежно любил, Клод перед отъездом помирился и дал слово, что будет приглядываться к провинциальным девицам, потому что вдруг да повезет?.. Граф де Монтрезор был достаточно богат и знатен, чтобы не искать в браке денег и связей, а найти разумную и добрую хозяйку дома. Такую, как его дорогая матушка.

Когда в гостиной графа де Сен-Савен объявили о прибытии графини де Люз, Клод заинтересовался — о странной женитьбе младшего Бутвиля ходили слухи, и было любопытно, чем так очаровала графа эта особа, что он даже не смог с ней расстаться и вез за собой. Однако внешность госпожи де Бутвиль его разочаровала: слишком маленькая, слишком худенькая, глаза и кудри, пожалуй, хороши... но девушка, приехавшая с графиней, показалась Монтрезору куда интереснее. Темные глаза и мягкая улыбка, красивые волосы. И не слишком юная уже... Подождав, пока от мадемуазель де Лекур — имя узнать не составило труда, - отойдет некий одноглазый господин, и пока к тому же господину не устремится графиня де Люз (что за странный интерес?!), он попросил хозяйку дома представить его.
- Мадемуазель де Лекур. Граф де Монтрезор. - Графиня де Сен-Савен была кратка, но Клоду было все равно. Он слегка поклонился девушке, подарив ей одну из самых своих мягких улыбок.
- Рад знакомству, мадемуазель. Вы ведь живете в Дижоне?

+1

3

- Да, граф, - улыбнулась девушка, - Я живу здесь. На поклон графа она отвечала лёгким реверансом. - И я также рада знакомству с вами... - Она смутилась, не зная, что говорить, а ручки в белых перчатках сжимали веер.

Когда графиня де Люз пригласила Софи пойти с ней, девушка согласилась не только из вежливости, но главным образом потому, что надеялась встретить там Теодора, и, если удастся, то и поговорить - хоть недолго... Немало были удивлены её родичи, когда протесты Софи, выражавшиеся, в основном, в отказе от еды, нарядов и (какое-то время) даже от общения, прекратились. Все эти полтора месяца, проведённые вдали от дома, ничего не дали. К боли от разлуки примешалась тоска по дому. Софи лишь больше замкнулась в себе. Так было до вчерашнего дня...
Это связали с приездом гостей, а также с тем, что Софи познакомилась и даже как бы подружилась (так они думали) с молодой графиней. И на приём тётушка с радостью отпустила свою племянницу, доверив её г-же д’Анси и мадам де Люз, которые, как им казалось, оказывали на девушку положительное влияние.
Клодетт де Лароз с радостью встретилась со своей подругой, и если она даже и хотела сначала немного поругать девушку, что она пригласила гостей так внезапно, то едва лишь только увидев подругу юности, забыла об этом, и не только не отругала, но и похвалила потом удивлённую Софи, искренне недоумевавшую, с чего бы это вдруг обычно строгая тётушка Клодетт...но долго она над этим не задумывалась.

Сегодня Софи была одета также, как и всегда, то есть скромно и просто. Единственно, что платье было более нарядным и пышным, чем днём ранее, нежно-голубой цвет его очень подходил ей, изумительно сочетаясь с русыми волосами и тёмными глазами девушки. Красивое, украшенное серебристой вышивкой, платье закрывало грудь и плечи девушки, рукава доходили до локтей, где скреплялись пряжками. Из украшений на ней было лишь колье, что подарила ей однажды мать...и которое было очень дорого для неё, как память.
Софи ждала, надеялась встретить Теодора, но никак не могла ожидать, что между ними произойдёт такой разговор. Девушке казалось, что всё это сон, что сейчас она откроет глаза и...нет, это был не сон. Она долго не могла  поверить... И потому улыбка вышла немного..печальной - она ещё не научилась скрывать своих чувств, как это было принято в свете.

+1

4

Девица не обмерла от счастья, не стала глупо хихикать и хлопать ресницами (а ресницы оказались густыми и длинными) — и это было прекрасное начало! Мадемуазель де Лекур выглядела слегка печальной и, казалось, на нее не произвело впечатления то, что на нее обратил внимание один из самых завидных женихов французского двора. Возможно, молодая провинциалка просто не знала, кто такой граф де Монтрезор — но Клода это только обрадовало. По крайней мере, не захотелось убежать сломя голову после первой же фразы.
- Чудесный город. Хотя, сказать по правде, я его толком не видел — для прогулок довольно холодно. А вы любите свой город? Что здесь самое красивое?
Когда Монтрезор хотел, в его негромком и глубоком голосе звучали бархатные нотки — дамам обычно это нравилось.

