Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле.

Ложь во спасение. Мёдон, 15-16 декабря 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон проводят ночь в Медоне.
За грехи любимых платят двое. 2 февраля 1629 года: Г-н де Ронэ и г-жа де Бутвиль снова встречаются с неприятностями.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Невозможное - возможно. 20 января 1629 года: Г-н де Корнильон получает аудиенцию у своей Прекрасной Дамы.

Что-то кончается, что-то начинается. Ночь на 3 марта 1629 года.: Капитан де Кавуа выражает благодарность г-ну Атосу.
Как много девушек хороших... 1 февраля 1629 года: Граф де Монтрезор знакомится с м-ль де Лекур.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Хабанера. Начало февраля 1629 года, Гавана: Донья Инес и дон Хавьер знакомятся с женихом доньи Хосефы.
Ошибка это решение, которое могло оказаться правильным. 15 дек. 1628г.: Г-н де Рошфор вычисляет г-на де Корнильона.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 янв. 1629 года: Г-жа де Кавуа и г-н Барнье спасают г-на капитана.
Кто помогает в беде, попадает в худшую. 30 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье просит г-на Портоса об услуге.
На пути к Спасению - не спеши! Начало февраля 1629 года, Гавана: Г-н Арамис предается отчаянию, не ведая, что его ждет.
Зимний пейзаж с ловушкой. Середина декабря 1628 года: Г-н де Ронэ пытается вновь соблазнить герцогиню де Шеврез.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Как было выполнено одно поручение. 26 декабря 1628 года.


Как было выполнено одно поручение. 26 декабря 1628 года.

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

После эпизодов:
Из рук в руки. 15 декабря 1628г. (Мирабель)
Не думая о цене... 15 декабря 1628 года, вторая половина дня (Корнильон)

0

2

Было бы некоторым преувеличением сказать, что, когда дон Иларио, вместо того, чтобы появиться в особняке Мирабеля на следующий день после данного ему поручения, прислал записку, дон Антонио вовсе не встревожился. Но в записке молодой француз сообщал, что поручение выполнено, а маркиза, на самом деле, беспокоило именно это. Когда, однако, сеньор де Корнильон не появился и не дал о себе знать и через три дня, дон Антонио отправил к нему слугу, вернувшегося, впрочем, ни с чем — у себя на квартире тот так и не появился. Отсутствие это маркиза несколько удивило, но ненадолго: письмо было либо доставлено, либо нет, а причин думать о другом у него было вполне достаточно.

Еще почти через неделю, однако, появился с депешами агент, перебравшийся из Медона в Севр, и вновь напомнил испанскому посланнику о доне Иларио — на сей раз подробным описанием того, в каком состоянии появился перед ним молодой человек. На простуду описанное совсем не походило, и Мирабель, теперь уже умеренно обеспокоившись, снова отправил своего человека на квартиру француза — с тем же неудовлетворительным результатом. И оттого, когда на следующий день Манолито сообщил ему, что его желает видеть шевалье де Корнильон, оба, и господин, и секретарь были в достаточной мере заинтригованы, чтобы не заставлять его ждать.

Одного взгляда на молодого человека было достаточно дону Антонио, чтобы немедленно указать на ближайшее к камину кресло.

- Сядьте, прошу вас! - не тратя времени на приветствия, приказал он. Не будучи ни в коей мере образчиком милосердия, он не видел однако и ни малейшей причины для жестокости. - Что с вами случилось, во имя Пресвятой Девы?

Манолито, не дожидаясь сигнала, наполнил бокалы мальвазией.

+2

3

Сеньор маркиз выглядел обеспокоенным, а его гость, напротив, держал себя нарочито беззаботно. В очередной раз надеясь этой беззаботностью заслониться от не самых приятных воспоминаний.

Подчеркнуто элегантно одетый молодой человек слегка поклонился господину послу и только потом опустился в кресло. Направляясь сюда, Илер знал заранее, что ему придется давать объяснения, и успел их в общем продумать:

- Увы, я до сих пор еще не привык к тому, что парижская погода настолько отличается от генуэзской, за что и поплатился, - шевалье слегка улыбнулся. – Свалился с редкостно мерзкой простудой в тот же вечер, впрочем, это обстоятельство не помешало мне исполнить обещанное.

Бледность и тени под глазами, пожалуй, получится списать на «редкостно мерзкую простуду»  - которая, кстати, реально имела место быть. А повязку на руке под камзолом видно не было.