+1

5

- Да, это и вправду прекрасный город. - Девушка не стала уточнять, что родилась не здесь и что Дижон, хоть и нравится ей, не "её" город. И в то же время она не лгала ни словом - ведь жила она сейчас в Дижоне.
- Что самое красивое? - задумалась Софи, словно выбирая или вспоминая. - Думаю, что ратуша и собор Нотр-Дам. Вы были там, граф?

Девушка нисколько не растерялась от вопросов и спокойно, стараясь прогнать печаль, отвечала графу, одновременно осторожно и внимательно рассматривая его из-под полуопущенных ресниц. Она сказала правду - это были два самых красивых (по её мнению) места в городе, в особенности собор Нотр-Дам с его химерами. Сам город был очень интересен своей историей, которую она слышала и от родных, и от местных жителей. Например, про  "чёрную Богородицу"...

Негромкий глубокий голос с бархатистыми нотками... Каштановые волосы, оттеняющие бледную кожу... Молодой человек был, бесспорно, обаятелен. Но Софи старалась не подавать виду, что он ей понравился. За прошедшее время она кое-чему научилась.. Софи подняла глаза и случайно встретилась с ним взглядом. Это заставило её покраснеть и отвести взор. Чтобы через мгновение снова взглянуть на молодого человека. Немного смущённо и уже почти без печали.

+1

6

- В ратуше, я, конечно, был, нас же там встречали, - рассмеялся Монтрезор, про себя удивившись тому, что скромно опущенный девичий взор и смущенный румянец отчего-то его вовсе не раздражают. Может, потому что девушка не пыталась сходу ему понравиться? Иногда так приятно просто получить спокойный и внятный ответ... - А вот собор я увидеть не успел.
Назавтра король еще оставался в Дижоне, и... почему бы нет? Мадемуазель де Лекур выглядела очень милой...
- Но, может быть, вы мне его покажете?.. Вы ведь пойдете к мессе?
Возможно, она совершенно туда не собиралась, да и Клод не был набожен, но разве бывает более невинный предлог увидеть юную красавицу, чем проводить ее в церковь?

+1

7

Софи пока что не планировала идти на мессу завтра... Удивятся, конечно, родные, что после довольно долгого "заточения" она вдруг так изменилась, что и вчера была на празднике, и сегодня на приёме, и завтра... и быть может, заподозрят ещё что-то неладное, хоть ничего и не было здесь такого...
Но разве не отпустят её на мессу? Тем более тётушка, как она слышала от домочадцев, последние год-два стала очень набожна и скорей всего, одобрит "благочестивое" намерение племянницы. Так что графу Софи отвечала не задумываясь:
- Да, пойду. Буду рада показать вам... Про собор рассказывают интересные истории...

Граф де Монтрезор, видимо, умел расположить к себе, потому что Софи вдруг поняла, что почти не испытывает такого сильного смущения, как с Теодором, а напротив, чувствует себя спокойно. Смех его, негромкий, приятный и... добрый, совершенно развеял и печаль её, и сначала невесть откуда взявшуюся... неловкость, и она взглянула на него с искренней улыбкой, отразившейся и в глазах.
- Весной и летом город ещё красивее, когда цветут сады и парки... - Он сама, конечно, не видела, но ей рассказывали об этом... Теперь все рассказы, что она слышала, сами всплывали в памяти... А это почему-то вспомнилось именно сейчас.