+2

4

Дон Антонио подавил легкомысленное желание принять на словах на веру ответ молодого человека и поблагодарить его не более, чем он наградил бы кого-либо иного за успешно выполненное несложное поручение. Отказавшись, однако, от этого порыва, он внезапно отметил, сколь элегантно был одет его собеседник - а маркиз, не скупясь на содержание своим людям, все-таки не предполагал, что тем придется то и дело приобретать новые платья взамен испачканных кровью. Несообразность эта и заставила его помедлить с ответом и пристально изучить бледное лицо шевалье де Корнильона.

- Я должен вам, наверное, сообщить, дон Иларио, что я имел уже удовольствие побеседовать с сеньором… Бальзамо, - запинка, которую он даже не попытался скрыть, была вызвана необходимостью припомнить, под каким именем тот его курьер жил в Медоне. - И еще кое с кем, кого вы еще не знаете. Итак, вас-таки попробовали остановить? Прошу вас, не откажите же мне и удовлетворите мое любопытство… хотя бы ради того, чтобы следующий мой курьер знал, чего или кого опасаться.

Названная Мирабелем причина была не единственной, разумеется, но и в самом деле наиболее важной - если не считать нового камзола шевалье, по-прежнему занимавшего мысли испанца.

Отредактировано Мирабель (2018-05-21 22:46:18)

+1

5

Сеньор Бальзамо несомненно обратил внимание на плащ, сдвинутый так, чтобы полностью скрыть левую руку, на перепачканное грязью кружево манжета, на лихорадочный румянец на щеках «брата госпожи д’Антан» (К тому времени боль снова напомнила о себе в полной мере. Потому поддерживать непринужденную беседу Корнильон сумел лишь за счет упрямства и все той же фамильной гордости. И ведь даже улыбнуться получилось…)

Соответственно, маркизу стала известна масса подробностей, о которых молодой человек предпочел бы не распространяться…   Оставалось надеяться, что для их объяснения будет достаточно того, о чем рассказать действительно стоило:

– С очень большой долей вероятности, сеньор, следующему вашему курьеру стоит ожидать, что его вполне могут встретить в нескольких шагах от этого особняка.

Илер наконец уделил должное внимание бокалу мальвазии. И, разумеется, не разочаровался.

-Меня недалеко отсюда встретили трое, причем эти господа сразу потребовали отдать письмо, утверждая, что действуют именем короля, - шевалье усмехнулся и снова пригубил вино.

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-05-22 21:19:26)

+1

6

- Однако! - изумился маркиз, невольно задерживая руку у самого бокала и глядя на молодого человека со всем восхищением, которого заслуживали такого рода новости. - Его величество проявляет, похоже, совершенно неуместный интерес к моей переписке, мне следует пожаловаться!

Он перевел на секретаря насмешливый взгляд, и тот поклонился.

- Осмелюсь предположить, сеньор маркиз, что эти люди всего лишь попытались воспользоваться именем короля в своих низких целях и не имеют на самом деле к его величеству ни малейшего отношения.

- Да, - печально согласился дон Антонио, - сдается мне, что именно в этом все и дело. И это то, что мне бы непременно сообщили, вздумай я поднять шум.

Манолито, прекрасно знавший, почему его господин предпочел сослагательное наклонение, испустил глубокий вздох.

- Возможно, они все мертвы, сеньор? - с надеждой в голосе предположил он, и оба испанца вновь посмотрели на француза.

+1

7

На взгляд Корнильона, такой интерес к переписке испанского посла тоже был совершенно неуместным. Так что слова маркиза только укрепили уверенность молодого человека в том, что тогда ему доверили письмо королевы Анны. Но эти мысли шевалье предпочел оставить при себе. К тому же, в данный момент дона Антонио и его секретаря интересовал вполне конкретный вопрос, и Корнильон прекрасно понимал, что его ответ вряд ли их обрадует.

- Увы, нет, - вздохнул Илер. – Хотя насчет одного из них точно не уверен. Но на тот момент мне показалось достаточным просто вывести эту компанию из игры на ближайшее время...

Сколько раз он потом корил себя за то, тогда казавшееся единственно правильным решение! Потому что поступи он иначе, у истории с письмом не было бы продолжения, которое очень хотелось забыть… Забыть однако не получалось - при всем желании.

+1

8

Дон Антонио мысленно пообещал себе в следующий раз отправить послание ее величества с обычным курьером, на которого никто не обратит внимание. Такие обещания он давал себе часто - в последний раз не далее как две недели назад, когда на кону стояло несоизмеримо больше - и неизменно забывал, когда снова возникала необходимость в осторожности: слишком велики были ставки.