+1

8

- До весны еще далеко, но завтра... Завтра, мадемуазель, я надеюсь, не будет слишком холодно.
На самом деле, поговаривали, что завтра пойдет снег, и король именно поэтому задержится в городе. Но... кто знает? Господь ли распоряжается погодой, ангелы ли... На самом деле, Клод впервые вообще задумался об этом. Потому что ему хотелось задержаться. Конечно, он задержался бы и так... При дворе многие удивлялись, когда блестящий граф де Монтрезор, которого не напрасно именовали Друг Месье, никогда прежде не отличавшийся особой воинственностью, внезапно оставил принца и возжелал поучаствовать в военном походе. Никто, даже сам Гастон, не ожидал, что армейская жизнь понравится графу. Впрочем, Гастон, вместе с которым Клод был под Ларошелью, знал, что не понравится... Целью путешествия Монтрезора был Дижон, а то, что здесь внезапно оказалась такая милая и скромная девушка, казалось замечательным вознаграждением за перенесенные тяготы. Как ни удивительно было ему самому, мадемуазель де Лекур действительно понравилась Клоду. Она была... настоящая, такая же, хоть и совсем по-иному, настоящая, как баронесса де Ланселла...
- Значит, завтра, в церкви Нотр-Дам после утренней мессы, я буду иметь счастье услышать интересные истории, - он улыбнулся, - и снова видеть самую очаровательную девушку в Дижоне?

+2

9

Улыбка и румянец были ответом на комплимент графа. Миг - и уже ничего не увидеть за веером, так хорошо спасающем девушек в разных ситуациях... Сумев, однако, немного справиться с собой, она медленно опустила веер. Только долго притворяться Софи пока ещё не умела. Что поделать - искренность и доверчивость были, пожалуй, главными качествами девушки.
- Было бы просто замечательно, если бы завтра не было слишком холодно... Да, завтра, в соборе Нотр-Дам... - как бы подтвердила девушка. Ей вдруг захотелось, чтобы он не уходил, остался ещё - так легко было с ним, так спокойно. А между тем..- она едва удержалась от печального вздоха, подумав, что и сейчас может повториться то же самое... Но отмела, отбросила эти мысли. Если случилось один раз и с одним человеком...то доверять другим становится сложнее, но всё равно - нельзя же так потом думать о других...
Граф всё больше нравился девушке, но ещё свеж был в памяти тот разговор, и, поддерживая беседу, она не спешила доверять..или быть более открытой, чем требуют правила... Она была искренней, но..как бы то сказать..более внимательной к своему поведению и немного более сдержанной, чем раньше. Прежней Софи больше не было. Она изменилась - да, буквально за несколько минут. Так бывает.

Итак, завтра, в Нотр-Дам, но не одна - она возьмёт с собой служанку. И в этот раз не поддастся так легко. Душевные раны лечит только время, а его ещё прошло слишком мало. Но рана, надо сказать, не была слишком глубокой и неизлечимой. Не была - потому, что ведь ничего не успело произойти, и виделись они всего лишь...только в тот день...Но что то был за день! Такого, решила для себя девушка, больше не повторится; второй раз она не совершит той же ошибки.

Отредактировано Софи (2018-06-14 22:38:35)

+1

10

Монтрезор не часто посещал утренние мессы, к огорчению матушки, и сейчас, слушая вполуха службу в соборе Нотр-Дам славного города Дижона и исподтишка поглядывая на нежный профиль мадемуазель де Лекур, внутренне посмеиваясь, думал, что родительница была бы довольна — мадемуазель оказывала на него благое влияние. Впрочем, госпожа де Бурдей, хоть и сетовала порой на легкомысленность молодежи, сына вполне понимала — она прочила своему мальчику блестящее будущее, а значит, он должен был соответствовать поведению, принятом в круге Месье. А Клод, нежно любивший мать и уважавший ее ум и практичность, часто вспоминал ее советы быть разумнее и осторожнее. Сейчас, любуясь юной провинциалкой, он вдруг задумался, отчего столь пекущаяся о будущем сына вдовствующая графиня подсовывала ему в качестве невест малолетних глупышек, хотя вполне могла сосватать наследнику девушку умную, знатную, богатую и с великолепными связями — и понял. Граф невольно улыбнулся. Госпожа де Бурдей привыкла безраздельно властвовать в своем доме, ей не нужна была соперница. А Клод, которого в домашнем укладе устраивало все, не позволил бы такой мелочи, как жена, огорчать матушку.
Тем временем служба закончилась, и Монтрезор поспешил к чаше со святой водой, чтобы успеть предложить воду со своей руки мадемуазель де Лекур. И если кто-то остался недоволен его расторопностью — это их беда!
- Доброе утро, мадемуазель, - Клод, слегка поклонившись с улыбкой протянул девушке смоченную в святой воде руку.