- Однако потом вы переменили мнение? - укоризненно проговорил он. - Нельзя быть столь скверным христианином, дон Иларио - и к тому же, место погибших всегда займут новые и, возможно, лучшие, а эти бедолаги хотя бы обладают тем несомненным преимуществом, что вы смогли один справиться с ними тремя!

Манолито, занявший уже привычное место сбоку и чуть позади от гостя, спрятал неуместную улыбку. При том, что дон Антонио высоко ценил каждую оцененную шутку, собеседники его, случалось, принимали сарказм маркиза на свой счет, и давать им лишние поводы огорчиться было неразумно. Сейчас, однако, испанец был всего лишь преисполнен живейшего любопытства: предполагая, что отнюдь не душевная черствость заставила молодого человека сожалеть и не одна лишь болтливость - сказать об этом, он твердо намеревался потребовать от шевалье новых подробностей.

+1

9

На щеках молодого человека вмиг вспыхнул алый румянец, губы искривила усмешка. Корнильон сразу вспомнил, как он дрался в подворотне - без всякой надежды, просто потому что должен был выйти оттуда живым, как отыгрывал у неизбежного мгновение за мгновением...

В правой руке Илер держал бокал, но левая сама собой сжалась в кулак. От резкого движения с новой силой вспыхнула боль, ставшая в одно мгновение из привычной почти нестерпимой, но шевалье постарался не показать вида. И очень спокойно ответил:

- Эти бедолаги, как вы изволили выразиться, сеньор, к числу посредственностей вовсе не относятся. Они всего лишь неверно оценили ситуацию. На мое счастье сочли меня легкой добычей - понадеялись обойтись словами. А я сразу выхватил шпагу. Знаете, отчаяние порой творит чудеса...

Он снова поднес бокал к губам, сделал глоток и продолжил свой рассказ – в этой части истории не было подробностей, о которых не стоило распространяться…

- Один из них имел неосторожность очень скоро подставиться и, получив свое, сразу предпочел самоустраниться. А вот разговор с оставшимися двумя получился до неприличия длинным...

+2

10

Красноречие своего собеседника дон Антонио оценил, пусть даже и предпочел бы услышать и более короткое "Я заколол первого, прежде чем тот схватился за шпагу, но с остальными пришлось повозиться". С другой стороны, однако, разве он сам не подразнил юношу, заведя разговор о христианских добродетелях? Кто бы в его возрасте устоял против такого афронта?

- Прошу прощения, дон Иларио, - серьезно сказал он, - я не имел ни малейшего намерения бросить тень на ваши воинские таланты. Девять из десяти на вашем месте отступили бы или попытались - тщетно, я боюсь - уничтожить письмо, но вы поступили по-своему, и ваш успех оправдывает вашу веру в себя.

Он сделал прочувствованную паузу, в которую немедленно вмешался Манолито:

- Но ведь не словами же они вас так ранили, сеньор?

Дон Антонио недовольно нахмурился, но к вопросу присоединился:

- Они отступили, но привели подкрепление?

+3

11

Вопрос секретаря порадовал шевалье даже больше, чем признание доном Антонио неправоты поспешно сделанных выводов. Потому что из него стало ясно, что сеньор Бальзамо тогда не  разглядел алые полосы от ремней на запястье молодого человека, передавшего ему письмо.  А все это время Илер был очень не уверен, что потрепанное кружево скрыло то, что должно было скрыть...

Но, оказывается,  сеньоры считают, что причиной его столь длительного отсутствия стала рана, полученная в неравном поединке!  И теперь ему остается  лишь  убедить их в этом мнении.

- Можно сказать и так, - согласился он с маркизом. – Когда я уже успел порядком вымотаться, мимо по счастливому стечению обстоятельств проходил мой старый товарищ  - в Голландии мы вместе служили в испанской армии, и он очень вовремя вмешался в схватку. В итоге господа остались ни с чем, только обеспечили работой местного лекаря. Во всяком случае, в тот момент я думал, что проблем они больше не доставят….

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-05-25 23:12:02)

+1

12

Молодой человек второй раз уже так мужественно подчеркнул свою ошибку, что дон Антонио не мог не заподозрить, что оная послужила поводом для подвига, о котором юноше непременно хотелось поведать. Перехватив понимающий взгляд своего секретаря, испанец усилием воли подавил первый, откровенно жестокий порыв и отсалютовал своему собеседнику бокалом.

- Будьте уверены, сударь, что я чрезвычайно благодарен вашему другу, - сказал он. - Назовите дону Мануэлю его имя, и я посмотрю, что я могу для него сделать - если могу. Что же произошло затем?

Особых предположений на этот счет у маркиза не было. Не знай он уже, что его посланник появился у "сеньора Бальзамо" уже изрядно потрепанным, он решил бы, что трое шпионов или их соратники подстерегли шевалье де Корнильона на обратном пути, у его особняка, но в известные ему факты эта гипотеза никак не укладывалась и, к тому же, отдавала мелодрамой.

+1

13

Вино в бокале колыхнулось – шевалье непроизвольно сжал пальцы. Потому что того, что было затем, он не пожелал бы и врагу…. И хотя рассказать Илер намеревался несколько иную версию дальнейших событий, воспоминания об унижении, которое ему довелось пережить в действительности, были слишком яркими. Потому рассказ о дальнейших событиях получился максимально лаконичным, даже каким-то скомканным:

- Господа сообщили куда следует - по дороге в Медон меня встретили еще трое. Все они там и остались, но из этой схватки невредимым мне выйти не удалось.

Но наяву ведь не было этого второго неравного поединка, которым стоило бы гордиться! Была полная невозможность попытаться сделать хоть что-то, даже ответить мерзавцам как подобает, боль, беспомощность и отчаяние!

Илер быстрым движением поднес бокал к губам и опустошил всего несколькими глотками, напрочь позабыв о том, что это сладкое вино заслуживает куда большего внимания.

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-05-26 22:02:34)

+1

14

Господин и секретарь переглянулись, напрочь позабыв о французе, и лица обоих приняли одинаково встревоженные выражения. «Сеньор Бальзамо» в Медоне не жил, но проезжал - проводил три-четыре дня в гостинице, ссылаясь на торговые дела, затем ехал в Севр, затем в следующий городок по заранее обговоренному списку и так, пока ему не приходилось мчаться в Испанию со срочным письмом. До сих пор маркиз полагал эту схему пусть и до смешного сложной, наилучшей, ибо те, кого он посылал из Парижа, не могли невольно, самим выбором дороги, выдать соглядатаю, когда они едут с важным поручением, а когда - прогуляться. Сейчас, однако, все эти предосторожности показались ему смехотворными. Как, во имя всего святого, люди сеньора кардинала сумели узнать, куда едет шевалье де Корнильон?

Потрясение дона Антонио оказалось столь велико, что он, совершенно забывая и привычную свою хорошо скрытую иронию, и хорошие манеры, спросил прямо:

- Откуда они узнали, куда вы едете?

Пришедшее ему вслед за тем на ум подозрение, что молодой человек попросту похвастался важным поручением перед подосланными соглядатаями, было, вне всякого сомнения, несправедливым, но отделаться от него оказалось трудно, и дон Антонио покосился на своего секретаря единственно с целью не выдать ход своих мыслей собеседнику.

+1

15

По изменившемуся тону маркиза Илер сразу понял, что, поглощенный своими мыслями сказал что-то, чего говорить вовсе не следовало. Эту оплошность следовало немедленно исправить, иначе Бог весть какие выводы дон Антонио сделает из слов собеседника...

- Куда именно я еду, они точно не знали, сеньор, - ответил Корнильон, аккуратно поставив опустевший бокал на столик. - Они увязались за мной после того, как я зашел в кабак за городскими воротами выпить вина – погода была на редкость мерзкая. Похоже, они там ждали - на всякий случай…

Людей кардинала в Париже действительно не меньше, чем муравьев в муравейнике, почему бы им в случае чего не караулить у всех городских ворот?

+1

16

Господин и слуга снова переглянулись, и если сомнения дона Антонио не делали ему чести, то он мог хотя бы утешаться уверенностью, что мысли Манолито вряд ли были достойней. Затягивая паузу, маркиз поднес к губам почти полный бокал, дождался, пока Манолито наполнит вновь бокал француза, и только после этого вернулся к расспросам.

- Мой дорогой дон Иларио, - с некоторым недоумением в голосе проговорил он, - вы уверены, что они не пошли за вами следом? Откуда бы они знали иначе, на кого охотиться?

- С вашего разрешения, дон Антонио, - тотчас же возразил Манолито, - отчего бы они тогда не напали тогда же? Пятеро против двоих это все же куда лучшие ставки, нежели трое против двоих!

Предположение секретаря поразило дона Антонио в самое сердце, указав ему - еле заметно и весьма тактично, но все же! - на то, что судьба и имя друга, столь удачно и своевременно выручившего дона Иларио, так и остались тайной.