+1

11

- Доброе утро, граф, - лицо девушки осветила улыбка, она коснулась руки графа, перекрестилась. "У него тёплые руки...и такие нежные..." - промелькнула мысль. Служанка, уже выйдя из храма, ждала её с совершенно непроницаемым выражением лица, что очень смешило и удивляло девушку - как можно было не радоваться такому прекрасному дню?

Сейчас Софи не нужно было прикладывать усилий, чтобы быть спокойной или улыбаться, как вчера - сейчас всё это было естественно, непринуждённо. Солнечный зимний день, хорошая погода, и, что пожалуй, следовало бы поставить первым - общество молодого человека, красивого, галантного рыцаря...  Разрешение было получено без труда, как и ожидала Софи. Вечером, в присутствии гостей, она ещё держалась, но едва осталась одна в своей комнате, дала волю чувствам. Слёзы принесли ей облегчение, теперь, вспоминая всё, что было, она видела это как будто другими глазами и винила себя в том, что была так непослушна. Она решила непременно рассказать обо всём - что виделась с шевалье де Ронэ на приёме, что они говорили и как он задел её, как она поняла, что была неправа; решила, что обязательно напишет отцу и брату, но не сейчас, а когда уедут гости.
Так решив, девушка вполне успокоилась. Она ещё не умела отличать влюблённость от любви, а ведь это была именно влюблённость -  мгновенно возникающая, но также быстро и проходящая. Она мысленно сравнивала шевалье де Ронэ и графа де Монтрезора, и почему-то ей казалось, что граф просто не способен поступить так, грубость не вязалась с самим его обликом... Все эти мысли поначалу не давали Софи уснуть, но усталость - больше эмоциональная, духовная, - в конце концов,  взяла верх, и она погрузилась в крепкий сон. Потому, проснувшись поутру, она почувствовала неизъяснимую лёгкость - всё грустное словно бы осталось где-то позади, и ничто не могло испортить хорошего настроения.

Спросив, где сейчас графиня - она хотела пригласить её пойти вместе - Софи узнала от слуг, что мадам де Люз ушла куда-то ещё раньше, причём "в мужском костюме и с каким-то одноглазым"... - А граф? - Уехал на службу. - отвечали ей. Это очень удивило девушку - графиня ушла, никому ничего не сказав, но она не позволила себе даже предположить что-либо - не её это дело, в конце концов. Она сразу подумала о..шевалье - ведь он носил повязку. "С каким-то одноглазым" немного рассмешило её - ну и скажут же! Усилием воли девушка заставила себя не вспоминать больше о шевалье, не думать о нём и о том, куда ушла с ним графиня. Она вышла на улицу - и всё печальное тут же развеялось: солнце сияло в небе, снега (который предсказывали) не было, утро было прекрасным.

Отредактировано Софи (2018-06-16 15:37:07)

+1

12

Прекрасное утро, прекрасная девушка, собор.. о, собор и в самом деле был прекрасен! Но разглядывать его изнутри, давая пищу для пересудов... Впрочем, как раз пересудов было явно не избежать: две кумушки неподалеку, по одежде — из провинциальных дворянок, а по выражению лиц... такое выражение бывает у сильно любопытных дам любого сословия, когда они собрались посплетничать. Клод озорно улыбнулся. Ну и пусть поболтают, а заодно и позавидуют тому, как повезло мадемуазель де Лекур. Компрометировать девушку он не собирался, а веселая беседа на глазах у публики, которая не знает, о чем она... это даже забавно.
- Вы обещали показать мне собор, - весело обратился Монтрезор к девушке. - Уверен, вы знаете о нем много интересного... А давайте разглядывать горгулий? Вон та... - он указал на ближайшую, - с насупленными бровями, видите? - вылитый мой старый слуга Жерар, когда он идет за мной и ворчит: «Наденьте же теплые чулки, ваше сиятельство, на улице мороз, вот простудитесь и станете чихать, что тогда скажет госпожа графиня?»