- Гм, - согласился маркиз, которому в этот раз не пришлось смущаться напоказ. - В самом деле…

Два вопросительных взгляда устремились на француза.

+1

17

К удивительному свойству дипломатов все усложнять и в любой ситуации видеть то, чего там не было в принципе, Корнильон до сих пор не привык, хотя волей судеб с дипломатами ему приходилось общаться регулярно.

- Трое против одного, сеньор, - сразу поправил дона Мануэля молодой человек. – С шевалье де Жискаром мы расстались через полчаса после той схватки в подворотне.

К наполненному вновь бокалу Илер даже не притронулся – сейчас ему было не до сладкого вина. Впрочем, над ответом думать не пришлось – достаточно было поделиться размышлениями по поводу того, что с ним произошло в действительности:

- Кажется мне, наемников вполне могли предупредить господа, с которыми я имел беседу недалеко от вашего особняка. Для этого ведь достаточно отправить десяток мальчишек с записками ко всем городским воротам. Увы, время на это у них было …

+1

18

Отличаясь порой до отвращения живым воображением, дон Антонио тут же представил себе неизвестных «господ», окровавленных и усталых после продолжительной схватки с шевалье де Корнильоном, распростертых в омерзительной парижской грязи и однако лихорадочно строчащих в ней, одну за другой, десяток записок с описанием внешности победителя, пока вокруг толпятся парижские сорванцы, а на манжеты стекают кровь и чернила зараз, и решительно встряхнул головой.

- Да, те полчаса, что вы провели с шевалье де Жискаром, - кивнул он, невзначай уточняя имя. - Примите снова мои комплименты, сударь: победить троих одному - нешуточный подвиг.

Не то чтобы маркиз не доверял своему молодому собеседнику или не верил его рассказу - отнюдь нет, дон Антонио отличался широтой души, которая позволяла ему, не моргнув и глазом, принимать на веру самые невероятные совпадения, и, если бы некоторая приземленность его природы не побуждала его раз за разом выискивать более вероятные объяснения загадочным происшествиям, которыми столь часто объясняли свои промахи его подчиненные, происхождение маркиза вполне соответсвовало бы его духу. Будучи, впрочем, хорошо осведомлен об этом своем недостатке, дон Антонио обычно скромно оставлял свои выводы при себе, небезосновательно предполагая, что, поделись он ими со своими собеседниками, те попытаются в будущем избегать тех подробностей и мелочей, которые так украшают во всем прочем непритязательный рассказ.

Отредактировано Мирабель (2018-05-30 01:37:02)

+2

19

- Быть может и больше, чем полчаса, – когда через пять лет встречаешься со старым боевым товарищем, времени не отслеживаешь. – Корнильон слегка улыбнулся.

Хорошо, что румянец уже залил щеки – сейчас он был очень к месту. Вновь наполненный бокал мальвазии, кстати, тоже.

- Там были простые наемники, сеньор. Не дворяне. Справиться с ними особого труда не составило

Сейчас молодой человек говорил не о себе, а о своем брате, но посвящать маркиза в такие подробности он, разумеется, счел излишним . Ведь если имя шевалье де Жискара здесь назвать было возможно, об участии в этой истории графа де Люз, напротив, не следовало даже упоминать.

+1

20

Представить себе, что два боевых товарища, встретившись после нескольких лет разлуки, немедленно расстанутся, лишь обменявшись адресами, было бы сложно и более легковерному человеку, чем дон Антонио. И оттого он с куда большей легкостью вообразил себе низкопробный погребок и вульгарную кабацкую драку, в которой, может быть, действительно участвовало трое наемников. Нынешний облик его собеседника с такой обстановкой, однако, решительно не вязался, и дон Антонио вынужден был мысленно признать, что не знает, что и думать. Единственное, впрочем, что представлялось ему неоспоримым, это что  рассказанная ему история имела с действительностью не очень много общего, и оттого он порешил как можно скорее попросить донью Луису предупредить королеву о том, что ее переписка могла попасть в чужие руки. Или все же нет? Именем своего спасителя молодой человек поделился легко - означало ли это, что тот расскажет все то же самое?

- Даже простые наемники могут быть чрезвычайно опасны, - не согласился маркиз. - А ведь один из них вас ранил, не так ли?

Он глянул на Манолито, но секретарь казался всецело занятым своими мыслями, от которых дону Антонио пришлось его отвлечь, негромко щелкнув по своему опустевшему бокалу, и секретарь, опомнившись, поспешил наполнить его снова.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Как было выполнено одно поручение. 26 декабря 1628 года.