+2

13

Софи улыбнулась, представив себе картину, описанную молодым человеком. Ей едва удавалось сдерживать смех: граф прекрасно пародировал, и выглядело это презабавно.
- А взгляните вон на ту... - указала девушку на статую, стоявшую с другой стороны, - того и гляди, сейчас расправиться свои огромные крылья... -  весело подхватила девушка. Смех так и искрился в её глазах.
- Это химеры... Говорят, что если их разозлить то они могут ожить... Это легенда, но... Представьте только, что будет, если они оживут!..
На мессе девушка стояла, почти не замечая ничего вокруг, полностью погружённая в свои мысли. Ей было о чём подумать, о чём молиться... Теодора не получалось забыть, особенно когда она вспоминала про то, что сказали ей слуги - куда могли уйти графиня де Люз и шевалье де Ронэ? Возможно, если бы не это обстоятельство, она и не вспомнила бы этим утром о шевалье, и ей было бы проще забыть его...но не волноваться она не могла. Однако молитва принесла девушке успокоение, заглушив все её страхи и сомнения, и из храма она уже выходила с улыбкой на лице, которая стала только ярче, когда она увидела графа де Монтрезора...

+1

14

Монтрезор пристально уставился на судачащих кумушек и вежливо им поклонился, а потом подхватил свою собеседницу под локоток.
- Давайте не будем  их злить? Лица у них, пожалуй, неприятные, вряд ли они добры... - поморщился Клод. - Впрочем, если они вдруг оживут, я не дам вас в обиду!
Он подумал, что эту крылатую химеру, похоже, облюбовали голуби, а если бы она вдруг думала полетать, визг бы стоял на всю округу. Пожалуй, было бы забавно разыграть что-нибудь такое, будь Месье здесь. Но все эти соображения не годились для мадемуазель де Лекур.
- У меня есть предложение: чтобы никого не сердить. Давайте пойдем на площадь? Мне кажется, я видел там бродячих артистов. Даже если представление совсем глупое, это может быть забавно.

+1

15

- Но мы их и не злим. И нас они не тронут, - смеялась Софи. - По легенде, их можно разозлить только грубостью. - Кумушек она тоже заметила. И вежливо поприветствовала их. И подумала, что слова графа могли относиться и к ним. Но даже и в этом случае они были правдой.
Предложение графа де Монтрезора было интересно, но она не хотела уходить надолго, потому что волновалась - куда ушла графиня и когда вернётся? И она должна быть дома - вдруг что-то серьёзное? И на предложение молодого человека согласилась, решив не задерживаться слишком долго. Хотя его общество нравилось девушке всё больше.
- Хорошо, идёмте.
Когда они проходили мимо статуи "Чёрной Богородицы", Софи указала на неё.
- Видите вон ту статую? Говорят, есть предание, что..сто лет назад..она спасла город от врагов. Представляете? Как это может быть? Не иначе, как чудом... - Не то, чтобы Софи совсем не верила в  чудеса - верила, конечно, но здесь она просто не могла вообразить, как такое возможно. Ей представлялось это совершенно невероятным.

+1

16

Монтрезор перекрестился, разглядывая статую. Достаточно легкомысленный, чтобы забывать о молитве, он, однако, никогда не сомневался в Божественном Провидении и чудесах, о которых говорили священники. Может, дело было в том же легкомыслии, и он просто не задумывался над такими вещами, а может, будучи еще достаточно юным и любопытным, любил подобные истории. Как бы то ни было, ему было интересно.
- Сто лет назад? От каких врагов? Расскажете?

+1

17

- Я знаю не очень много...но если вам интересно...  - Софи не ожидала, что графа может заинтересовать это предание. Даже напротив, думала, что он отнесётся к этому скептически, скажет, что чудеса вряд ли бывают и это всего лишь легенда... Она задумалась, словно припоминая.
- Да, сто лет назад..даже, если быть точнее, сто пятнадцать... Она спасла город от разорения. Швейцарцы  окружили его, было тяжело, но жители продолжали сражаться, сколько могли... Но когда не осталось почти никакой надежды... - девушка сделала короткую паузу, взглянув на графа - горожане решили, собравшись все вместе, пронести статую по улицам города... И - это действительно было чудом - враги отступили!.. Хотя они были уже очень близки к победе... Мало кто из жителей сейчас помнит все те события...
Софи рассказывала с воодушевлением, как будто сама всё это видела,  и интонация на протяжении рассказа постоянно менялась - то она говорила с печалью, то с волнением, то с радостью. И всё это время осторожно наблюдала за реакцией графа. Закончив рассказ, девушка чуть смущённо улыбнулась:
- Это всё, что я знаю... Ах да, и поэтому её ещё называют статуей Богоматери Доброй Надежды.

Отредактировано Софи (2018-06-22 14:28:06)

+1

18

- Доброй Надежды — это хорошо, - Клод слышал уже эту историю, или похожую — такие чудеса, как говорят, случались сплошь и рядом. К чести графа де Монтрезора, ему никогда не приходило в голову усомниться в божественном Провидении, но сейчас его больше занимало оживленное личико мадемуазель де Лекур. - Это очень интересная история. Однако взгляните: вон и бродячие артисты. Давайте посмотрим? Сейчас, когда приехал его величество, все показывают только мистерии о различных святых, готов поручиться, что вы не увидите ничего непристойного. Но если вам не понравится, мы сразу уйдем.
Клод сказал своим людям, что они смогут найти его на площади перед собором, и он надеялся здесь задержаться.

Отредактировано Монтрезор (2018-06-27 20:28:23)

+2

19

Софи взглянула туда, куда указывал граф, и увидела труппу актёров, показывавших какое-то представление. Е стало интересно.
- Ну...хорошо, давайте посмотрим...
Только мысли её были заняты не представлением. Девушка думала о том, что так хорошо, как сейчас, ей, наверное, ещё не было.. Граф...такой добрый и весёлый, а ещё внимательный... Он держал её под руку, и ей хотелось, чтобы не отпускал, чтобы так и стояли они рядом. В чём-то он напоминал ей брата, и может быть, ещё поэтому ей было так..спокойно..с ним, но конечно, они были разные, совсем разные, их нельзя было сравнивать. Да, спокойно, легко, она (на удивление) почти не смущалась его...

От несильного мороза щёки её разрумянились, глаза блестели от радости, а губы не оставляла улыбка. Представление было интересным, но ей хотелось немножко не того. Хотелось снова о чём-то поговорить с графом, чтобы слышать его голос - такой приятный, негромкий, бархатистый голос, услышать его смех... Только всё, что ни приходило ей в голову, казалось девушке неподходящим...
- Граф, - обратилась девушка к молодому человеку, - расскажите о Париже... Вы наверняка знаете много интересных вещей...
Был один вопрос, который девушка хотела и не решалась задать: а вдруг так вообще нельзя говорить? Но говорят же - ведь как-то доходит до провинций то, что происходит в столице....

+1

20

Двое дворян, пробиравшихся через праздничную толпу, запрудившую площадь перед собором, поступили бы, на первый взгляд, разумнее, если бы оставили своих коней в каком-нибудь трактире и пошли пешком. Второй взгляд, однако, позволил бы человеку наблюдательному отметить нездоровую бледность обоих, которую трудно было бы списать на холод - день был морозный, но под лучами яркого зимнего солнца эти двое последовали примеру добрых горожан Дижона и ослабили завязки своих теплых плащей. Бросив на них третий взгляд, всякий сколько-нибудь разумный наблюдатель предпочел бы быстренько отвернуться и не надоедать господам излишним вниманием, потому что третий взгляд открыл бы ему бурые следы на одежде одного из них - следы столь свежие, что не было нужды приглядываться, чтобы заметить и некоторую неуклюжесть движений, и распухший от скрытой под ним повязки рукав.

- Нашел место, - пробурчал раненый с сильным немецким акцентом, оглядывая площадь с высоты седла.

- Гляди, - перебил его товарищ, - гляди, медведь! Гляди, он плясать будет!

- Вон он!

- Есть!

Два возгласа прозвучали одновременно, но там, где француз указующе вытянул руку, немец только дернулся и тут же скривился в болезненной гримасе.

Минуту спустя, однако, они сумели пробраться к своей цели: привлекательному молодому человеку, которому что-то увлеченно говорила стоявшая рядом с ним девушка. Француз спешился, но немец остался в седле.

- Ваша милость, - позвал он сверху вниз, - на полслова позвольте?

Француз прямо-таки зашипел в его сторону.

- Ваша милость, - негромко сказал он, поворачиваясь к молодому человеку, - не извольте гневаться, а только ничего не вышло, ни по-хорошему, ни по-плохому.

Гомон толпы, взявшейся требовать от медведя танцев, не вполне скрадывал его слова, и тощий паренек, стоявший совсем рядом с ними, бросил на наемников и их господина встревоженный взгляд, прежде чем отступить на несколько шагов в сторону - просто на всякий случай.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Как много девушек хороших... 1-2 февраля 1629 года